Читать онлайн Королева-беглянка, автора - Макголдрик Мэй, Раздел - 6. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королева-беглянка - Макголдрик Мэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королева-беглянка - Макголдрик Мэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королева-беглянка - Макголдрик Мэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макголдрик Мэй

Королева-беглянка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6.

Она обладала красотой, шармом, изящными манерами — всем этим и даже большим.
Джон стоял за спиной Каролины и, увидев Марию, с трудом подавил в себе желание броситься к ней. Лицо молодой женщины было холодным. Она выглядела сильной, недосягаемой.
Мария спокойно стояла, несколько удивленная тем, что загораживающая ей дорогу высокая светловолосая дама бросает на нее столь обжигающе злые взгляды. Подойдя к двери, на которую ей указали, она даже не успела постучать, как та распахнулась и перед ней, казалось, возникла львица, защищающая свое логово. Засомневавшись, туда ли она попала, Мария быстро взглянула через ее плечо и несколько успокоилась, увидев командующего и шкипера.
— Прошу прощения за вторжение, — сказала она тихо, переводя взгляд с перекошенного от ярости лица дамы на сэра Джона, как-то странно смотревшего на нее. Что выражало его лицо? Приветствие? Удивление? Облегчение? — Может, мне зайти в другой раз?
Все молчали. Первым опомнился Джон.
— Нет, конечно, вы ничему не помешали, — искренне ответил он. — Мы с леди Мол выяснили все вопросы, и она уходит. — Он слегка дотронулся до ее плеча.
— Нас не представили. — Каролина была сама любезность.
— Я Мария.
Каролина смотрела на зеленоглазую красавицу молча, и Марии пришло в голову, что ей, наверно, следовало бы присесть в реверансе.
— Мария?
— Да, Мария, — вмешался Джон, протягивая руку вновь пришедшей.
Мария не сделала никакого ответного движения и сказала, стараясь, чтобы ее голос звучал дружелюбно:
— Я только что слышала, как сэр Джон назвал вас «леди Мол». Это так?
Стальной взгляд Каролины, скользнув по протянутой руке Джона, остановился на лице Марии.
— Вы родственница мисс Дженет Мол? Мы наслаждались ее обществом сегодня утром.
— Это леди Каролина Мол, мать мисс Дженет, — сказал Джон, и, заметив удивление в глазах Марии, поправился: — Если быть точным, ее мачеха. Входите, миледи.
Мария протянула ему свою забинтованную руку. Не обращая внимания на Каролину, Джон осторожно взял ее за запястье и провел мимо знатной шотландки.
— Я счастлив, что вы наконец-то рискнули покинуть свою каюту, леди Мария, — продолжал командующий. — Я как раз собирался вас навестить.
Мария посмотрела на светловолосую женщину, застывшую у двери.
— О, да, леди Мол, — продолжил он более деловым тоном, — непременно передайте благодарность вашему мужу за его помощь этой леди и ее спутнице. И если у вас еще раз возникнут проблемы с моими людьми, советую вам сначала обсудить их с сэром Томасом. Думаю, мы оба можем довериться его выводам.
Лицо Каролины так перекосилось и побледнело, что Джон подумал: если бы взгляд мог убить, то сейчас бы в каюте валялось несколько трупов.
— Это многое объясняет. — Хотя слова Каролина адресовала Джону, взгляд ее по-прежнему был прикован к лицу Марии. — Пожалуй, это объясняет все. — Гневно вскинув подбородок, Каролина Мол удалилась.
Мария чувствовала себя неловко. Переведя взгляд с лица шкипера на лицо командующего, Мария увидела, что он смущен и недоволен. Видимо, присутствие леди Мол доставило ему больше неприятностей, чем можно было заключить из его слов.
— Я правда могу зайти в более удобное для вас время, — спокойно сказала Мария.
Джон поднял на нее свои синие глаза.
— Да нет же. Лучшего времени и быть не могло. Вы просто молодец, что удалили всех, кого нужно, с поля битвы.
Покраснев, Мария повернулась к шкиперу и присела перед ним в реверансе.
