Читать онлайн Пламя, автора - Макголдрик Мэй, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пламя - Макголдрик Мэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пламя - Макголдрик Мэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пламя - Макголдрик Мэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макголдрик Мэй

Пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Вокруг не было видно ни людей, ни домашних животных.
Гэвин скакал в аббатство в одиночестве, направляя коня в сторону скалистого, поросшего вереском холма.
Туман рассеялся всего несколько часов назад, и только несколько одиноко плавающих пушистых белых облаков портили картину яркой лазури неба. Однако окрестности были не менее пустынными, чем небесный свод.
Справа от него находилось озеро, а к западу, за грядой вершин в отдалении, несла свои воды река Спрей, впадающая в море. На расстоянии одного-двух дней пути за рекой находится замок Бенмор, принадлежащий клану Макферсонов.
Ловко повернувшись в седле, Гэвин посмотрел назад, на дорогу, по которой скакал.
Там, над холмами, открывался взору замок Айронкросс, прочно и горделиво возвышающийся над озером. «После восстановления южного крыла это будет достойное владение», – решил Гэвин. И придет такой день – новый хозяин был в этом абсолютно уверен, – когда он сможет опровергнуть молву о проклятье замка.
Темноволосый гигант обратил свой взор на север. В небе над соседним холмом он увидел ястреба, парящего под порывами ветра. Некоторое время спустя пернатый хищник внезапно камнем спикировал к земле и исчез за зубчатой вершиной холма. К северу раскинулись земли графа Этола, ближайшего соседа Гэвина, с которым он встречался уже не один раз. Граф был родственником короля… и довольно странным человеком. Отбросив мысли об Этоле, он снова сосредоточил внимание; на аббатстве, расположившемся в небольшой долине, начинающейся у озера, совсем недалеко от замка, как и говорил ему Эндрю.
У подножия холма возле рощи высоких деревьев Гэвин обнаружил тесно стоящие друг к другу бараки. Направив коня вниз по склону, владелец Айронкросса был несколько обескуражен, обнаружив, что эти жилища необитаемы. Он надеялся, что по дороге в аббатство встретит сельских жителей, но до настоящего времени не смог обнаружить на своих землях никого и ничего, кроме скал и обширных вод озера Лох-Морей.
Достигнув вершины следующего холма, Гэвин остановил своего скакуна. В нижней части склона, у широкого извилистого устья реки, его взору предстало разрушенное аббатство. Начиная от того места, где когда-то находились передние ворота, тянулся полукруг из двадцати-тридцати домиков, являя собой достаточно процветающую маленькую деревню. По одну сторону ручья тесными рядами поднимались по склону холма деревья фруктового сада, а на выгоне паслось стадо упитанных бурых коров. В другой части долины он заметил довольно большую отару недавно постриженных овец. Привстав в стременах, Гэвин смог увидеть поля, засеянные пшеницей и какими-то злаками.
И еще он увидел мужчин и женщин, усердно работавших на земле.
Радостные крики детей привлекли взгляд Гэвина к хижинам, и уголки его рта дрогнули в улыбке при виде ватаги маленьких босоногих пострелят, устроивших шуточную погоню за собакой. Аллен рассказывал ему, что Джоанна питала к аббатству нежные чувства. Теперь он мог понять их причину. Впервые после своего приезда Гэвин обнаружил в окрестностях столь явные признаки жизни.
– Ты видишь? Не все отправились на службу к Этолу, – громко произнес он, похлопывая крепкую, мускулистую шею коня. – Ладно, что ты скажешь, если мы нанесем этим людям визит?
Спускаясь через рощицу деревьев, росших на крутом склоне, Гэвин размышлял о том, что могло привести этих людей в разрушенное аббатство. Совершенно очевидно, что эта долина ни-сколько не лучше для фермеров, чем земли вокруг озера. Ему нужно будет постараться вернуть их назад, хотя, возможно, одного желания для этого будет недостаточно. Они должны будут убедиться, что владелец замка Айронкросс не падет жертвой некоего проклятия.
