Читать онлайн Магия чувств, автора - Маккарти Сюзанна, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магия чувств - Маккарти Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.07 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магия чувств - Маккарти Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магия чувств - Маккарти Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккарти Сюзанна

Магия чувств

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

И какое удовольствие люди находят в выпивке? Чарли на секунду закрыла глаза, но в голове все продолжало кружиться. На дискотеке было шумно и жарко. И зачем только она сюда пришла? В таких местах ей никогда весело не было.
— Эй, Чарли! Пошли потанцуем. — Она еще раз закрыла глаза. Дункан приложил немало усилий, чтобы довести ее до такого состояния. И теперь насильно тащил танцевать. — Ну давай. Надо же отпраздновать наше освобождение. Мы ведь ничуть не сомневались, что так и будет.
— А где Сара? — остановила его она; ее шатало, и ноги не слушались.
— О, она отвалила с каким-то старым хрычом из Дюссельдорфа, презрительно фыркнул он. — Похоже, решила заставить меня поревновать.
Чарли покосилась на него затуманенным взором:
— Так тебе и надо. Давно пора тебя проучить. Вечно уходишь с другими девчонками.
Он рассмеялся, делая вид, что ему безразлично.
— Но она же знает, что все это ерунда, никакого значения не имеет.
— Знает?
— Конечно, знает. Так, чтобы всерьез, меня никто не интересует. Я люблю Сару.
— А ты ей это когда-нибудь говорил? Он застенчиво ухмыльнулся.
— Ну, нет, — признал он. — Но зря, что ли, я с ней столько вожусь? Прежде я ни на ком так долго не задерживался. Ну да ладно, пошли. — Тема разговора его явно смущала. — Тут слишком жарко для танцев. Давай пропустим еще по стаканчику.
— Нет. — Он собрался было тащить ее сквозь танцующую толпу, но она воспротивилась. — С меня уже хватит. Я лучше пойду домой, — с кривой ухмылкой добавила она. — Уже слишком поздно. Пит взбесится, если я ему помешаю.
— Ну ладно, — неохотно согласился он. — Тогда я тебя провожу.
Она хотела потрясти головой, но от этого ее еще сильнее закачало.
— О нет, не надо, — протестовала она. — Все будет нормалек.
— Ну нет, со мной все же надежнее, — настаивал он с несвойственной ему галантностью. — Не стоит бродить по улицам в таком состоянии.
Она не стала спорить. К своему стыду, она понимала, что хватила лишнего, и перспектива угодить в канал по дороге домой ее вовсе не устраивала. Из двух зол Дункан все же был меньшим.
На свежем воздухе она задрожала, как тростинка на ветру. Дункан поддержал ее за руку.
— Может, лучше взять такси? — предложил он. — Уже за полночь. Трамваи не ходят.
— Нет, лучше я пройдусь, — настаивала она. — Меня это слегка протрезвит. К тому же тут недалеко.
И они двинулись нетвердой походкой — Дункан был не намного трезвее. Чарли кляла себя за безрассудность. У нее и в мыслях не было торчать там допоздна. Пит еще не вернулся с работы, когда она отправилась на очередную тусовку с друзьями, желая разузнать что-нибудь об остальных арестованных.
Она задержалась только потому, что не хотела оставаться в квартире наедине с Питом. Мысль немного выпить пришла к ней позже, из строптивого желания доказать Питу, что ей плевать на нелестное мнение, которое у него сложилось о ней. Но она слегка переоценила свои силы, возможно, потому что вообще редко пила.
Когда они повернули на Херенграхт, у них за спиной проурчал бронзовый «мерседес», который развернулся и остановился носом к каналу напротив фирмы «Ден Ауден».
— Это он, — прошипела Чарли. Она не ожидала, что Пит вернется в столь поздний час.
Пошатнувшись, она взмахнула руками, пытаясь восстановить равновесие.
Дункан тут же подхватил ее за талию и, затолкав в темный дверной проход, прижал к стенке всем весом своего тела.
— Ты пьяна, — объявил он непонятно с какой целью. — Никогда не видел тебя такой.
— Дункан… — Ей совсем не нравилось, как он ее держит, и она попыталась его отстранить. — Пусти меня… я лучше пойду.
— Куда тебе спешить? — настаивал он. От него так разило пивом, что ее чуть не вывернуло наизнанку. — Он ведь только что вернулся домой. Не ляжет же он сразу спать.
