Читать онлайн Пламя, автора - Макголдрик Мэй, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пламя - Макголдрик Мэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пламя - Макголдрик Мэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пламя - Макголдрик Мэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макголдрик Мэй

Пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Гэвин понимал, что появление Джоанны в аббатстве дает ему уникальный шанс.
В этой ситуации его заботила не столько безопасность Джоанны, сколько реакция Матери на ее появление.
Он не был ни слепцом, ни глупцом. В течение нескольких последних дней, с тех пор как Джоанна попала из мрачного подземелья в обыденную жизнь замка Айронкросс, Гэвин не мог не заметить в ее прекрасных фиалково-синих глазах загнанное выражение. Вместо того чтобы вернуться к удовольствиям и прелестям привычной комфортной жизни, которую вела до пожара, Джоанна продолжала вести жизнь отшельницы.
Гэвин обязан был помочь ей и помешать привести в исполнение то, что занимало ее мысли: он был в склепе, и ему не понадобилось много времени, чтобы понять, что именно она задумала.
Гэвин восхищался ее внутренней силой. Всего несколько мгновений назад она яростно сопротивлялась его попыткам привести ее сюда, а сейчас решительный вид этой благородной девушки свидетельствовал о том, что она готова к любым испытаниям. Их глаза встретились.
Они приближались к деревне, и навстречу уже мчалась собака, громким лаем возвещая об их прибытии.
– Ты никогда раньше не видел, чтобы эти люди вели себя так, не правда ли?
Гэвин бросил взгляд на окружающие поля. Действительно, он впервые увидел крестьян, работающих на полях. При том, что некоторые подняли головы и с интересом следили за ними, ни один не убежал и не спрятался, как это происходило раньше.
– Я – нет, – он с удивлением покачал головой. – Но ты – да.
– Да, когда я приезжала одна.
Взгляд Гэвина переключился на группу детей, следовавших за собакой. Это были первые представители младшего поколения, которых он видел так близко с момента приезда в Айронкросс на свои земли.
– Я просто поражен, что они не разбежались.
Джоанна пристально посмотрела на него.
– Очевидно, они воспринимают тебя как хозяина… и не считают человеком, внушающим страх.
Он покачал головой.
– Это все для тебя, Джоанна. Таким способом они приветствуют твое возвращение из мертвых в их паству.
– Я никогда не была одной из них, – возмущенно прошептала она, и ее синие глаза сверкнули негодованием.
– По положению в обществе, безусловно.
Она покраснела.
– Я вовсе не это имела в виду.
– Должно быть, ты утратила связь с ними, когда присоединилась к миру мертвых в пещерах под Айронкроссом, но, насколько я вижу, тебя тут явно принимают как свою.
Джоанна смотрела в сторону, и Гэвин проследил за ее взглядом. Грязные ребятишки босиком гоняли по окрестным лужам.
– С этого расстояния они вовсе не выглядят такими уж злыми.
Она нахмурилась, но промолчала.
– Должно быть, они с раннего детства учатся скрывать зло, которое таят в своих сердцах. Гнусные убийцы!
Джоанна посмотрела на него в смятении.
– Я никогда не говорила, что все они способны на такие злодеяния. Здесь очень много хороших людей!
Он поднял брови и критически посмотрел на нее.
– Основываясь на твоих высказываниях, я бы никогда этого не подумал.
Ее глаза превратились в темно-синие щелочки.
– Я нахожусь здесь, разве не так? И ты должен немедленно прекратить свои бесконечные насмешки.
– Я постараюсь, Джоанна. Но, честно говоря, это удовольствие я готов растянуть на всю жизнь и в дальнейшем не намерен себе в нем отказывать. – На его лице появилась кривая ухмылка. – И в этом занятии есть столько способов…
– Негодяй, – прошептала она, стараясь сохранять хмурый вид. – Я не думаю, что с твоей стороны мудро говорить столь дерзкие слова задолго до нашего обручения. Женская натура склонна к переменчивости.
Он потянулся к ней и, схватив ее руку, крепко сжал, прежде чем поднести к губам. От смущения, вызванного столь откровенной демонстрацией любви, она покрылась румянцем, окрасившим молочно-белую кожу.
– Я верю в то, что ты намерена выйти за меня замуж, дорогая! Пока он запечатлевал на ее пальчиках еще один долгий поцелуй, щеки Джоанны стали совсем пунцовыми.
