Читать онлайн Магия чувств, автора - Маккарти Сюзанна, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магия чувств - Маккарти Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.07 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магия чувств - Маккарти Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магия чувств - Маккарти Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккарти Сюзанна

Магия чувств

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 10

— Неужели ты действительно счастлива, Чарли?
Чарли рассмеялась, и ее золотистые кудри запрыгали на плечах.
— Еще бы, Дункан. Жизнь так прекрасна и удивительна. Ты еще спрашиваешь.
— Ну… просто не могу поверить, что ты выходишь замуж, да еще за такого, как он. Я хочу сказать… видишь ли, он чересчур…
Чарли в шутку ткнула своего старого друга в грудь.
— Больше ни слова! — предупредила его она, стараясь за веселым взглядом скрыть свои сомнения. — К тому же Пит совсем не такой, каким кажется. Он такой сердечный, такой благородный, с ним не соскучишься и… я даже не могу объяснить.
Дункан криво усмехнулся.
— Ну хорошо. Я все отлично понял. Он супермен и Господь Бог в одном лице. Я только хочу, чтобы ты, дорогая, была счастлива. И если что, не забывала старых друзей.
— Спасибо, Дунк. — Она подняла глаза, услышав, как колокол на башне Мюнт пробил очередные полчаса. — Знаешь, мне пора. Хочу сегодня сама испечь торт.
— Испечь торт? Ты? — От удивления он вытаращил на нее глаза. — Тебе не кажется, что такой интерес к домашнему хозяйству уже небольшой перебор? Куда девалась наша прежняя Чарли, которая не умела сварить и яйца?
— Я умею варить яйца, — смеясь, возразила она. — И я прежняя Чарли. Просто… я выхожу замуж. Уж не думал ли ты, что это меня совсем не изменит?
— Гм… — Он явно сомневался. — Просто! мне бы не хотелось, чтобы твой Пит постарался загнать круглый стержень в квадратную дыру.
— Дыра круглая, — поправила она, наклонившись, чтобы чмокнуть его в щеку. — Да он меня и не загоняет, честное слово. Пока, Дункан. Увидимся.
Чарли толкнула велосипед и, проехав немного, остановилась на минуту на углу, пропуская желтый грохочущий трамвай. Стоял замечательный солнечный день, в плещущейся воде канала отражалось чистое голубое небо. Неужели в такой день еще можно в чем-то сомневаться или о чем-то беспокоиться?
Да и вообще, какие могут быть сомнения? Она влюблена и собирается замуж — в подтверждение этого у нее на пальце сверкает бриллиант, подаренный Питом. А то, что он уже женат на своей работе, не столь это и важно. Многим женщинам приходится куда хуже.
Просочившись сквозь толчею уличного движения, Чарли подъехала к величественному зданию «Ден Ауден». Ее все еще пугала его монументальность, несмотря на то что внутри красовалась ее яркая роспись, существенно изменившая вид приемной. Чарли увидела ее в окно, когда слегка нагнулась, чтобы закатить велосипед вверх по рельсам пандуса.
Работу она закончила два дня назад и очень ею гордилась. Правда, до сих пор ей не давал покоя вопрос, почему Пит решил внести такой диссонанс в строгий и элегантный внутренний облик здания, но это уже не ее дело…
— О, мисс Хеллер, доброе утро. Давайте мне покупки, я вам помогу.
Она резко обернулась, узнав елейный голос алмазного купца Дирка ван Лейдена. Ей никогда не удавалось держаться с ним на уровне, и на этот раз она инстинктивно отпрянула, с трудом выдавив из себя улыбку.
— О… нет, спасибо. Я справлюсь сама, — раздраженно кинула она. Спасибо. — Она вытащила сумки из корзинки велосипеда, стараясь сделать вид, что они ничего не весят.
— Ах, ну конечно! Эмансипированная и самостоятельная современная девушка, — усмехнулся он, расплывшись в улыбке, этакий добрый дядюшка. — Я видел вас за углом с вашим другом, — добавил он немного слащаво, — и хотел было предложить свои услуги, но… мне показалось, что вы были целиком увлечены разговором.
Чарли посмотрела на него брезгливо и недоверчиво. Он говорил о ее невинном разговоре с Дунканом так, будто это следует держать в страшной тайне. И она не могла просто не обращать внимания на похотливый блеск его поросячьих глаз всякий раз, когда он на нее смотрел. Она прекрасно понимала, что у него на уме. Может, стоит поговорить об этом с Питом… Но у него и без того забот невпроворот. Хоть он с ней и не делился, она знала, что возникли сложности с гарантиями экспорта по большому контракту с Таиландом.