Чарли пыталась увернуться от настырного рта, ищущего ее губы.
— Дункан, прекрати, — возмущалась она, отталкивая его. — А как же Сара?
— При чем тут Сара? — возмутился он, стараясь ухватить ее поудобнее. Ее здесь нет.
— Дункан…
— Извините, что помешал. — Леденящий голос снизошел к ним с недостижимой высоты. — Я видел, как вы шли по дороге. Если вы уже распрощались, может, ты пойдешь домой?
Ощутив облегчение одновременно с унижением, Чарли оттолкнула Дункана и оправила свою смятую одежду.
— Да, иду, — пробормотала она, не в силах даже поднять вверх глаза. Спокойной ночи, Дункан.
Тот промычал что-то нечленораздельное и с гордым видом удалился.
Пит спокойно подошел к двери и стал отпирать замок.
— Сожалею, что не могу позволить тебе пригласить на ночь юного джентльмена, — произнес он. — Но мы ведь с тобой договорились.
Она косо взглянула на него.
— Уж не думаете ли вы, что я собираюсь провести ночь с вами? съязвила она, но тут споткнулась о порог, и запал пропал впустую.
Он презрительно захохотал.
— Видишь ли, в твоем теперешнем положении об этом не может быть и речи, — уверил ее он. — Я не питаю слабости к пьяным женщинам. Спать с ними — все равно что с мешком картошки, не говоря уж о крутом перегаре, которым от них несет.
Она сверкнула в него взглядом, не в силах придумать достойный ответ, и вдруг почувствовала приступ тошноты.
— Кажется, меня сейчас вырвет, — пробормотала она.
И ее вырвало. Да еще как. Точно сквозь туман она ощущала присутствие Пита, который терпеливо подбадривал ее, успокаивал мягким голосом, откидывал назад растрепавшиеся волосы.
— Извините, — бормотала она снова и снова. — Пожалуйста, извините.
— Ничего страшного, — уговаривал он ее. И откуда в нем столько сочувствия? — Ты не единственная в этом мире, кому случалось перебрать.
— Нельзя мне было… Я не хотела… Вы такой добрый. Спасибо. — И она прильнула к его широкой груди, утопая в волнах счастья, наслаждаясь теплом его сильных рук.
— Если тебе чуть лучше, может, ты пойдешь спать? — ласково предложил он.
— Да, пожалуй, — прошептала она. Ему пришлось практически тащить ее вверх по лестнице. Он включил свет, и она зажмурилась, безжизненно повиснув в его объятиях. Слегка усмехнувшись, он подхватил ее на руки и, как пушинку, отнес в ее спальню.
Чарли проснулась с тяжелой головой, на душе скребли кошки. Стоило ей вспомнить о прошедшей ночи, как ее начинали мучить стыд и угрызения совести. К счастью, похмелье оказалось менее ужасным, чем она заслуживала. О, какой кошмар! Под одеялом на ней не было ничего, кроме белых кружевных, едва прикрывающих ее прелести трусиков.
Она не помнила, что произошло после того, как Пит опустил ее на кровать. Она полностью отключилась. Естественно, сама она раздеться не могла. Значит, это сделал Пит. По ее телу пробежали горячие мурашки. Он, конечно, просто снял с нее одежду — его вчерашние слова она не забыла. Но при мысли, что он видел ее практически без всего…
Со стоном она перевернулась и уткнулась лицом в подушку. Она не хотела вылезать из постели, не хотела встретиться с ним лицом к лицу. Как она сможет взглянуть ему в глаза? Жуть берет уже оттого, что ее вырвало прямо ему на ботинки!
Короткий стук в дверь поверг ее в оцепенение. Она закрыла глаза, отчаянно надеясь, что он, увидя ее спящей, не станет ее будить и уйдет. Но он открыл дверь, и она услышала приближающиеся к ее кровати шаги. Он молчал. Это было ужасно. Притворством его не одурачишь, он знает, что она уже не спит.
И спящая красавица сделала вид, что возвращается к действительности. Медленно повернувшись, она как бы нехотя открыла глаза, с удивлением огляделась вокруг и наконец остановила взгляд на стоящем у кровати высоком мужчине.
— О… привет, — зевая, произнесла она. — Который час?
— Почти что полдень, — ответил он. — Я принес тебе стакан апельсинового сока. На мой взгляд, довольно неплохое средство от похмелья.
