Читать онлайн Пламя, автора - Макголдрик Мэй, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пламя - Макголдрик Мэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пламя - Макголдрик Мэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пламя - Макголдрик Мэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макголдрик Мэй

Пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Когда полуденный бриз стал дуть в западном направлении, обгоревшие ставни в верхней части разрушенной башни неожиданно распахнулись и солнечные лучи золотыми нитями прошили пространство выжженного помещения.
Съежившаяся в углу на куче соломы дрожащая фигура еще сильнее закуталась в рваный плащ. Хотя весна уже близилась к концу, девушке становилось все труднее унимать пробиравший до костей холод. «Возможно, причина в том, что так редко удается увидеть солнце», – подумала несчастная. Ведь отныне ей пришлось стать ночным призраком, просто тенью.
Она встрепенулась, ощутив острый приступ голода, и покрутила головой из стороны в сторону, пытаясь избавиться от этого мучительного чувства. Еды не будет до вечера, пока не заснут управляющий и слуги, уцелевшие после пожара. Только тогда она сможет покинуть свое убежище и пробраться в кухню в поисках объедков, которые позволят не умереть от голода.
Те, кто остался в замке, считали ее призраком. Какими же болванами сочли бы они себя, если бы узнали, насколько человеческими были ее потребности!
Деревянная планка продолжала методично стучать о почерневший подоконник. Это было время отдыха, поэтому девушка с ненавистью взглянула на надоедливые ставни. Мысленно Джоанна сравнила себя с летучей мышью или ночной совой: ведь теперь только под покровом ночи она могла свободно перемещаться по этой выжженной тюрьме, которую когда-то называла своим домом.
С усилием поднявшись на нога, странная фигура, одетая в лохмотья, медленно пересекла комнату. Когда она приблизилась к ставням, нарушавшим ее покой, то неожиданно услышала ржание лошадей: источником шума был внутренний двор, находившийся внизу. Прислушавшись, Джоанна поняла, что там что-то происходит.
Взявшись за ставни, она слегка прикрыла их, даже не пытаясь разглядеть, что случилось.
«Прибыл очередной обреченный – проклятый хозяин», – лишь подумала она.


Копыта уставших лошадей подняли над головами всадников серое облако пыли. Гэвин Керр устремил взор поверх голов приближающихся грумов и обратил внимание на огромный железный крест, закрепленный на каменной стене над арочным сводом массивной входной двери из дуба. Бурые пятна непонятного происхождения на камне под крестом свидетельствовали о том, что он находится здесь уже многие годы. Отведя взгляд от креста, новый землевладелец стал осматривать строения, выходящие фасадом во двор.
Замок оказался значительно больше, чем он предполагал. Ряд монументальных каменных построек окружал двор подобно гигантской ладони, готовой в любой момент захлопнуться. Высоко наверху стены центрального корпуса и северного крыла прорезали маленькие щели окон. Верхние окна южного крыла были большего размера, чем остальные. Создавалось впечатление, что это более позднее строение. Взгляд Гэвина медленно и внимательно обследовал все, что находилось вокруг. Следов огня, унесшего жизнь предыдущего владельца, его семьи и слуг, не было видно. Очевидно, зимние снегопады и прошедшие недавно дожди смыли с камня гарь и копоть.
Краем глаза он уловил какое-то движение – медленно закрывавшиеся ставни в башне южного крыла.
К Гэвину приблизилась группа мужчин, и его внимание вновь состредоточилось на происходящем. Среди прошедших выделялся достаточно рослый человек, покрикивавший на подбегающих конюхов, – это, должно быть, Аллен, управляющий при четырех последних владельцах из рода Макиннесов. Седеющие волосы и борода выдавали его возраст, но могучая фигура, хотя и немного согнутая под бременем прожитых лет, свидетельствовала о незаурядной силе, необходимой в том положении, которое он столь долгое время занимал.
Ловко соскочив с лошади, Гэвин кивнул слуге и передал ему поводья, обмениваясь приветствием с кланявшимся управляющим.
– Вы приехали точно в срок, как мы и ждали, мой лорд. Ни днем раньше, ни днем позже. – Старик приветственным жестом указал на вход в замок. – Я позволил себе отдать приказание Гибби, кухарке, начать приготовления к пиру в честь вашего прибытия.