– Эй! – вскрикнула она, выдергивая руку. – Я ведь тебе это уже сказала.
Гэвин глубоко и удовлетворенно вздохнул. Не в силах оторвать взгляд от ее лица, он ехал почти вплотную с ее лошадью до самого въезда в деревню и никак не мог насладиться мыслью о том, что она принадлежит ему сегодня и будет принадлежать и завтра, и всегда. Группа ребятишек широко раскрытыми глазами следила за ними из-за угла одного из домов. Гэвин весело подмигнул им, что заставило сорванцов поспешно скрыться.
– Ты умеешь обращаться с детворой, – иронически заметила она.
Он усмехнулся.
– Это врожденный талант.
Они смогут пройти это испытание – он был уверен. А впереди их ждет много-много дней, когда они будут только вдвоем. «Или, возможно, втроем», – подумал он неожиданно. Пока Джоанна обследовала руины, взгляд Гэвина медленно скользнул к ее талии. «Могло ли случиться так, что она уже носит ребенка?» – гадал он. В своей страсти они вели себя неосторожно, но Гэвин знал, что иначе он и не собирался поступать. Даже в этот момент он ощущал огонь в своих чреслах.
С усилием выбросив из головы посторонние мысли, он поклялся себе, что они поженятся сразу же, как только Эдмунд вернется от Джеймса Гордона.
Одного взгляда старой аббатисы было достаточно, чтобы Джоанна почувствовала, как внутри нее закружил вихрь, превративший душу в бурлящее море противоречивых эмоций.
Джоанна достойно выдержала проницательный взгляд серых глаз Матери. Когда она увидела аббатису, спокойно стоявшую возле костра и выглядевшую так, будто она уже давно ждет их, Джоанна была уверена, что прочтет в ее глазах выражение вины, злобы и желание отомстить. Но вместо всего этого она обнаружила в них лишь глубокую скорбь, такую же древнюю и согбенную, как сосны, в одиночестве стоявшие на западных склонах холмов. Печаль, заключенная во взгляде Матери, проникла прямо в сердце Джоанны, невзирая на эмоциональные доспехи, отлитые из праведного гнева и жажды правосудия.
Бессознательно Джоанна передала поводья Гэвину и позволила привязать кобылу возле его коня. Даже когда он протянул руки и, взяв ее за талию, опустил на землю, она не могла отвести взгляда от глаз старой женщины.
Тело Джоанны не подчинялось ей и двигалось как бы само по себе. Но на полпути к костру она резко остановилась. Внутренний голос напоминал о мщении, а сердце испытывало невыносимые муки, разрывавшие ее надвое.
– Ты приехала… – Голос Матери слегка дрогнул, когда она протянула свою худую руку для приветствия. – Наконец-то ты решилась вернуться к нам.
Тело Джоанны сотрясала дрожь, а колени начали подгибаться. И тогда она ощутила, как большая рука сначала поддержала ее, упершись в спину, а затем мягко подтолкнула к Матери. В смятении она заглянула в его темные глаза и увидела в них силу, уверенность и любовь.
– Нас двое, – шепнул он тихо. – Ты и я.
Слова Гэвина придали сил, и Джоанна снова перевела взгляд на Мать. Однако та сама уже сделала несколько шагов навстречу и приблизилась к ним.
Гэвин заговорил первым. Его голос зазвучал несколько грубовато, и Джоанна уловила в нем некоторую долю иронии.
– Неужели мои предыдущие визиты заставили крестьян потерять столько времени, что теперь они даже не пытаются скрыться?
– Вам не стоит слишком превозносить собственное остроумие, хозяин, – проворчала Мать, не отрывая глаз от лица Джоанны. – Это всего лишь выражение нашей благодарности за то, что вы вернули ее нам, близким ей людям.
– Она не была бы здесь, если бы не дала своего согласия на это.
– Я знаю, – мягко сказала Мать, подойдя и взяв руки Джоанны в свои. – Она женщина, и ее воля сильнее, чем у любого из живущих ныне мужчин.
Джоанна не могла заставить себя выдернуть руки из ладоней аббатисы, хотя и испытывала такое желание. Вместо этого она молча наблюдала, как Мать перевернула ее покрытые рубцами ладони и стала внимательно рассматривать красные пятна, будто заранее знала, что они там есть.
– Они хорошо зажили, – сообщила она одобрительно. – Держи их открытыми на воздухе, и оставшиеся рубцы скоро исчезнут.
