Читать онлайн Тим, автора - Маккалоу Колин, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тим - Маккалоу Колин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.01 (Голосов: 141)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тим - Маккалоу Колин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тим - Маккалоу Колин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккалоу Колин

Тим

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

В конце концов, Мэри осталась на пять недель, наслаждаясь тишиной и покоем старого дома на побережье Розового Залива и страшась встречи с Тимом. Единственный человек, кто знал, где она находится, был сухонький маленький человечек, который вел все ее дела, и открытки, старательно написанные Тимом, передавались ей каждый день именно через контору этого присяжного поверенного. Наверно, Рон помогал Тиму с этими открытками, но почерк и текст принадлежали Тиму. Она тщательно их укладывала в маленький портфель. Последние две недели она много плавала в бассейне госпиталя и играла в теннис на его кортах, старательно восстанавливая свои силы. Когда, наконец, она уехала из госпиталя, она чувствовала себя так, как будто с ней ничего не произошло, и путь на машине домой оказался совсем не труден.
Дом в Артармоне сиял огнями, когда она поставила машину в гараж и прошла через парадный вход. Эмили Паркер сдержала свое слово, думала довольная Мэри. Старушенция обещала держать дом так, как будто в нем жили. Она поставила чемодан и сняла перчатки, бросив их и сумку на столик в передней, затем прошла в гостиную. Телефон там манил ее, как магнит, но она не позвонила Рону сообщить о своем приезде. Времени еще много.
Может быть, завтра или через день-два…
Гостиная была по-прежнему в серых тонах, но рубиново-красные пятна, рассыпанные по всей комнате, оживляли ее. Ваза рубинового стекла из Швеции стояла на гладкой каминной полке, рубиновый пушистый коврик лежал поверх жемчужно-серого ковра. Как приятно быть снова дома, подумала она, оглядываясь на эти доказательства ее богатства и вкуса. Скоро она будет делить это все с Тимом, он тоже внес свою лепту в красоту этого дома. Скоро, скоро… "Но хочу ли я делить все это с ним? " — спрашивала она себя, беспокойно ходя по комнате. Как все странно. Чем ближе она была к тому, что он появится здесь, тем больше ее это страшило.
Солнце село уже час назад, и небо на западе потемнело, как и все в мире. Под низкими тяжелыми тучами только огни города пульсировали красным. Но дождь прошел западнее, оставив нетронутой пыль, покрывающую Артармон. «А жаль, — думала она, — нам бы дождь не повредил, саду так нужна поливка». Она зашла в неосвещенную кухню и стояла, глядя в окно и не зажигая света ни в кухне, ни во внутреннем дворике. Она пыталась увидеть, горит ли свет в доме Эмили Паркер, но высокие лавры скрывали дом. Придется выйти во дворик, чтобы увидеть.
Глаза ее уже привыкли к темноте, когда она бесшумно вышла через заднюю дверь. Она стояла там, с наслаждением вдыхая аромат цветов раннего лета и далекий землистый запах дождя. Как хорошо дома, было бы совсем хорошо, если бы где-то на пороге сознания не стоял образ Тима.
И вдруг, как будто она придала плоть этому образу, возник его силуэт на фоне неба. Он сидел на балюстраде, голый, покрытый каплями воды, видимо, после вечернего душа, лицо было поднято к беззвездному небу, казалось, он слушал чудесную музыку, которая не воспринималась ее земным слухом. Свет, какой еще оставался, сфокусировался на его волосах и слабой светящейся линией шел вдоль контуров его лица и тела там, где блестящая кожа туго обтягивала застывшие в неподвижности мышцы. Видны были даже веки, опущенные, чтобы нельзя было угадать его мысли.
Целый месяц, больше, чем месяц, думала она. Прошло больше месяца с тех пор, как я видела его в последний раз, и вот он здесь как плод моего воображения, как Нарцисс, сидящий над озером и охваченный мечтой. Почему его красота всегда так действует на меня, когда я вижу его?
Она тихо прошла по плитам балкона и встала позади его. Она смотрела сбоку на его блестящую загорелую шею, пока соблазн дотронуться до него не возобладал. Она положила руки на его голые плечи и уткнула лицо в сырые волосы, легко дотронувшись губами до его уха.
— О, Тим, как хорошо, что ты меня ждешь, — прошептала она.
