Читать онлайн У подножья Эдельвейса, автора - Маккинли Элис, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - У подножья Эдельвейса - Маккинли Элис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

У подножья Эдельвейса - Маккинли Элис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
У подножья Эдельвейса - Маккинли Элис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккинли Элис

У подножья Эдельвейса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Красное или лиловое? А может, стоит наконец надеть то серебристое, купленное в самом дорогом магазине Анкориджа? Но Линда всегда равнодушно относилась к своему внешнему виду. Будь ее воля, присутствующие на приеме узрели бы ее в потертых джинсах и в любимом шерстяном свитере. Как жаль, что времена буйной протестующей юности ушли в прошлое…
Кажется, она уже целую вечность стояла перед распахнутым настежь шкафом, разглядывая ряд вешалок. Так не хотелось снимать уютный махровый халат! После теплой ванны, в которой Линда нежилась добрых три четверти часа, необходимость вскоре покинуть дом жутко тяготила. Итак, на чем это она остановилась? Ах да, платье!
Отчаявшись найти что-то действительно нравящееся, Линда схватила первый попавшийся на глаза наряд и решительно захлопнула шкаф. С проблемой выбора было покончено. Оказалось, что сегодня вечером ей предстояло блистать в открытом облегающем платье цвета шампанского. Линда вспомнила, что купила его два года назад во время недельной вылазки в Европу.
За окном снова пошел снег. Мерцающие белые хлопья кружились в воздухе, словно исполняя причудливый танец под аккомпанемент классической музыки. На Аляске почти всегда царит темнота, словно нарочно оттеняемая снежной белизной.
Линда скользнула взглядом по далеким силуэтам горных вершин. Где-то там, в уютном доме, затерянном среди бескрайних ледяных просторов, живет Джон. Одинокий и отстраненный от всего. Как будто между ним и остальным миром выстроена непреодолимая стена. Лишь непостижимым образом ей удалось оказаться на другой, недоступной для всех стороне.
Она резко тряхнула мокрыми волосами, прогоняя оцепенение. Ей нравилось вновь и вновь анализировать ситуацию, одновременно облачаясь в красивое платье, укладывая непослушную золотистую гриву, превращая с помощью макияжа свое по-детски юное лицо в надменную маску взрослой женщины.
Кем был для нее Джон эти две недели? Больше чем просто спасителем. Больше чем гостеприимным хозяином, распахнувшим двери своего дома перед незнакомым человеком, попавшим в беду. От него исходили такая неподдельная забота, теплота и внимание, какие Линда редко получала от самых близких людей. К тому же присутствие Джона внушало уверенность, чувство защищенности, которые она давно отчаялась найти в кандидатах в спутники жизни. Чак, конечно, замечательный парень. Но отношения с ним она всегда рассматривала как своего рода компромисс, идти на который вынуждала пугающая пустота одиночества.
Наверное, она слишком многого ждала от брака, от семьи. С тех пор как жизнь Линды вошла в налаженное русло постоянных отношений, все прежние несбывшиеся ожидания отодвинулись на задний план. Однако как бывает достаточно одного громко произнесенного слова, чтобы спровоцировать сход лавины, так для дремлющих в ней надежд хватило короткого и мощного импульса, возникшего в результате знакомства с Джоном.
Хотя Линда стояла перед зеркалом, почти готовая к выходу, и надевала жемчужные серьги, думала она совсем не о приеме. А о тихих лунных вечерах среди безмолвной тишины гор. О мелких стычках с Джоном по поводу применения очередного нетрадиционного способа лечения. О бесконечной умиротворенности, с которой засыпала каждый вечер, получив за день море заботы и внимания.
Серьга выскользнула из рук и с тихим стуком упала на пол. Линда наклонилась за ней в тот момент, когда у входной двери загудел домофон. Как и обещал, Чак приехал ровно в полседьмого вечера. Она пошла открывать без особой радости.