— Нет у меня никакого похмелья, — бросила она, подумав, что сам он тоже вряд ли когда-нибудь его испытывал.
— Тогда тебе крупно повезло.
Уж не улыбка ли мелькнула у него на лице?
— Прошу прощения за прошлую ночь, — с трудом выдавила она, слегка покраснев. — Я много всего перепакостила?
— Ничего такого, чего нельзя было бы отмыть.
— Спасибо за сок. — Она протянула руку из-под одеяла и взяла стакан. Сок был свежеприготовленным, в меру сладким и прохладным; с каждым глотком к ней возвращались силы. — Ммм… как вкусно! — выдохнула она, подавая ему пустой стакан.
— Обычно по субботам на ланч я предпочитаю что-нибудь холодное. Не желаешь присоединиться ко мне?
— С-спасибо. — И почему он к ней так добр? Она подозрительно на него посмотрела. Ведь прошлой ночью ничего не произошло. Или да? Нет… Иначе она бы знала…
— Если тебя интересует, что стало с твоей одеждой, которая была на тебе вчера, то я ее выкинул. Ее вряд ли можно было спасти.
— Спасибо. — От смущения она залилась краской и инстинктивно прибегла к привычной браваде:
— Было немного странно проснуться и обнаружить на себе одни подштанники. Уж не пропустила ли я чего-нибудь интересного?
Глаза его иронически блеснули.
— Поверь мне, будь что-нибудь интересное, ты бы этого ни за что не пропустила, — заверил он ее приглушенным голосом.
Ей захотелось сбежать, спрятаться… Но куда? Опять же в постель? Снова он оставил ее в дураках. А он, снисходительно улыбаясь, предложил:
— Я, пожалуй, выйду, а ты одевайся, — сказал он. — Ланч будет ждать тебя.
К ее облегчению, он удалился, и она осталась одна. Мигом соскочив с кровати, она стала рыться в своих вещах в поисках чего-нибудь такого, что могло бы ему понравиться. Однако выбирать особенно было не из чего. В основном джинсы, несколько пестрых юбок, футболок и хлопчатобумажных курточек. Все не то, что могло бы прийтись ему по вкусу.
А вот сама она ему очень даже по вкусу, и неважно, признает он это или нет. Как нежно он о ней заботился прошлой ночью, когда ей было плохо и ему пришлось взять ее на руки! Человек, умеющий проявлять такое терпение и такую снисходительность, чего-то стоит.
Она присела на край кровати, и вдруг ее осенило. Она его любит. Он та надежная скала, которую ее сердце долго искало в бурном океане жизни.
Нет, это смешно, рассуждала она, отчаянно призывая себя к благоразумию. Совершенно невозможно, чтобы она в него влюбилась. Она всегда недолюбливала этих нудных типов в костюмах и галстуках, которых не волнует ничего, кроме бизнеса и ответственности.
Но Пит вовсе не нудный, напомнила себе она, откинувшись назад в кровати и закрыв глаза. При одной только мысли о нем внутри у нее все переворачивается. Есть что-то особенное в его взгляде, в его редкой улыбке, от которой в уголках рта образовывались маленькие морщинки. В его широкоплечей мускулистой фигуре и потрясающем мужском запахе…
Она резко поднялась, изумленная своим разыгравшимся воображением. Не иначе как она и впрямь влюбилась. Подобные мысли о мужчине прежде ей вовсе не приходили в голову. Но как выудить у него признание в тех же чувствах к ней? Это еще вопрос.
Вскочив с кровати, она рванулась в ванную, чтобы быстренько принять душ. После этого натянула на себя полувыцветшие, потертые и тесно облегающие джинсы, а вслед за ними футболку, которая красочно извещала о ее приверженности к кампании по спасению джунглей. Она расчесала волосы, обмотав непокорные вьющиеся пряди узкой ленточкой в несколько оборотов, и, взглянув в зеркало, осталась вполне довольна своим видом. Ну, теперь этому хладнокровному автомату в соседней комнате придется быть начеку — она пробьет его броню.
Квартиру наполнил аромат свежесваренного кофе, и у Чарли разыгрался аппетит. На кухне Пит намазывал пышные булочки джемом. Когда она вошла, он на мгновение оторвался от своего занятия и с интересом посмотрел на нее. Она облокотилась о стойку и насмешливо произнесла:
— С ума сойти можно. Он еще и стряпать умеет!
Он сдержанно улыбнулся.
