Читать онлайн В огне страсти, автора - Маккарти Моника, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В огне страсти - Маккарти Моника бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.73 (Голосов: 196)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В огне страсти - Маккарти Моника - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В огне страсти - Маккарти Моника - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккарти Моника

В огне страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Джинни понимала, что должна уехать. Нужно забрать Дугалла и вернуться в замок Эбойн на празднование Рождества, пока Дункан занят тем, что восстанавливает свое доброе имя — и до того, как им окончательно завладеет любопытство по поводу ее сына.
Будь она чуть поумнее, она бы так и поступила. Но когда дело касалось Дункана Кэмпбелла, мозги ей тут же отказывали. Разрываясь между желанием побежать за ним и желанием быть от него подальше, Джинни завернула за угол, огибая тренировочную площадку, чтобы попасть в замок, и услышала, как вскрикнула женщина. Она увидела, как эта женщина с размаху бросилась в объятия Дункана.
Джинни впала в оцепенение, и ей потребовалось время, чтобы сообразить, кто это. Только когда женщина разжала кольцо рук, обнимавших Дункана за шею, и чуть отодвинулась назад, чтобы взять его лицо в свои ладони, Джинни узнала сестру Дункана, Элизабет Кэмпбелл.
Вздох облегчения, вырвавшийся из груди Джинни, говорил о многом. Шея и плечи потихоньку расслабились. Постояв минутку, чтобы прийти в себя, Джинни направилась в замок, стараясь держаться в стороне, чтобы не помешать трогательной встрече брата и сестры.
Дункан редко проявлял свои чувства, но любовь к сестре была написана у него на лице.
«Когда-то он смотрел так и на меня…»
Она ощутила укол вины. Вот такой встречи он и заслуживает. Разница между тем, как приветствовала его Джинни (пистолетом!) и сестра, просто бросалась в глаза. Пусть он ее предал, все равно его оторвали от семьи, изгнали из дома и из страны за преступление, которого он не совершал. Скорее всего по вине ее отца, а возможно, и мужа. И единственный человек, который обрадовался ему и оказал радушный прием, была его сестра. В отличие от нее Джинни старалась помешать каждому его шагу.
Сначала это было оправданно. Но теперь? Может ли она снова доверять ему?
— Ты вернулся, — сказала Элизабет громко, так что Джинни услышала ее слова. — Я почти потеряла надежду. О, Дункан, как много времени прошло! Я думала, что уже никогда не увижу тебя снова.
Она спрятала лицо на его плече и начала громко всхлипывать. Дункан гладил ее по голове и успокаивал какими-то словами, которых Джинни разобрать не могла.
Во дворе понемногу собралась толпа, посмотреть, кто приехал. На лестнице появились Джейми и Кейтрина. Высокий мужчина могучего сложения с мрачным лицом быстро спешился, подошел к Элизабет и с покровительственным видом встал на несколько ступенек ниже.
— Лиззи, ты переутомилась, — сказал мужчина. — Это вредно и для тебя, и для…
— Со мной все хорошо, — ответила Лиззи, кинув на него сердитый взгляд через плечо. — Я чувствую себя прекрасно! Я беременная, а не стеклянная.
Мужчина угрожающе прищурился.
— Лиззи…
— У тебя будет ребенок?! — воскликнул Дункан, чуть отодвинув сестру от себя, чтобы посмотреть ей в лицо.
Элизабет кивнула. На ее губах играла смущенная улыбка.
— Как я рад за тебя, девочка! — сказал Дункан. — Поздравляю.
Сердитый мужчина подошел к Лиззи сзади и обнял ее за талию.
— Она настояла на поездке сюда, когда получила известие, что ты вернулся. — По его неодобрительному тону было ясно, что он пытался ее переубедить. — Несмотря на отвратительную для путешествия погоду.
Элизабет закатила глаза и снова повернулась к брату.
— Этот невыносимый, несносный человек — мой муж, Патрик Макгре…
— Мюррей, — оборвал он ее, кивком напомнив, что вокруг полно зевак. Он взял жену за руку. — Почему бы нам не войти внутрь, чтобы ты могла отдохнуть?
Предложение прозвучало скорее угрюмым приказом.
Элизабет начала возражать, но ее муж наклонился и что-то прошептал ей на ухо. Ее глаза гневно расширились, но на Макгрегора это не подействовало. Он так посмотрел на жену, словно хотел сказать: «Только попробуй». Макгрегоры слыли людьми необузданными и грозными, и Патрик только подтверждал эту их репутацию.
