Читать онлайн Пламя, автора - Макголдрик Мэй, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пламя - Макголдрик Мэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пламя - Макголдрик Мэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пламя - Макголдрик Мэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макголдрик Мэй

Пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Ей было холодно, и она была в полном отчаянии. Этот негодяй… Он лишил ее убежища!
Проклиная его, Джоанна выбралась из темных вод подземного озера. Поеживаясь от холода, она вскарабкалась на необычное, похожее на лестницу скальное образование с плоской площадкой наверху, где оставила свою «новую» одежду. Там она быстро переоделась в то, что накануне ночью удалось стащить у Гибби, кухарки.
Джоанна посмотрела на темные пятна на скале, возле которой положила свое одеяние, а затем перевела взгляд на скрытый во мраке свод пещеры, расположенный высоко вверху, гадая, что могло оставить на камне такие отметины. Недоуменно пожав плечами, она направилась к небольшому костру, который разожгла в другой части пещеры. Возле этого единственного в ее жизни источника тепла и уюта ей удалось соорудить лежанку из камыша и соломы, также похищенных на кухнях.
Взяв с постели свой старый балахон, Джоанна оторвала от него узкую полосу материи, которую завязала вокруг талии, чтобы подобрать часть слишком большой по размеру одежды. Закутавшись в рваный плащ, девушка почувствовала, как тепло медленно и приятно расползается по телу. Немного насладившись этим состоянием, она перекинула свои длинные золотистые волосы на одну сторону, выжала из них воду и принялась расчесывать густые пряди пальцами. Тяжело вздохнув, Джоанна придвинулась, насколько это было возможно, поближе к маленькому костру.
Рассеянно наблюдая за тем, как отблески пламени пляшут на своде и стенах пещеры, Джоанна неожиданно обратила внимание на какие-то таинственные отметины на стене пещеры неподалеку от места, где она сидела. Взяв из огня горящую палку, она направилась к стене и подняла импровизированный факел.
Ей удалось различить странный рисунок: крест и под ним распростертую стилизованную фигуру женщины. Несколько дальше можно было увидеть еще одну фигуру, державшую в одной руке за волосы что-то похожее на голову, а в другой – большой нож. «Странные рисунки», – подумала она, ощутив, как тревожные мурашки разбегаются по спине и коже головы.
Вернувшись к огню, она серьезно задумалась над тем, кто мог быть автором этих изображений. С первого взгляда их можно было принять за детские рисунки, хотя детей в замке осталось очень мало.
Поудобнее устроившись у костерка, Джоанна использовала еще несколько полосок от сменной одежды, чтобы забинтовать покрытые ссадинами и незажившими рубцами руки. Справившись с этим нехитрым делом, Джоанна позволила себе мысленно вернуться к событиям, которые случились за сегодняшний день.
Еще днем, пробираясь в спасительной темноте туннелей, она услышала в южном крыле замка человеческую речь. Создавалось впечатление, что новый хозяин направил на разборку завалов и уборку мусора чуть ли не всех обитателей замка Айронкросс. Своими действиями этот проклятый пришелец с равнины отобрал у нее даже тот минимум безопасности и относительного уюта, который ей с таким трудом удалось обеспечить себе. До нее доносился стук топоров по обгоревшему дереву и шум осыпавшейся штукатурки. А потом, ближе к ночи, когда наконец все стихло, Джоанна снова незаметно пробралась тайными проходами в свою комнату в башне в поисках того, что еще можно было спасти. Однако все ее скудные пожитки, даже тряпье, которое она использовала в качестве одежды, исчезли.
С тех пор как он появился в этом замке, все идет не так. Абсолютно все. Джоанна старалась не обращать внимания на настойчивые сигналы, которые подавал голодный желудок. Даже ее ночной набег на кухню закончился провалом. Хотя и не полным. Бесшумно двигаясь по темной кухне, она случайно наткнулась на эту старую одежду, висевшую на лавке в углу.