— По крайней мере намазать булочки мне всегда удается, — сухо уведомил ее он.
— И приготовить отменный кофе. Перед таким запахом не устоишь.
Она с восхищением оглядела кухню.
— Ммм… Образцовый порядок. А вы не боитесь нажать не ту кнопку и улететь в открытый космос? «Говорит капитан, космические координаты четыре-один-семь-девять-восемь и две десятых, — отчеканила она, играя глазками. — Нас атакует вражеский консервный нож в районе галактики Новая Центурия. Перехожу на прием».
А он и впрямь умеет смеяться, хоть и не хотел этого, судя по выражению его глаз. Но даже его железная воля не устояла. От смеха его лицо совершенно преобразилось. Она придвинулась к нему словно завороженная.
— Знаете, вам надо чаще смеяться, — сказала она, проведя пальцем по тонкой морщинке, отходившей от уголка его рта.
В глазах у него плясали насмешливые искорки. Он протянул ей булочку, держа ее между ними, как щит.
— Ешь, — сказал он, решительно отвергая ее заигрывания.
Она надула губки, но булочку взяла, после чего, подпрыгнув, уселась на кухонную стойку, болтая босыми ногами. В ней проснулся бесенок и стал ее подзадоривать. Она, нарочито выгнувшись, отвела рукой назад волосы, при этом под футболкой четко обозначились выпуклости ее маленьких грудей.
Серо-голубые глаза следили за ней, не выражая ни одобрения, ни осуждения.
— Ты всегда ходишь без лифчика? — спокойно осведомился он.
— Почти. — Значит, не такой уж он непробиваемый, каким хочет казаться. Но свои соображения она решила пока оставить при себе. На сегодня хватит. Одно дело — слегка подразнить его, а другое — пробудить в нем зверя.
— Кофе? — спросил он.
— Да, пожалуйста.
— Со сливками и сахаром?
— Только немного сливок.
Он приблизился к ней с кофейником, и мурашки побежали у нее по коже, но он тут же отошел от нее подальше, на безопасное расстояние.
— Ты еще мне не рассказала, где была прошлой ночью.
Она скорчила гневную гримасу. Уж не собирается ли он контролировать ее действия?
— А что? — дерзко бросила она. — Вы мне, кажется, не отец.
— Кто спорит? Конечно, я тебе не отец, — признал он с ухмылкой на лице. — И чрезвычайно рад этому обстоятельству. Тем не менее не забывай, что, пока ты находишься под следствием, за тебя отвечаю я.
Она безразлично пожала худеньким плечиком.
— Я не делала ничего такого, чего бы вы не одобрили.
Он сдержанно засмеялся.
— Откуда тебе знать, чего я не одобрил бы?
— Ну, например, вы не одобрите, если я приведу сюда друзей, — нехотя отвечала она: продолжать разговор в этом направлении было опасно.
— Не имею ничего против того, чтобы ты приводила сюда друзей, — ровным голосом разъяснил он. — Я не разрешаю приводить сюда парней. Если хочешь, продолжай вести беспорядочную жизнь, но за пределами моей квартиры.
Она метнула в него уничтожающий взгляд. Вовсе у нее не беспорядочная жизнь. Но пусть думает, как ему заблагорассудится. Что бы она ни говорила, все равно его не переубедишь. И она кокетливо взглянула на него из-под ресниц.
— Знаю, почему вам это не нравится, — заявила она. Взбудораженные эмоции не дали ей удержаться в седле. — Дело вовсе не в злоупотреблении вашей добротой. Просто вы ревнуете, потому что я скорей лягу в постель с Дунканом, чем с вами.
Опять ее занесло. Она поняла это сразу, едва сорвались с языка последние слова. Терпение его кончилось. Аккуратно поставив чашку, он направился к ней; блеск его глаз не предвещал ничего хорошего.
— Да неужели? Странно. Прошлой ночью, насколько я мог заметить, хоть ты и была пьяна, но не дала ему себя даже поцеловать.
Чарли инстинктивно отшатнулась назад, но было поздно. Сидя на высокой кухонной стойке, она оказалась в ловушке. И, ошеломленная, вся затрепетала, когда он, схватив за кисти рук, резко дернул ее к себе.
— Да будет тебе раз и навсегда известно, — проскрежетал он угрожающе, — если я действительно захочу заполучить тебя в постель, то так оно и будет. Можешь в этом не сомневаться.