Он замолчал, давая возможность замковой челяди вместе с низкорослым, болезненного вида священником подойти ближе и поприветствовать нового хозяина.
– Ваш сосед, граф Этол, – продолжил Аллен, – очень беспокоился о том, как вы доедете, мой лорд. Если желаете, я прямо сейчас могу послать гонца, чтобы пригласить его.
– Не стоит, Аллен. С этим можно пару дней подождать. – Гэвин еще раз окинул взглядом башни, возвышавшиеся в обоих концах двора. – Пока мои люди будут устраиваться, я хочу, чтобы ты показал мне замок.
Управляющий кивнул в знак согласия и последовал за своим новым хозяином, который уже направился к южной башне.
– Может быть, мой лорд, вы пожелаете начать с центральной части дома – мы называем ее Оулд Кип? А затем осмотрим кухни и конюшни в северном крыле. В южном крыле осталось мало достойного вашего внимания.
Гэвин резко остановился, глянул на южную башню, а затем посмотрел прямо в глаза управляющему.
– Большая часть этого крыла была разрушена огнем, мой лорд, – стал поспешно пояснять Аллен. – Со стороны двора оно выглядит вполне прилично, но внутри, особенно в том месте, где крыло соединяется с Оулд Кип, повреждения были очень существенными. В некоторых местах провалилась крыша. К тому же мне пришлось заколотить наружные входы в этой части, чтобы обеспечить…
– Заколотить? – прервал его речь Гэвин, пристально глядя на башню.
– Ну да. Самые значительные разрушения произошли в дальнем конце, там, где башня нависает над озером. Когда начался пожар, все спали. Пусть Господь упокоит их души! К тому времени, когда мы в Оулд Кип и в северном крыле почувствовали запах дыма, все южное крыло уже было охвачено пламенем.
Гэвин шагнул к каменной стене и заглянул в проем нижних окон. Он увидел, что сквозь поврежденные балки полов с верхних этажей пробиваются пучки солнечных лучей.
– Почему ты разрешаешь слугам пользоваться этим крылом? – резко спросил Гэвин. – Эти верхние этажи даже отсюда выглядят очень опасными.
Лицо старика залилось краской.
– Ни одна живая душа, мой лорд, не ступила ногой в это крыло с тех пор, как случился пожар. Я лично запер все двери, а внутренние коридоры замурованы. Ну, может, какой-нибудь барсук… или лиса… – Он обиженно замолк.
Гэвин отошел от стены и еще раз внимательно посмотрел на окна башни. Его взгляд остановился на последнем, верхнем этаже.
– Я заметил, что ставни в том помещении шевельнулись.
– Да, мой лорд. Мы тоже время от времени обращали на это внимание, но это всего лишь ветер.
Когда новый хозяин двинулся вдоль фасада здания, Аллен торопливо последовал за ним.
– Все было охвачено бушующим пламенем, и лестничные марши, ведущие наверх, полностью разрушены, уверяю вас. Крыша, возможно, кое-где сохранилась, и птицы вполне могли свить там гнездо. Чтобы попасть в башню, не обойтись без крыльев.
Гэвин еще раз внимательно оглядел мрачную башню. Несколько ставней постукивали о каменные стены в порывах поднимающегося ветра. Все выглядело вполне естественно, исключая то обстоятельство, что верхнее окно, которое он раньше видел открытым, сейчас, несмотря на северный ветер, было плотно прикрыто.
«Похоже, шотландские птицы умеют пользоваться запорами на ставнях», – подумал Гэвин. Не проронив больше ни слова, он в сопровождении управляющего направился к центральному входу в Оулд Кип.


Никто еще не осмеливался нарушить ее владения.
Обвалившиеся, поврежденные огнем крыши, проломы в стенах, сквозь которые видны были отвесные скалы озера Лох-Морей, и выжженные, шаткие полы – все это вместе образовывало южное крыло замка Айронкросс, запретное отныне место для входа. Но, когда Джоанна медленно пробиралась по привычному маршруту через разрушенную комнату к деревянной панели, где находился секретный проход, ведущий вниз в подземные туннели и пещеры, она внезапно подсознательно ощутила, что кто-то здесь побывал, причем совсем недавно.