Лицо девушки затуманилось. Прижав колени к груди, она погрузилась в печальные мысли. Оставалось немногим более двух недель до наступления полнолуния. У нее не так уж много времени на то, чтобы собраться с духом и осуществить свой план возмездия. Но она не собирается просто сидеть и ждать, сложа руки, позволяя узурпатору с равнины безнаказанно разрушать ее устоявшееся существование. «Ни за что!» – решительно подумала она, и настроение ее сразу улучшилось.
Еще во времена своего детства Джоанна узнала историю о проклятии замка Айронкросс, случайно подслушав разговор двух женщин о зловещих призраках. Теперь она знала истину.
Что касается призраков, то этот новый хозяин, должно быть, тоже слышал некоторые истории о них.
В ее глазах мелькнул озорной огонек. «Пусть восстанут тени! – подумала она. – Пусть привидения Айронкросса преподнесут этому новоявленному землевладельцу, побеспокоившему их души, наглядный урок!»


Все еще оставаясь в мокрой одежде, Гэвин всматривался в непроглядный мрак безлунной ночи сквозь одно из маленьких открытых окон. Днем он мог видеть из своей комнаты озеро и гряду холмов, простиравшихся к югу, в направлении аббатства. Но в такую ночь, как эта, нельзя было разглядеть даже усеянное валунами ущелье, а единственными доносившимися до слуха звуками были стук дождя и отдаленные раскаты грома.
Перед тем как вернуться в свою комнату в Оулд Кип, Гэвин распорядился, чтобы его не беспокоили. Утром Эндрю должен был поехать на север в Элдин и нанять там несколько плотников для восстановления южного крыла замка и каменотеса для изготовления надгробий на могилы членов семьи его предшественника.
«Да, для тебя», – подумал он, поворачиваясь к портрету Джоанны Макиннес, стоявшему на комоде у камина.
Гэвин отвел взгляд от ее удивительно живых завораживающих глаз и уставился на свой нетронутый обед, стоявший на маленьком столике. Из всех событий, происшедших в этот день, наибольшее беспокойство вызывал у него визит во двор часовни. Там было слишком много свежих могил, и большая часть среди них принадлежала тем, кто умер совсем молодым. Ему до сих пор не удалось стряхнуть меланхолию, охватившую его душу, когда он стоял там под дождем и порывами ветра.
Сняв промокший плед, рубашку и килт, он бросил одежду на каминную полку. Какое-то мгновение Гэвин неотрывно смотрел на огонь, но, когда он присел и снял башмаки, его взгляд вновь обратился к портрету Джоанны Макиннес. Что-то в лице этой девушки магнитом притягивало его. Но что именно?
Откинув одеяло, Гэвин забрался в постель. Лежа с закинутыми за голову руками, он всматривался в черты ее лица, мысленно одобряя себя за то, что приказал своему человеку принести портрет сюда, а не упаковать его для отправки леди Макиннес. Гэвин понимал, что с его стороны было эгоистично задерживать выполнение просьбы несчастной старой женщины. Но он с удивлением осознал, что уже не может обходиться без этого портрета, настолько очаровательным созданием была Джоанна Макиннес, изображенная на нем.
И еще он понимал, насколько легко было попасть под воздействие ее очарования.
Однако в образе этой девушки было нечто, значительно более притягательное, чем красота, и это нечто пленило его. В своей бурной жизни он знал многих красивых женщин. Но была какая-то тайна в фиалково-синей глубине ее глаз, в намеке на вопрос, скрывавшийся в уголках ее чувственных губ. А может быть, это был секрет, скрытый в ее сердце?
И этот восхитительный, цвета слоновой кости тон ее кожи. Взгляд Гэвина ласкал изящную выпуклость твердой юной груди, соблазнительно выглядывавшей из декольте ее парчового платья. Представив прикосновение своих губ к ее губам, Гэвин ощутил нарастающую волну возбуждения…
«Наверное, я сошел с ума! – Он вздрогнул, отвел глаза от портрета и отвернулся к стене. – Должно быть, я действительно рехнулся, – решил он, стиснув зубы. – Как можно было прийти в такое возбуждение при виде портрета давно умершей женщины!»