Чарли зашла в коридор и нажала кнопку; двери открылись, и она села в лифт и насторожилась. Легкий запах духов… Дорогих, французских… но не тех, которыми она пользовалась. Мгновенная ассоциация — рыжие волосы, элегантность, шик… Жанина! Сердце Чарли заколотилось.
Нет, не стоит торопиться с выводами. Жанина не единственная девушка, у которой есть такие духи. Пусть даже она и была здесь, но наверняка по какому-нибудь невинному поводу, и Чарли узнает об этом от Пита. Надо ему доверять, а не давать волю воображению.
В квартире никого не было, но там стоял запах тех же духов, в том числе и в спальне. Напрашивался вполне определенный вывод, но Чарли выкинула его из головы. Вместо этого она пошла на кухню разбирать покупки. И, открыв книгу кулинарных рецептов, которую недавно купила, принялась тщательно отмерять продукты для торта.
Не успела она разбить все яйца, как дверь отворилась и вошел Пит.
— О, — смехом выразила она свое разочарование, — никак не думала, что ты придешь так рано. Я готовила тебе сюрприз.
— И какой же? — Он вошел в кухню и, приблизившись, обхватил ее сзади за талию.
— Я пеку торт.
— О! И все это для одного торта? — Он обвел взглядом поверхность рабочего стола, усеянного мукой, смородиной, а также заваленного вилками и ложками, которые были в работе.
— Ну, я еще не очень это умею, — объяснила она. — Первая попытка.
— И мне придется это съесть? — Подтрунивая над ней, он изобразил гримасу ужаса.
— Обязательно. Я хочу стать идеальной женой, а для этого мне нужно слегка попрактиковаться.
Он засмеялся низким приглушенным смехом. Она ощущала его дыхание над самым своим ухом.
— У меня есть идея получше, — промурлыкал он. — Мы пошлем за тортом, а тем временем ты проявишь свои наилучшие супружеские способности. — Его руки скользнули под ее свободную футболку и обхватили маленькие твердые груди. В этом деле у тебя большой талант.
— Пит! — воскликнула она дрожащим голосом, когда его руки заходили по нежным бутончикам ее грудей. Он умел так быстро ее возбудить. Однако запах духов все не шел у нее из ума, и она усиленно сопротивлялась.
— Я готовлю торт, — запротестовала она, словно кокетничая.
Он склонил голову и прильнул языком к чувствительной ямочке возле уха.
— Пошли в постель, — уговаривал он, продолжая искусно распалять ее до состояния полной беспомощности.
Откинув голову ему на плечо, она почувствовала, что млеет в его объятиях. Но ей не терпелось прежде узнать правду.
— Ты уже приходил сегодня домой? — осторожно закинула она удочку.
— Домой? — В его ответе прозвучала какая-то уклончивая нотка. — Зачем мне было сюда приходить?
— О… я просто спросила. — Она осторожно глянула на него из-под ресниц. — Ты был здесь?
На лице у него не дрогнул ни один мускул.
— Все утро я провел на скучнейшей деловой встрече, — ответил он ничего не выражающим тоном, переходя на хриплое рычание. — И все время думал только о том, что буду с тобой делать, едва мне удастся оттуда улизнуть, добавил он, в подтверждение продолжая теребить ее соски. Он прекрасно знал, как чувствительна она была к этой ласке.
Но ее не оставляли подозрения. Если они с Жаниной встречались просто так, то почему бы ему в этом не признаться? А он намеренно уводит ее от разговора. Чарли встряхнула головой, стараясь побороть в себе предательское возбуждение.
— Нет, Пит, — тихо произнесла она. — Я хочу испечь торт.
Его серые глаза вдруг загорелись гневом.
— Оставь свои дурацкие отговорки, — резко бросил он. — Ты ведешь себя как глупый ребенок, обиженный тем, что ему не уделяют достаточно внимания. Пора бы думать не только о себе. Не могу же я плясать перед тобой весь день напролет!
— Я не…
— К черту твой торт! — зарычал он и, прежде чем она сообразила, что он собирается сделать, поднял ее и, перекинув через плечо, понес в спальню.
— Пит, опусти меня! — Она задыхалась от ярости.
Он опустил, но только на постель, придавив сверху весом своего тела.
— Вот единственный супружеский талант, который меня интересует, насмешливо произнес он, схватив ее руки за кисти и подняв их над ее головой. — А торт приготовить может кто угодно.
Он задрал ей юбку и, не удосужившись даже спустить до конца ее кружевные трусики, овладел ею с такой нестерпимой жаждой, будто всю прошлую ночь они не занимались любовью. Часть ее существа безумно ликовала от этого доказательства его безудержной страсти, другая же восставала против потребительского отношения, будто единственное ее назначение — доставлять ему удовольствие, независимо от того, нравится ей это или нет.