Поднявшись на верхнюю ступеньку, Дункан оглянулся. Смутившись от того, что он увидел, как она на него смотрела, Джинни поспешно отвернулась, но он ее окликнул:
— Разве ты к нам не присоединишься? Сердце ее заколотилось.
— Я не знаю…
Дункан посмотрел ей в глаза.
— Ты должна быть с нами, — он помолчал, — если, конечно, захочешь.
Не дожидаясь ответа, он повернулся и исчез в замке.
Джинни смотрела ему вслед, понимая, что он вынуждает ее сделать выбор. А это значит, ей пора принять решение.
Дункан то и дело поглядывал на дверь покоев лэрда. Примыкающий к ним большой зал уже наполнялся членами клана, ожидающими дневной трапезы.
Минуты утекали. Он скованно сидел на скамье. Шея и плечи затекли от напряжения. Он уже не ждал, что она придет.
Это не имеет никакого значения.
Но через минуту дверь отворилась, и он понял, что это значило очень многое.
Джинни тут же нашла его взглядом. Заметив ее неуверенность, он ободряюще кивнул. Сказать нужно еще очень много, но она тут, и этого пока Достаточно.
Лиззи вопросительно вскинула бровь, но Дункан сделал вид, что не заметил этого, и предложил Джинни сесть рядом.
Само ее присутствие неожиданно разволновало его. Он чувствовал себя сильнее. Радостнее. И в первый раз после возвращения в Шотландию у него появилась надежда. Надежда, которую не смогли ослабить даже слова Лиззи:
— Как только Арчи услышал о твоем возвращении, он везде разослал людей, чтобы отыскать тебя. — Ее взгляд скользнул по Джинни. — Пожалуйста, скажи, что ты нашел хоть какие-нибудь доказательства твоей невиновности.
Дункан покачал головой:
— Пока еще нет.
Он повторил все то, что рассказал Джейми, опустив только встречу с Джинни в трактире в ночь перед битвой. Джейми вытащил из сумки карту и письмо и протянул их Лиззи. Она прочитала и пустила бумаги по кругу. Когда очередь дошла до Джинни, та покачала головой. Она уже знала, что там написано.
Дункан чувствовал, что в воздухе повис общий вопрос — раз в этом замешаны отец и муж, какова роль Джинни в заговоре против него? Он непроизвольно подвинулся к ней, прикрыв ее плечами, как щитом, словно собирался защитить.
Не зная их истории, муж Лиззи, Патрик, спросил:
— Но как Грант заполучил карту? Ты же говорил, что она лежала у тебя в сумке!
Джинни сбоку замерла, вцепившись в скамью. Дункан накрыл ее руку своей ладонью, и она — в первый раз! — не стала вырываться.
— Не все время. Я снял сумку, вернувшись в ночь перед сражением в свой шатер.
Он смотрел на брата с сестрой, но при этом боковым зрением ощущал на себе взгляд Джинни.
Лиззи и Джейми смотрели на него с одинаковым вниманием. Первым заговорил Джейми:
— Мог ее взять кто-то другой? Джинни застыла. Рука ее стала ледяной. Оба они знали, что кроется за этим вопросом: считает ли он до сих пор, что его предала Джинни?
Ничего не изменилось. У него до сих пор не было доказательств, чтобы опровергнуть это предположение. Никаких — кроме собственного сердца.
Джинни его не предавала. Он готов был поставить на это свою жизнь — что, собственно, в некотором смысле и сделал.
Дункан, не колеблясь, посмотрел Джейми в глаза:
— Нет. Больше никто ее взять не мог.
Лиззи повернулась к Джейми.
— Наверняка ты можешь что-то сделать. Арчи к тебе прислушается.
— Я попытаюсь, — ответил Джейми. — Но сомневаюсь, что это принесет много пользы. Ты же знаешь, каким упрямым может быть наш кузен. Он десять лет считал Дункана виновным. Чтобы убедить его в обратном, потребуется нечто большее чем карта и вот это не вполне понятное письмо.
Дункан почувствовал, что сестра начинает раздражаться.
— Но мы не должны сидеть сложа руки! — В ее голосе звучала нотка отчаяния. Лиззи повернулась к Дункану — Если ты не найдешь доказательств своей невиновности до того, как солдаты Арчи тебя поймают…
— Не волнуйся, Лиззи. Я не собираюсь облегчать им задачу.
Муж накрыл своей ладонью руку Лиззи.
— Вот видишь, твой брат прекрасно может о себе позаботиться. Если потребуется, он может укрыться в горах. Ты ему не поможешь тем, что будешь переживать.
Лиззи кивнула и сделала глубокий вдох.