Он не вздрогнул и не шевельнулся. Как будто он чувствовал ее присутствие в тишине и знал, что она стоит сзади. Через некоторое время он откинулся немного, ее рука скользнула с плеча на грудь и обняла его голову, прижав к себе. Другая рука скользнула вниз на живот, она все крепче и крепче прижимала его спиной к себе. Мышцы живота дрогнули, затем замерли, как будто он перестал дышать. Он повернул голову так, чтобы смотреть ей в лицо. Во всем его существе было какое-то отстраненное спокойствие, а глаза смотрели серьезно, как сквозь серебристую завесу, которая, как это бывало всегда, и отгораживала ее от него, и одновременно связывала их.
Он поднял руки, обнял ее и наклонил к себе. Их губы встретились. Этот поцелуй, отличался от их первого поцелуя. В нем был оттенок чувственности. Мэри показалось, что в нем было что-то чарующе сверхъестественное, как если бы существо, которое она нашла сидящим на балюстраде, было вовсе не Тимом, а духом летней ночи. Встав, он без страха и колебания поднял ее на руки.
Он отнес ее вниз по ступеням, короткая трава шуршала под его босыми ногами. Мэри, которая сначала хотела протестовать и заставить его вернуться домой, прижалась лицом к его шее и заставила себя молчать. Он посадил ее на траву у лавровых деревьев и встал на колени, слегка дотрагиваясь пальцами до ее лица. Она была настольно переполнена любовью, что, казалось, ничего не видела и не слышала.
Он распустил ей волосы, и они упали по плечам, а руки опустились ему на бедра. От волос он перешел к одежде, снимая одну вещь за другой, как ребенок, раздевающий куклу, и складывая все аккуратно в сторонку. Мэри робко съежилась и закрыла глаза. Каким-то образом их роли поменялись; он, непонятно как, стал главным в их дуэте.
Закончив ее раздевать, он положил ее руки себе на плечи и прижал целиком к себе. Мэри охнула и открыла глаза, в первый раз в жизни она почувствовала голое тело, прижатое целиком к ее телу; сделать что-нибудь было невозможно, кроме как отдаться этому чувству, теплому, незнакомому и живому. Ее похожее на сон состояние перешло в сон, более реальный, чем весь мир здесь в темноте под лаврами. Вдруг она как бы по-новому ощутила Тима, его шелковистую кожу. Он был единственным под солнцем, жизнь подарила ей только одно — это ощущение Тима в ее объятиях, то, как он прижимал ее к земле. Она ощущала боль на шее от его подбородка, его руки, вцепившиеся в ее плечи, его пот, стекавший по ее бокам. Она почувствовала, как он дрожит. Безумный восторг, наполнявший его, был дан ею, и неважно, была ли ее кожа кожей молодой девушки или немолодой женщины. Тим был тут, в ее объятиях, в ней самой. Это она, Мэри, могла дать ему такое чистое, находящееся вне рассудка счастье, которому он мог отдаться, свободный от цепей, которые всегда, увы, сковывали ее. Когда ночь была на исходе, и далеко на западе дождь уже унесло за горы, она оттолкнулась от него, собрала кучку одежду и склонилась над ним.
— Мы должны идти в дом, мой дорогой, — прошептала она, ее волосы упали ему на руку, где только, что лежала ее голова, — Пока еще темно, но скоро рассветет, мы должны идти.
Он поднял ее и внес в дом. В гостиной все еще горел свет. Пока он шел в спальню, она протянула руку над его плечом и выключила все лампы по очереди. Он положил ее на кровать и оставил бы одну, если бы она не притянула его к себе.
— Куда ты идешь, Тим? — спросила она и подвинулась, чтобы дать ему место. — Это теперь твоя кровать.
Он растянулся рядом, подсунув руку ей под спину. Она положила голову ему на плечо, а рукой слегка поглаживала, засыпая, его грудь. Вдруг она вся замерла и широко открыла от страха глаза. Она больше не могла этого вынести и, поднявшись на локоть, протянула через него руку к лампе на столике.
С момента их встречи он не произнес ни слова! Единственное, что она хотела сейчас услышать — это его голос. Если он будет молчать, то ей станет ясно, что Тим вовсе не с ней!
Он лежал с широко открытыми глазами и смотрел на нее, не моргая. Лицо его было печальным и немного суровым, у него появилось новое выражение зрелости, которого она никогда не замечала. Или она была раньше слепа, или изменилось его лицо. Его тело больше не было ей чужим или запретным, она могла смотреть на него свободно, с любовью и уважением, оно вмещало существо, такое же живое и совершенное, как и она сама. Какие синие у него глаза, как изысканно очерчены губы, как трагична морщинка с левой стороны рта! И какой он молодой, какой юный!
Наконец он поморгал, глаза его вернулись из бесконечности и обратились на ее лицо. Он посмотрел на морщинки, на ее прямой сильный рот с распухшими от его поцелуев губами. Он поднял руку и провел пальцами по ее твердой, круглой груди.
Она сказала:
— Тим, почему ты не говоришь со мной? Что я сделала? Я разочаровала тебя?