Однако гнев только подогрел в ней желание; с дикими воплями они слились простейшим, природой завещанным способом.
Но вот Пит уже поднялся на ноги и с веселым огоньком в глазах улыбнулся растрепанной, распростертой на кровати девушке.
— Только не делай вид, что тебе этого не хотелось. Ты, как обычно, горела желанием. Она была готова испепелить его взглядом.
— И я тебе только для этого и нужна? — бросила она. — С таким же успехом мог бы сходить в бордель.
— Давай без глупостей, — резко оборвал он ее. — У меня нет времени для глупых сцен. Мне предстоит важная встреча.
— Что ж, не лучше ль тебе тогда спуститься вниз, — в голосе ее звучали горькие нотки, — и дать мне доделать торт?
Он сухо усмехнулся:
— Как угодно, — и ушел, по дороге поправляя галстук, который даже не удосужился развязать.
Когда за ним закрылась входная дверь, она, проклиная себя и его, схватила подушку и со злостью швырнула в другой конец комнаты. Он относится к ней… как к уличной девке, а вовсе не как к женщине, на которой собирается жениться. И при этом уходит от ответа на щекотливый вопрос, касающийся Жанины.
Гнев и ревность раздирали ее. Что, черт побери, происходит? Почему он до сих пор встречается с этой женщиной? Он говорил, что уже давно собирался порвать их отношения. Но если так, почему тогда Жанина была так разгневана, застав в его квартире другую женщину? Уж не намерен ли он обзавестись полным джентльменским набором — женой и любовницей? Тогда зачем вообще ему связывать себя браком?
Не имея другой возможности дать выход эмоциям, Чарли принялась изо всех сил взбивать тесто. Когда она перекладывала его в форму, в дверь постучали. Теряясь в догадках, кто бы это мог быть, она пошла открывать. На пороге стоял Дирк ван Лейден, его круглое улыбающееся лицо выражало извинение.
— Простите, что беспокою вас. Не позволите ли на минутку войти? Мне нужны кое-какие бумаги, а я не хочу отвлекать Пита, у него ответственная встреча.
— О да, конечно. — Открыв пошире дверь, она отступила назад, давая ему пройти. Войдя в комнату, он огляделся.
— Вы сегодня не рисуете? Разочарованные интонации вызвали у Чарли невольную улыбку.
— Нет, сегодня нет, — ответила она. — Честно говоря, я пеку торт.
— Торт? — У него загорелись глаза. — О, как я люблю домашний торт! Она засмеялась.
— Но он еще не готов. Я только собираюсь ставить его в духовку.
— Вы сами приготовили тесто? Можно попробовать? — закудахтал он. — Я знаю, это детская привычка, но ничего с собой не могу поделать.
— Конечно. — Улыбнувшись, она пригласила его на кухню; он прямо направился к форме и жадно зачерпнул ложку сырого теста.
— О, объедение! — одобрил он. — Питу здорово повезло.
Чарли не удалось скрыть своих чувств: она слегка нахмурилась, и Дирк сразу это заметил.
— Что-нибудь не так? — заботливо засуетился он.
— Да нет. — Она небрежно повела плечом. — Ничего особенного.
— Точно? — Он говорил так ласково, что у нее на глаза невольно навернулись слезы.
— Просто… он вечно занят делами, — пояснила она, не желая вдаваться в детали. — Мы с ним почти не видимся.
Дирк понимающе кивнул.
— Ну да. Боюсь, компания у него всегда будет на первом месте. Поэтому я был слегка удивлен…
Он резко запнулся, и она вопросительно на него посмотрела.
— Чем удивлен?
Он замешкался с ответом, как будто ему было неловко говорить.
— Тем, что он выбрал себе в жены… такую юную особу, — наконец изрек он. — Мне казалось, гораздо разумнее было бы…
-..жениться на ком-нибудь постарше, — закончила она его фразу. — На женщине более зрелой и опытной. — Его смятение убедило ее, что она на правильном пути. — Вроде той француженки, например. — Он не сразу нашелся, что ответить, но она его выручила:
— Я знаю, она была сегодня здесь.
— Он вам сказал? — Дирк в изумлении уставился на нее.
— Нет. — Значит, это правда! Сердце ее сжалось от боли. — Но я знаю. Он нежно обнял ее за плечи.
— Я бы предупредил вас раньше, но не знал точно. — Слезы хлынули ручьем, и он предложил ей свой носовой платок. — Мне больно видеть вас такой расстроенной. Если б я мог чем-нибудь помочь. — Он ласково погладил ее по голове.
— Не понимаю, зачем он сделал мне предложение, если намерен продолжать с ней встречаться. — Чарли совсем раскисла, ее речь то и дело прерывалась всхлипываниями. — Какой в этом смысл?