Девушка остановилась и огляделась. В надвигавшихся сумерках мало что можно было разглядеть. Мягко опустившись на колени на деревянный порог у дверного проема, она стала внимательно изучать покрытый пеплом пол коридора за дверью. Сама она старалась не пользоваться этими коридорами из боязни быть обнаруженной каким-нибудь смельчаком, рискнувшим сунуться в это крыло.
Хотя в надвигавшейся темноте и пришлось напрягать зрение, она ясно различила нечеткие следы, оставленные здесь кем-то, кто пришел со стороны Оулд Кип. Кто бы это ни был, он ушел в направлении кабинета ее отца или, точнее, того, что осталось от этого кабинета. Джоанна бесшумно поднялась и, держась около стены, направилась по коридору в сторону кабинета. Встав за дверным проемом, она украдкой заглянула в обугленную комнату. Помещение оказалось пустым. Девушка еще пристальней стала вглядываться в темный проем коридора. Поскольку она только что спустилась с верхнего этажа, тот, кто побывал здесь раньше, должен был пройти по почти разрушенной лестнице на первый этаж.
Облегченно вздохнув, она поплотнее закуталась в свое убогое одеяние и еще раз заглянула в кабинет. Едва переступив порог комнаты, она почувствовала, как грудь сдавило щемящее чувство невосполнимой утраты и скорби. Все обратилось в прах. С одной из стен свисали обгоревшие клочья, которые когда-то были гобеленом. Обгоревший стол и остатки стульев дополняли картину полного запустения.
Пострадало все, кроме ее портрета, висевшего в обугленной раме над каминной полкой и безжалостно напоминавшего ей о безоблачном прошлом. Это было жутко и нереально… Она с ненавистью посмотрела на лицо, глядевшее с едва различимой улыбкой. При виде собственного изображения, портрета совершенства, которым она когда-то была, сердце Джоанны сжалось. «Какое мелочное тщеславие», – сердито подумала она, поймав себя на этой мысли.
У нее возникло неудержимое желание пересечь комнату, ухватиться за почерневшую от огня раму и сбросить ее вниз, разнести вдребезги, уничтожить. В воспаленном сознании промелькнула мысль, что это нужно было сделать гораздо раньше. Но ветхий пол остановил ее. За долгое время пребывания здесь она уже изучила каждую шаткую доску, каждую опасную балку. Нет, не для того она так долго продержалась в этом аду, чтобы сломать себе шею, провалившись вниз. Глаза на портрете словно бросали ей вызов, подзадоривая сделать роковой шаг вперед. Ну почему эта проклятая вещь должна была уцелеть, если никто из людей не спасся? Никто, включая и ее саму.
Джоанна смахнула предательскую слезу. Отвернувшись от своего прекрасного, несколько высокомерного изображения, она опустила капюшон плаща и шагнула во мрак коридоров, которые должны были привести ее в глубокое подземелье, где никто не сможет увидеть, что она превратилась в призрачную тень прошлого, в ночное существо, обожженное, уродливое и ничтожное. В мертвеца.
Растворившись в темноте, Джоанна Макиннес еще раз вспомнила о своих бедных родителях и тех несчастных, которые погибли с ними в огне.
Ну что ж, теперь ее предназначение состоит в том, чтобы скрываться и терпеливо ждать своего часа для осуществления возмездия.


После того как угли хорошо прогорели, огромное полено с треском рухнуло вниз, вызвав в камине большого зала, именуемого Грейт Холл, фонтан искр.
Лицо нового владельца замка оставалось в тени, а его взгляд скользил по лицам трех молодых мужчин, сидевших рядом с ним. По всему залу на лавках и столах спали слуги и воины. Несколько собак утомленно развалились на камышовых циновках, покрывавших каменный пол. Большая часть людей в замке уже спала, разместившись в конюшнях и в наружных постройках, но эту троицу испытанных бойцов он всегда держал при себе. За короткое время, прошедшее с момента приезда, эти люди успели определить и обсудить первоочередные задачи, которые нужно было решить, чтобы обеспечить безопасность замка. Каждый из них занимался своим делом, и сейчас Гэвин наклонился вперед, чтобы выслушать их сообщения.
Первым начал Эдмунд.
– Я лично слышал, как управляющий передал ваше распоряжение открыть южное крыло, чтобы вы смогли осмотреть его утром…
– Точно, – нетерпеливо вмешался Питер. – А пара грумов и старый кузнец занялись разборкой одной из коридорных перегородок.
