Читать онлайн Пламя, автора - Макголдрик Мэй, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пламя - Макголдрик Мэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пламя - Макголдрик Мэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пламя - Макголдрик Мэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макголдрик Мэй

Пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Лицо Этола, внезапно посеревшее, говорило само за себя. Гэвин внимательно следил, как горец поднес дрожащую руку к перевязанной голове. Видя, с каким недоверием налитые кровью глаза графа смотрели на него, Гэвин стал сомневаться в своем решении сразу же выложить раненому гостю все новости.
Он знал, насколько Джон Стюарт в свое время был увлечен Джоанной. Вчера он вел себя как школьник и не сводил с нее глаз с того самого момента, как они отправились назад в замок. Гэвин хотел бы не обращать на это внимание, но нечто, чему он не мог пока дать точное определение, – нечто, что он не желал идентифицировать как ревность, – заставляло Гэвина немедленно положить конец назойливому вниманию горца к его будущей жене.
– Вы насмехаетесь? – прорычал Этол, восстановив наконец способность говорить. – Эти разговоры о браке с Джоанной – всего лишь проявление вашего жалкого чувства юмора? Да? Поясните мне, что все это значит.
– Ошибаетесь, – решительно произнес Гэвин, сохраняя спокойствие. – В мои планы входит женитьба на Джоанне Макиннес. И я хорошо обдумал свои действия.
Схватившись за спинку кресла, с которого только что вскочил, Джон Стюарт вспыхнул от гнева.
– Вы? Да это просто невозможно! К сожалению, она уже обручена с этим мерзавцем Джеймсом Гордоном.
– Это не имеет значения! Она действительно была обещана ему, но это случилось почти год назад. Все в Шотландии считают ее умершей.
– Но это ничего не меняет, – нахмурился Этол, стукнув кулаком по спинке кресла. – У вас мозги обезьяны. По закону она все еще принадлежит ему, болван вы эдакий!
– Она собирается разорвать помолвку, – упорствовал Гэвин. – Мы с ней уже все обговорили, Этол. Она согласилась стать моей женой. Поэтому сегодня утром я послал своего человека в Хантли с письмом к Гордону.
– Подождите! – запротестовал Этол. – Вы просто не вправе утверждать, что она действительно этого хочет. Какого дьявола, ведь последние шесть месяцев несчастная девушка провела под землей! Более чем вероятно, что она еще не совсем в своем уме.
– С ее головой все в порядке. А вот что касается вас…
– Почему вы так спешите? – раздраженно буркнул Этол с очевидным разочарованием. – Вы ведь не нуждаетесь в ее наследстве. Если говорить о замке, то мне известно, что эти владения ничто по сравнению с тем, что вы имеете на равнине. Я, честно говоря, вообще не понимаю, зачем вы сюда приехали.
– Они там, в Стирлинге, рассказали мне, что здесь самый чудесный климат во всей Шотландии.
– Ну, в этом есть доля правды.
Гэвин впился глазами в Этола, гадая, не принял ли тот его шутку за чистую монету.
– Но послушайте, – продолжил Джон Стюарт, – даже если вас интересуют эти земли и вы хотите встать в один ряд с захолустными землевладельцами Айронкросса, вам нет нужды жениться на ней. Во-первых, Энгус и так отдал вам все, а во-вторых, от этих владений мало толку, если только вы не собираетесь безвылазно сидеть здесь и лично управлять делами. Согласитесь: то, что Джоанна оказалась жива, не имеет никакого отношения к вашим правам на эту землю.
– То, что вы говорите, верно. Я действительно прошу ее руки не из-за титула или богатства. Я могу сказать вам только следующее: и Джоанна, и я – мы оба согласны на брак и твердо решили пожениться.
Этол уставился на него, открыв рот, не веря своим ушам.
– То есть как? – наконец вымолвил он. – Неужели это правда'?
Гэвин поднял руку.
– Джоанна считает необходимым остаться в замке Айронкросс и увидеть, как свершится правосудие над тем или теми, кто несет ответственность за смерть ее родителей…
– Ага, значит, вы заставляете ее выйти за вас замуж в обмен на удовлетворение ее просьбы остаться! С ее стороны это полное безумие, а вы – просто презренный, подлый, негодный сукин…
– Заткнитесь, мерзкий пес, пока не зашли слишком далеко! Говорю вам, что я никого не принуждал! – В этот раз на крик перешел уже Гэвин, сам удивляясь, что его так задели несправедливые обвинения Джона Стюарта. – Изначально меня привело сюда желание узнать как можно больше о Джоанне и ее родителях. Должен вам признаться, что еще до нашей встречи что-то необъяснимое буквально магнитом притягивало меня ко всему, что связано с ней.
– Ба! – воскликнул Этол, сопровождая выражение недоверия соответствующей жестикуляцией. – Теперь вы хотите заставить меня поверить, что вы – бабуин в ворованном килте – приехали сюда, как влюбленный из французского романа, чтобы спасти красавицу от страданий.