— Ах, боюсь, что есть, — пробормотал он, притягивая ее к себе. Видите ли, ваш отец… он может быть очень полезен для компании. Ошеломленная, она вытаращила на него глаза, а тот, кивнув, продолжал:
— Скажем, оказать небольшую поддержку, чтобы получить местные субсидии здесь или специальные концессии там…
— О нет… — Но она знала, он прав, и земля пошатнулась у нее под ногами. Какая же она дурочка! Наивная, восторженная дурочка! С самого начала, когда Пит сделал ей предложение, она знала: что-то тут не так, но намеренно отказывалась слушать голос рассудка, закрывала глаза на все, что вызывало сомнение. Он ловко ею манипулировал, привязав к себе узами любви, которые она сама же старательно сплела в своем глупом воображении.
Не сразу она осознала опасность. Дирк уже не утешал ее, он осыпал ее лицо жгучими поцелуями, бормоча что-то глухим страстным голосом. Задыхаясь от возмущения, она протестующе вскрикнула и вырвалась из его рук.
— Простите, я…
Неужели она дала ему повод так себя вести? И как только ее угораздило плакаться ему в жилетку!
Его поведение вмиг переменилось.
— О, простите, мисс Хеллер. — Взяв ее за обе руки, он начал рассыпаться в извинениях. — Я позволил себе увлечься. Но, пожалуйста, поверьте мне, я никогда не причиню вам зла. Я пекусь только о вашем благе. Если б я что-то мог для вас сделать… Я знаю, сейчас не время признаваться в своих чувствах, но, пожалуйста, если только вам понадобится друг, позвоните мне.
Его патетическая речь смутила Чарли, и она заколебалась.
— Я… спасибо, — с трудом выговорила она: у нее сдавило горло. — Все нормально. Просто я…
— Я знаю, для вас это большой удар. Лучше б я вам ничего не говорил. Она затрясла головой.
— Нет, я… я предпочитаю знать правду, — сказала она. — Но я буду вам очень признательна, если сейчас вы меня оставите. Мне хочется побыть одной.
— Конечно. Пожалуйста, поверьте мне: вы можете всегда рассчитывать на меня. — Голос у него дрожал от переполнявших его чувств. — Мое сердце всегда открыто для вас.
Она отступила, губы ее чуть тронула улыбка, и он, поняв намек, с изысканной галантностью поцеловал ей руки, после чего поспешно подошел к столу Пита и, отыскав там нужные бумаги, удалился. Чарли облегченно вздохнула и прислонилась к кухонной стойке.
То, что он сказал, не шло у нее из головы. Одно она знала твердо: нужно собрать в себе остатки мужества и под каким-то предлогом расстроить бракосочетание. Он не должен узнать, почему она на самом деле решила с ним расстаться: она сделает это с достоинством. Это не будет признанием поражения. Она оставит его по своим личным причинам.
Париж в ноябре был лишен весеннего романтизма — было сыро и грязно. Уже три месяца Чарли жила в маленькой художественной мастерской на чердаке одного из зданий Монмартра. За это время она не написала ни одной картины. Целыми днями она бродила под дождем по берегам Сены, а вечерами просиживала в прокуренном баре вблизи театра «Гранд-опера».
Организовать ссору с Питом не составило ни малейшего труда. Она ушла из дому и вернулась, когда было уже за полночь. На его резонный вопрос, где она была, Чарли, пожав плечом, ответила самым бесцеремонным образом. Он разозлился, она тоже не осталась в долгу и наговорила ему кучу дерзостей. Разразился громкий скандал: он упрекал ее в легкомыслии, она называла его скучным, как, впрочем, и саму идею замужества. С этими словами она сорвала с пальца кольцо и небрежно швырнула его Питу, после чего демонстративно собрала вещи и ушла.
Порой ей казалось, что лучше бы не знать правды. Тогда она вышла бы замуж за Пита и пребывала бы в романтическом блаженстве. Или, на худой конец, закрыла бы на все глаза. По крайней мере не глодало бы ее сейчас жуткое, мрачное одиночество, вытеснившее из ее жизни всю радость, все яркие краски, заменив их серыми тенями.
Еле волоча ноги, она взбиралась по крутой лестнице в свою квартирку, дождевые капли стекали с воротника плаща на шею, когда до нее донесся телефонный звонок. Наверняка ничего важного, ведь в Париже у нее нет друзей. И Чарли даже не прибавила шагу. Кроме отца, вряд ли кто знает, что она здесь.
Телефон надрывался, и когда она наконец подняла трубку, то услышала женский голос. Французский акцент нисколько ее не насторожил и не предвещал ничего неладного.