Жилой комплекс, в который переселилась Линда, покинув отцовский дом, был спроектирован довольно оригинально. На небольшом расстоянии друг от друга стояли четыре здания, объединенные общим подземным гаражом. Территорию ограждал забор с пунктом охраны у ворот. В уютных двухэтажных домах располагались по две-три квартиры. С соседями проблем не возникало. Они в большинстве своем приезжали сюда не чаще двух раз в год, чтобы покататься на лыжах и на месте проверить состояние дел.
Вообще после возвращения из временного заточения в горах Линда часто грустила. Но сейчас это чувство приобрело несколько иной оттенок. Она затруднялась точно назвать причину перемен. Однако интуитивно угадывала взаимосвязь этих душевных метаморфоз с недавними событиями. Столько всего произошло…
– Эй, Линда, я пришел! – крикнул Чак, хлопая дверью.
– Привет, проходи в гостиную. Я скоро выйду.
Как же ей не хотелось тащиться на этот прием! Больше всего Линду раздражала отстраненность, которая сопровождала подобные мероприятия. Вроде бы больше сотни человек собирались вместе в огромном зале, все улыбались друг другу, беседовали, заводили новые знакомства, но при этом каждый словно существовал сам по себе, отдельно от остальных.
На прошлых собраниях она выдерживала максимум два часа, после спасалась бегством. Даже Чак вечно пропадал где-то среди партнеров по бизнесу, напрочь забывая о ней. Впрочем, зная его характер, Линда не тешила себя надеждами, что с ним было бы интереснее, веселее. Нет, изменить ее неприязненное отношение к приему могло только чудо.
Наконец утомительные сборы остались позади. Линда поплотнее закуталась в меховую накидку и вышла в гостиную, где ее ждал кавалер. Чак скользнул по фигуре своей спутницы откровенно оценивающим взглядом.
– Выглядишь великолепно! – сказал он, поднимаясь с дивана. – Нам нужно поторопиться, иначе рискуем попасть в пробку. Сама видишь, снег валит целый день. Идем?
– Да-да, не хочется опаздывать. Только возьму сумочку.
Линда вернулась в спальню всего секунд на десять. Затем они вышли в просторный коридор, ведущий к ее личному лифту. Чак терпеливо стоял рядом, пока она возилась с ключами и сигнализацией.
В своей квартире мисс Кроу с неохотой терпела посторонних, поэтому крайне редко прибегала к услугам горничной, предпочитая обходиться своими силами. Пусть хозяйка из нее получилась неважная, зато все вещи лежали там, где их оставили. Правда, после двухнедельного отсутствия требовалась масштабная генеральная уборка, и на сегодняшний вечер все-таки пришлось вызвать горничную.
А вот проблема отсутствия кулинарных способностей и вовсе не могла стать актуальной при наличии уютного кафе поблизости. Линда иногда приходила к выводу, что ей не хватает стимулов для овладения нелегким мастерством ведения домашнего хозяйства. К примеру, если бы этого требовал статус замужней женщины. Ведь подавать завтрак в постель любимому человеку – одно удовольствие.
Нет, в случае с Чаком Линда не ощущала большой радости при мысли о совместной жизни. Может, просто не готова была морально. Да и к чему забивать голову надуманными проблемами, когда деньги способны вмиг разрешить малейшие бытовые трудности? Недаром в семье Чака, например, держат повара.
А Линде хотелось не только купаться в лучах заботы и внимания, но и самой делиться теплом. Найдется ли такой человек, которого она впустит в свою душу? Внутренний голос подсказывал, что по крайней мере один уже встретился на ее пути.
Лифт остановился в подземном гараже, и мысли, словно стая потревоженных птиц, мгновенно улетучились. Линда очутилась в салоне машины, Чак галантно захлопнул за ней дверцу и занял водительское место.
– Ты отпустил шофера?