Джоанна смотрела на нее в полном изумлении, но Мать, не обращая внимания на ее крайне удивленный вид, повернулась и повела ее в направлении костра.
– Как вы узнали, что ее руки обгорели?
Вопрос Гэвина не вызвал у старой женщины даже мгновенного замешательства.
– До этого момента Гэвин Керр был единственным из людей, кто знал о моих обожженных руках. – Джоанна не смогла сдержать дрожи и ноток гнева в голосе. Она застыла в ожидании, в то время как аббатиса присела у огня.
– Сядь, Джоанна, – предложила старая женщина, указав на каменный блок рядом.
– Мне нужен ответ.
– Да, я отвечу. Садись.
Джоанна вопросительно посмотрела на Гэвина, который ободряюще кивнул ей и сел напротив.
Мать подняла на нее мудрые глаза и заговорила:
– Хозяин не был единственным, кто знал о твоих ожогах. Джоанна застыла в ожидании, но дальнейших пояснений не последовало. С нарастающим раздражением она глянула в направлении Гэвина, но на него слова Матери, казалось, не произвели никакого впечатления. Более того, он полностью сменил тему разговора.
– Вопреки моим предположениям, – промолвил он, – этим утром я узнал, что ваша сестра в течение последних двух дней находилась не у вас.
– Моя сестра? – Мать вопросительно подняла брови.
– Да. Я имею в виду Маргарет, вашу младшую сестру. – Гэвин кивнул, всем своим видом показывая, что это само собой разумеющееся. – А ваш брат Аллен вчера вечером попросил у меня разрешение лично отправиться на ее поиски.
Какое-то мгновение Мать колебалась, не отводя глаз от окаменевшего лица Гэвина.
– Я удивлена, что вам известно о нашем семейном родстве.
– Я не единственный, кто об этом знает, – небрежно бросил он.
Внезапная вспышка в ее глазах не укрылась от внимания Джоанны. Очевидно, эта тема была для Матери слабым местом. Одно лишь упоминание имени Маргарет пробило брешь в броне ее невозмутимости.
– Когда вы в последний раз виделись с сестрой?
– Вы меня допрашиваете, хозяин?
– А разве вас не беспокоит ее исчезновение?
Мать раздраженно выпрямилась.
– Это ваш долг как хозяина замка – заботиться о безопасности своих людей.
– Именно так я и собираюсь сделать, как только найду ее. Если только вам не известна причина, по которой она не стремится к тому, чтобы ее разыскали.
– Когда ее видели в последний раз, она была очень взволнованна. – Заявление Джоанны привлекло к ней взгляды Гэвина и Матери. Он сказал, что их двое. Получив время, чтобы собраться, Джоанна теперь была готова к участию в разговоре, как этого и хотел Гэвин. – Вам известна причина ее беспокойства?
Тяжелый взгляд Матери остановился на ней, но Джоанна не дрогнула. Имея дело с этой женщиной, она должна была продемонстрировать всю свою силу.
– Нет, мне не известна эта причина. – Голос Матери внезапно зазвучал по-старчески слабо, в нем уже не чувствовалось былой твердости.
Тон Гэвина, напротив, стал жестким, а задаваемые вопросы – достаточно прямыми.
– Не кажется ли вам, что между ней и священником могла быть какая-то связь?
Его вопрос вызвал у старой женщины вспышку негодования.
– Никогда!
– В замке есть люди, которые неоднократно были свидетелями ее частых визитов к отцу Вильяму.
Джоанна рассердилась, услышав домыслы Гэвина. Посмотрев на Мать, она увидела мучительную боль на ее лице.
– Не вызывает сомнения, что она ушла со священником, Мать, – продолжал Гэвин. – Невзирая на то что он духовное лицо, похоже, этот старый карлик имел дело не с одной женщиной в замке Айронкросс.
В голосе Гэвина прозвучала жестокая нотка, хотя до настоящего момента Джоанна не предполагала, что он способен на подобные заявления. Снова взглянув на Мать, она поняла, что терпение аббатисы подходит к концу.
– Правда, я должен заметить, что в этой ситуации возраст нашей сестры является ее несомненным преимуществом.
– Прекрати, Гэвин! – приказала Джоанна.
– На этот раз, – нарочито громко продолжал он, – ему не придется беспокоиться, что у нее может быть ребенок.
– Гэвин!
– По крайней мере, в этой связи у него не было причин для того, чтобы бежать от нее.