— Мадемуазель Хеллер? Не знаю, помните ли вы меня. Жанина де Савори. Друг Питера ден Аудена.
У Чарли подкосились колени, и ей пришлось сесть на пол.
— О-о, — только и смогла она выговорить, изо всех сил стараясь сохранить хладнокровие.
— Телефон мне дал ваш отец. Мне думается, вам следует знать: у Пита сердечный приступ, он в больнице.
— Что? — У нее самой едва не остановилось сердце. — Но что… как это?..
— Он слишком много и упорно работал. — В ее тоне слышалось осуждение. — Конечно, так было всегда, но в особенности после того, как от него ушли вы… Он не слушал советов врача. У него есть наследственная предрасположенность, и для него опасны большие потрясения.
Чарли была сражена, но в то же время ее бесило, что эта женщина, похоже, во всем винит ее.
— Так почему все-таки вы звоните мне? — холодно осведомилась она. Почему не сидите у постели больного и не вытираете ему платком лоб? Уж не думаете ли вы, что я поверю, будто это он попросил вас позвонить?
— Нет, — сдержанно продолжала француженка. — Он об этом не знает. Мы поговорили с его мамой и решили, что по крайней мере нужно дать вам знать. Он и сейчас не желает угомониться, и, если он будет продолжать в том же духе, это его убьет.
— С чего вы взяли, что мне удастся его переубедить? — возразила Чарли. Горечь захлестнула ее. — Это вас он должен послушаться. Разве вы еще не поженились? За чем же дело стало? Или его компании не будет от вас большой пользы? Ваш папочка не слишком преуспел в бизнесе?
После долгой паузы Жанина снова заговорила:
— Боюсь, мы с вами друг друга не понимаем. Пит никогда мне не делал предложения. Когда-то давно, несколько лет назад, возможно, я на это надеялась. Если у нас и была любовь, то со временем она переросла в обычные дружеские отношения, если не сказать — в привычку. Больше нас ничего не связывает.
— О, когда мы с вами встретились, мне не показалось, что вы просто друзья. Вы были слишком разъярены, застав меня в его квартире.
— Естественно. Я была потрясена, сочла это предательством с его стороны. Жаль, что тогда я не дала ему возможности все объяснить. Но позже, поразмыслив хорошенько, я поняла, что была не совсем справедлива…
— И вы решили вернуться и сделали это за моей спиной? — продолжала дерзить Чарли. — Позвольте дать вам маленький совет, Жанина. Если вы решите затеять тайную интрижку с женатым мужчиной или почти женатым, прежде смойте с себя запах ваших духов. Когда я вернулась, ими пропахла вся квартира.
— Да, я заходила к нему домой. — Теперь француженка говорила холодно и даже раздраженно. — Я договорилась с Питом, что заберу личные вещи. Меня впустила Леннеке, а у Пита в это время была деловая встреча.
— О, продолжайте. — Чарли отказывал голос. — Только не думайте, что я настолько наивна. Дирк ван Лейден мне рассказал…
Француженка фыркнула.
— Эта противная маленькая крыса! У него рук больше, чем у осьминога, и он не умеет держать их при себе. С вами он их тоже распускал?
— Нет… он… вел себя вполне прилично. — Чарли вдруг вспомнила, что она сразу невзлюбила Дирка, с их первой встречи, ей не понравился его плотоядный взгляд. Но она тут же отогнала эту мысль: к делу это не имело никакого отношения. — Он мне открыл глаза, — убежденно продолжала она. Меня интересовало, почему вдруг Пит ни с того ни с сего решил на мне жениться. А Дирк мне сказал, что мой отец, благодаря своему положению, может оказать компании большую поддержку.
— Если вы в эту чушь о Пите поверили, то вы действительно его не стоите! — возмутилась Жанина. — Раз вы с первого слова поверили Дирку, значит, вы гораздо наивнее, чем я предполагала. Он скажет что угодно, если из этого можно извлечь для себя какую-то выгоду. Поссорив вас с Питом, он, несомненно, метил на его место.
— О, не смешите меня, — презрительно отмахнулась Чарли. — Дирк?
— Вам может это показаться смешным, да и мне тоже. — Она говорила вполне убедительно. — Но у него слишком большое самомнение, и ему никогда не постичь, какой он на самом деле мерзкий гад. Хотя, конечно, есть девочки, которые смотрят на это сквозь пальцы, лишь бы водились денежки.
Чарли заколебалась. Она понимала, что француженка права.
— А почему Пит решил на вас жениться, — продолжала Жанина, — так вы же наверняка знали, что он вас любит?
— Нет, я не знала, — с затаенной обидой в голосе сказала Чарли. — Он никогда мне не говорил.
Жанина тихо засмеялась.