Она не знала, зачем спрашивает. Но в душе проснулась непонятная тревога, и Линда не находила ей другого объяснения, кроме волнения по поводу предстоящей поездки. Хотя дороги в городе содержались практически в идеальном состоянии, зачастую коммунальные службы просто не успевали справляться с капризами погоды. Нередко случались автомобильные аварии, причиной которых была скользкая трасса. К тому же Чак очень гордился своей дорогой машиной и не упускал случая покрасоваться перед спутницей, вытворяя разные фокусы. При этом во всех остальных сферах он оставался благоразумным, осторожным… и скучным.
Догадавшись, куда клонит Линда, Чак беззаботно улыбнулся.
– Не волнуйся, обещаю соблюдать правила дорожного движения. Хотя твои затянувшиеся сборы едва не привели к скоростной гонке по заснеженным улицам Анкориджа.
Чак завел мотор, и мощный свет фар рассеял царивший в гараже полумрак. Линда инстинктивно вжалась в сиденье. Вот так, ее парня совсем не волнует, приятно ли ей выступать в роли участницы опасного аттракциона. Отшутился, надавал пустых обещаний. Ведь стоит им только выехать из гаража, опять начнется бессмысленное лихачество.
В приступе бессильного гнева Линда демонстративно отвернулась к окну. Глаза следили за огоньками, отражающимися в стекле, а воображение уже вовсю рисовало знакомый мужской образ. Перед ней на расстоянии вытянутой руки возник Джон. Манящая тайна его глаз звала окунуться в неведомый омут. Был ли он таким в реальности или только в ее фантазиях? Линда не понимала, почему, по сути, чужой человек за столь короткий срок стал ей ближе отца, ближе Чака, ближе немногочисленных друзей.
Против воли, против любых доводов здравого смысла в ее душе росло новое чувство, которое не поддавалось определению или описанию. В нем соединились и восхищение, и благодарность, и нежность. Одним словом, та гамма эмоций, которые, по мнению Линды, испытывает каждый ребенок к своим родителям. Но было и что-то еще. Больше чем невинная дочерняя любовь. Она не могла объяснить это даже себе, поэтому в редкие минуты подобных раздумий старалась поскорее отвлечься, выбросить из головы странные мысли.
Все это несерьезно. Сколько таких симпатий вспыхивает и почти сразу же гаснет, стоит узнать человека поближе. Конечно, Линда провела в хижине Джона целых две недели, но старательная игра в девочку-подростка лишила ее возможности узнать истинное отношение к себе хозяина хижины. Иногда казалось, что у них может что-то получиться. Смутные надежды то появлялись, то исчезали, а жизнь текла своим чередом.
Линда провела ладонью по гладкой поверхности стекла, заставляя исчезнуть мучающий ее образ. Теперь она снова видела только снежную пелену за окном. Хлопья доверчиво липли к машине, словно укрывая от всех невзгод внешнего мира. Теперь Джон остался где-то за гранью восприятия, и от этого все тревоги в душе постепенно улеглись, затаились до поры до времени…


Джон в который раз за вечер попытался ослабить тугой галстук-бабочку. Последние полчаса он не находил себе места, мечтая поскорее удалиться с утомительного сборища. Как назло, его бывшие сотрудники, деловые партнеры, просто знакомые использовали любую возможность, чтобы лично пообщаться с отшельником, обсудить контракты, дела, проекты. Несколько раз, пытаясь отвязаться от особо назойливых, Джон почти готов был наговорить им грубостей, но в последний момент брал себя в руки.
Только один вечер, повторял он словно заклинание. Только один. Такая малость по сравнению с днями и месяцами ожидающей впереди свободы. Свободы от шумного общества, от навязанных условностей. Снова только заснеженные перевалы да овеваемые ветром скалы, и ни одного человека в радиусе нескольких километров. Сейчас этот родной сердцу мир казался далеким и недостижимым.
Джон с тоской посмотрел на часы. Начало официальной части отложили на час, так как из-за плохой погоды не все приглашенные успели прибыть вовремя. Действительно, за окном бушевала метель, усиливаясь с каждой минутой. Тем, кому вместе с Джоном повезло приехать раньше, оставалось в ожидании бесцельно бродить по залу, общаясь между собой.