– Я ожидал, что такой злобный пес, как вы, не поверит ничему, кроме веревки, на которой его в конце концов повесят! – Мужчины некоторое время молча сверлили друг друга взглядами, прежде чем Гэвин продолжил: – Я даже не знаю, зачем говорю вам все это, но я был… ладно, признаюсь, она заинтересовала меня еще с момента моего разговора с леди Макиннес. А после приезда в замок Айронкросс все, что имело хоть малейшее отношение к этой девушке, не давало мне покоя ни днем, ни ночью. – Гэвин посмотрел прямо в глаза своего собеседника. – Вам, конечно, трудно понять, что я… люблю ее, а она любит то, что видит во мне! Но это так…
– Трудно понять? – взорвался Этол. – Черт побери, да это совершенно невозможно! Не говоря уже о вашей внешности – одного взгляда на вас достаточно, чтобы испугать до смерти стадо овец, – но у нее даже не было времени, чтобы узнать о вас хоть что-нибудь! Ведь до позавчерашнего дня она никогда вас не видела! – Горец смотрел на него с подозрением. – А чем вы занимались, пока я в этой комнате был прикован к постели?
Гэвин хотел бы провести это время с ней. Но из-за множества накопившихся дел они с Джоанной виделись очень мало.
– Я уверен, что вы преднамеренно одурманили меня зельями, которые прислала сюда кухарка. – Горец махнул рукой в сторону склянок и кувшинов, стоявших на столике возле кровати. – И сделали это для того, чтобы беспрепятственно общаться с ней.
– Вы так злобствуете только потому, что она предпочла меня вам, – прервал его словесные излияния Гэвин. – Почему бы вам не смириться с тем фактом, что Джоанна еще раз – и сейчас уже окончательно – остановила свой выбор на другом претенденте? Она не хочет выходить за вас замуж!
Помрачнев, Этол снова опустился в кресло и с безысходностью посмотрел на Гэвина.
– Она вам это сама сказала?
Гэвин понизил голос.
– Если вы хотите понять ее чувства, то вам следует самому поговорить с ней. Все, что я могу сказать, – это то, что она относится к вам как к настоящему, преданному другу, которого не хотела бы потерять. У нее осталось в этом мире слишком мало близких людей, поэтому не нужно делать в отношении ее скоропалительных выводов.
Граф Этол продолжал неотрывно смотреть на него, и Гэвин уловил на его лице отблески противоречивых чувств.
– Хорошо, – произнес наконец Этол. – Я буду говорить с Джоанной и непременно выясню мотивы ее поступка. В то же время я хотел бы узнать побольше и о вас. На правах друга я должен получить доказательства того, что вы заслуживаете ее руки.
– Вы слишком высокомерный и зарвавшийся тип, чтобы вас можно было в чем-либо убедить.
– Пусть так, – кивнул Этол, и в уголке его рта появилась кривая усмешка. – Но мне известно о вас только то, что вы неотесанный воинственный медведь с равнины с ловкими руками и цепкой хваткой. Но разве этих «ценных» качеств достаточно, чтобы претендовать на звание достойного мужа для такой девушки, как Джоанна? Или даже просто приличного землевладельца?
Почувствовав, что напряжение в общении с графом постепенно спадает, Гэвин пододвинул кресло и сел рядом с ним.
– Ага! Значит, именно это послужило причиной вашего спора с Джоном Макиннесом в ту ночь, когда он погиб. Вы, видимо, спрашивали его, за какие именно заслуги Джеймс Гордон заслужил руку Джоанны?
– Так и было, – подтвердил Этол хмуро, и в его глазах промелькнуло воспоминание о далекой словесной битве и о поражении, которое он в ней потерпел. – Я знал ее еще с тех пор, когда она была совсем малышкой, не больше двух моих ладоней. И я всегда считал, что она заслуживает самого лучшего мужчину, какого только может предложить Шотландия.
– Вы даже больший тупица, чем я себе представлял, Джон Стюарт, если думали, что положение друга дает вам право оспаривать выбор ее отца.
Глаза Этола, напряженно сидевшего в кресле, сверкнули негодованием.
– Но как он мог дать согласие отдать свою прелестную дочь Гордону, дьявол его побери! Этому бабнику и подлецу! И для чего? С единственной целью держать ее на несколько миль дальше от замка Айронкросс! Разве это серьезно? Можно ли принимать такое опрометчивое решение, основываясь лишь на страхе перед демонами и старинными проклятиями?
– Вы не вправе обвинять покойного Джона Макиннеса, зная, сколько родственников он здесь потерял!
Лицо Этола стало наливаться краской.
– В ту ночь я назвал его дураком и сказал, что он глубоко заблуждается. Несколько часов спустя он погиб, чем доказал свою глупость. Он не хотел подвергать Джоанну воздействию Зла, которое, как он верил, царит в этом замке. Но сейчас мы снова здесь, и я не могу удержать вас от действий, противоречащих его воле.
– Сейчас все изменилось.
– Разве?
Лицо Гэвина приняло свирепое выражение.