— Меня это не удивляет. Он из тех мужчин, кому трудно дается признание в чувствах. Видимо, предложение выйти за него замуж он считал вполне достаточным. Когда вы ушли… хоть он ни слова не сказал на эту тему, но я знала, он очень тосковал. Его мать и я пытались его уговорить не изводить себя так сильно работой, но он, похоже, надеялся таким образом отвлечься. Ночами он почти не спал и, едва проснувшись, опять хватался за дела. С месяц назад я заметила, что у него болезненный вид, но он не пожелал слушать моих предостережений. А теперь он, вопреки мнению врачей, рвется выйти из больницы. Пожалуйста, мадемуазель Хеллер, я знаю, что ехать вам слишком далеко и, быть может, вы заняты или у вас есть кто-то другой, но, если вы хоть когда-нибудь его любили, пожалуйста, сделайте что в ваших силах. Хотя бы позвоните ему. Убедите его оставаться в больнице, пока он окончательно не поправится.
По щекам у Чарли катились слезы.
— Где… в какой он больнице? — шепотом спросила она.
— Я дам вам адрес. Вы записываете?
Это была особая частная клиника. Длинное низкое современное здание, окруженное тенистыми деревьями, на окраине города. Чарли остановила такси у широкого стеклянного входа. Она вошла внутрь; сердце у нее сжалось от страха.
Большие бледно-серые ковры и множество домашних растений создавали в приемной расслабляющую атмосферу. Когда Чарли подошла к столу дежурной, девушка в розовой униформе подняла на нее глаза.
— Я хотела бы посетить господина ден Аудена, — несколько неуверенно начала она.
— Одну минуту. — Девушка запросила информацию на компьютере. — Вы родственница?
— Я… его невеста. Меня долго не было в городе… Я только что вернулась. Из аэропорта прямо сюда, — добавила она, чувствуя неловкость оттого, что словно оправдывается.
— Комната двести десять, — с улыбкой сказала девушка, — поднимитесь на третий этаж на лифте и поверните направо, вход через двойную дверь.
Кивнув в ответ, Чарли пошла в указанном ей направлении. Если бы не врачи в белых халатах и медсестры в серой и розовой униформе, клиника ничем не отличалась бы от дорогого отеля. В конце коридора третьего этажа открывался вид на уютный сад и тихое озеро — лучшего места для больного человека не придумаешь. Пройдя мимо нескольких дверей, Чарли в нерешительности остановилась у комнаты с табличкой «210».
Когда они с Жаниной говорили по телефону, все было очень просто; Чарли поверила, что он действительно ее любит. Но во время перелета из аэропорта Ле-Бурже в Схипхол ее вновь стали одолевать сомнения. Кроме того, во время их последней ссоры она столько ему всего наговорила… Однако сейчас его здоровье волновало ее больше всего, и все остальное отступило на второй план. Дрожащей рукой она постучала в дверь.
Изнутри бодрый, ничуть не ослабевший голос пригласил: «Войдите». Он сидел на кровати, его широкая загорелая мускулистая грудь была обнажена, и он выглядел настолько здоровым, что в болезни можно было усомниться. Правду выдавали только легкие тени под мрачными серыми глазами и монитор, подсоединенный к его сердцу.
Такой пустяк, как сердечный приступ, не мог заставить его забросить работу. Рядом с кроватью на тумбочке стоял телефон, на покрывале лежали разные бумаги. Она замешкалась в дверях. Ей так хотелось броситься к нему в объятия, но его серьезный взгляд ее остановил.
— П… привет, — нерешительно начала она.
— Что ты тут делаешь?
— Я… мне позвонила Жанина и сказала, что ты болен. Вот я и решила… заскочить и узнать, как ты.
— Мне гораздо лучше, чем считают доктора. А Жанина позвонила тебе совершенно напрасно. — Он говорил резко, если не сказать, грубо, но все же не потребовал, чтобы она немедленно убралась.
Она осторожно приблизилась к изножью кровати и крепко схватилась руками за спинку.
— Жанина сказала, что ты слишком много работаешь.
Он саркастически приподнял бровь.
— А ты думаешь, компания будет работать сама по себе, пока я торчу здесь?
Чарли разочарованно вздохнула: до чего же он упрям.
— А если бы ты умер? — Она сама содрогнулась, как от боли. — Тогда ведь им пришлось бы управляться без тебя.
Он хладнокровно пропустил ее слова мимо ушей.
— У меня есть чувство ответственности. Вот такое скучное понятие, как ты довольно точно заметила во время нашего последнего разговора. К сожалению, туг и заключается наше непримиримое противоречие.
Она затрясла головой; переполнявшие ее чувства хлынули из нее слезами.