— Прости. Ты прав. Нужно сосредоточиться на поисках доказательств, которые смогут убедить нашего кузена. А те, кто ночевал с тобой в шатре в ночь перед сражением? У кого могло быть желание навредить тебе или Кэмпбеллам?
— И к кому мой отец мог обратиться с таким предложением?
Удивленный этим замечанием, Дункан повернулся и посмотрел на Джинни. И не он один. Джинни внезапно обнаружила себя в центре внимания, и щеки ее вспыхнули.
Но она права. Грант должен был точно знать, что человек, которого он попросит украсть карту, это сделает.
— Кто был той ночью в шатре? — спросил Патрик. Дункан повторил имена, которые уже называл Джейми, но едва он дошел до Колина, Патрик и Кейтрина отреагировали мгновенно. Оба застыли, только Кейтрина мучительно покраснела, а у Макгрегора сделалось ледяное, убийственное лицо. Зная о роли Колина в трагедии этих двоих, Дункан прекрасно их понимал.
Лиззи побледнела и положила ладонь на руку мужа, молчаливо утешая его. Макгрегор немного успокоился, но глаза его пылали ненавистью.
— Если там был Охинбрек, — сказал он, — можешь не сомневаться, что он имеет к этому прямое отношение.
Кейтрина встрепенулась, словно хотела подтвердить его слова, однако вовремя прикусила язычок.
— Джейми рассказал мне, что произошло, — обратился Дункан к ним обоим.
— Колин? А он здесь при чем? — спросила удивленная Джинни.
Дункан покачал головой и пробормотал, что все объяснит позднее, а потом сказал Патрику:
— Я знаю, что у тебя есть основания не доверять моему брату, но там ночевали и другие…
— У Охинбрека была своя корысть, — процедил Патрик сквозь стиснутые зубы.
Дункан посмотрел на Джейми и Элизабет. Оба чувствовали себя так же неуютно, как и он. Никому из них не хотелось думать, что Колин мог сделать это.
— Я не был для него угрозой, — пожал плечами Дункан. — У Колина было все, чего он только мог пожелать. Если кому и следовало завидовать, так это мне. Я родился первым, но я не наследник. — Он взглянул на Джинни, и горло внезапно перехватило от нахлынувших воспоминаний. Дункан хрипло продолжил: — Именно его обручили с женщиной, на которой я хотел жениться. — Он снова повернулся к остальным и криво усмехнулся. — Впрочем, я его за это не виню. Никто ничего не знал. — Заметив, как нахмурилась Лиззи, Дункан поправился: — Кроме Лиззи и моего отца. Я рассказал им, вернувшись домой.
Лиззи поморщилась:
— Колин знал.
— После того, как я бежал, — сказал Дункан. Лиззи покачала головой:
— Нет, он узнал об этом раньше. Когда Джинни… простите, леди Гордон приехала в Каслсуин, чтобы найти тебя, Колин пришел в бешенство. Он сказал, что тебе следовало порвать с ней после его помолвки. Что ты болван, если надеялся, что сможешь на ней когда-нибудь жениться.
Дункан не знал, что сказать. Неужели его брат нарочно задумал свое обручение с Джинни, лишь бы сделать ему гадость? Или же он, как и Дункан, просто полюбил ее? Если учесть последнее предложение Колина о помолвке с Джинни, стоило склониться к версии о любви.
Видимо, Джейми пришел к тому же заключению.
— Поступки Колина достойны осуждения, но он всегда был верным клану и нашему кузену. Трудно поверить, что человек из ревности пошел на предательство: В том сражении погиб наш отец.
— Но если он не знал, что задумал мой отец? — предположила Джинни.
— А она права, — согласилась Лиззи. — Мы все время исходим из того, что взявший карту сговорился с Грантом предать Кэмпбеллов. А если он просто хотел подорвать доверие к тебе? Что, если переход Гранта на сторону врага оказался для него таким же сюрпризом, как и для всех остальных?
Джинни попыталась вырвать руку, но Дункан держал ее крепко. Поступок ее отца был неожиданным не для всех, и уж, во всяком случае, не для нее самой, но Дункан понял, что больше не хочет винить Джинни за то, что она ему ничего не рассказала. Он тогда слишком разозлился, чтобы понять, в каком сложном положении оказалась его любимая. Ей пришлось выбирать между ним и отцом. Никого нельзя ставить перед таким выбором. Она сделала то, что смогла. Причем очень сильно рисковала.
Подумав, Лиззи добавила:
— А золото подсунули потом, чтобы скрыть свою вину. Да, это возможно. И достаточно опрометчиво, как раз и духе Колина.
Но Дункан все еще не был убежден.