Джоанна стояла у открытой панели, внимательно прислушиваясь к размеренному звуку его дыхания. Он спал, она была в этом уверена, лежа животом вниз на огромной кровати. Лицо мужчины было повернуто в ее сторону. Точно зная, что именно собирается сейчас сделать, Джоанна какое-то время не могла заставить себя даже пошевелиться.
На его глаза упали пряди черных волос, красивое, точеное лицо было строгим и даже во сне несло на себе печать тревоги. Губы Джоанны раскрылись, а дыхание замерло в груди, когда ее взгляд скользнул ниже. Одеяло прикрывало только нижнюю часть его спины и одну ногу. Джоанна ощутила, как жаркая волна омыла ее лицо, когда она рассматривала его широкую спину и большие, покрытые шрамами руки. Где-то в животе стала стремительно нарастать волна необузданной, расплавляющей лавы, которая испугала ее своей внезапностью и силой. Джоанна поспешно отвела глаза в сторону.
Ошеломленная тем, что способна так бурно реагировать на мужчину, Джоанна разозлилась и стала мысленно бранить себя за эту слабость. «Так вот что тебе сейчас нужно, – думала она укоризненно. – Небольшая временная потеря здравого смысла». Встряхнув головой, она стала осматривать помещение.
Картина была здесь. Каким-то непостижимым образом она заранее знала, что именно так и будет. Бесшумно двигаясь по плетеной тростниковой циновке, покрывавшей пол, она делала остановку после каждого шага. Джоанна умышленно гнала от себя мысли о том, что будет, если ее обнаружат. Приближаясь к камину, она вздрогнула от ощущения опасности, которое сейчас по-настоящему охватило ее. Однако по ряду причин исполнение роли призрака, похоже, стоило риска быть обнаруженной.
Направившись к каминной полке, она наткнулась на полное блюдо еды и съежилась от внезапного спазма, источником которого стал ее пустой желудок. Бросив испуганный взгляд через плечо, девушка застыла в ожидании. Но хозяин даже не шелохнулся.
«Ладно, дело – прежде всего», – подумала она, заворачивая хлеб и мясо, лежавшие на блюде, в салфетку. Запах еды наполнил ее рот слюной, но она справилась с желанием уничтожить добычу немедленно, ведь ей необходимо было выполнить свою главную задачу. Поскольку одежда кухарки была скроена для сугубо практических целей, Джоанна смогла спрятать обед, а заодно и пустой кубок, в огромный карман.
Освободив руки, она приблизилась к картине, сняла ее и крепко прижала к себе. Еще раз осторожно взглянув в сторону спящего, Джоанна развернулась, чтобы удалиться, но чуть не споткнулась о груду мокрой одежды.
Зажав портрет подмышкой, она стала поднимать вещи и раскладывать их для просушки на столе и кресле. «Удивительно, – думала она с горькой усмешкой, – насколько жизнь без привычного домашнего комфорта в течение полугода может изменить взгляд человека в отношении приоритетов каждодневного существования».
Взяв картину поудобнее и направившись через комнату к панели, она размышляла о том, что утром хозяин вряд ли будет в восторге от визита призрачного ночного гостя. Конечно, она прихватила картину и его еду, но при этом совершила по крайней мере один хороший поступок: привела в порядок его одежду.
По комнате сразу же распространился запах влажной шерсти. Добравшись до панели, она замерла, когда черноволосый гигант перевернулся на спину. Джоанна находилась всего в шаге от панели, но не осмеливалась даже пошевелиться. Повернув голову, она неотрывно следила за тем, как рука мужчины начала медленно двигаться по простыне. Ритмичное вздымание его груди свидетельствовало о том, что он все еще спит. Замерев на месте, девушка молилась лишь о том, чтобы ее желудок предательски не заурчал в столь неподходящий момент.
Не успела она нырнуть через открытую панель, как спящий великан беспокойно пошевелился в постели. Ее сердце бешено забилось.
Она оглянулась. Она покраснела. Она исчезла.
* * *
От гневного рева разъяренного хозяина длинные скамейки у столов мгновенно опустели.
