Читать онлайн Часы любви, автора - Маккини Миган, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Часы любви - Маккини Миган бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.39 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Часы любви - Маккини Миган - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Часы любви - Маккини Миган - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккини Миган

Часы любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Равенна была готова к балу. Приводя в исполнение угрозу Тревельяна, Кэти выбрала за нее ткани, и узнице сшили пять платьев. И теперь, невзирая на сопротивление, Равенна стояла перед высоким дубовым зеркалом и изучала собственное отражение.
Кэти убрала ее волосы крупными кольцами и заколола их на затылке, но не сдаваясь душистой, с ароматом фиалок помаде, непокорные завитки выбивались из прически, придавая ее облику нечто от Ренессанса. Платье было сшито из царственного пурпурного атласа с черным узором по подолу юбки. Впрочем, самым изысканным элементом в туалете Равенны был роскошный букет черно-пурпурных фиалок, искусно приколотых к ее декольте.
Равенна едва узнавала себя. Исчезла прежняя уличная девчонка. Исчезла и юная девушка, возвратившаяся из Веймут-Хэмпстеда. Появилась знатная леди. Преображение потрясло Равенну, оно льстило ей. Новое платье заставляло ее ощущать себя красавицей, и это ей было приятно.
И все же она не намеревалась идти на бал, как бы ни восхищало ее бальное платье.
– Сегодня вы проведете вечер вместе со своей бабушкой… разве вы этого не хотите? – спросила Кэти, разглаживая юбку Равенны и застегивая последний крючок на ее спине.
– Еще как хочется. Я скажу ей, что Тревельян держит меня в заключении, – Равенна украдкой взглянула на незнакомку в зеркале.
– Тише. Не нужно так говорить. Это только расстроит бабушку. Она-то считает, что раз Сам взял вас под свое крыло, так это просто здорово.
Равенна не хотела даже глядеть на Кэти, не хотела, чтобы служанка заметила ярость в ее глазах.
– Все относятся к лорду Тревельяну так, словно он бог, а на меня смотрят как на взбунтовавшуюся рабыню, забывшую про свое место.
– Но это не так! Мы его любим, Самого то есть. Но мы волнуемся и за вас, мисс. Без вас мы совсем пропадем. Все графство превратится в тлен и руины.
Равенна резко повернулась лицом к ней. В глазах ее промелькнуло удивление.
– Значит, и ты тоже знаешь о гейсе? Неужели все вокруг слыхали о нем, а я столько лет провела в неведении?
– Просто моя сестра когда-то убирала у преподобного Драммонда. Слухи-то ходят, мисс. В наших краях особо-то не о чем поговорить… иначе ведь кто стал бы звать некрологи ирландскими анекдотами, правда?
Равенна усмехнулась и, скрестив руки на груди, стараясь не смять дорогих фиалок, спросила:
– А кто еще знает?
– Ну, во-первых, конечно, Гривс. Он должен знать. Гривс любил пропустить кружку-другую с Питером Магайром, прежним мэром.
Отодвинувшись от Кэти, Равенна села на стул.
– Никто меня не заставит выйти замуж за Тревельяна.
– Никто, – согласилась Кэти.
– Тогда почему вы не выпустите меня? Ведь нельзя же заточить меня здесь навечно.
– Однажды ты полюбишь его, мисс.
– Откуда тебе это известно, раз я сама ничего не знаю об этом?
– Потому что со временем любовь приходит к каждому хорошему человеку.
Равенна поглядела на собственное отражение. Выражение на лице ее не соответствовало праздничному наряду.
– Я бы думала о нем лучше, если бы он отпустил меня.
– Разве можно убежать от судьбы, мисс Равенна?
Девушка поглядела в зеркало на Кэти.
– Мне хотелось бы попробовать. Это все, чего я хочу – возможности вырваться на свободу. И должна добиться ее.
– Тогда, мисс, Господь с тобою. Только помни: сожаление оставляет раны, которые редко заживают.
Кэти внимательно осмотрела Равенну, и словно похвалив себя за столь великолепную работу, она сделала реверанс и оставила девушку.
* * *
Часы в прихожей пробили восемь раз в то самое мгновение, когда Тревельян появился в спальне.