Чего-то недоставало — кусочка мозаики, чтобы все встало на свои места.
В любом случае пока они могли только гадать, а этого точно недостаточно, чтобы спасти его от палача.
— А где сейчас Колин? — спросил Дункан у Лиззи. Вместо нее ответил муж:
— Если у него хватает мозгов, то где-нибудь за сотню миль от Нилла Ламонта.
Лиззи сердито посмотрела на него и повернулась к Дункану.
— Последнее, что я о нем слышала — он вернулся в Данун.
Черт!..
— Что такое? — спросила Лиззи, увидев, как изменилось его лицо.
— Именно туда я отправил тебе письмо — то самое, что перехватил некто, пославший войско в Инвернесс дожидающийся моего человека.
Джинни лежала в своей постели на боку и смотрела, как моргает свеча, оплывая и превращаясь в лужицу тягучего воска. Она вслушивалась в звуки ночи, но безмолвная тьма окружала ее, как в гробнице. По панелям стен скользили, тени, но их отбрасывали спинка кровати и шкаф, а не человек. Ей было не до сна. После тревожного совещания в покоях лэрда обед прошел очень безрадостно. Сразу после него Дункан с братом куда-то исчезли, а когда он появился к ужину, то с Джинни почти не разговаривал.
Может, она опять ошиблась? Когда он пригласил ее в покои лэрда вместе со своей семьей, а потом заявил, что она невиновна в краже карты, Джинни подумала…
Она вздрогнула. Хотя она и прислушивалась изо всех сил, звук открывшейся и закрывшейся двери заставил сердце подскочить, а тревога вспыхнула опять.
Джинни села, невольно подтянув простыню к горлу. Дыхание перехватило.
Было темно, но Джинни не требовался свет, чтобы узнать Дункана. Он пришел.
Он стоял молча, угрожающе, нависая во тьме, как лев, готовый к прыжку. Его могучее тело излучало напряжение, мышцы бугрились; Он сменил боевое снаряжение на простую рубашку и плед горца, но этот наряд только подчеркивал его властность. Делал его устрашающим.
— Скажи, чтобы я ушел, Джинни. — Хриплый голос замораживал ее. И снова нахлынули воспоминания. Он уже приходил к ней так. Много лет назад.
Джинни задрожала. Не от страха, от предвкушения. Тело ее запылало, кожу начало покалывать, соски напряглись, и даже волоски на руках встали дыбом. Но сильнее всего затрепетало нежное местечко между ног. Тяжелое тепло желания заливало ее тело. Оно зародилось в глубине разбитого сердца и с годами стало еще сильнее.
Джинни не могла велеть ему уйти, как не могла приказать сердцу не биться. Она хотела его с первой минуты, как увидела в юные годы, и с того самого момента, как нога Дункана вновь ступила на землю Шотландии. И Джинни больше не хотела противиться.
— Скажи, — повторил он. Голос звучал так сердито… так скованно… так жестко.
Она покачала головой. Сердце отчаянно колотилось.
— Нет. Я не хочу, чтобы ты уходил.
Дункан в несколько шагов пересек разделявшее их расстояние. Он остановился у кровати и посмотрел вниз, на Джинни. В свете свечи она хорошо видела, как неукротимость его желания отражалась на его лице. Ее пронзил трепет предвкушения. Он великолепен и принадлежит только ей.
Джинни подумала, что он сорвет с нее одеяло, сдернет ее с постели и изнасилует до бесчувствия. Она видела, что ему этого хочется, но он опустил руки по бокам и стиснул кулаки. Самообладание ему не отказывало.
Пронзительный взгляд синих глаз пробуравил ее насквозь.
— Ты понимаешь, что говоришь, Джинни?
Она кивнула, широко распахнув глаза. Да, понимает, ее это ужасало, но она точно знала, что делает. Он ей поверил, и она тоже хотела довериться ему.
Простыня соскользнула вниз. Взгляд Дункана загорелся, задержавшись на бугорках сосков, хорошо видных сквозь тонкую ткань сорочки. Джинни вспомнила его губы на своем теле, и ее словно обдало горячей волной.
— Господь свидетель, я хочу твоего тела, но этого недостаточно. Я хочу тебя всю. Можешь ты вернуть мне свое доверие и простить за то, что я когда-то отказал тебе в нем? Дункан замолчал. В его глазах плескались боль и раскаяние. — Господи, Джинни, сможешь ли ты когда-нибудь простить меня за то, что я тебя бросил?
Голос его звучал глухо от переполнявших Дункана чувств, и Джинни отбросила последние сомнения. Он любил ее — и тогда, и сейчас. Они оба наделали ошибок и заплатили за них, каждый по своему. Но Дункан предлагал ей то, о чем она даже подумать боялась: возможность попытаться все начать сначала.