Трое воинов, замерев на помосте, наблюдали, как Гэвин Керр ворвался в Грейт Холл. Яростный взгляд его черных глаз, мечущих молнии, остановился на них.
– Трусливые скоты, – прошептал Питер, не разжимая губ, когда остальные мужчины, присутствовавшие вместе с ними на завтраке, гурьбой кинулись к двери, подальше от карающей десницы их взбешенного военачальника.
– Что ты еще успел натворить, Питер? – беспокойно спросил Эдмунд, неодобрительно глядя на своего дородного соседа. – Скажи нам поскорее, и мы вместе придумаем, как выкрутиться.
– Да ничего! – ответил тот, бросая умоляющий взгляд на Эдмунда и Эндрю. – Ничего такого, что могло его так рассердить. Я только…
– Так, значит, вы трое решили разыгрывать из себя болванов! – зарычал Гэвин и, подняв одну из тяжелых длинных скамеек, ринулся к оцепеневшему трио.
Удерживая скамью поперек себя, лорд с силой взбешенного быка повалил воинов прямо на накрытый стол, разбрасывая во все стороны еду и напитки, и прижал их к столешнице.
– Значит, вы полагаете, что у меня есть желание поразвлечься! – Все трое, уставившись на своего предводителя, сидевшего у них на груди, не смели даже вздохнуть. – Вы, мерзавцы, не придумали ничего лучшего, как сделать из меня посмешище!
– Посмешище, мой лорд? – пробормотал Эдмунд, когда Гэвин неожиданно повернулся к нему.
– Именно посмешище! И я собственными руками скручу ваши толстые шеи, если один из вас не вернет мне его немедленно.
Все трое в полном недоумении уставились на хозяина, в то время как Гэвин переводил испепеляющий взгляд с одного на другого.
– Его, мой лорд? – наконец выдавил из себя Питер.
– Ага, так это был ты! – рявкнул Гэвин, хватая Питера за горло. – Напряги свои жалкие мозги, да побыстрее, пока с тобой не случилось беды. Я должен знать правду. Значит, скучно стало? Захотелось немного развлечения для полноты жизни. Я тебе устрою веселую жизнь. Я тебя четвертую и прибью твой гнусный язык к воротам замка.
Гэвин всем весом навалился на Питера и усилил хватку на горле воина, в то время как оставшаяся парочка беспомощно извивалась под скамьей.
– Я даю тебе последний шанс, ты, вороватый бульдог. Куда, к дьяволу, ты его спрятал?
Эндрю, который был схож по габаритам с Гэвином, являлся также и единственным, кто мог оторвать руки своего воинственного хозяина от горла Питера.
– Мой лорд… – начал он, откидываясь назад, когда голова Гэвина дернулась в его сторону.
Какое-то мгновение Гэвин молча смотрел на него.
– Я уверен, – продолжил Эндрю, – я просто убежден, что ни один из нас не имеет представления о том, что у вас пропало.
Все трое дружно закивали.
– Ни малейшего, мой лорд, – быстро добавил Питер. – Я не повинен ни в каких грехах.
– Не повинен? – подчеркнуто медлительно протянул Гэвин, с крайней подозрительностью оглядывая своих подчиненных.
– Ладно, я сказал… но это была невинная шутка. – Физиономия Питера приобрела пунцовый оттенок. – Да, мой лорд, я… действительно… ладно, мой язык сболтнул лишнее прошлой ночью о том, что… что вы проведете ночь в компании мисс Джоанны…
– Это была всего лишь шутка о портрете. Проклятый эль развязал ему язык, – вставил Эдмунд. – И все… я имею в виду, что почти никто не смеялся, мой лорд.
– Точно, почти никто, – клятвенно подтвердил Эндрю. – Он хотел сказать, что непочтительность не превышала допустимый уровень, мой лорд.
Гэвин продолжал держать Питера за горло.
– Так это, значит, эль привел вас в мою комнату? Троица отрицательно замотала головами.
– Нет, мой лорд, – озвучил общее мнение Питер.