— Все не так. Ты постоянно твердил, что я капризный ребенок, поэтому требую, чтобы ты проводил со мной больше времени, но я лишь хотела отвлечь тебя от работы, чтобы ты немного отдохнул. Я за тебя боялась — именно этого я и боялась. О Пит… — у нее срывался голос. — Когда Жанина позвонила мне, я… я просто…
Ну вот и все — больше сдерживаться у нее нет сил. Она бросилась ему на грудь и оказалась в его объятиях, таких же теплых и сильных, как всегда.
— Все, что я тогда наговорила, не правда, — всхлипывая, продолжала она, уткнувшись в укромную ямочку у него на плече. — Ты совсем не скучный и никогда не будешь мне скучен. Я… я просто хотела задеть тебя побольнее. Я думала… думала, ты все еще встречаешься с Жаниной. Я почувствовала запах ее духов в квартире, а когда ты сказал, что домой не приходил…
— Это правда, — мягко подтвердил он.
— Я знаю. Она мне все рассказала. В квартиру ее проводила Леннеке. Но тогда я думала… ты лжешь.
— Наверное, нам следовало объясниться, — согласился он. — Просто я боялся, ты не поймешь. Ты так молода, так импульсивна… Наверное, я был не прав. Нужно было тебе больше доверять. Прости меня.
— Это оттого, что я тебя безумно люблю и до конца так и не знала, любишь ли ты меня. — Голос ее зазвучал глухо, и он еще крепче стиснул ее в объятиях.
— Но как ты могла в этом сомневаться? — искренне удивился он.
— Но ты же никогда мне не говорил, — с укором напомнила она. — Порой я думала, а почему ты решил на мне жениться. Мне казалось… я тебе не подхожу; тебе нужна более утонченная женщина, которая никогда не вела бы себя как взбалмошный ребенок, ставя тебя перед друзьями в неловкое положение.
— О, зато какую свежую струю внесла ты В мою жизнь! — засмеялся он. Мне казалось, что я преждевременно состарился, и вдруг появилась ты и перевернула для меня весь мир.
Она недоверчиво взглянула на него из-под ресниц.
— Ты… ты не рассердился? — воспрянув духом, спросила она.
— Это самое лучшее, что случалось у меня в жизни. Но что произошло потом, моя радость? Почему ты вдруг решила меня бросить?
— Это Дирк, — призналась она.
Он нахмурился. Ее ответ вновь его озадачил.
— Дирк ван Лейден? Но какое он к этому имел отношение?
Она глубоко вздохнула, понимая, как глупо это теперь звучит. Жанина была права: она на удивление наивна.
— Он сказал, ты женишься на мне из-за моего отца. Потому что он сможет оказать компании поддержку, если станет твоим тестем. Это было в тот день, когда я ушла. Дирк поднялся наверх за какими-то бумагами, и… Пит, только не расстраивайся, — умоляла его она и, почувствовав, что он весь напрягся от гнева, приподнялась и положила руку ему на грудь, чтобы его успокоить. Тебе нельзя волноваться.
— Волноваться? — Он был готов скинуть простыню и выпрыгнуть из кровати. — Я убью его! Что еще он сделал? — Его глаза горели яростью. Скажи, он хоть пальцем до тебя дотронулся?
— Нет. — В данном случае разумнее было солгать, иначе его бы не успокоить. — Ничего не было, честное слово. — Она встревоженно взглянула на монитор, уже подумывая, не позвать ли медсестру — импульсы значительно участились.
Он усмехнулся и, откинувшись на подушку, притянул ее к себе.
— Все хорошо, не переживай, — уверил он ее. — Я не собираюсь снова свалиться из какой-то мелкой гадины. С ним я разберусь позже. — В его голосе звучали угрожающие нотки: не иначе как торгующему алмазами толстячку теперь несдобровать. Рукой он погладил ее по щеке. — А ты просто сумасбродная глупышка, — пожурил он ее. — Ты завладела моим сердцем с первого мгновения, как я тебя увидел. И сколько я ни старался держаться от тебя подальше, ничего из этого не выходило. Видишь, что ты натворила, когда меня бросила? — улыбнувшись, он кивнул головой в сторону монитора, который уже показывал относительно регулярный сердечный ритм. — Ты оставила в нем большую дыру, которую невозможно залатать.
— Я залатаю, — пообещала она, смаргивая слезы. — Мне нужен только ты. И я совсем не хотела тебя покидать, но я была так несчастна.
— Никогда больше не позволю тебе быть несчастной, — ласково поклялся он. — А вообще-то ты права. Зачем мне тратить всю жизнь на то, чтоб делать деньги? Пожалуй, это не самое главное, есть на свете и кое-что другое. И возможно, то, что я увидел в тебе, поможет мне это найти. Только моя постоянная занятость не дала мне пойти за тобой по цветущим лугам, куда ты хотела меня увести. Теперь мы непременно туда пойдем. — И он слегка чмокнул ее в кончик носа. — Отныне у меня всегда найдется для тебя время, это я обещаю, даже если ради этого придется бросить компанию.