– Управляющий здорово вышколил людей в замке, – восхищенно добавил Эдмунд.
– Верно, – согласился Питер. – Но, думаю, достаточно было бы просто забить двери досками. А перегородки – это уж слишком. – Коренастый воин многозначительно постучал ногой по циновке на полу. – Большинство здешних слуг слишком стары даже для того, чтобы без посторонней помощи поднять засов!
Гэвин прервал обоих.
– Я вполне разделяю беспокойство Аллена. Он сказал, что после пожара хотел быть уверенным, что никто не сможет попасть в это крыло, пока леди Макиннес или новый хозяин не осмотрят лично все, что сохранилось. – Он откинулся назад и поднял кубок, вглядываясь в зал, погруженный в тишину. – Учитывая количество несчастных случаев, веками преследовавших владельцев этих земель, я уверен, что решение оставить все нетронутым было правильным. Что тебе удалось выяснить, Эндрю?
Воин откашлялся и приступил к докладу.
– По дороге в аббатство, мой лорд, я встретил несколько людей графа Этола, направлявшихся на север. Все они в один голос твердили, что после пожара здесь происходило что-то странное. Они сказали, что ни один из воинов старого землевладельца не остался в замке. Похоже, они удрали в горы так поспешно, будто сам дьявол был у них на хвосте.
Гэвин опустошил свой кубок и, поставив его на стол, повернулся к Эндрю.
– Что ты расскажешь нам об аббатстве?
– Очень необычное это аббатство. Находится меньше чем в лиге
type="note" l:href="#n_3">[3]
отсюда, если ехать по берегу озера. Оно представляет собой нагромождение камней, прикрытое высокими холмами, и развалившиеся стены. Вокруг расположены пастбища, земли фермеров и жилища некоторых арендаторов. Но вообще-то жителей рядом с ним, как это ни странно, я практически не видел.
– Мне говорили, что все они там очень религиозны.
– Не знаю, мой лорд, – ответил Эндрю. – Те, кто сейчас живет в центре разрушенного монастыря и в каменных хижинах, переселились туда из старых построек.
– У них есть аббат или кто-нибудь старший? – продолжал расспрашивать Гэвин.
– Да. Женщина, которую они называют Мать.
– Женщина? – удивленно переспросил Питер.
– Именно, – неторопливо ответил Эндрю. – Там все женщины. Во всяком случае, это все, что мне удалось увидеть до того, как они исчезли. – Он сделал паузу. – И еще, мой лорд. Аббатство выглядит совершенно незащищенным – абсолютно открытое место!
– Разве это не похоже на горцев? – фыркнул Питер. – Оставить одних женщин…
Гэвин почувствовал, как волосы на его затылке зашевелились, когда его внимание привлек дальний конец зала. В темном углу, возле прохода на кухни и в северное крыло, что-то двигалось.
Тень… Нечто… Он был в этом совершенно уверен. Вглядываясь в темноту, насколько позволяло факельное освещение, Гэвин, продолжая слушать своих помощников, окинул взглядом силуэты людей, спящих в зале. Его личные слуги были отпущены несколько часов назад, исключая троицу, сидевшую рядом. Вряд ли кто-либо еще мог бродить по замку.
– Я взял на себя смелость, мой лорд, сказать Матери, что вы будете в тех краях через день или два и непременно нанесете им визит.
– Хорошо, – одобрил Гэвин.
Он тряхнул головой, отгоняя пугающие мысли, и снова наполнил свой кубок элем. Еще раз взглянув в дальний конец зала, он пришел к выводу, что просто слишком возбужден, да к тому же утомился. Сегодня его первая ночь в замке Айронкросс, а он уже стал добычей необычной ауры этого зловещего места. Неожиданно он заметил, что одна из собак, серая дворняжка, медленно поднялась и проворно направилась в сторону кухонь. Отодвинув кружку, новый владелец замка резко встал.
– И еще. Люди графа Этола сообщили мне, что он собирается нанести вам визит до конца этой недели. – Взгляд Эндрю сопровождал хозяина, пока Гэвин обходил стол, за которым они располагались. – От его владений всего лишь день езды, сказали они, но если это неудобно…
– Это удобно, – ответил Гэвин, не поворачиваясь. – Вы можете идти отдыхать. Завтра у нас много дел.
Трое мужчин молча следили за тем, как их хозяин неторопливо шагнул в сторону погруженных во тьму кухонь.