– Получается, что картину забрал эль, – Гэвин уставился в растерянное лицо своей жертвы. – Не пытайся отрицать, Питер. Это был, конечно, ты! А также ты, Эдмунд, – продолжил Гэвин, встав с груди здоровяка и шагнув к высокому рыжеволосому воину. Эдмунд попятился, а Питер тем временем быстро вскочил на ноги. – Жаль, что вы не подавились моим обедом. Хотя теперь я думаю, что вы, скорее всего, скормили его собакам.
Обвиняемые громко и возмущенно запротестовали, но Гэвин махнул на них рукой и повернулся к Эндрю, пребывавшему в полном недоумении.
– И ты тоже, Эндрю. Эти двое, несомненно, подстрекали тебя на первую попытку преступления против меня.
– Нет, мой лорд, – загудел верзила. – Я…
Гевин раздраженно прервал его.
– Ты даже не смог придумать какую-нибудь гадость… как твои дружки, стоящие здесь… и вместо этого развесил мою мокрую одежду возле камина. Я ведь тебя знаю, Эндрю. Разве не так все было? Теперь благодаря твоим усилиям эти чертовы вещи воняют, как паленая овца. Я хочу, чтобы ты об этом знал, болван.
Пока Гэвин переводил дыхание, Эдмунд торопливо попытался вставить словечко.
– Мой лорд, клянусь могилой моей умершей матушки, что мы не имеем никакого отношения…
– Нет, ничего такого, мой лорд, – затараторил Питер. – Это правда, что мы перебрали лишку с элем, но прошлой ночью мы все трое спали прямо здесь, в зале.
– Вы ведь знаете, мой лорд, что у меня сон очень чуткий, – добавил Эндрю. – Если бы Питер вставал, чтобы сделать какую-нибудь пакость, я бы непременно проснулся и схватил его за горло.
– Ага, так, по-твоему, это я нарушитель порядка? – Теперь, Питер со злобой повернулся к Эндрю.
– Ты, а кто же еще, – спокойно констатировал Эндрю. – И ты это знаешь.
Пока парочка препиралась, Гэвин внезапно обнаружил, что остальные мужчины, включая Аллена, управляющего, осторожно придвигаются поближе.
Однако прежде чем кто-либо смог продолжить, раздались вопли, привлекшие всеобщее внимание к входу в Грейт Холл. Гэвин шагнул вперед, увидев, что сквозь толпу пробирается молодой конюх.
– В чем дело, Дэвид? – заговорил Аллен первым. – У тебя такой вид, будто ты встретился с привидением.
– Она вернулась… на то же самое место, где была раньше! В зале воцарилось молчание, пока безумный взгляд Дэвида метался по толпе.
– Я не верил в них с тех пор, как повзрослел. Всем этим бабским россказням… о призраках. Не верил. – Он медленно покачал головой. – До сегодняшнего дня. Гибби уверяет, что ее кухонные горшки дребезжат по ночам, а Молли клянется, что стены плачут и стонут!
– Хватит, парень. Эта чушь для дураков и…
– Нет, Аллен, – Гэвин поднял руку, заставив управляющего замолчать. Глядя в испуганное лицо конюха, новый владелец замка произнес как можно мягче: – Так кто вернулся, Дэвид?
– Да эта картина, мой лорд, – ответил Он дрожащим голосом. – Портрет мисс Джоанны!
Гэвин грозно глянул на вояк, стоявших рядом. Однако все трое выглядели не менее озадаченными, чем молодой работник.
– Но ведь мы сбросили вниз оставшуюся часть пола в кабинете, – вмешался Аллен. – Туда никак нельзя попасть.
Молодой человек снова затряс головой.
– Да, это было жуткое дело: заглянуть туда и увидеть ее лицо, взирающее на нас с такой высоты, – Дэвид непроизвольно перекрестился. – Тот, кто вернул портрет обратно, не нуждался в ногах. На такую высоту ему, должно быть, пришлось взлететь.
– Думаю, что нам следует взглянуть на работу этого призрака, – скомандовал Гэвин, кивнув парню, чтобы тот показывал дорогу. Аллен и все собравшиеся последовали за ним.