— Бросить компанию? — Она удивленно захлопала глазами.
Он кивнул с совершенно серьезным видом.
— Ты была права. Она превратилась в монстра. Мария не раз предлагала мне место директора в своем благотворительном заведении, и я рад буду оказать помощь другим учреждениям подобного рода.
— Ну, это пахнет уймой работы.
— О нет, — усмехнулся он. — На первом месте у меня будешь ты. И наши дети, — добавил он, лукаво на нее поглядывая.
— Дети? — Сердце у нее чуть не выпрыгнуло из груди. — Ты серьезно?
— Конечно. — Он улыбнулся. — Можешь не волноваться. Мое дурацкое нынешнее положение — результат наследственности, но я ни на минуту не сомневаюсь, что все это пройдет. Кроме того, мы научим наших детей ценить каждое мгновение и никогда не опускаться до такой глупости, чтобы стать рабами часов и телефона.
Как раз в этот момент зазвонил телефон, как будто хотел проверить слова Пита на деле. Решительно протянув руку, Пит поднял его и бросил в кувшин с апельсиновым соком, стоявший на маленьком шкафчике. Поначалу Чарли изумленно воззрилась на него, но тут же радостно захохотала, крепко обняв его за шею.
— О, как я люблю тебя! — восторженно произнесла она.
— Я тоже тебя люблю. — Он еще крепче ее обнял, и его смех зазвучал приглушенно. — Проклятье, через десять минут сестра придет мерить мне давление. У нас мало времени, но все равно… — Его рука легко скользнула под ее шерстяной свитерок и уверенно обхватила ее маленькие соблазнительные груди.
— Пит! — возмущенно запротестовала она. — Разве тебе можно…
Но конец фразы потерялся в поцелуе.
— Даже нужно, — возразил он. — Доктор рекомендовал мне регулярную физическую нагрузку, а лучшей физической нагрузки, чем секс, и быть не может. Мы будем аккуратно выполнять предписания врача — в этом направлении.
— Но… — Однако его упоительный поцелуй и дьявольская сноровка, с которой он распалял ее, поглаживая ей грудь, заставили ее замолчать. — Нет, только не здесь, — переводя дыхание, произнесла она. — Вдруг войдет медсестра.
Засмеявшись, он неохотно ее отпустил.
— Наверное, ты права. Пойду сейчас же договорюсь, чтоб меня выписали.
— Нет! Пока не разрешит врач, — твердо настаивала она. — Я это имела в виду. Ты останешься в больнице, пока врач не решит, что ты вполне здоров.
Он иронично поднял брови.
— Ах ты, мисс Старомодная Зануда! И ты действительно считаешь, что сможешь выдержать все это время?
— Да.
Он было ринулся к ней, чтобы уверенности у нее поубавилось, но она ловко увильнула. Он усмехнулся.
— Тогда я поправлюсь очень скоро. В конце концов, со мной ничего особенного, обычный сердечный приступ. Просто впредь мне нужно будет быть более осторожным. Я хочу прожить с тобой долгую жизнь. Пожалуй, мне не хватит и сотни лет, чтобы рассказать тебе, как сильно я тебя люблю. Ммм. Он вновь прижал ее к себе, и она прильнула головой к его мускулистой груди.
— Что ж, кто знает, до чего дойдут достижения современной медицины. Вполне возможно, что мы проживем сотню лет. Тем не менее, если хочешь, вполне можешь приступить к рассказу прямо сейчас. Я не прочь услышать его лишний раз.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Магия чувств - Маккарти Сюзанна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Магия чувств - Маккарти Сюзанна



скуучно!!!! не понравилось!
Магия чувств - Маккарти СюзаннаДана
2.05.2011, 20.59





забавненько....)
Магия чувств - Маккарти СюзаннаОксана
20.10.2011, 22.24





примитивная сказка для домохозяек
Магия чувств - Маккарти Сюзаннаmarusja
1.11.2011, 17.51





СКУЧНО,НЕ ИНТЕРЕСНО,ЗРЯ ПОТРАТИЛА СВОЕ ВРЕМЯ.
Магия чувств - Маккарти СюзаннаОксана
1.11.2011, 20.42





А мне понравилось)
Магия чувств - Маккарти СюзаннаАся
29.11.2015, 19.53





Слабовато 4 из 10
Магия чувств - Маккарти СюзаннаКсения
20.03.2016, 9.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100