Дэвид покраснел и поклонился молодой красавице. Командующий не мог сдержать улыбки, зная, сколь приятно для молодого человека столь уважительное обращение.
— Шкипер, вам следует пойти и поговорить с Кристи по поводу жалобы леди Мол.
— Вы ведь не хотите, чтобы я приказал его выпороть, милорд? — Дэвид вопросительно посмотрел на капитана.
— Нет, конечно.
— Я просто хочу, чтобы вы проинструктировали его, как себя вести… когда… когда… ну, ты понимаешь.
— Но, сэр Джон, вы сами сказали, что он вел себя так, как и должен был. — Дэвид с трудом удерживал на своем лице озабоченное выражение, стараясь не рассмеяться. Ясно, что капитан хотел, чтобы он незамедлительно убрался из каюты, но молодой шкипер не мог отказать себе в удовольствии позабавиться.
— Дэвид, — Джон еле сдерживался, — иди и делай, что тебе велено.
— Да, милорд. Но мои карты… — Дэвид начал медленно собирать их.
— Можешь их оставить. — В голосе командующего послышалась угроза. — Я пришлю их тебе с мисс Дженет.
— Свои карты я никому не… — Дэвид замолчал на полуслове и уставился на командующего. — Вы хотите встретиться с мисс Дженет?
— Да, в свете некоторых разговоров мне нужно поговорить с ней кое о ком… — Было ясно, что имел в виду Джон.
— Не стоит беспокоить ее, милорд. — Дэвид стал энергично собирать свои карты. — Я ухожу.
Сунув карты под мышку и поклонившись Марии, шкипер поспешил покинуть каюту.
— Наконец-то, — довольно улыбнулся Джон, поворачиваясь к своей зеленоглазой гостье.
Мария отняла у него свою руку и подошла к столу. На стуле лежал голубой берет с белым пером. Она решила, что он принадлежит шкиперу. Стол и разложенные на нем бумаги свидетельствовали о рабочей обстановке. Яркая освещенность каюты составляла приятный контраст с помещениями внизу. Вдоль стены несколько открытых окон, и, выглянув в одно, она увидела те же белые клочья серо-зеленого тумана. Он был столь же плотным, как и вчера. В окна доносились грубые голоса матросов, работающих на палубе.
Окинув взглядом каюту, она покраснела. В углу располагалось большое ложе, накрытое тяжелым покрывалом из Дамаска. Поняв, что здесь и его спальня, Мария смутилась и отвела глаза.
Рядом с кроватью в алькове под вделанными в стену полками с яркими знаменами и шотландской национальной одеждой стояло несколько чемоданов. Над ложем в рамке темного дерева висел герб — корабли, кинжалы и кошка, выпустившая когти.
Мужской дух каюты и очаровывал и пугал ее. Она никогда раньше не была в жилье мужчины, не говоря уже о том, чтобы остаться там наедине с ним. Мария с горящим от смущения лицом отошла к окну.
Она не повернулась, услышав стук закрывшейся двери.
Джон немного постоял, глядя на напряженную спину женщины у окна. Она пришла очень вовремя, подчеркнув своим появлением неблаговидность поведения Каролины. За все годы их длительной связи Джон впервые увидел ее такой разъяренной, потерявшей контроль над собой. Эмоции и гнев буквально вынесли Каролину из каюты.
Но воин знал, что она отнюдь не сдалась. Он понимал, что ему надо выработать линию своего поведения, чтобы держать ее на расстоянии. Темпераментная и злопамятная, она пойдет на все, и Джон должен быть готов к этому. Он чувствовал, что Каролина замыслила что-то опасное. Уж ежели решила вернуть его, то не остановится ни перед чем. Такие понятия, как достоинство, честь и даже клятвы перед брачным алтарем, для нее всего лишь пустой звук.
Мария слегка повернулась и робко посмотрела на шотландца. Джон улыбнулся — наверно, так чувствует себя спящий, увидев после кошмара красивый сон. Есть же, вероятно, и какой-то способ помешать Каролине принести вред и себе, и другим.
— Вы приказали следить за нами, — мрачно начала разговор Мария.
— Да, — ответил он, — во имя вашей же безопасности.