Его глаза напоминали бушующее Северное море. Стоило ей в них заглянуть, как ее будто затягивало в пучину. Источая проклятия, он привлек ее к себе. Не успела она и ахнуть, как он впился поцелуем ей в губы и принялся жадно, настойчиво протискиваться меж них языком.
Вероломно проникнув внутрь, он стал искушать кончиком языка ее мягкий сладкий рот, не пропуская ни одного укромного и таинственного уголка. Страсть и ярость боролись в нем — одно другого опаснее, и она, повинуясь инстинкту самосохранения, покорно сдалась ему на милость: будь что будет.
Руки его ласкали ее тело с хозяйской бесцеремонностью. Их губы оторвались друг от друга, чтобы ухватить глоток воздуха, и на какой-то миг ей показалось, что он вот-вот опомнится, но он опять склонил голову и принялся неистовыми, горячими поцелуями торить дорожку от нежной ушной раковины вниз, к чувствительным ямочкам на шее.
Запустив пальцы в кудрявую шевелюру, он оттянул ее голову назад. Ее тело податливо изогнулось дугой, а из-под футболки выступили маленькие груди и соблазнительно набухшие почки сосков. С громким вздохом он припал к ним и через футболку принялся алчно их смаковать.
От острого наслаждения у нее вырвался стон. Она теряла ощущение реальности, да, впрочем, и он тоже. Что бы он там ни говорил, но он ее хочет. Во время их дикой схватки ей даже показалось, что он овладеет ею прямо здесь, на кухне. И она не сможет этому воспротивиться.
Неожиданно послышался звук отпирающегося замка. Затаив дыхание, они отшатнулись друг от друга и в ошеломлении уставились на дверь. Она отворилась. Пит молниеносно рванулся прочь, быстрым движением приглаживая взъерошенные волосы. Чарли, оправляя футболку, никак не могла скрыть предательского мокрого пятна и от этого залилась краской.
— Пит? — Французский акцент, дорогие духи, блестящие рыжие волосы, модными локонами свисавшие по плечам. — Я прошлась по магазинам и решила занести сюда платье, которое хочу надеть вечером. Мне удобнее переодеться здесь, чем возвращаться… — Совершенной формы рот раскрылся от удивления: какая-то девушка в странном прикиде сидит на кухонной стойке. — О!..
— Добрый день, Жанина. — Своим кислым приветствием Пит не смог исправить неловкость положения. Нехотя он подошел к ней и, чмокнув в щеку, взял у нее пакеты с покупками — все с фирменными знаками самых дорогих магазинов Амстердама. — Это Чарли, — кратко добавил он.
— Чарли? — Она перевела на нее взгляд, холодный, подозрительный.
Чарли включила механическую улыбку.
— Она здесь поживет некоторое время.
— Поживет здесь?
— Некоторое время. — Даже Пит знал, как нелегко объяснить этот факт. Давай присядем. — И, взяв Жанину под руку, повел ее к кожаному диванчику.
Но та гневно вырвала руку.
— Но кто она такая? — продолжала она, враждебно глядя на Чарли. — И что она здесь делает?
— Давай присядем, и я тебе все объясню.
— Не обращайте на меня внимания, я ухожу, — соскользнув с кухонной стойки, весело заявила Чарли. — И не беспокойтесь — вернусь не поздно. Застывшее выражение его лица вновь пробудило в ней бесенка. Она подхватила свою розовую нейлоновую сумку через плечо и короткую летнюю курточку, которую носила поверх футболки. Загадочно улыбаясь, она обернулась к сидящей на диване парочке. — Пока, Пит, — прощебетала она, посылая ему воздушный поцелуй.
Она еще успела услышать, как за дверью разразился скандал.
Возвращаться домой было страшно. Из-за нее Пит поссорился с подружкой. Она, конечно, не жалела об этом. Но вряд ли это привело в восторг Пита. Интересно, удалось ли ему все уладить? Когда она подошла к двери, сердце ее бешено колотилось, и отнюдь не оттого, что она одолела три пролета крутых ступенек.
Из чувства такта Чарли решила не пользоваться ключом, а постучать. Дверь открылась сразу, будто он ее ждал.
— Добрый день, — по-официальному холодно поприветствовал ее он. Хорошо, что вернулась.
— Привет. — Она выдавила из себя улыбку, озираясь вокруг. Ни француженки, ни ее покупок нигде не было, и даже запах духов почти выветрился. — Мне жаль, что так получилось, — ощущая неловкость, добавила она.