Среди гостей сновали официанты, предлагая закуски и напитки. Скорее для видимости Джон взял бокал вина, но лишь пригубил дорогой марочный напиток. Он успел отвыкнуть от всего этого блеска, утонченных вкусов, эстетских разговоров. Он чувствовал себя лишним, незваным гостем на чужом празднике жизни. Красивые элегантные женщины пробуждали в нем бессильный гнев на жестокую судьбу. Жена и сестра могли бы сейчас так же блистать в дорогих нарядах, вызывать восхищение, дарить улыбки. Чем они заслужили такую ужасную участь?
Мария была доброй, искренней, справедливой. Илари никогда никому слова плохого не сказала, знакомые всегда восхищались его младшей сестренкой. Но, видно, ангелам нет места среди обычных людей. Они ушли, а он остался один на грешной земле… Быстрее бы получить треклятый финансовый отчет, из-за которого он, собственно, и появляется здесь каждый год. Тогда можно по праву считать свою миссию выполненной.
Джон по очереди обвел недовольным взглядом устроителей этого пафосного мероприятия. Используют малейший повод, чтобы пустить пыль в глаза. Между тем до него доходили слухи, что в делах компании при новых владельцах обозначился отчетливый спад. Конечно, тяжело было наблюдать, как бизнес, начатый еще прадедом Джона, постепенно угасает из-за некомпетентности некоторых людей. Они были слишком поглощены жаждой сиюминутной наживы, слишком мало внимания уделяли инвестициям, развитию новых технологий, расширению клиент-ского списка.
Поначалу Джон предпринимал попытки вразумить своих преемников, подходил к ним с советами, рекомендациями, просил звонить, если возникнут затруднения. От него отмахнулись, вежливо намекнув, что он здесь больше не хозяин. Корить себя за опрометчивый поступок – продажу компании – было бесполезно. К тому же душевная рана была еще слишком свежа. Джон махнул на все рукой и безвылазно поселился в горах.
Постепенно компания выбралась из кризиса без его помощи, хотя уже не приносила прежних доходов. Но одинокому мужчине, живущему изолированно от остального мира, и этих дивидендов хватало сполна. Большая часть денег оседала на его банковском счете.
Когда-то он любил делать подарки. Давно. Очень давно. Им с любовью больше не по пути. Осталась лишь пустота. Почему-то вспомнилась Линда. Неужели она разбудила в нем самые низменные чувства? Надо же докатиться до такого! Видно, длительное одиночество сыграло со своим добровольным невольником злую шутку. Джон настолько одичал, что готов был, словно голодный зверь, наброситься на юную девушку, по сути еще ребенка.
Как же он проклинал себя за эту низость! Ему хотелось любыми средствами избавиться от постыдного чувства. От отчаяния он начал подумывать о поиске случайной любовницы, с которой можно нарушить свой негласный обет воздержания. Но перспектива одноразового секса с первой попавшейся партнершей была ему не по душе. Джона тянуло не к женщинам вообще, а к одной вполне конкретной – юной и невинной.
Чем больше он думал об этом, тем сильнее мучился чувством вины. Оно давило, тяготило, изнуряло душу. Когда Линда благополучно отправилась домой, на какое-то время Джон почувствовал облегчение. Ее не было рядом. Она не изводила, не соблазняла его двадцать четыре часа в сутки.
К сожалению, очень скоро беспристрастное сознание снова принялось напоминать ему о недавней гостье. Собственный дом стал ему невыносим, потому что, глядя на любую вещь, предмет обстановки, даже посуду, Джон думал о Линде. Их стычки, препирательства, споры казались чуть ли не самыми счастливыми моментами в его жизни за прошедшие три года. Неужели он тронулся умом? Без видимых причин превратился чуть ли не в извращенца? Разве так бывает?..