— Безопасности? — Ее брови недоуменно поднялись.
— От визитеров типа леди Каролины.
Молодая женщина задумалась на минуту, затем согласно кивнула.
— На какое-то мгновение я… мне показалось, что она не позволит мне войти сюда.
— Да, понимаю. Помню, я как-то совершил непростительную с ее точки зрения оплошность. Я и двое моих людей на мосту неподалеку от замка Стерлинг остановили лошадей, чтобы перекинуться парой фраз с монахом. Леди Каролина и ее друзья подъехали следом и потребовали, чтобы мы освободили дорогу.
— И что же случилось?
— Я решил, что раз мы спешим во дворец, то можем позволить себе сбить кое-кого с лошади, а затем проявить галантность и уступить путь.
Джон, вспомнив этот эпизод, нахмурился. Эта встреча и события, которые последовали в тот же день, положили начало взаимоотношениям, от которых он сейчас так стремится уйти.
— Вы завтракали, Мария? — любезно осведомился он, отгоняя воспоминания.
— Да, мисс Дженет побеспокоилась об этом, сэр Джон, — ответила Мария. Сейчас он показался ей еще более красивым. В лице его не было той жесткости, которая присутствовала вчера. — Она очень добра.
Джон подошел к винному шкафчику под одним из раскрытых окон, достал графин и два бокала.
— Можно предложить вам чего-нибудь выпить?
Она вежливо отказалась.
В глазах Джона мелькнула улыбка.
— После вчерашних событий вряд ли стоит удивляться тому, что вы не хотите принимать что-либо из моих рук.
— Почему?
— Прошлым вечером я заставил вас выпить виски, и вы почти тут же отключились.
Мария смущенно посмотрела на свои забинтованные руки. Она почти не помнила, что случилось после того, как они сели за стол в каюте Изабель. Она открыла глаза лишь рано утром и увидела перед собой милое, улыбающееся лицо Дженет Мол.
— Должна признаться, мне не доводилось раньше пить что-либо столь крепкое.
— Не переживайте. Я знаю немало мужчин, с которыми в этой ситуации произошло бы то же самое.
— Благодарю вас, — спокойно улыбнулась она, — это меня несколько утешает.
Джон подошел к ней ближе. «Как отличаются друг от друга эти женщины», — подумал он. Каролина ворвалась в каюту на полных парусах и бросила здесь якорь так, как будто каюта принадлежала ей. Мария неуверенно стояла у окна, стараясь поплотнее закутаться в свой плащ. Она словно не знала, что ей делать — убежать или остаться.
— Ну, — сказал он, все же налив ей виски и поставив бокал на подоконник, — как ваши руки?
— Немного опухли, но так уже не болят.
Джон посмотрел на нее с беспокойством: она ни за что не скажет, что ей больно.
— Мария, — он поставил свой бокал рядом с ее, — вы что, совсем не чувствуете боли?
— Я…
— Ну же, признайтесь, — мягко настаивал он, дотрагиваясь до ее руки. — Вас ведь пронзает жгучая боль, даже когда я так осторожен.
Мария побледнела, Джон понял: она не признается.
— О! — Она попыталась отнять руку. Но шотландец крепко держал ее запястье. — Вам нравится видеть, что мне больно.
— В данном случае да, — честно ответил он. — Если бы вам не было больно, то у меня возникло бы опасение, что раны нагноились.
— Понятно, — пробормотала Мария. И тут она подумала о последствиях. — Могут остаться шрамы? — как можно небрежнее спросила она.
— Вряд ли. — Он показал ей свою руку, повернув ладонь вверх. — Скорее всего шрамов не будет, но если вы отнесетесь к своим ранам невнимательно, то может быть так.
Его большая, сильная рука была покрыта рубцами. У Марии застучало сердце, и она покраснела.
— Не отчаивайтесь, — сказал он шутливо, — ведь у меня рабочие руки. Руки моряка.
— Я не забуду ваши советы.
— Вас осмотрели сегодня утром? — Джон чувствовал, что тонет в глубине ее изумрудных глаз.