– Я сказала, хватит! – Джоанна наклонилась и схватила старуху за руку. От нее не укрылись слезы, заблестевшие в серых глазах аббатисы. – Я не вижу причин для такой бессердечности.
– Не видишь, дорогая? – спросил он, и его черные глаза буквально впились в нее. – Неужели?
Внезапно ее осенило, и она поняла, для чего он это делает. За несколько минут он взорвал каменную стену, за которой пряталась Мать. Поступая таким образом, он разбудил в ней сострадание к старой женщине, которое, как считала Джоанна, уже давным-давно умерло.
Разозлившись и на него, и на себя одновременно, Джоанна отвела взгляд и посмотрела на сухую морщинистую ладонь в своей руке.
– Когда вы в последний раз видели сестру? – спросил Гэвин на этот раз более мягким тоном.
Джоанна почувствовала, что рука Матери сжалась сильнее, когда та посмотрела на Гэвина.
– На прошлой неделе, хозяин, в тот же день, когда ее видели и все остальные.
– И вам не известны причины ее волнения?
– Она плакала, – устало ответила Мать. – Это то, что Mapгарет делает достаточно редко. Но тогда это была для нее единственная возможность обратиться ко мне, учитывая то, что она не может говорить.
Хотя Джоанна и сосредоточилась на словах, произносимых аббатисой, ее вдруг ошеломило осознание того, что происходит сейчас между ней и Матерью. Она ощущала холод ее руки, она чувствовала каждую мозоль и биение пульса старой женщины. Но, пожалуй, впервые в жизни она осознала, что передает свою энергию ей. Подобно тому как Мать всю жизнь являлась источником силы для окружавших ее женщин, Джоанна Макиннес выступала сейчас в качестве поставщика силы воли, в которой, как она понимала, Мать отчаянно нуждается.
– Мы ищем священника с момента его исчезновения, – тихо произнес Гэвин. – Немногие крестьяне, видевшие его, единогласно утверждают, что он был в обществе худощавой женщины. Ею могла быть только Маргарет.
– Что вы намереваетесь предпринять? – холодно спросила Мать, и чувствовалось, что раздражение вновь понемногу проникает в ее голос. – Она на вашей ответственности.
– Мы делаем все возможное. Я разослал своих людей во всех направлениях. Аллен сообщил мне о домике, расположенном к северу отсюда, где живет сестра священника.
– Аллен отправился туда один?
Джоанна и Гэвин удивленно смотрели на бледное лицо старой женщины.
– С ним отправились несколько моих людей, но они могли разделиться, чтобы при необходимости осмотреть холмы. А в чем дело?
– Если он найдет Маргарет с этим священником, то не стоит говорить, каковы будут его действия. – Мать замолчала, глядя на небо в северном направлении. – Он и я всю жизнь старались защитить Маргарет. Возможно, Аллен даже в большей степени.
– Ваш брат знает, что священник нужен мне живым. Есть вопросы, на которые тот непременно должен ответить, а посему он не причинит этому человеку вреда.
Джоанна посмотрела на Гэвина, пытаясь понять, действительно ли он верит в то, что сказал, но на его лице нельзя было прочесть ничего. Тогда она повернулась к Матери.
– Вы думаете, что он может расправиться с Маргарет?
Глаза старой женщины метнулись к ее лицу.
– Никогда, – убежденно произнесла она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пламя - Макголдрик Мэй



История такая могла быть,во времена средневековья.Но книга написана не интересна. Очень много не стыковок.Жила 6 месяцев в подземелье с крысами летучими мышами, спала на истлевшей соломе. Питалась чёрте чем, больше в проголодь.А красавица была не писанная. Волосы шёлковые, золотом блестели. Чтоб их промыть сколько горячей воды нужно было икаких нибудь средств хотя и средневековых.От такой жизни она бы вшами да блохами изошла. Руки бедняжка обожгла так что рубцы остались безобразные. Да с такими ожогами без медобработки, помочила в грязном озере. Да в те времена 100%гангрена. Я не любитель откровенных постельных цен. Но эти как будто они супруги прожившие лет 10. Которым некогда поговорить о делах кроме как в постели в преремежку с приятным. Так влюблённые себя не ведут.Книга читается трудно или перевод плохой.
Пламя - Макголдрик МэйТатьяна
21.09.2013, 13.44





до читала до 15 главы,нудятина.
Пламя - Макголдрик Мэйj
15.09.2015, 11.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100