Он должен дать им время. В конце концов, земли аббатства являются такой же частью его имения, как и те, что окружают замок. Это всего лишь вопрос расстояния, с которым он постарается справиться. Бурная созидательная деятельность работающих вокруг людей – это было именно то, чего ему не хватало.
Вынырнув из-за деревьев на один из верхних выгонов, Гэвин удивленно остановился, натянув поводья лошади.
Ни в поле, ни на пастбище, ни в деревне не было видно ни единого мужчины, женщины или ребенка. Там, где он еще недавно видел крестьян, занимавшихся огородными работами, теперь валялись лишь разбросанные орудия труда. Приготовившись к любой неожиданности, он медленно направил коня вперед. Что же так испугало жителей этой общины? Приближаясь к деревне, он осматривал свежеобработанные огороды и брошенные корзины с овощами. Перед тем как покинуть замок Айронкросс, Гэвин закинул за спину ножны с палашом и сейчас машинально потянулся через плечо, чтобы вытащить оружие.
На небольшой дороге, которая вела к разрушенному аббатству, царила жуткая тишина, пока к коню Гэвина с рычанием и испуганным лаем из ближайшей хижины не бросилась возбужденная собака. Одинокое животное было единственным напоминанием о ватаге детей, которые так весело гоняли ее всего лишь несколько минут назад. Не останавливаясь, Гэвин резко прикрикнул на собаку. Всадник продолжил свой путь, а пес возвратился к лачуге, которую защищал с такой доблестью.
Вместо того чтобы остановиться возле одного из жилищ и поискать живущих в нем крестьян, новый землевладелец решил ехать прямо в аббатство. Хотя эти люди и спрятались среди лачуг или садовых деревьев, Гэвин был уверен, что их глаза пристально наблюдают за каждым его движением. Он чувствовал их присутствие, и ему был понятен их страх. Именно от него они скрываются. Наверняка переполох, который вызвало его появление в деревне, и стал причиной их сильного беспокойства. Он попытался вспомнить, что говорил Эндрю о своем визите сюда. Стран-ног отсутствие крестьян. Очевидно, они отреагировали на появление его человека таким же образом, как и на его собственное. Они просто исчезли.
За тем, что раньше было воротами аббатства, Гэвин увидел разрушенные стены церкви. Несмотря на то, что значительная часть камня из стен, окружающих аббатство, по всей вероятности, использовалась для постройки деревни, каменное ограждение церкви возвышалось над остальными постройками. Тем не менее, отсутствие на ней крыши позволяло предположить, что церковь не использовалась по назначению уже многие годы. Сомкнутые в кольцо каменные строения, значительно более крепкие, чем соломенные лачуги деревни, располагались несколько в стороне от церкви. Приблизившись к ним, Гэвин увидел старую женщину.
Она сидела на камне возле костра, подбрасывая в огонь сухие ветки. Желтоватое пламя облизывало дно маленького горшка для приготовления пищи. Гэвин спешился, привязал поводья лошади к ветви низкорослого дуба и подошел, отметив, что женщина даже не подняла голову и никак его не поприветствовала.
– Добрый день вам, – любезно произнес Гэвин.
Взгляд старой женщины медленно и неохотно скользнул вверх и скептически прошелся по его лицу. Он ответил ей таким же оценивающим взглядом. На старухе было белое одеяние, а крест на кожаном ремешке вокруг шеи был единственным указанием на ее принадлежность к духовному сану. Ее открытый взгляд свидетельствовал о том, что она его не боится, а настороженное выражение лица давало понять, какие чувства за ним скрываются.
Он остановился возле костра и присел напротив нее.
– Хочу сказать, что ваше лицо – единственное приветливое человеческое лицо, которое я увидел с тех пор, как утром покинул Айронкросс.
Сузившийся взгляд и удивленно приподнятая вверх тонкая бровь заставили его тут же отказаться от своих слов.
– Хорошо, – исправился он. – Ваше лицо – это единственное лицо, которое я встретил со времени отъезда сегодня утром.
Она опустила глаза, полностью сосредоточив внимание на поддержании огня.
– Вы и есть Мать? – прямо спросил он.