Да, потеря близких привела к затяжной депрессии, к утрате интереса к окружающему миру, к разочарованию в любви. Но при чем здесь нездоровый интерес к девочке-подростку? Как ни пытался, Джон не смог разглядеть взаимосвязи между этими событиями. Ну для чего судьба посылает ему очередное испытание? Теперь Джону приходилось бороться с самим собой, пытаясь загнать в угол низменные инстинкты. Он и так чувствовал дискомфорт среди незнакомых, против воли навязанных ему людей, а еще к этому примешивалось осознание собственного морального уродства. Самое ужасное, что ему пока плохо удавалось противостоять своей природе. Оставалось лишь посылать проклятия в адрес позорной беспомощности разума перед натиском противоестественного желания…
Занятый своими мыслями Джон почти не обращал внимания на прибывающих гостей. Между тем зал понемногу заполнялся, все труднее становилось найти укромный уголок, где никто не станет досаждать ему своим присутствием. Как назло, у окна, облюбованного Джоном, собралась небольшая группа собеседников. Ему совсем не хотелось подслушивать чужие разговоры, поэтому пришлось удалиться. Прогуливаясь по залу, он заметил множество новых людей, пришедших, очевидно, только недавно.
Необходимо было снова чем-то себя занять, иначе со всех концов зала скоро потянутся желающие с ним пообщаться. Бокал с вином Джон по рассеянности оставил на подоконнике, а возвращаться не хотелось. Заметив официанта с заставленным напитками подносом, он направился к нему, стараясь выглядеть беспечно, словно не караулит бокал с вином, а просто прогуливается среди гостей. Ему удалось благополучно реализовать свой план.
Машинально его взгляд зацепился за женскую фигурку у противоположной стены. Длинное, декольтированное сзади платье сверкало сотнями страз, которые слепили своим блеском. В душе шевельнулось подобие любопытства, но женщина, к сожалению, стояла к нему спиной, не подозревая о пристальном внимании со стороны незнакомого мужчины. Джон решил запастись терпением. Когда она повернулась, его словно громом поразило.
Это была Линда в облике взрослой женщины! Те же черты лица, волосы, улыбка. Разнились только манеры да стиль одежды. Джон опомнился не сразу. Чтобы окончательно прийти в себя, ему потребовалось залпом осушить бокал вина. Стараясь мыслить логически, он попытался найти объяснение сходству незнакомки с Линдой.
Наверняка это не та девочка, которую он спас после лавины. Подростков не приглашают на мероприятия подобного рода, тем более в таком вызывающе-откровенном виде. Однако определить возраст «взрослой копии» Линды оказалось делом затруднительным. Женщины мастерски умеют скрывать следы беспощадного времени. Джон почти не сомневался, что поразительное сходство является результатом родства. Тогда кем приходится эта дама его недавней подопечной? Сестрой, кузиной, тетей, матерью? Все эти варианты имели право на существование. Он перебрал в памяти обрывочные фразы о семье, услышанные от Линды. Она рассказывала о себе без лишних подробностей и, как любой подросток, наверняка была склонна приврать в отдельных эпизодах.
Джон еще мгновение колебался, разглядывая незнакомку, а потом быстрым шагом пошел навстречу завораживающей неизвестности.
– Добрый вечер, – поздоровался он, остановившись рядом.
Женщина подняла на него искусно накрашенные глаза. В их глубине как будто вспыхнуло смятение, но слишком быстро ее взгляд устремился куда-то поверх плеча Джона. Рассмотрев даму вблизи, он в конце концов пришел к выводу, что встретил мать Линды. Миссис Кроу выглядела по-деловому собранной и вполне могла проигнорировать попытку завести с ней беседу. Но Джон все-таки решил попытать счастья, уж очень тоскливо проходил вечер до этой неожиданной встречи.
– Простите мою бестактность, – снова заговорил он, с трудом подыскивая подходящие слова, – я здесь мало кого знаю. Может, вы любезно подскажете, во сколько точно начинается официальная часть?
– Ровно в восемь. Время переносили только раз.
Дальше последовала вежливая улыбка, которая обещала продолжение разговора. И действительно, миссис Кроу тут же обратилась к нему со встречной просьбой:
– Будьте любезны, принесите мне еще шампанского.