— Правда? — Он измерил ее непроницаемым взглядом и отвернулся. Удивляешь ты меня. Я-то думал, ты изо всех сил старалась доказать, что твое прелестное тело настолько неотразимо, что способно заглушить даже отвращение, которое возникает у меня при мысли, что им могут пользоваться все, кому не лень.
Она стрельнула гневным взглядом в его твердую спину.
— Я не об этом, — возразила она. — Я хотела сказать… мне жаль, что вы поссорились со своей подружкой… Но она ведь все равно не обрадовалась бы, встретив меня здесь, даже если бы ничего не произошло.
— Не произошло бы то, что произошло? — сухо переспросил он. — Вполне возможно. Так или иначе, но она жутко огорчилась, и ее можно понять. Короче, она ушла и больше не вернется.
— О-о… — Чарли опустила глаза на свои сомнительного вида тряпочные кроссовки, в которых шаркала по его начищенному до блеска полу. Что бы все это значило? Похоже… он не то чтобы расстроен, скорее раздражен. Простите, я не хотела разрушить ваши отношения, — пролепетала она.
Довольно долго он не сводил взгляда с ее понурой головы. Наконец, пожав плечами, переместился к своему рабочему месту, огромной чертежной доске из вязового дерева.
— Дело не в отношениях. По крайней мере не в том, о чем ты думаешь. Тем не менее в некотором смысле я оказался в затруднительном положении. Сегодня вечером мне нужно быть на одном благотворительном мероприятии, и я собирался туда пойти вместе с Жаниной. Теперь слишком поздно, чтобы найти кого-нибудь взамен.
Она подняла голову и осторожно внимательно посмотрела на него. Из-за нее у него произошел разрыв с подружкой, и ей следует хоть как-то загладить свою вину. Но после того, что случилось, смеет ли она предлагать?..
— Но… вы… вы могли бы вместо нее взять меня, — робко произнесла она.
— Тебя? — Его бровь поднялась в презрительной насмешке. — Не тот это случай, где ты могла бы повеселиться. Здесь все будет слишком официально.
— Я умею вести себя на таких приемах, — возразила она, чувствуя себя задетой. — Отец часто брал меня с собой. — И, вооружившись самой неотразимой улыбкой, добавила:
— Обещаю, я вас не подведу.
Он колебался.
— А у тебя есть хоть что-нибудь подходящее надеть?
— Кое-что есть… — Она скорчила гримасу, вспомнив, в каком виде, должно быть, ее единственное вечернее платье, засунутое на самое дно одного из чемоданов. — Только мне нужно будет погладить.
— Ну, это не проблема, — с облегчением вздохнул он:
— Что ж, прекрасно. Начало в восемь. Выйти нужно приблизительно через час. Успеешь подготовиться?
— Конечно.
— И надеюсь, ты будешь вести себя… в рамках дозволенного, — добавил он, и тень сомнения промелькнула у него на лице. — Среди гостей будут политики, банкиры, промышленники — люди, с которыми я делаю бизнес. У большинства из них довольно консервативные взгляды, их легко шокировать.
— Я буду паинькой, — торжественно поклялась она, но про себя уже пожалела о своем предложении. Вечер не обещал быть слишком увлекательным.
Но зато будет возможность произвести на Пита лучшее впечатление, напомнила она себе со свойственным ей оптимизмом. И она уж постарается, чтобы он остался ею доволен.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Магия чувств - Маккарти Сюзанна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Магия чувств - Маккарти Сюзанна



скуучно!!!! не понравилось!
Магия чувств - Маккарти СюзаннаДана
2.05.2011, 20.59





забавненько....)
Магия чувств - Маккарти СюзаннаОксана
20.10.2011, 22.24





примитивная сказка для домохозяек
Магия чувств - Маккарти Сюзаннаmarusja
1.11.2011, 17.51





СКУЧНО,НЕ ИНТЕРЕСНО,ЗРЯ ПОТРАТИЛА СВОЕ ВРЕМЯ.
Магия чувств - Маккарти СюзаннаОксана
1.11.2011, 20.42





А мне понравилось)
Магия чувств - Маккарти СюзаннаАся
29.11.2015, 19.53





Слабовато 4 из 10
Магия чувств - Маккарти СюзаннаКсения
20.03.2016, 9.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100