Джинни помнила одиночество, пустоту и тоску, терзавшие ее все эти долгие годы. Он разбил ей сердце и едва не погубил ее. А теперь ставки еще возросли: его жизнь… их сын. Но потерять его снова? Это будет ужаснее всего.
Сердце отчаянно колотилось. Понимая, как важен будет ее следующий шаг, Джинни подогнула под себя ноги, встала на колени и обвила его шею руками. Его тело показалось ей твердым, как гранит, мышцы бугрились под руками, как стальные канаты. Джинни прижалась к нему всем телом, наслаждаясь силой и надежностью его широкой груди. Их сердца бились в унисон. Он был таким теплым, жар проникал сквозь тонкую ткань его рубашки и даже сквозь плед.
Джинни скользнула губами к его уху, вдыхая насыщенный пряный аромат. Она хотела языком и губами насладиться каждым дюймом его великолепного тела.
И словно все эти годы исчезли, как будто их и не было.
И когда он так обнимал и целовал ее, весь мир исчезал, и оставались только они. Вдвоем. Не обремененные обязательствами, верностью кланам, тайнами. Его губы целовали страстно и умело. Джинни отвечала ему с тем же пылом, приоткрывая рот, чтобы впустить его язык, и тая от его прикосновений. Дункан точно знал, как доставить ей удовольствие. Каждое прикосновение губ, каждое искусное движение языка были просчитаны с удивительной точностью — чтобы возбудить.
Он прижал ее к себе, подхватив одной рукой под ягодицы, а другую запустил в волосы. Джинни тонула в его страсти, таяла от его прикосновений. Она ощущала его теплые пальцы на своем затылке; грубоватая щетина царапала ее нежную кожу, а он целовал ее все крепче и крепче, не пропуская ни единого местечка.
При каждом сладострастном толчке его языка тело Джинни содрогалось. Дункан словно имитировал ритм наслаждения, которое подарит ей чуть позже. Между ними оставалась всего только легкая ткань одежды, и она ощущала, как источник ее будущего наслаждения твердо упирается ей и живот.
Она ждала слишком долго. Желание захлестывало ее высокой, сокрушительной волной, и его сила изумляла. Она так долго не занималась любовью, что забыла, каково это, когда страсть захватывает тебя и сметает все на твоем пути. Но тело помнило все. То, как царапает кожу щетина, то, как руки сжимают грудь; тепло его губ на соске, насыщенный пряный вкус его поцелуев, тяжесть его тела на своем… То, как он заполняет ее всю.
Джинни не хотела думать, она хотела только чувствовать — его, внутри себя, заполняющего ее. То, как ее бедра обхватывают его. То, как она потирается о твердую восставшую плоть. Это приятно. Так приятно! Она не могла больше ждать.
Дункан, застонав, прервал поцелуй. Он дышал тяжело, прерывисто. Глаза его пылали желанием.
— Не так быстро, милая моя! Не сейчас…
Джинни чуть не вскрикнула, протестуя, но увидела па его лице решимость и поняла, что не сумеет переубедить Дункана.
Она понимала, чего он добивается, — чтобы Джинни призналась, что хочет его. Она не должна больше скрывать свою страсть. Дункан хотел увидеть ее всю — не просто сорвать с нее одежду, но и обнажить душу.
Не сказав больше ни слова, Дункан начал раздеваться, не отрывая от Джинни взгляда.
Она не могла шевельнуться, не могла дышать — этот потрясающий мужчина, словно приковал ее к месту. Он расстегнул толстый кожаный ремень у себя на поясе и шнырнул его на пол. Следом полетел плед, упав к его ногам тяжелыми толстыми складками. На Дункане еще оставались мягкие кожаные башмаки. Он сел на край кровати, чтобы снять их, и снова встал, собираясь снять льняную рубашку, но Джинни его остановила.
— Нет, позволь мне, — произнесла она хриплым голосом.
Их взгляды встретились. Если Дункан и удивился ее просьбе, он никак этого не показал, напротив, взгляд его запылал еще ярче.
Она больше не была невинной девушкой. Она стала женщиной, знающей, чего хочет. И прямо сейчас она больше всего на свете хотела прикоснуться к нему. Провести руками по широкой мускулистой груди, ощутить его жар, ту энергию, что пульсировала в нем.
Убедиться, что он настоящий. Что это не сон.
Дункан не отрывал от нее глаз. Джинни протянула руки вперед и скользнула ладонями ему под рубашку. И ахнула от этого прикосновения, от чувственного ощущения его горячей гладкой кожи под ладонями. Стоило только прикоснуться к нему, и она превратилась в озеро любви, полное горячего, пылкого желания.