«Эти пришельцы могут оказаться не просто досадной помехой, – думала она. – Они вполне могут быть опасными. К тому же их слишком много».
Пробираясь коридорами замка после того, как стихли звуки пиршества, Джоанна удивлялась количеству людей, оставшихся в Грейт Холле. Из полученного в последнее время опыта она знала, что в зале у нее гораздо больше шансов найти еду, чем в кухнях, но теперь вся безнадежность этого плана стала очевидной. Ей оставалось надеяться только на то, что скаредная Гибби не заперла всю еду на замок, как она обычно и делала.
Войдя в кухонные помещения, Джоанна внимательно осмотрела все закоулки в поисках спящих, но никого не обнаружила. Очевидно, это было связано с тем, что погода значительно улучшилась. Угли, мерцающие в огромном камине, позволили ей разглядеть караваи хлеба, разложенные в ряд на длинном столе.
Подойдя к буфету, она обнаружила большую миску, наполненную остатками черствого хлеба. Взяв из нее горсть, она аккуратно уложила хлеб в глубокий карман своего плаща и настороженно прислушалась. С появлением такого количества людей ей следовало вести себя намного осторожнее, чем раньше. Если ее обнаружат, это будет означать конец всем планам и станет смертельным ударом, поскольку лишит ее возможности выполнить единственное желание, которое заставляло ее цепляться за свое жалкое существование. Если ее обнаружат, то правосудие для тех, кто убил ее родителей, никогда не восторжествует. В этом она была абсолютно уверена.
Джоанна медленно и тихо передвигалась по кухне. В тот момент, когда она со вздохом разочарования застыла возле запертой кладовки, мягкий толчок собачьего носа заставил сердце молодой женщины затрепетать. Придя в себя от неожиданности, она с горькой усмешкой на губах наклонилась, чтобы приласкать игривое животное. Все собаки в замке были приучены к ней, но лохматый Макс был единственным, кто осмеливался подходить близко. Получив влажный «поцелуй» в подбородок, она в ответ нежно погладила собаку по голове. Затем, не произнеся ни звука, выпрямилась и продолжила поиски пищи.
Божественные ароматы свежих лепешек и жареной баранины все еще витали в воздухе, заставляя рот наполняться слюной, но, к ее разочарованию, больше ничего съедобного найти не удалось. Она видела очертания кусков копченого мяса, подвешенных высоко на потолочных балках, но не могла позволить себе риск взять его, ведь это может вызвать шум и, возможно, дальнейшее расследование. Услышав фырканье Макса в темном углу, Джоанна заметила две головки сыра, висевшие в сетках вне досягаемости пса. Обрадованная возможностью разнообразить свою скудную пищу, она направилась к ним.
– Я весьма сожалею, что тебе придется отдуваться за нас обоих, – прошептала она, улыбнувшись собаке, – но получишь ты только половину. – Шутливо запустив долю пса по каменному полу, Джоанна положила свою часть сыра в карман плаща.
Собака бросилась через кухню догонять свою добычу, но внезапно резко остановилась. Глухое рычание, вырвавшееся из ее горла, заставило Джоанну немедленно скрыться. Она бесшумно отступила в черную темноту за громадным очагом. Там находилась узкая дверь, ведущая в погреба. Отсюда она могла попасть в лабиринт коридоров, расположенных под замком, но на мгновение задержалась, положив руку на дверную панель, готовая к бегству, если такая необходимость возникнет.
– Что ты здесь прячешь, паршивая дворняжка? – Мужской голос был низким, но в то же время бархатисто-мягким. – Только ты и фея домашнего очага, а?
Джоанна прижалась лицом к теплому камню дымохода и прислушалась. Учитывая дружелюбное повизгивание собаки и гортанный смешок мужчины, она пришла к выводу, что пришелец уже завоевал симпатии животного.
– Ага, да у тебя неприятности, приятель. Ты воришка, не так ли? Кусок сыра. Серьезное преступление, если кухарка узнает. М-да. Но я все же тебе его не оставлю, слюнявое животное.
Джоанна понимала, что должна уходить, но не могла. Любопытство сдерживало ее, заставляя мысленно представлять лицо обладателя голоса.
– Ах, так ты хочешь поиграть! Хочешь, чтобы я догонял тебя, да?