Стоя у окна, Равенна разглядывала кареты, въезжавшие в бейли, пассажиров. Фонари освещали просторную лужайку, тянувшуюся в сторону Соленых скал. Там уже собралась, наверно, половина Лира, люди пили и смеялись. Где-то волынщик уже завел «кресло Трубача».
– Вижу, Кэти нарядила тебя, невзирая на все протесты.
Сам Ниалл выглядел просто сокрушительно. Одетый в черное, в золотом атласном жилете, он был красив и изящен – как принц из девичьей мечты. Любая женщина была бы счастлива, получив возможность опереться на его руку. Пусть он был не столь уж высок и не обладал чрезмерно развитыми мышцами Фабулозо, никто из мужчин не был способен повторить окружавшую Тревельяна властную ауру. Даже в толпе – Равенна уже не раз видела это – все глаза обращались к нему. Итак, лорд Тревельян не просто входил в комнату, он принимал командование ею.
Так было и сейчас.
– Я никуда не пойду, – Равенна яростно смотрела на него, а глаза Ниалла жадно впитывали ее облик. Ее бунт явно раздражал его, но глаза графа были полны восхищения.
– Ты слышал меня? Я никуда не пойду, – объявила она.
– Нет, пойдешь. – Его утверждение не нуждалось в аргументах.
– И что ты намереваешься сказать людям? Что мы помолвлены, невзирая на мое сопротивление? – Равенна воинственно подняла голову. Она не хотела поступать так, но он просто вынуждал ее вести себя глупо. Это заточение в башне превращало в дураков их обоих.
– Я не намереваюсь ничего сообщать им… А ты? – уголок его рта приподнялся в усмешке. Ниалл подошел к ней и прислонился к одному из столбов постели.
Подобрав юбки, Равенна прошла мимо Тревельяна.
– Когда мы появимся вместе, все поймут, что я нахожусь здесь. И ты в самом деле захочешь жениться на мне после того, как все графство узнает, что я – твоя любовница?
– Меня не волнует, что они подумают. К тому же ничего похожего им и в голову не придет. Гранья с отцом Ноланом прибыли самыми первыми, и когда ты выйдешь рядом со мной, все решат, что ты приехала вместе с ними.
– Как всегда, все продумал.
– Да.
Поймав ее за руку, Тревельян обнял Равенну. Ладони графа скользнули по атласу на ее груди, и по спине Равенны побежали мурашки.
Взгляды их встретились. Ниалл шепнул:
– Я еще не успел сказать тебе, как ты прекрасна сегодня. – Слова эти, казалось, вырвались против его желания. – Равенна, при взгляде на тебя у меня дух захватывает.
Она закрыла глаза. Руки Ниалла уже опустились на ее бедра. Ей нужно было только откинуть голову, и граф поцеловал бы ее. Исходящий от него соблазн опьянял.
Равенна ощутила холодное металлическое прикосновение к шее. Глаза ее открылись; по отражению в далеком зеркале было ясно – изумруды. Граф одел ей на шею целое состояние.
– Они принадлежали моей матери. Изумруды Тревельянов. – Он тоже глядел в зеркало. – Я подумал, что на твоих плечах они будут невероятно красивы… Так и вышло.
Она вздохнула.
– Никакие драгоценности не заставят меня пойти на этот бал. Говорю еще раз: я никуда не пойду.
Руки его лежали на ее талии, дыхание ласкало обнаженное плечо.
– Но ты ведь не захочешь разочаровать Чешэма. Помни – это ведь его бал. К тому же, на мой взгляд, кузен затеял его лишь потому, что надеется увидеть на нем тебя.
Она в удивлении подняла брови. Итак, он, наконец, решил выставить ее смешной.
– Лорд Чешэм? Конечно, это ведь его бал, не правда ли? Тогда вы, быть может, попросите его проводить меня вниз. Такой блестящий молодой человек, правда?
– Истинный джентльмен, – ответил Ниалл, – да ты и сама помнишь, как он помешал твоему купанию.
– Тем не менее он молод и симпатичен. И так любезно ухаживает.
– Да. Протяни ему палец – и будет весь твой. Равенна отошла от него в раздражении. Тревельян всегда побеждал ее.