Дункан издал резкий звук и дернулся, стиснув зубы. Мышцы под ее пальцами внезапно окаменели. Кажется, он вообще не дышал, и Джинни отлично понимала, как она на него подействовала.
Его реакция только придала ей сил — поразительно, какой чувственной властью она обладает над этим мужественным воином! Джинни погладила его по животу, ни на секунду не забывая о возбужденной плоти чуть ниже ее запястий.
Под пледом на Дункане ничего не было, а это значит…
Во рту у нее пересохло. Память ничего не преувеличила. Толстое и длинное, с круглой головкой, распухшей, тяжелой от прилившей крови, его естество гордо вздымалось на несколько дюймов выше пояса, подчеркивая его силу. Джинни покраснела, сообразив, что неприлично уставилась на него. Но ее похотливое внимание, похоже, только заставило его еще увеличиться в размерах.
Она протянула руку, но Дункан схватил ее за запястье, не дав прикоснуться. На щеках его заиграли желваки. Он покачал головой.
— Нет, — хриплым, страдальческим голосом произнес Дункан. — Еще рано.
Джинни покраснела еще сильнее, испытав при этом непонятное удовольствие, и снова занялась его рубашкой.
Она медленно вела руками по его груди, поднимая рубашку вверх. Когда она добралась до плеч, Дункан поднял руки, и ей пришлось забраться на кровать, чтобы снять ее через голову.
Бросив рубашку к пледу, Джинни провела руками по его плечам, по спине, по груди, вспоминая каждую выпуклость, каждую мышцу. Он стоял перед ней, полностью обнаженный и такой желанный, великолепный. Мускулы словно вылеплены скульптором, тело совершенно.
Он стоял неподвижно, но по его тяжелому прерывистому дыханию Джинни могла сказать, что ее прикосновения превратились для Дункана в сладкую пытку.
Она оторвала взгляд от его груди и посмотрела ему в глаза.
— Ты так сильно изменился. — Джинни произнесла это тихо, не в силах скрыть волнение в голосе. Юноша превратился в мужчину. Ее пальцы нежно поглаживали шрамы — следы битв, о которых она ничего не знала.
— Надеюсь, к лучшему? — небрежно отозвался Дункан, взяв ее за подбородок и заставив посмотреть себе в глаза. А потом голос его посерьезнел. — У нас пока есть время, Джинни. Еще не поздно.
Сердце ее сжалось. Она так надеялась на это! Сомнение затуманило сознание, но тут Дункан запечатлел на ее губах нежный поцелуй. Поцелуй, быстро ставший настойчивым. Требовательным. Стирающим любые мысли о ждущих их сложностях, возвращающим ее к этой, и только к этой ми нуте.
Она обвила руки вокруг его шеи и прижалась к его телу — к телу, которое воспламеняла своим прикосновением. Она чувствовала, как в ее жилах бушует пламя, готовое поглотить ее. Остро ощущая его наготу и то, что лишь тонкая ткань ее ночной рубашки разделяет их, Джинни прильнула к Дункану, скользнув немного вниз, чтобы он оказался у нее между ног.
Дункан отпрянул и покачал головой. Глаза его потемнели от страсти и сверкнули хищным блеском.
— Сейчас моя очередь.
От чувственного обещания в его голосе у Джинни участился пульс. Она настороженно посмотрела на Дункана. Пусть она уже не девушка, но и назвать себя искушенной в искусстве любви Джинни тоже не могла. Она снова подавила укол вины за то, что не смогла полюбить мужа, а только исполняла супружеский долг и спокойно принимала его ласки.
С Дунканом ей не приходилось притворяться, все получалось само собой. С ним она забывала обо всем. Никогда не ощущала неловкости. Ей казалось, что заниматься с ним любовью — самая замечательная вещь на свете.
Джинни все еще стояла перед ним на кровати и вдруг поняла, что ее груди находятся прямо на уровне его глаз. Он медленно развязал завязки на ее ночной рубашке, задевая набухшие соски. Джинни не видела его глаз, зато чувствовала на себе его взгляд, жарко ласкающий ее.
Когда он ладонями обхватил ее груди и приподнял их к лицу, колени Джинни подогнулись. Дункан обводил большими пальцами ее соски, потирая их через ткань, и Джинни задрожала, тело ее напряглось и изогнулось.
Счастье только начиналось.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В огне страсти - Маккарти Моника