Его глаза наполнились слезами, они текли по щекам и падали на подушку, но появилась нежная, любящая улыбка, и рука его крепче сжала ее грудь.
— Ты мне сказала, что когда-нибудь я буду так счастлив, что заплачу. И посмотри! О, Мэри, я плачу! Я так счастлив, что плачу!
Она упала ему на грудь, и так велико было ее облегчение, что все силы ушли из нее.
— Я думала, что ты сердишься на меня.
— На тебя? — его рука охватила ей затылок, пропустив волосы сквозь пальцы. — Я не могу сердится на тебя, Мэри. Никогда. Я не сердился даже тогда, когда думал, что я тебе не нравлюсь.
— Почему ты со мной сегодня не говорил?
Он удивился:
— Разве мне надо было говорить? Я думал, мне не надо говорить. Когда ты пришла, я не мог придумать, о чем говорить. Все, что я хотел, это сделать то, что говорил папа, пока ты была в госпитале, и я должен был это сделать, а говорить уже не мог.
— Твой папа сказал тебе?
— Да, я спросил его, будет ли грехом поцеловать тебя, если мы будем женаты. Он сказал, что когда будем женаты, то это совсем не грех. И он рассказал мне еще массу других вещей, которые я тоже могу делать. Он сказал, что я должен знать, что делать, потому что если я не сделаю этого, ты обидешься и будешь плакать. Я не хотел обижать тебя и заставлять плакать, Мэри. Я ведь не обидел тебя и не заставил плакать, правда?
Она засмеялась и крепко его обняла.
— Нет, Тим, ты не обидел меня, и я не плакала. Я просто окаменела, потому что думала, что мне придется все это делать самой, а я не знала, смогу ли я.
— Я действительно не обидел тебя, Мэри? Я забыл, что папа говорил, чтобы я не обидел тебя.
— Ты был прекрасен, Тим. Ты прекрасно справился. Я так тебя люблю!
— Это слово лучше, чем «нравится», да?
— Когда употребляется правильно.
— Я буду говорить так только тебе, Мэри. Всем остальным я буду говорить, что они мне нравятся.
— Так и должно быть, Тим.
Когда рассвет проник в комнату, осветил ее и пришел новый день, Мэри крепко спала. Не спал Тим. Он лежал и смотрел в окно, боясь шевельнуться и побеспокоить ее. Она была такая маленькая и мягкая, так хорошо пахла, и приятно было держать ее в руках. Когда-то у него был плюшевый мишка, и он любил его держать так же у груди, но Мэри была живая и сама могла держать его, а это было много приятнее. Когда от него забрали мишку и сказали, что он уже большой и больше ему нельзя спать с мишкой, он плакал долгие недели и прижимал к себе пустые руки. Он так горевал об ушедшем друге, что у него болела грудь. Он знал, что мама не хотела забирать от него мишку, но после того, как он пришел с работы в слезах и рассказал, как Мик и Билл смеялись над ним за то, что он спит с плюшевым мишкой, она заставила себя отобрать его у Тима и выбросила в мусорное ведро в тот же вечер. О, та ночь была такая долгая и темная и полна теней, которые двигались и превращались в когти, клювы и длинные, острые зубы. Пока с ним был мишка, он мог уткнуться в него лицом, и они не осмеливались подойти ближе, они были только у дальней стены. И прошло много времени, прежде чем он привык к тому, что они здесь, близко, и лицо его беззащитно, и они пытаются схватить его. Стало лучше, когда мама оставляла гореть ночник, но до этого дня он ненавидел темноту. Она была опасна и полна прячущихся врагов.
Забыв, что он не собирался двигаться, чтобы не разбудить ее, он повернулся так, чтобы смотреть на нее сверху, затем переложил свою подушку так, чтобы он был гораздо выше, чем она. Очарованный, он долго смотрел на нее, как бы вбирая ее в себя. Ее грудь ошеломляла его, он не мог оторвать от нее глаз. Сама мысль о ее груди вызывала в нем волнение, а что он чувствовал, когда он прижимал ее своей грудью, невозможно описать. Ему казалось, что все то, что в ней было по-другому, было создано для него специально. Он не думал, что она была точно такая же, как все другие женщины. Она была Мэри, и ее тело принадлежало ему так же абсолютно, как и его плюшевый мишка. Только он, он один мог держать ее, и все страхи ночи, весь ужас и одиночество отступали.
Папа сказал, что никто никогда не касался ее, то, что он ей принесет, ей незнакомо и чуждо, и он понял всю величину своей ответственности даже лучше, чем разумный человек. В слепой страсти, подчиняясь инстинкту и желанию, он не все помнил, что говорил ему папа, но в следующий раз он постарается вспомнить все. Его преданность Мэри была абсолютно самоотверженна. Казалось, она шла откуда-то извне и состояла из благодарности, любви и глубокого, успокаивающего чувства безопасности. «Как она красива», — думал он, видя и морщины, и немолодую кожу, но вовсе не находя их некрасивыми. Он смотрел на нее через призму огромной, безграничной любви и поэтому считал, что все в ней было прекрасно.