– Да. – Ее голос был сильным и уверенным.
– Я Гэвин Керр, – сообщил он. – Я приехал из…
– Я знаю, кто вы, хозяин, – прервала она, пронзая его взглядом стальных глаз. Блеск, исходящий из их глубины, оставил у Гэвина впечатление, что ей известно гораздо больше, чем только его имя и положение.
Он мгновенно осознал, что Мать не из тех женщин, с которыми можно ограничиться короткой беседой, и не из тех, кому можно задавать вопросы. В ней было нечто особенное, и он инстинктивно чувствовал, что расположить ее к себе будет нелегкой задачей.
Однако суть состояла в том, что он хотел склонить ее на свою сторону. Она была первым человеком за пределами Айронкросса, с которым пересеклись его пути – Поскольку Мать являлась религиозным лидером этой местности, для Гэвина было очень важно, чтобы она признала его права как владельца окрестных земель. Из того, что ему рассказывали обитатели замка, было очевидно, что ключ к доверию местных крестьян лежит в кармане у Матери.
Ее внимание было полностью сосредоточено на приготовлении пищи. Пока она помешивала содержимое котелка, в голове Гэвина уже в который раз промелькнул образ Джоанны Макиннес. Было очень странно, что он не мог выбросить ее из головы. Этим утром, перед отъездом из замка Айронкросс, он поддался импульсу и вернулся в свою комнату только для того, чтобы снова взглянуть на ее портрет. Он вновь стоял там, куда вернул его Эдмунд, – на каминной полке.
Теперь Гэвин был абсолютно уверен, что никто из его людей не брал картину. Он знал, что троица его воинов получает большое удовольствие от обсуждения своих предполагаемых бравых поступков, но никогда не решится на подобные действия по отношению к своему хозяину. Тем не менее, эта история все еще оставалась для него загадкой. Было нечто необычное в действиях неизвестного, который пошел на подобный риск ради кражи картины и возвращения ее на то место, где она находилась раньше. Если рассуждать здраво, то эти действия казались совершенно бессмысленными.
Гэвин тряхнул головой и попытался отделаться от этих мыслей.
– Знаете, когда она приезжала сюда, то поступала точно так же, как и вы.
Слова Матери подобно удару молнии прервали размышления Гэвина. Его взгляд впился в серые выцветшие глаза старухи.
– Кто? – спросил он нетвердым голосом.
Мать глазами показала в сторону, откуда он приехал.
– Она всегда приезжала к нам в одиночестве, спускалась с холма, потом спрыгивала со своей кобылы, подходила к этому костру и молча садилась возле него. Именно так, как сейчас делаете вы.
«Каким образом она смогла узнать?» – терялся он в догадках. Почему она упомянула о Джоанне, которую он только что вспоминал? Ведь Матери известно, что он никогда не встречался с этой девушкой и даже не был с ней знаком. Он посмотрел на старуху сквозь пламя костра. Гэвин знал, что тот, кто умеет читать чужие мысли, может быть могущественным другом… и еще более могущественным врагом.
– Ваша душа испытывает муки, – добавила она. – Но ее душа страдала не менее глубоко, чем ваша.
Лицо Гэвина потемнело, глаза сузились. Что касается ее высказывания в отношении его, было понятно: он знал, что выражение лица выдает мрак, царящий в его душе. Но то, что она сообщила о Джоанне, встревожило его. Ведь на портрете блистали юность, счастье и надежда.
– Вы были ее наперсницей? – спросил он. – Ее советником?
– Для нее я была Матерью.
Эта короткая фраза была исчерпывающей, но не убедила его.
– Домашние слуги говорили мне, что она была счастлива, – настаивал он. – И к тому же…
– Те, кто хорошо ее знал, мертвы.
– И вы последний человек на земле, который может рассказать мне о ней больше?
– Нет, не последний, – загадочно ответила она, отрицательно качнув головой. – Но было время, когда она бежала из замка Айронкросс и скрывалась здесь. Да, мы провели несколько часов у этого огня… здесь, в аббатстве.
Взгляд Гэвина переместился на руки женщины, помешивающие уже закипавшее содержимое котелка.