Когда они достигли помещения, расположенного под кабинетом, Дэвид трясущейся рукой указал на картину, вновь висевшую над каминной полкой. Пол был полностью разобран, и с первого взгляда действительно казалось, что туда можно только взлететь. Правда, там оставалась одна узкая балка, едва видимая с нижнего этажа и лежавшая вдоль стены со стороны камина, но она находилась на некотором расстоянии от секретной панели в углу. Гэвин прикинул, что ее ширина вряд ли составляет больше двух или трех пальцев, и отбросил эту возможность. Насколько он понимал, никто не мог попасть к каминной полке через секретный проход. Гэвин покачал головой.
– Ты забил панель? – спросил он, посмотрев на Аллена.
– Да, мой лорд. Я сделал все, как вы приказали.
– Кто спал здесь этой ночью?
Трое из его собственных людей ответили утвердительно.
– И вы ничего не заметили?
– Нет, – ответил один, в то время как остальные только отрицательно качнули головой.
«Хорошо, – подумал он, – есть еще возможность залезть на стену с помощью лестницы».
Взгляд Гэвина внимательно пробежал по лицам его людей и коренных обитателей замка Айронкросс. Теперь все они зависят от него. Растерянные глаза, тихий шепот и общая атмосфера страха убедили его в том, что организатор этого фокуса среди них, с учетом трех его воинов, отсутствует.
– Ладно, ребята, если худшее, что может сделать этот призрак, – это похищение и возвращение картин на место, то он вполне безобидный парень. – Слова Гэвина вызвали улыбки и одобрительные кивки. – Хотя с учетом всех работ, которые здесь нужно выполнить, он мог бы действовать более продуктивно.
– Вероятно, он истинный джентльмен, – негромко сказал Питер, но так, чтобы все услышали.
Смех Гэвина совпал с реакцией окружающих и разрядил мрачную обстановку, которая так давила на всех еще несколько минут назад. Когда толпа разошлась и люди вернулись к своим повседневным делам, Гэвин повернулся к Эдмунду.
– Возьмите лестницы и все, что вам еще может понадобиться, и снимите оттуда эту проклятую штуку.
– Когда мы достанем картину, мой лорд, куда прикажете ее доставить? – спросил Эдмунд. – Должны ли мы будем упаковать ее для отправки?
Гэвин помедлил с ответом, задумчиво глядя в улыбающееся лицо на стене. Делом чести будет отослать портрет его законному владельцу. Однако ночное озорство только усилило его желание еще какое-то время подержать картину у себя.
– Отнесите ее обратно в мою комнату, – распорядился он, удаляясь. – И поставьте там, где она была.
– Должны ли мы оставить кого-нибудь охранять картину, мой лорд? – крикнул вслед ему Эдмунд. – Чтобы ее снова не украли?
– Зачем? – спросил он, останавливаясь, и повернулся, чтобы глянуть на троицу воинов. – Теперь, когда мы знаем, насколько далеко эта картина может уйти, я о ней не беспокоюсь. Кроме того, поскольку Эндрю едет в Элдин, я смогу присматривать за нами двумя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пламя - Макголдрик Мэй



История такая могла быть,во времена средневековья.Но книга написана не интересна. Очень много не стыковок.Жила 6 месяцев в подземелье с крысами летучими мышами, спала на истлевшей соломе. Питалась чёрте чем, больше в проголодь.А красавица была не писанная. Волосы шёлковые, золотом блестели. Чтоб их промыть сколько горячей воды нужно было икаких нибудь средств хотя и средневековых.От такой жизни она бы вшами да блохами изошла. Руки бедняжка обожгла так что рубцы остались безобразные. Да с такими ожогами без медобработки, помочила в грязном озере. Да в те времена 100%гангрена. Я не любитель откровенных постельных цен. Но эти как будто они супруги прожившие лет 10. Которым некогда поговорить о делах кроме как в постели в преремежку с приятным. Так влюблённые себя не ведут.Книга читается трудно или перевод плохой.
Пламя - Макголдрик МэйТатьяна
21.09.2013, 13.44





до читала до 15 главы,нудятина.
Пламя - Макголдрик Мэйj
15.09.2015, 11.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100