– А ты достаточно хорошо подумал о том, что я могу принять предложение Чешэма?
– Да, – серьезным тоном отвечал Ниалл, провожая ее взглядом. – Сегодня, когда ты в этом платье, любой мужчина будет готов немедленно сделать тебе предложение.
– Ну, а без платья? Без этих камней? Неужели без них я ничто? – Равенна не могла скрыть обиду.
Встав за ее спиной, Тревельян вновь обнял Равенну. Пальцы его коснулись ее полных грудей, едва прикрытых низким вырезом.
– Если бы ты вышла без платья, то мужчины пошли бы на смерть. Так что даже не думай об этом.
Равенна поглядела на Ниалла. Радость обладания делала его глаза прекрасными. Поцеловав ее в щеку, Тревельян пробормотал:
– Не забудь, любовь моя, что я видел тебя одетой и неодетой. И предпочитаю тебя в голом виде.
Равенна пожалела о том, что Кэти положила ее веер в кисет с серебряной кистью. Она уже горела желанием воспользоваться им. Ей так хотелось крепко стукнуть Ниалла по голове. К тому же, – неизвестно почему, – обычно прохладное помещение сделалось невероятно жарким.
– Жаль, что нужно идти. Ты пойдешь со мной или же мне придется послать Гривсу записку, чтобы предупредить его о том, что я проведу здесь всю ночь.
Он не оставил ей никакого выбора. Или отправляться на бал и попытаться бежать, или обороняться от него целую ночь. И что самое страшное: ее стремление к борьбе в том, что касалось Ниалла, удивительно быстро ослабевало, так что на победу нельзя было надеяться.
– Проклятье, да пойду я на этот чертов бал, – простонала Равенна, ускользая от его губ.
Он вновь привлек ее к себе, явно наслаждаясь борьбой.
– В этом нет необходимости. Я всегда наслаждался нашей игрой в кошки-мышки.
– Это уж слишком, – прошипела Равенна. – А теперь веди меня на бал Чешэма.
– А сколько листов ты написала сегодня?
– Не знаю.
– Ты должна обязательно рассказать мне конец своей истории.
– Он еще не написан.
Ниалл поглядел на нее, в глазах его угадывались интерес и нерешительность.
– Просто скажи мне: Ския добилась любви Эйдана?
Странная боль кольнула Равенну в сердце, застав ее врасплох. Гнев ее таял, как туман над Соррой в солнечный день.
Пожав плечами, она заставила себя оставить теплые объятия Ниалла. И ответила с горечью:
– Это еще неизвестно.
* * *
Тревельян не стал торжественно выходить с нею к собравшимся. Он провел Равенну по коридору в библиотеку. Уже оттуда они вышли в большой зал и смешались с гостями – друзьями Тревельяна.
Равенна использовала любую возможность, чтобы только отделаться от Тревельяна.
Но все было бесполезно. Когда граф и графиня Девон бросились приветствовать Ниалла, рука Равенны лежала на его руке. Когда они пробирались через холл, в котором веселилась не одна сотня гостей, Тревельян не отнимал руки от ее спины. Одно сомнительное движение, и Ниалл немедленно подхватит ее на руки и унесет в башню, ничуть не опасаясь сплетен.
– А вот человек, с которым я хочу тебя познакомить, – шепнул ей на ухо Тревельян и кивнул пожилому джентльмену. Седовласый мужчина повернулся, и потрясенная Равенна увидела перед собой лорда Куинна.
– Ну, Куинн, как строится новый сарай? – спросил Тревельян, подталкивая Равенну вперед.
Бесовские голубые глаза лорда немедленно зажглись; судя по тому, что Куинн пошатывался, он был пьян.
– Отлично, Тревельян, все отлично. А это что за сногсшибательный кусочек? Как мило она заполняет собой это платье.
Равенна попятилась, почувствовав отвращение. Лорд Куинн по возрасту вполне годился ей в отцы. Более того, его собственная дочь была ей ровесницей. Облик величественного лорда безнадежно померк в ее представлении.
Не обращая внимания на слова Куинна, Тревельян, к неудовольствию Равенны поклонился находившейся рядом немолодой женщине.