– В чем была причина ее страданий?
Она взяла в руки деревянную чашку, но не ответила на вопрос.
– Как могла девушка ее возраста мучиться от печали столь же глубокой, как?.. – Гэвин замолчал.
– Такой же глубокой, как ваша собственная? – закончила она фразу. – Нет, лорд! Как может мужчина на вашем месте и в вашем положении мучиться так же, как она?
Она погрузила деревянную чашку в котелок. Протянув руку над костром, Мать предложила ему дымящуюся порцию. Гэвин принял ее.
– Как? – Он посмотрел ей прямо в глаза и вдруг, пораженный собственной откровенностью, произнес: – От горя!
Она взяла деревянную ложку и снова начала помешивать варево. Гэвин поднес чашку к губам.
– Мужчина, скрывающий свое горе, – сказала она, – не сможет найти от него лекарства.
Гэвин немного помолчал, подыскивая слова.
– Я не скрываю его. Я просто гадаю, существует ли средство, чтобы избавиться от него.
– Пока что вы не пытались его найти.
– Возможно, никакого средства и нет.
– А что будет, если я скажу, что у меня есть ответ?
Он молча смотрел на нее.
– Вы сможете мне поверить?
– Это какая-то нелепость!
– Вы мне просто не вeрите!
– Я здесь не для того, чтобы обсуждать свои беды.
Его тон был слишком грубым даже для собственных ушей, но неожиданно он обнаружил, что глаза Матери смягчились и в них проскользнуло понимание.
– Научись плакать, вождь, и ты снова научишься смеяться.
Глядя на нее, Гэвин осознал, что она говорит так, будто знает его уже долгие годы. И несмотря на то что ему хотелось с ней поспорить, сам он прекрасно знал, что действительно скрывает свое горе под внешне свирепой личиной. Гэвин более пристально вгляделся в ее глаза. Со времен юношества он никогда не плакал, полагая, что если когда-нибудь проявит слабость, то вряд ли сможет остановиться.
Он посмотрел на чашку в своих руках, и его мысли вернулись к Джоанне и ее страданиям.
– О ком она горевала? – хрипло спросил он.
– Ответы на вопросы о Джоанне Макиннес ждут вас в замке.
Он покачал головой.
– Все, кто близко ее знал, те, кто мог бы рассказать о ней, мертвы. Вы сами это сказали.
Мать посмотрела ему прямо в глаза, и в ее пронзительном взгляде блеснула вспышка. Гэвин ждал, что она что-то скажет, но Мать молчала. Он поднес чашку к губам. Бульон был горячим и вкусным.
Шло время, но Мать продолжала молча пристально смотреть на него. Когда он допил бульон, она как-то странно нахмурилась.
– Не все! – наконец произнесла она. – Они не все умерли!
Гэвин ждал, надеясь услышать больше. Но старая женщина явно считала разговор оконченным. Она встала и подняла сумку, лежавшую на земле. Гэвин чувствовал, что его прогоняют, но не хотел уезжать. Поэтому он тоже встал и пошел рядом с ней. В течение следующих двух часов Гэвин сопровождал ее в прогулке по согретым солнцем склонам холмов, окружавших долину. Время, которое они провели вместе, напомнило ему о днях юности, проведенных в аббатстве Джедбург, расположенном на холмах, удивительно похожих на эти. Он не пытался заставить ее рассказать больше, и она, похоже, терпела его присутствие. Он помогал, если она позволяла, вытаскивать неподдающиеся корни растений, держал сумку. Когда они наконец достигли того места, где Гэвин с вершины холма видел крестьян, работавших на полях, он наклонился и взял в руку валявшуюся на земле мотыгу.
– Почему они прячутся?
– Они вам не доверяют, – сказала она. – Они боятся!
– Но почему?
Мать подняла на него серые глаза. Он чувствовал, как солнце яркими лучами греет его спину. Но она не сощурилась и не подняла руку, чтобы защититься от ярких лучей.
– Почему вы так доверчивы?