Окрыленный успехом, Джон мигом бросился выполнять поручение. Дальше, слово за слово, у них с легкостью завязалась беседа. Официального знакомства, правда, не состоялось, так что оставалось ждать удобного момента, который пока не представился. Мать Линды говорила немного в другой манере, чем дочь, а вот голоса по тембру совпадали полностью. И хотя Джон не собирался подставлять свою недавнюю подопечную, ему хотелось каким-то образом упомянуть в разговоре Линду.
– Должен вам признаться, – заметил он с легкой усмешкой, – что в первый момент перепутал вас с дочерью.
Женщина в ответ удивленно вскинула брови:
– Неужели? Вы знакомы с моей девочкой?
– Да, только, пожалуйста, не подумайте ничего дурного. Я отдыхал на лыжной базе в то же время, что и Линда с друзьями. Пару раз катались на одних и тех же трассах, в отеле сидели за соседними столами. Как я заметил, она очень самостоятельная.
– Это верно. Я стараюсь не ограничивать ребенка в плане свободы действий. Если захотела отдохнуть без родителей, пусть попробует. В любом случае, всегда может вернуться домой раньше времени. А для контроля вполне достаточно телефонного звонка. Подросткам нравится опека на расстоянии. Если бы все родители придерживались этой тактики, очень скоро сошли бы на нет проблемы их взаимопонимания с отпрысками в переходном возрасте.
– У вас очень оригинальная точка зрения. Хотя у меня нет детей, я готов с вами поспорить насчет целесообразности таких отношений в семье. К примеру, Линда для своего возраста показалась мне чересчур безрассудной. Отчаянная девочка. Я бы посоветовал внимательнее за ней приглядывать.
Миссис Кроу кивнула, показывая всем своим видом, что примет замечание к сведению. Но Джон уловил в этом жесте лишь попытку избавиться от его советов. Внезапно он сам почувствовал неловкость, осознав, как бестактно и с каким рвением вторгается во внутрисемейные отношения. Наверное, мать Линды не нуждается в советах первых встречных по поводу воспитания дочери. Ей самой лучше знать.
Джон не собирался волновать миссис Кроу рассказом об опасном безрассудстве ее ребенка. Линда получила хороший урок, который заставит ее помнить об осторожности. А вот испорченные отношения с матерью вряд ли принесут девочке пользу. Погружаясь в свои рассуждения, Джон больше не испытывал прежнего азарта. Наоборот, ему захотелось поскорее уйти от рискованной темы. Казалось, одним случайным упоминанием о Линде он уже рассекретил свой нездоровый интерес к ней.
Миссис Кроу, словно не замечая перемены в настроении собеседника, снова обратилась к нему:
– Похоже, мистер Нейл, я встретила вас очень кстати.
На ее ироничное замечание Джон собирался ответить в том же духе, когда обратил внимание на странность в словах собеседницы. Они не были знакомы официально, женщина же с легкостью упомянула его фамилию, словно общалась со старым знакомым. Ее поведение поставило Джона в тупик. Смутное подозрение шевельнулось в душе.
– Простите, но откуда вы знаете, как меня зовут?
Вместо ответа последовала короткая, почти театральная пауза, завершившаяся негромким смешком. Миссис Кроу на мгновение опустила взгляд на свой бокал. Лишь затем, чтобы снова посмотреть на Джона в хорошо знакомой ему манере. Метаморфоза произошла как-то легко и незаметно. Оставалось только наблюдать за ее результатом.
– Мне очень стыдно за мою ложь, – сказала Линда. – Я хотела пошутить, но, похоже, перестаралась. Как вы уже знаете, меня зовут Линда Кроу, подростком я перестала быть лет восемь назад. Вы не первый, кто ошибся насчет моего возраста.