– Леди Куинн, как вам нравится этот вечер? Равенна, позвольте мне представить вас леди Куинн.
Невинное отношение Равенны к Верхам таяло на глазах. Она не могла поверить, что лорд Куинн мог сказать подобную вещь, стоя рядом с женой, ей и в голову не могло прийти, что стоящая возле Куинна пьяная, растрепанная седоволосая красотка была его женой.
– Рада вас видеть, леди Куинн, – задохнулась Равенна, сравнивая эту женщину, уставившуюся на нее мутными покрасневшими глазами, и ту стройную красавицу, которая много лет назад проезжала мимо нее в своей карете. Разочарованная Равенна поняла, что совсем ничего не знает о Куиннах.
– А леди Кэтлин приехала? – спросил Тревельян, явно пресыщенный общением с лордом и леди Куинн.
– Да, она здесь, лорд Тревельян. – И Куинн вытащил за руку из группы гостей за своей спиной светловолосую девушку.
Равенна оказалась перед богиней, которой поклонялась все свое детство. Всю свою жизнь она восхищалась Кэтлин Куинн, а, быть может, иногда даже ненавидела ее – за ее привилегии и состояние, но теперь легко было понять, как унижена взрослыми ее королева. Бледная и застенчивая миловидная девушка, делавшая реверанс ей и Тревельяну, ничуть не соответствовала тому представлению о ней, которое сложилось у Равенны. Надменная Кэтлин Куинн существовала только в ее воображении.
Уже далекая от зависти Равенна даже посочувствовала девушке, когда, подтолкнув ее к Тревельяну, леди Куинн произнесла:
– Кэтлин, дитя мое, ну скажи что-нибудь. Неужели ты не в силах найти какие-нибудь слова для самого видного холостяка Ирландии?
Кэтлин стала красной как свекла. Очаровательные лазурные глаза ее наполнились слезами. Равенна была благодарна Тревельяну, ласково улыбавшемуся девушке и сделавшему вид, что он не заметил реплики ее матери.
– Леди Кэтлин, – мягко сказал он. – Мне хотелось бы познакомить вас с Равенной. У вас столько общего. Я готов предсказать, что однажды в будущем вы сделаетесь близкими подругами.
Леди Кэтлин склонила голову. Равенна внутренне ужаснулась, увидев, что бедняжка готова разрыдаться.
– Рада познакомиться, вы и не представляете, сколько лет я восхищалась вами, – вырвалось у Равенны, отчаянно стремившейся утешить девушку.
– И я рада нашему знакомству, – отвечала Кэтлин, потупив глаза, чтобы скрыть смущение.
Наступила неприятная пауза, Равенна изо всех сил пыталась найти нужные слова. В отчаянии она поглядела на лорда Куинна. Взгляд его был прикован к фиалкам, приколотым к ее груди.
Ощутив, как вспыхнули ее щеки, Равенна повернулась за поддержкой к Тревельяну. Он кивнул и что-то пробормотал о бабушке Равенны. Взяв девушку за руку, Ниалл повел ее прочь, но Равенна успела бросить прощальный взгляд на Кэтлин, которую уже отчитывала пьяная мать.
– А я и представления не имела… – прошептала Равенна, обращаясь к себе самой.
Тревельян поглядел на лорда и леди Куинн, прежде чем они затерялись в толпе.
– Он волочится за каждой юбкой, она пьет, а страдает в первую очередь Кэтлин, – проговорил Ниалл.
– Мне так жаль ее. Похоже, она в безвыходном положении. – Равенна поглядела в глаза Тревельяну.
Он ответил ей понимающей улыбкой.
– Поверь мне, однажды вы с Кэтлин сделаетесь друзьями. У вас много общего. Только в обеих заключена разная сила, но каждой приходится полагаться на нее.
– В детстве я восхищалась Кэтлин, – взгляд Равенны сделался отстраненным. – Но теперь я, кажется, восхищаюсь ею еще больше.
– У нее есть деньги, но и только. Она очень одинока.
– И очень красива. – Равенна ощутила комок в горле, напоминавший о ревности. Пытаясь сохранить невозмутимость и не умея этого сделать, она спросила: – А почему ты не посватался к ней?