В ее голосе прозвучали резкие нотки, и Гэвин хмуро посмотрел на нее, пытаясь понять, какое отношение имеет ее вопрос к непреодолимому страху, который мог заставить всех жителей деревни скрыться при виде одного человека.
– Я сам решаю, кому можно доверять, – ответил Гэвин.
– Вы приняли бульон из моих рук и выпили его без колебаний.
– Я не мог отвергнуть жест гостеприимства, – возразил он.
– Но я ведь могла вас отравить!
– Да. Могли бы. Но я вам доверяю.
– Вы меня не знаете.
– И все равно я вам доверяю.
– Почему? – почти прошипела она. На ее морщинистом лице читалось явное разочарование.
– Потому что я не сделал ничего, чтобы навлечь на себя вашу враждебность. Потому что я хочу, чтобы мы жили в мире. Вы не убежали и не спрятались, как остальные. Вы остались и встретились со мной. Вы могли предполагать, что я приеду со злом. Но вы доверились мне, поэтому я доверяю вам.
– Это не доверие, болван вы этакий, – огрызнулась она. – Я не боюсь насилия ни с вашей стороны, ни со стороны любого другого. В моем возрасте я уже не страшусь смерти.
– И я тоже! – холодно парировал он.
Мать сдержала в себе то, что собиралась сказать, и они молча уставились друг на друга. Гэвин первым нарушил тягостную тишину.
– Я приехал в горы с миром. Я здесь для того, чтобы стать хорошим, заботливым хозяином этих земель, и мне нужно ваше доверие и доверие этих людей.
– Они вас боятся и ненавидят.
Эти жестокие слова прозвучали как пощечина, но Гэвин не стал обращать на них внимания.
– Я не сделал ничего, чтобы заслужить их ненависть.
– Вы, хозяин, может быть, и нет. А те, кто был до вас, – заслужили.
Гэвин молчал. Ему еще так много нужно было узнать об этих людях, о замке Айронкросс и о его прошлом. Когда он заговорил снова, его речь была отрывистой.
– Не в моих силах изменить прошлое. Я могу только повлиять на настоящее и позаботиться о будущем благополучии всех, кто живет на этих землях.
– Ха! Так вы думаете, что сможете влиять на настоящее? – Она подняла палец и ткнула его в грудь. – Вы не можете заставить нас прислушиваться к вам. Не можете, хозяин. Вам придется нести бремя вины своих предшественников. Уже слишком поздно, чтобы…
– Нет, Мать! – Гэвин резко оборвал речь старухи, взяв в свою огромную ладонь ее костлявые пальцы. Он знал, насколько легко было раздавить их, и видел по ее лицу, что она поняла, о чем он подумал. Но высокорослый гигант лишь мягко держал холодную руку старухи в своей, согревая ее теплом и энергией силы и молодости. – Нет, Мать. Я заслужу их уважение и доверие. И ваше тоже.
– Да, чтобы потом обмануть нас.
– Я не изменяю тем, кто мне доверяет, – прорычал Гэвин. – И в этом я клянусь!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пламя - Макголдрик Мэй



История такая могла быть,во времена средневековья.Но книга написана не интересна. Очень много не стыковок.Жила 6 месяцев в подземелье с крысами летучими мышами, спала на истлевшей соломе. Питалась чёрте чем, больше в проголодь.А красавица была не писанная. Волосы шёлковые, золотом блестели. Чтоб их промыть сколько горячей воды нужно было икаких нибудь средств хотя и средневековых.От такой жизни она бы вшами да блохами изошла. Руки бедняжка обожгла так что рубцы остались безобразные. Да с такими ожогами без медобработки, помочила в грязном озере. Да в те времена 100%гангрена. Я не любитель откровенных постельных цен. Но эти как будто они супруги прожившие лет 10. Которым некогда поговорить о делах кроме как в постели в преремежку с приятным. Так влюблённые себя не ведут.Книга читается трудно или перевод плохой.
Пламя - Макголдрик МэйТатьяна
21.09.2013, 13.44





до читала до 15 главы,нудятина.
Пламя - Макголдрик Мэйj
15.09.2015, 11.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100