Джон застыл как каменное изваяние, не зная, как отреагировать на это известие. Ну и новость! Она не ребенок! Даже не юная девушка, едва достигшая совершеннолетия, а вполне взрослая женщина. Ее истинный возраст полностью освобождал Джона от мучительного чувства вины. С души словно камень упал. Но теперь он выступал в роли доверчивого простака, над которым легкомысленно посмеялись в награду за помощь. Джон хотел упрекнуть Линду, но радость избавления от ощущения собственной ущербности пересилила все остальные чувства. Если она воспринимает все только как шутку, то почему бы ему не поступить так же?
Джон попробовал улыбнуться и сразу же заметил, как исчезает возникшее между ними напряжение.
– Надеюсь, вы не обиделись? – спросила Линда.
– Скорее нет, чем да. Я никогда не становился жертвой столь виртуозного обмана. Это делает честь вашим актерским способностям. Прямо-таки редкий талант перевоплощения.
Линда разыграла смущение, но было видно, что витиеватый комплимент ей польстил. Последовала очередная улыбка, еще более широкая, чем предыдущая. Казалось, все в разговоре с Джоном невероятно забавляет ее.
– Если честно, я не ожидала встретить вас так скоро.
– Представьте себе, я тоже.
– Хотя странного здесь немного, ведь эти приемы как раз и собирают всех жителей Аляски, занятых в золотодобыче.
– Ну, мое участие сводится к обладанию пакетом акций, – заметил Джон. – А ваше?
– Да, просто стопроцентное совпадение. Согласитесь, наше положение открывает огромные просторы для самореализации.
Джон с легкостью поддерживал беседу, но почему-то не мог отделаться от ощущения натянутости, принужденности произносимых слов как со своей стороны, так и со стороны Линды. Словно это были вовсе не они, а их фальшивые образы, за которыми прятались их истинные сущности. Своим впечатлениям он пока боялся дать однозначную оценку. Слишком внезапно на него обрушился поток самой разной информации, буквально оглушивший и лишивший его твердой почвы под ногами. Ему требовалась передышка, спокойная обстановка для полного осознания всего случившегося. А общество Линды совсем не располагало к размышлениям.
Он стоял возле нее как привязанный, боясь обидеть чересчур поспешным уходом и в то же время сомневаясь в правильности выбранной тактики общения. Линда же вела себя внешне непринужденно, болтала без умолку, смеялась, шутила. И явно не демонстрировала склонности к бегству.
Наконец по залу прокатился гул оживления. Устроители приема засуетились на импровизированной сцене, сооруженной на один этот вечер. Линда, похоже, сочла свою миссию выполненной и, извинившись, поспешила уйти на противоположную сторону зала.
Джон проводил ее взглядом, полным смятения. Затем все его внимание автоматически переключилось на доклад нового президента компании. Тот занял место на трибуне, положил перед собой листы с текстом и стал читать в размеренном темпе, от которого уже через десять минут Джона начало клонить в сон. Все эти цифры, умело подобранные таким образом, чтобы выставить успехи компании в самом выгодном свете, звучали для него неубедительно. На каждый приведенный факт он мог бы выставить с десяток контр-аргументов. Как ни жаль, но мнение простых акционеров, пусть даже обладающих солидным пакетом акций, в этом зале явно никого не интересовало.
Отвлекшись на плавно льющуюся с трибуны речь, Джон успел потерять Линду из виду. Неужели она тоже ощущала неловкость? Или обиделась на него, не дождавшись желаемой реакции как от собеседника? В любом случае что-то подсказывало Джону, что их общение на сегодня еще не закончилось. Он должен подойти и всеми доступными средствами дать ей понять, что не собирается обижаться, а воспринимает ситуацию с присущим ему чувством юмора.
Стоит ли искать ее дружбы или каких-то поводов для дальнейшего развития знакомства? Джон сильно сомневался в целесообразности этого. Лучше сохранить прежнюю дистанцию, по крайней мере до поры до времени, пока он не разберется в своих чувствах к девочке, словно по волшебству превратившейся во взрослую женщину.