Взгляды их встретились. Ниалл провел пальцами по ее щеке.
– Потому что сердце мое всегда принадлежало другой.
В его глазах Равенна увидела то, что Ниалл не мог передать словами. Была в них и жажда обладания, которую она уже привыкла ненавидеть. Она опасалась, что страсть Ниалл мог принять за любовь.
– Ma ch?re
type="note" l:href="#n_58">[58]
, – знакомый голос прервал ее размышления.
Равенна оглянулась. Тревельян нахмурился.
– Ах, месье де ла Коннив, как приятно видеть вас, – Равенна рассеянно протянула руку. Переломившись в пояснице, как деревянный солдатик, Ги поцеловал ее пальцы.
– Вы должны подарить мне этот вальс. – Месье принял такую позу, сделал такое нарочито восхищенное лицо, что Равенна едва не рассмеялась.
– С огромным удовольствием, месье.
Равенна вопросительно посмотрела на Тревельяна. Тот смерил Ги уничтожающим взглядом и проговорил:
– Равенна не может…
– Кузен! Наконец-то вы появились. И кого мы видим рядом с вами! Неужели вы полагаете, что оставите себе ее целиком. Она здесь, и, о Боже, мы хотим танцевать с ней! – перед Равенной появился лорд Чешэм. Поклонившись, он поцеловал ее руку. – Вы уже встречали моего нового знакомого, Ставроса?
Из толпы к ним шагнул юный грек с длинными темными кудрями. Поэтическая блуза и чересчур уж миловидное лицо делали его женственным подобием лорда Байрона.
– Как это мило, что вы пришли, – проговорила Равенна, ощущая неловкость в компании мужчин.
Слова Ниалла, которые он шепнул ей на ухо, ошеломили ее.
– Если бы каждый из них не был столь увлечен собой, я бы предположил, что они увлечены друг другом, учти это, любовь моя.
– Какой ты злой, – шепнула она, пряча губы за веером, одновременно желая и расхохотаться и стукнуть Ниалла по макушке.
– Потанцуйте со мной, – предложил Ги.
– А потом со мной, – сказал лорд Чешэм, не отрывая губ от тыльной стороны ее ладони.
– Конечно, – Равенна прикоснулась к крепкой руке Ги, не смея даже посмотреть на Тревельяна. Она и так заметила его взгляд, устремленный на Ги… Словно Ниалл желал вырвать печень соперника и съесть ее. Но что может он сделать в такой ситуации? – спросила она себя. Тревельян должен был либо отпустить ее, либо выставить себя на посмешище.
– Прекрасный вечер для бала – но не такой прекрасный, как вы, милая леди. – Ги искусно вел Равенну в танце. Вальсировал он легко и был очень хорош собой, однако от речей его, липких, как прогорклый мед, Равенне хотелось бы оказаться подальше.
– Так какого же цвета на самом деле ваши глаза, Равенна? – спросил он.
Ей уже хотелось изобразить обморок – назло ему.
– Господь милосердный свидетель, что своей красотой они лишают меня дара речи… – трещал он. – Видит Бог, они похожи на вересковый цвет на пригорке у моря, когда бурные валы уже начинают набегать на берег…
«Ничего себе лишился дара речи!» – подумала она.
– А теперь моя очередь, месье. – Равенна уже была почти благодарна Чешэму за вмешательство. Конечно, Тревельян временами досаждал ей своими настроениями, однако он по крайней мере не оскорблял ее интеллект столь безвкусными комплиментами.
Улыбнувшись Чешэму, Равенна стала искать глазами Тревельяна.
Он оказался на краю отведенной для танцев площадки. Взгляды их на мгновение встретились, по телу Равенны прокатилась теплая волна. Они были разделены, однако ей казалось, что именно он, гневный и раздраженный, только что обнимал ее и кружил по залу. Связь между ними смущала ее. Равенна обрадовалась, когда толпа закрыла ее от Тревельяна.
– Вы кажетесь бледной, моя красавица, – ухмыльнулся Чешэм. – Не выйти ли нам на лужайку? Я знаю уютную скамеечку возле зеленой изгороди.