Сначала папа сказал ему, что он должен поехать в дом в Артармоне и ждать там один, когда Мэри вернется. Он не хотел этого, но папа заставил его и не разрешал ему вернуться на Серф Стрит. Целую неделю он ждал, кося траву, выпалывая клумбы и подрезая кусты. Это днем, а по ночам бродил по пустому дому, пока не уставал настолько, что засыпал. Все лампы в доме горели, чтобы изгнать демонов, которые таились в бесформенной темноте. Он больше не принадлежал дому на Серф Стрит, так папа сказал, и когда он умолял папу пойти с ним, он встречал твердый отказ. Думая об этом теперь, при восходе солнца, он решил, что папа точно знал, что случится. Папа всегда все знал.
В прошлую ночь с запада доносились раскаты грома, а воздух был пропитан запахом дождя. Гроза так пугала его, когда он был еще маленьким мальчиком, что папа показал ему, как быстро исчезнет его страх, если он выйдет на улицу и посмотрит, как кругом красиво, как яркие молнии пронизывают черное небо и грохочет гром. Поэтому, приняв душ, он вышел во внутренний дворик. Если бы он одевался в доме, то демоны бросались бы на него из каждого угла, а здесь, на открытом месте, где ветерок обвевал его голые плечи, они были бессильны. И постепенно ночь успокоила его и, подобно неразумным созданиям земли, он слился с природой в одно целое. Как будто он мог видеть каждый лепесток каждого цветка, и как будто окружающий мир наполнил его беззвучной музыкой.
Сначала он как бы смутно ощутил ее присутствие, пока любимые руки не легли ему на плечи и не наполнили его болью, которая не была болью. Ему не нужно было осмысливать происшедшие в ней изменения, понять, что она тоже стремится прикоснуться к нему, как и он жаждал прикоснуться к ней. Он отклонился, чтобы спиной чувствовать ее грудь, ее рука на его животе была как удар электрического тока, он не мог дышать от страха, что она может ее убрать. Их первый поцелуй оставил в нем ненасытное стремление, которое он все эти месяцы не знал, как удовлетворить. Но этот второй поцелуй дал ему странную ликующую силу, и он знал, что делать, папа сказал ему. Он хотел почувствовать ее кожу, но одежда мешала ему, и он нашел в себе силы сдержать себя и снять эту одежду осторожно, чтобы не испугать ее.
Он пошел вниз, в сад, потому что он боялся дома в Артармоне, дом был чужой, не то, что коттедж. Только в саду он чувствовал себя хорошо, и в сад он ее и унес. И в саду, наконец, он почувствовал ее грудь, в саду, где он был одним из миллионов других созданий, он мог забыть, что он — неполный доллар, мог раствориться в сладком, пронизывающем тепле ее тела. И он растворился, растворился на долгие часы, чувствуя невыразимое блаженство и зная, что она с ним каждой своей частицей.
Печаль пришла, когда она велела ему вернуться в дом, и он понял, что они должны расстаться. Он прижимался к ней так долго, как мог, неся ее маленькое тело и страдая при мысли, что он должен отпустить ее. Ужасен был момент, когда он положил ее в кровать и повернулся, чтобы идти к себе. Когда она притянула его к себе и заставила лечь рядом, он сделал это в немом удивлении, потому что ему не пришло в голову спросить у папы, будут ли они с Мэри вместе спать всю ночь, как его мама и папа.
Затем был момент, когда он понял, что действительно принадлежит ей, что может уйти под землю в последнем бесконечном сне, спокойный и свободный от страха, потому что она будет с ним там, в темноте, всегда. Он больше ничего не будет бояться, он победил ужас, открыв для себя, что он никогда не будет один. Ибо его жизнь всегда была одинокой, он всегда стоял вне думающего мира, всегда где-то вне, всей душой стремясь войти в этот мир и не имея такой возможности. Но теперь это не имело значения. Мэри соединилась с ним. Это были самые тесные, надежные узы, и он любил ее, любил ее, любил ее… Скользнув вниз вдоль кровати он поместил лицо между ее грудями, чтобы почувствовать их мягкость, а пальцы одной руки очерчивали круг около твердого дразнящего соска. Она проснулась и замурлыкала, как котенок, обняв его. Он хотел поцеловать ее опять, очень хотел поцеловать ее, но вместо этого вдруг засмеялся.
— Что ты смеешься? — спросила она, сонно потягиваясь и просыпаясь окончательно.
— О, Мэри, ты гораздо лучше, чем мой плюшевый мишка! — ответил он сквозь смех.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тим - Маккалоу Колин