мне понравилось,и сюжет, и характеры героев. Было интересно!
В огне страсти - Маккарти Моникаварвара
22.01.2012, 21.48





Не очень.
В огне страсти - Маккарти МоникаМарина
18.08.2012, 22.49





Хорошая книга!!!
В огне страсти - Маккарти МоникаМари
5.11.2012, 20.11





Мне понравилось
В огне страсти - Маккарти МоникаНИКА*
2.03.2013, 20.36





отдохнула и расслабилась читая романы Маккарти так что читайте не пожалеете
В огне страсти - Маккарти Моникаеленао
30.08.2013, 21.47





очень понравилась книга, да и вся серия ("Поцелуй врага" и "Горец-изгнанник")
В огне страсти - Маккарти МоникаDarusya
8.09.2013, 19.42





Какое-то двоякое впечатление осталось от книги:с одной стороны вроде нормальный роман, с другой какой-то скучный.Все интимные моменты(про головки,соски и т.д.) которые расписаны чуть ли не на 10 стр.пропускала.Противно.Один раз прочитать можно, но не более того.Оценка 4.
В огне страсти - Маккарти МоникаЕвгеша
16.09.2013, 18.25





Интересно, даже очень .... Но предыдущие книги - лучшие ...
В огне страсти - Маккарти МоникаИрина
2.12.2013, 13.56





согласна с Ириной предыдущие книги на много интересней. В целом нормально
В огне страсти - Маккарти МоникаЛенчик
11.02.2014, 9.00





согласна с Ириной предыдущие книги на много интересней. В целом нормально
В огне страсти - Маккарти МоникаЛенчик
11.02.2014, 9.00





Остальные романы этого автора прочитала запоем, а это даже так и не осилила. Как то совсем не то=(
В огне страсти - Маккарти Моникаdeasidere
16.05.2014, 12.19





сюжет хороший, но перебор с описанием постельных сцен, здесь, явный, можно было спокойно сократить роман на 4 главы, выкинув из него "камасутру" )))
В огне страсти - Маккарти Моникаида
8.08.2014, 6.15





Интересный романrnИда,это не камасутра,камасутра это книги серии 50 оттенковrnтак что читайте с удовольствием
В огне страсти - Маккарти МоникаАрина
8.08.2014, 22.52





Роман супер ...советую
В огне страсти - Маккарти Моникаминажа
10.09.2014, 15.20





Прекрасный роман, сюжет не избитый, главные герои интересные! 9/10
В огне страсти - Маккарти МоникаМари
24.06.2015, 22.35





Прочитала третью книгу трилогии и не разочаровалась. Интересно, динамично, неожиданные повороты сюжета, но без надуманностей, все жизненно и реалистично. Читать однозначно. Роман пронизан нежностью и эротизмом. Чуть- чуть переборщила автор с продолжительностью постельных сцен, но они не пошлые, а очень даже чувственные. 9 баллов. Спасибо автору и сайту за качественный любовный роман, который достойно представляет свой жанр.
В огне страсти - Маккарти Моникаольга
16.07.2015, 22.52





Прекрасный роман!Читать обязательно!
В огне страсти - Маккарти МоникаНаталья 68
2.08.2015, 17.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100