Вероятно, это был один из людей нового хозяина. Она предполагала, что он стоит, опершись о край длинного дубового стола в центре кухни.
– Уже слишком поздно, псина ты эдакая. Ну ладно. Принеси сыр сюда, и я тебе его снова брошу. Но только один раз, ты меня понял?
Тембр рычания собаки приобрел игривый характер, а повторившийся гортанный смешок мужчины вызвал на лице девушки невольную улыбку.
– Для дворняги ты просто умник!
«Итак, это пришельцы из долин», – нахмурившись, подумала Джоанна, слегка подавшись вперед, чтобы удовлетворить свое любопытство и посмотреть на мужчину, силуэт которого вырисовывался в тусклом свете угасающего огня. Как она и предполагала, он сидел на краю стола, повернувшись к ней спиной, и был полностью поглощен извлечением головки сыра из пасти Макса.
– Слушай, псина, не заставляй меня грубо обращаться с тобой!
Она смотрела на его широкие плечи. Этот воин был более крупного телосложения, нежели кто-либо из служивших у ее отца. На нем был плед приглушенного мягкого красного цвета. Когда человек на мгновение привстал, Джоанна невольно отшатнулась, но он снова нагнулся к собаке. Мужчина действительно оказался гигантом и не очень походил на жителя долин. Его длинные темные волосы были стянуты на затылке ремешком. Во время борьбы с собакой он на мгновение повернулся к ней лицом, продемонстрировав чеканный профиль. Внезапно неведомое ранее чувство сдавило грудь Джоанны. Еще больше отступив назад, она ощутила, как лицо заливает краска. «Что со мной происходит?» – подумала она, пытаясь успокоиться.
«Какое имеет значение, что этот мужчина красив!» – раздраженно рассуждала она. Не все ли равно ей, призраку! В ночном мраке при слабом отблеске огня воображение легко управляет реальностью, но при хорошем освещении он может оказаться самым безобразным человеком в Шотландии. Темнота. «Возможно, это место подходит для нас обоих», – гневно подумала она. Кто знает, может быть, во мраке он даже не заметил бы ее уродства… Поднеся трясущуюся руку к глазам, она какое-то мгновение смотрела на нее, а затем резко опустила капюшон на лицо.
Нет, никто не может оказаться настолько слеп.
– Как твой хозяин я приказываю тебе поделиться этим сыром. О, да ты просто нахал! Сожрал все без остатка.
Хозяин! Джоанна шагнула назад, за очаг. С мрачным выражением на лице она скользнула через дверной проем в темноту коридора. Двигаясь на ощупь по каменным ступеням, прошла мимо деревянной двери, ведущей в подвальные кладовые. Молча шла она узкими коридорами, где гуляли сквозняки, затем спустилась вниз по высеченным каменным ступеням и дальше через широкие, похожие на пещеры проходы, пока не оказалась вдали от кухонных помещений. Осторожно взобравшись по ступеням, ведущим вверх, она оперлась о шероховатую стену, чтобы перевести дыхание.
Хозяин! Лучше бы она не видела его. Гораздо легче оплакивать смерть человека, с которым никогда не встречался. «Несчастный, – подумала она, снова продолжив путь по туннелю. – Ведь у него нет ни единого шанса противостоять Злу, что ему уготовано».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пламя - Макголдрик Мэй



История такая могла быть,во времена средневековья.Но книга написана не интересна. Очень много не стыковок.Жила 6 месяцев в подземелье с крысами летучими мышами, спала на истлевшей соломе. Питалась чёрте чем, больше в проголодь.А красавица была не писанная. Волосы шёлковые, золотом блестели. Чтоб их промыть сколько горячей воды нужно было икаких нибудь средств хотя и средневековых.От такой жизни она бы вшами да блохами изошла. Руки бедняжка обожгла так что рубцы остались безобразные. Да с такими ожогами без медобработки, помочила в грязном озере. Да в те времена 100%гангрена. Я не любитель откровенных постельных цен. Но эти как будто они супруги прожившие лет 10. Которым некогда поговорить о делах кроме как в постели в преремежку с приятным. Так влюблённые себя не ведут.Книга читается трудно или перевод плохой.
Пламя - Макголдрик МэйТатьяна
21.09.2013, 13.44





до читала до 15 главы,нудятина.
Пламя - Макголдрик Мэйj
15.09.2015, 11.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100