Равенна, недоумевая, поглядела на него. Ей хотелось уйти с бала, уйти от притягательного Тревельяна, поскорее возвратиться домой, к Гранье. Но положиться на Чешэма?.. Она понимала, что должна отказаться.
– Теперь моя очередь танцевать с Равенной. Я долго, долго ждал эту леди.
Чешэм застыл на месте. Равенна, задохнувшись, поглядела вверх. Граф Фабулозо положил руку на плечо Чешэма, словно приковав его к месту. Великолепный в своем черном фраке и касторовой шляпе, которую – ну и чурбан! – даже не потрудился снять, граф тем не менее оставался самым восхитительным красавцем из всех, кого ей приходилось видеть.
– Послушайте, танец только начался, – запротестовал Чешэм.
Быть тебе неудачником, подумала Равенна прежде, чем перейти из объятий Чешэма к графу.
Именно такого шанса она и ждала. Едва ли ей удастся улизнуть от Ги или лорда Чешэма, но сейчас рядом с ней стоял бесформенный комок глины, из которого ее маленькие ручки могли слепить буквально все, что угодно.
– О Боже! – она прикоснулась к виску и поглядела на графа. – У меня ужасно болит голова. Мы продолжим танцевать, но мне нужно выйти и подышать свежим воздухом.
Граф кивнул, красивые глаза его оставались пустыми.
Равенна торопливо проскользнула мимо него, а оказавшись снаружи, прикрыла улыбку рукой в черных митенках. Можно не сомневаться, Фабулозо останется ждать ее в зале. И она представила, как он будет потом говорить: «Я долго, долго ждал эту леди».
Хихикнув, она бросилась бежать с людной лужайки, чувствуя свободу и облегчение в сердце. Теперь она, наконец, сможет вернуться домой.
– А нот и вы, восхитительное создание. – Появившийся из-за дерева лорд Куинн попытался схватить Равенну. Негодующая девушка умело уклонилась от его рук.
– Милорд Куинн, ваша жена разыскивает вас. Я только что видела ее, – соврала Равенна.
– Это невозможно, моя дорогая. Буквально минуту назад я оставил ее подремать на диванчике в бальном зале.
– Тогда, наверно, пора отвезти ее домой.
– Но почему? Сейчас у меня есть более приятные занятия. – Куинн вновь потянулся к ней. Она уклонилась в сторону.
– Милорд, простите меня, но я слышу голос лорда Тревельяна. Он зовет меня. – Равенна обрадовалась, удостоверившись, что эти слова заставили Куинна остановиться и прислушаться. – Я должна идти. Как вам известно, у лорда Тревельяна скверный характер.
– Да-да, – согласился лорд Куинн. – Значит, придется отложить на следующий раз.
– Надеюсь, что его не будет, – отвечала она, надеясь, что сумела осадить старого развратника. И не оглядываясь назад, Равенна подобрала юбки и бросилась бежать по лужайке, сквозь толпу.
Ночь казалась волшебной. Освещенные свечами окна замка превращали темную траву в шахматную доску, смех гостей долетал сквозь рощу. Равенна заколебалась: праздник был таким веселым, но все-таки больше всего ей хотелось домой.
– A mh?irnin
type="note" l:href="#n_59">[59]
. – шепнул кто-то за ее спиной. Равенна обернулась. Среди древних тисов и орешин, окружавших кладбище Тревельянов, она считала себя в одиночестве.
– A mh?irnin, – повторился шепот.
– Кто здесь? – спросила она, обходя толстое дерево.
– Равенна, – протянувшаяся рука обхватила ее за талию. Она оказалась прижатой к груди рослого мужчины, большой мозолистой ладонью прикрывшего ей рот.
– Ты не скажешь ни слова, да?
Глаза ее расширились. Равенна, наконец, узнала его.
Он опустил руки.
– Малахия, что ты здесь делаешь? Если Тревельян поймает тебя у замка, он позаботится, чтобы тебя повесили.
– Висеть будет он. Я пришел, чтобы предупредить тебя. Сегодня ночью замок подожгут.
Слова эти медленно просачивались в ее сознание – словно вода в песок. С болезненным сожалением она поглядела на древние стены замка. Озаренные светом праздника, они сияли, как маяк человеческого терпения. Как памятник хрупкому и ранимому перемирию.