– Да. Джоанна подверглась самому жестокому испытанию, которое только могут уготовить эти места. За прошедшие шесть месяцев она прошла сквозь все круги ада. Если бы Джон Ма-киннес был жив, он согласился бы, что Джоанна сегодня совершенно другая девушка в сравнении с той, какой она была в ту ночь. Я скажу вам откровенно, что это женщина, сердце которой переполнено болью, но которая все равно стремится свершить правосудие и возродить жизнь в этом забытом Богом замке.
– Все это дает еще больше оснований для того, чтобы увезти ее отсюда, – настаивал Этол. – В конце концов, может быть, лучшим исходом для нее будет брак с Джеймсом Гордоном или хотя бы возвращение ко двору под опеку леди Макиннес.
Гэвин покачал головой, а в его голосе прозвучало словно тихое рычание.
– Будучи на ее месте, чего вы пожелали бы для себя? Сбежать и оставить все эти убийства неотмщенными?
– Но ведь она женщина! Кровь Христова, она уже видела столько боли. И теперь…
– Хватит, Этол, – остановил его Гэвин. – Будьте ей другом, но не отцом. Джоанна Макиннес гораздо сильнее, чем вы можете себе представить. Только вспомните, что случилось с нами вчера. Хотел бы я, чтобы любой из нас оказался способным выжить в этом лабиринте тьмы в течение шести месяцев, как смогла она!
– Связано это с проклятьем или нет, но в этих стенах поселилось Зло. Смерть окутала Айронкросс своим саваном!
– Если это так, то мы встретим его вместе, – твердо заявил Гэвин. – Шесть месяцев назад слух о проклятии поселил страх в сердцах живущих здесь людей. Но сегодня я точно знаю, что это гнусное деяние – дело рук не демона, а человека из плоти и крови. Причем человека достаточно уязвимого и боящегося разоблачения. Такого, который нуждается в кинжале, чтобы попытаться отправить нас в Адские ворота.
Мрачный вид Этола подсказал Гэвину, что горец обдумывает все, что он только что произнес. Но если и это его не убедит, то у Гэвина найдутся другие доводы.
Примерно в то же время, когда он отправил Эдмунда на встречу с Джеймсом Гордоном, Гэвин дал задание Питеру разыскать священника, служившего капелланом до отца Вильяма. Он понимал, что у Питера немного шансов застать старца в живых в силу преклонного возраста последнего, но если это удастся, то Гэвин сможет почерпнуть гораздо больше важных сведений об истории этих владений.
Именно здесь хранился ключ к разгадке тайн замка Айрон-кросс. Причины убийства землевладельцев крылись в далеком прошлом. Возможно, во временах Дункана Макиннеса или даже еще более ранних. Может быть, это относится ко времени, когда женщины, похороненные в склепе, еще ходили по земле. Гэвин возлагал большие надежды на свидетельства старого священника.
– Думаю, я смогу продолжить наслаждаться вашим гостеприимством еще некоторое время.
– Это просьба, мой дорогой граф, или заявление?
– Думайте что хотите, – пожал плечами Этол. – Но пока Джоанна Макиннес живет в этих стенах, а вы ожидаете ответа от Джеймса Гордона, я считаю, что мой долг состоит в том, чтобы оставаться здесь.
Гэвин почувствовал, как в нем нарастает злость.
– Если это единственная причина…
– Нет, это едва ли единственная причина. Не забывайте, что было еще и покушение на мою жизнь, впрочем, как и на вашу. Я не могу оставить безнаказанной подобную наглость. И жажду найти этого мерзавца не меньше, чем вы.
Перед тем как ответить, Гэвин какое-то время обдумывал слова Этола.
– Что ж, вы можете остаться. Но только пока будете держать подальше от Джоанны свою помятую безобразную физиономию.
– Ох! – отозвался горец, симулируя тяжкие страдания от ранения. – Думаю, что прелестная Джоанна равнодушна к моим чарам.
– Вот именно! – Гэвин с подозрением смотрел на графа.
– В таком случае я не буду давать обещаний, которые намереваюсь нарушить. А вам нечего бояться.
– Надеюсь, что смогу сказать вам то же самое! – рявкнул Гэвин, бросая на графа угрожающий взгляд.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пламя - Макголдрик Мэй



История такая могла быть,во времена средневековья.Но книга написана не интересна. Очень много не стыковок.Жила 6 месяцев в подземелье с крысами летучими мышами, спала на истлевшей соломе. Питалась чёрте чем, больше в проголодь.А красавица была не писанная. Волосы шёлковые, золотом блестели. Чтоб их промыть сколько горячей воды нужно было икаких нибудь средств хотя и средневековых.От такой жизни она бы вшами да блохами изошла. Руки бедняжка обожгла так что рубцы остались безобразные. Да с такими ожогами без медобработки, помочила в грязном озере. Да в те времена 100%гангрена. Я не любитель откровенных постельных цен. Но эти как будто они супруги прожившие лет 10. Которым некогда поговорить о делах кроме как в постели в преремежку с приятным. Так влюблённые себя не ведут.Книга читается трудно или перевод плохой.
Пламя - Макголдрик МэйТатьяна
21.09.2013, 13.44





до читала до 15 главы,нудятина.
Пламя - Макголдрик Мэйj
15.09.2015, 11.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100