Обалденный роман, спасибо!rnНикогда таких не читала, прямо запал в душу. Такой трогательный, такой неоднозначный
Тим - Маккалоу КолинKlubnika
19.02.2012, 5.38





Замечательная книга, я местами даже плакала. Много на свете есть таких людей как Тим и Мэри. Они тожэ заслуживают простого, человеческого счастья! Хотя меня и напрягает разница в возрасте, но большой плюс тому, что здесь акцент уделён духовной стороне и брака, и жизни, а не физической...
Тим - Маккалоу КолинKarolina
19.02.2012, 17.12





давно читала этот роман, досих пор помню. Заставляет о многом задуматься
Тим - Маккалоу КолинАня
26.06.2012, 16.07





Очень необычная книга, но мне понравилось.
Тим - Маккалоу КолинВиктория
27.06.2012, 0.25





Хорошая книга с не избитым сюжетом. Только от фразы "неполный доллар" меня к концу повествования уже тошнило
Тим - Маккалоу КолинЮлия Р.
12.10.2012, 11.42





Замечательный роман, собственно, как и все произведения Маккалоу. Трогательно, сильно, жизненно. Думаю, не может оставить равнодушным никого, заставляет многое переосмыслить.
Тим - Маккалоу КолинКатерина
14.02.2013, 11.59





отличный роман. фильм тоже очень хороший. смотрите не пожалеете.
Тим - Маккалоу Колиниришка
21.02.2013, 21.20





отличный роман. фильм тоже очень хороший. смотрите не пожалеете.
Тим - Маккалоу Колиниришка
21.02.2013, 21.20





отличный роман. фильм тоже очень хороший. смотрите не пожалеете.
Тим - Маккалоу Колиниришка
21.02.2013, 21.20





Читала этот роман 20 лет назад,впечатление произвел неизгладимое!Вот сейчас опять читаю и наслаждаюсь.Советую прочитать всем кто любит книги которые заставляют задуматься и переосмыслить некоторые жизненные ценности.
Тим - Маккалоу КолинМила
28.03.2013, 12.49





романтично............классика
Тим - Маккалоу КолинНаталия
8.04.2013, 12.35





Чушь собачья... Никогда не поверю, что кто-то может любить умственно отсталого.
Тим - Маккалоу КолинЖеня
21.05.2013, 21.57





Чушь собачья... Никогда не поверю, что кто-то может любить умственно отсталого.
Тим - Маккалоу КолинЖеня
21.05.2013, 21.57





Хороший роман, не хуже и фильм с Мелом Гибсоном в главной роли. Отношения , возможно, странные и даже не предсказуемые, но жизнь странная штука!
Тим - Маккалоу КолинItis
21.05.2013, 22.22