Окончание сорокаминутной речи было встречено довольно сдержанными аплодисментами. По рукам пошли бесчисленные копии финансового отчета, и на какое-то время в зале повисла тишина, изредка прерываемая шелестом переворачиваемых страниц. Потом она сменилась гулом обсуждения. Приглашенные собирались группами, спорили, читали и перечитывали буквально каждую строчку. Со всех сторон до Джона доносились самые разные мнения:
– Они почти вдвое урезали отчисления на амортизацию по сравнению с прошлым годом! Такими темпами совсем скоро оборудование превратится в бесполезный хлам…
– О, доходы растут год от года! Компания ведет грамотную потребительскую политику. Мои акции теперь стоят еще дороже…
– Почему в отчете нет ни слова о разработке новых месторождений? На это вообще выделяют средства?..
Как и ожидал Джон, более сведущие в ситуации акционеры остались недовольны экономической стратегией компании. Он тоже с грустью смотрел на колонки цифр, производящих благоприятное впечатление только с первого взгляда, а в сущности скрывающих попытку руководства замаскировать свои просчеты.
Неожиданно из толпы появилась Линда и, заметив Джона, направилась к нему. Кажется, ее беспечной веселости заметно поубавилось. Она держала в руке отчет и постоянно поглядывала на него с выражением озабоченности. Эта молодая женщина явно не относилась к категории безмозглых обладательниц акций, которые составляли свое мнение по поводу работы компании исключительно на основе количества купленных за прошедший год шуб или драгоценностей. Джон не без удовольствия отметил этот факт. Умная женщина вызывает в мужчине одновременно и уважение, и восхищение. Хотя речи о любви пока не шло. Чтобы вызвать в нем сильную привязанность, мало просто красивой внешности.
Наконец Линда остановилась перед Джоном и заявила:
– Нет, вы читали это безобразие! Сплошные промахи, просчеты… Просто кошмар! Думаю, до банкротства нам осталось недолго.
– В нашем бизнесе многое зависит от роста цен. Прогнозы довольно благоприятны, поэтому не будем впадать в панику раньше времени. Спрос на золото всегда будет высоким.
– Наверное, вы правы. Теперь можно отправляться домой со спокойной совестью. Я подошла, чтобы с вами попрощаться.
– Что ж, удачи вам, Линда. Всего доброго.
– Спасибо за все, Джон. Надеюсь, еще увидимся.
Она одарила его прощальной улыбкой и скрылась среди покидающих зал людей.
Вот и закончился самый утомительный вечер в году. Джон посмотрел на окна, за которыми бушевала метель. Скоро он будет дома. Руки сами по себе потянулись к ненавистной бабочке, чтобы снять ее на долгие месяцы. Но не было ни радости, ни долгожданного ощущения безграничной свободы.
Самые разные мысли крутились в голове, порождая ощущение неопределенности. Лишь красивый силуэт женщины в серебристом платье четко вырисовывался в сознании, но и он умножал сомнения и тоску.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - У подножья Эдельвейса - Маккинли Элис

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману У подножья Эдельвейса - Маккинли Элис



сюжет неплохой,но слишком много размышлений, устаешь их читать, поэтому пришлось пропускать. 7/10
У подножья Эдельвейса - Маккинли Элислеся
3.06.2013, 21.45





Очень понравилось!!!
У подножья Эдельвейса - Маккинли ЭлисНатали
29.06.2013, 20.03





Бред !!!!!!!!!
У подножья Эдельвейса - Маккинли ЭлисЯлинка
12.12.2014, 18.15





а мне понравился,но да ,размышлений много. rnв первой главе размышления об одиночестве чуть не заставили прослезьться. rnнекоторым людям мало должной ,накинутой путами отвественности соц.положеними отношеий в семье ,они чувствуют себя ненужными ...rnединственное что мне не понравилось ,так это частые вспоминания и сравнивание ГГ с умершей семьей ~угнетало (
У подножья Эдельвейса - Маккинли ЭлисЛуно
24.01.2015, 5.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100