– Скажи им, чтобы они оставили Тревельяна в покое, Малахия. – Схватив молодого человека за рубашку, она притянула его к себе, хотя весил он на несколько стоунов
type="note" l:href="#n_60">[60]
больше ее самой. – Разве ты еще не понял? Он вовсе не злодей, каким его хотят представить. В нем единственная надежда Лира справиться с блайтом. Он уже везет сюда овец и зерно, чтобы помочь им пережить тяжелые времена. Лиру может помочь только Тревельян. И если вам удастся убить его, что станется со всеми нами?
В темноте Малахия поглядел на нее, и Равенна не могла не заметить, что глаза его не пропустили ничего. И дорогого платья, и – в особенности – сверкающих изумрудов на ее шее.
– Шон О'Молли сказал мне, что ты ездила с ним в Антрим, – прошептал он в негодовании. – Он сказал мне, что ты легла под него. А что, когда Тревельян на тебе, деньги его заставляют тебя стонать громче?
Она ударила Малахию по лицу, совершенно не сознавая, что делает. А потом, удивляясь самой себе, поглядела на него, пытаясь определить выражение прячущегося в тенях лица. Малахия не шевельнулся… даже не прикоснулся к своей щеке. И тут лишь Равенна ощутила, что ее рука болит не меньше, чем сердце.
– Равенна, ты любишь его?
Повисший в воздухе вопрос звучал обвинением. Ей хотелось бы ответить отрицанием, однако Равенна не могла этого сделать. Она вцепилась в корявый ствол орешины как в единственную опору.
Изучавший ее внимательным взглядом Малахия наконец проговорил:
– Итак, ты развлекалась с графом и дала ему. Ладно. Но больше этого не будет.
– Нет, – прошептала она. – Тебе придется сказать Шону и всем остальным, чтобы его оставили в покое. Если они подожгут замок сегодня, то могут причинить зло своим родным. – Новый прилив страха овладел ею. – В замке и Гранья, и отец Нолан. Ты убьешь и их, чтобы только добраться до Тревельяна.
– Я не хочу никого убивать, – Малахия в остервенении встряхнул ее. – Но разве ты не понимаешь? Ребятам нужен пример. Сегодня бал, и лучшего случая не придумаешь.
– А я думала, что ты расстался с ними! Я думала, что ты уехал в Гэлуэй! – Слова Равенны были полны отчаяния. – Ты должен сказать, чтобы они оставили Ниалла в покое.
– Они не послушают меня. Я ничего не могу сделать.
Я просто хотел повидать тебя. Сказать, чтобы ночью тебя не было в замке…
– Я буду в замке. Поэтому останови их. Останови!
Вырвавшись из рук Малахии, она бросилась бежать по лужайке. Малахия устремился за нею и догнал ее.
– Тебе не спасти его!
Тихое животное рычание вырвалось из ее горла. Повинуясь инстинкту, Равенна впилась зубами в руку Малахии и, оказавшись на свободе, вновь побежала.
– Равенна, – позвал ее Малахия, не смея следовать за ней к толпе.
– Останови их! Иначе я тоже буду в замке, Малахия! – крикнула она и, подобрав тяжелые атласные юбки, бросилась бежать по людной лужайке.
Она не оглядывалась и не видела, как Малахия подобрал букетик фиалок, упавший с ее груди.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Часы любви - Маккини Миган



Отвратный роман(точнее говоря,отвратный гг).Дочитала из принципа.
Часы любви - Маккини МиганВерониктор
9.11.2013, 17.18





Прекрасный роман и прекрасный главный герой. Внушает восхищение и уважение.
Часы любви - Маккини МиганОльга
9.07.2014, 17.10





Хорошо описана линия любви главного героя , не каждый мужчина способен на такие чувства Героиня показалась слишком эгоисткой на мой взглят . Конечно роман можно сравнить с сказкой , не каждый верит в предзнаменования , культы , обряды .. Конец неправдоподобен( где бунтари послушались гг-ю и отпустили своего врага ) но все же прочла с удовольствием 8/10
Часы любви - Маккини МиганVita
12.10.2014, 23.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100