Чудесно,по человечески,щемящее чувство настоящей безыскусности....
Тим - Маккалоу КолинЖанна
3.11.2013, 15.27





Никогда не пишу - но тут задело.Второй день думаю об этом романе, перебираю что-то в своей душе. Если Вам не 16 лет - читайте.
Тим - Маккалоу КолинЕлена Е.
20.06.2014, 12.57





да уж вот так просто отказаться от возможности иметь детей?rnпоходу её душевная травма была намного тяжелее:(Ужасно.......НО ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО:)rnrnЧИТАЙТЕ:)
Тим - Маккалоу КолинАнжела
27.07.2014, 17.47





ЧИТАЛА ДАВНО. ПЕРЕЧИТЫВАТЬ ПОКА НЕ БУДУ, СЛИШКОМ ОН СИЛЬНЫЙ, ЗАХВАТЫВААЮЩИЙ. ПОСЛЕ НЕГО СРАЗУ НЕ УСПОКОИШЬСЯ. ЗАСТАВЛЯЕТ ЗАДУМАТЬСЯ О МНОГОМ. В ТАКИЕ ОТНОШЕНИЯ ПОВЕРИТЬ СЛОЖНО, НО В ЖИЗНИ ВОЗМОЖНО ВСЁ. ПО СУТИ, ВСТРЕТИЛИСЬ ДВА ОДИНОЧЕСТВА. ДЕТЕЙ НЕ ХОТЕЛА ПОНЯТНО ПОЧЕМУ, ТИМ-ЭТО ВЕЧНЫЙ РЕБЕНОК, ОНА ПОСТОЯННО ПРИГЛЯДЫВАЛА ЗА ЛЮБИМЫМ, А ЕСЛИ ЕЩЕ РЕБЕНОК. rnПЛЮС, ОНА НЕМОЛОДА, ВОПРОС СМОГЛА БЫ РОДИТЬ ПОЛНОЦЕННОГО, А ЕЩЕ И ВЫРАСТИТЬ. СЛОВОМС НЕ ВСЁ ТАК ПРОСТО.
Тим - Маккалоу КолинВишенка
19.08.2014, 14.12





Ситуация, конечно, нестандартная. В каком-то смысле ужасная. Но роман, безусловно, заслуживает внимания.
Тим - Маккалоу Колинren
6.01.2015, 3.09





Мне этот роман не понравился. Согласна, что он заставляет задуматься, но осадок от него остался неприятный. Гл. героиня эгоистка каких ещё поискать... Если бы она просто заменила гл. герою мать, но нет же ей и секс подавай. Гл. героиня решила идти по лёгкому пути - не создавать семью с сильным и уверенным в себе мужчиной, рожать детей, а играть в мамочку и любовницу с не совсем полноценным гл. героем.
Тим - Маккалоу КолинЕлена
25.03.2015, 19.39





Очень тяжелая вещь. Читала давно. Но до сих пор помню очень хорошо. Перечитывать не буду. Но тем, кто не читал очень советую.
Тим - Маккалоу КолинЕлена
3.05.2015, 13.17





бесподобный роман. Очень сильно будоражит, заставляет обо многом в жизни задуматься и оценить те безусловные радости что мы имеем, но почти никогда не ценим. Задевает за живое и трогает до глубины души. Обяазательно прочитайте!
Тим - Маккалоу Колинlola
23.06.2015, 20.19





двоякое впечатление оставил у меня этот роман..............да уж.
Тим - Маккалоу КолинКэтрин
24.06.2015, 0.12





Это даже не роман - это история жизни. Любить можно кого угодно, а тем более вот такое милое, доброе и ранимое создание как Тим. Не даром автор говорит, что он похож на собаку. Он(Тим) может скулить, обижаться, ревновать, но все-равно оставаться прекрасным в своей непосредственности. Его нельзя не любить, он мужчина, мальчик внутри которого никогда не умрет.Читайте - не пожалеете
Тим - Маккалоу КолинВи
26.06.2015, 14.58





Сначала я посмотрела фильм, потом нашла роман. Фильм хорош (плакала) и роман хорош, перечитываю время от времени, когда гламур совсем надоест. Серьезное чтиво и читать надо с чистой душой, без грязных мыслей. Любовь бывает разной и слава богу, что они нашли друг друга.
Тим - Маккалоу Колиниришка
31.01.2016, 20.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100