Мария отрицательно покачала головой. Без лишних слов командующий расстегнул застежку ее плаща. Он упал на пол, а она, окаменев от удивления, промолчала.
Он понимал, как шокировала ее такая бесцеремонность, но раз она сама сомневается — уйти ей или остаться, — он решит это за нее. Джон наклонился, поднял плащ и повесил его на крючок.
— Мой лекарь не заходил к вам сегодня утром?
— Заходил, сэр Джон. — Мария широко открыла от удивления глаза, когда он бесцеремонно взял ее за руку и повел к столу. Мария недоумевала: может быть, мужчины так обращаются с женщинами вне света, во всяком случае, шотландцы? Не сопротивляясь, она села на предложенный стул. — Он хотел осмотреть мои руки… но я попросила его сделать это во второй половине дня. Он сказал, что зайдет еще.
Джон взял единственный оставшийся в каюте стул и сел рядом. Он хотел взять ее за руки, но Мария быстро спрятала их в колени.
— Я думаю, вам не нужно их смотреть, — сказала она с надеждой в голосе. — Ваш лекарь придет перебинтует их.
Но она понимала, что не сумеет противостоять ни его настойчивому взгляду, ни протянутой руке.
— Правда, не стоит. — Она пришла сюда не затем, чтобы он проверил перевязку. Перед ней стояла определенная задача. Они с Изабель репетировали ее роль до тех пор, пока старая дама снова не заснула.
Мария твердо знала, что должна сделать. Но все, чему учила ее Изабель, выполнить оказалось значительно труднее, чем это казалось у кровати тети. Здесь, наедине с этим сильным и большим человеком, она забыла все наставления Изабель. Ее волновал свежий мужской аромат его тела и волос. Как ни старалась она не смотреть на него, все равно не могла удержаться, чтобы не взглянуть на это красивое лицо с твердыми точеными чертами, на черные отброшенные со лба волосы, глубокие синие глаза.
Чем дольше она здесь находилась, тем отчетливее ощущала краску неловкости на своем лице. Ее бросало то в жар, то в холод. Задача, которую она перед собой поставила, казалась все более неразрешимой.
Джон терпеливо ждал, довольствуясь возможностью рассмотреть ее при свете дня. Она была еще красивее, чем при свечах, а губы еще более соблазнительны.
Он решил, что она леди. Сложив забинтованные руки на коленях, выпрямив спину, она сидела на краешке стула, внешне спокойная, но внутренне явно напряженная. Ясно, что Мария пришла поговорить о чем-то серьезном, но почему-то не могла решиться.
Она не оригинальна в своем поведении. Джон вспомнил путешествие в Испанию, тогда он доставлял домой графа Педро де Айала. Старый дворянин провел пару лет при дворе шотландских королей, и они вдвоем покатывались со смеху, когда дипломат рассказывал о нравах шотландского двора, сравнивая его с другими европейскими. Джон вспомнил, как Айала уверял его, что только англичанки могут соперничать с шотландками в свободе выражения своих чувств. Джон сам никогда не занимался подобными сравнениями и не желал их оспаривать.
В любом случае, подобно многим дамам, с которыми Джону приходилось плавать на судах, Марии было трудно преодолеть дистанцию между собой, женщиной, и им, мужчиной. В ней была привлекающая его отчужденность, а элегантность манер выгодно подчеркивала ее красоту.
Но не исключено, что все это лишь видимость, что она так защищает себя от потенциальной угрозы. Ее положение уязвимо, и Джон понимал, что у нее есть все основания для опасений. Марию не могла не беспокоить дальнейшая судьба. Она была полностью в его власти. Может быть, за внешней холодностью и спокойной элегантностью он сумеет разглядеть ее истинную сущность?
Вот только ему самому не очень-то понятно, почему он так старается разобраться в этом.
Мария чувствовала, что он ее внимательно изучает. Молчание ее нервировало, но она не знала, как прервать его. Глупость какая-то, сердилась она на себя. Командующий привык принимать решения. Она взглянула ему в лицо, но тут же потупила взор.
Румянец на ее прелестном лице свидетельствовал о неловкости в его обществе. Джон понимал это. Но, черт возьми, ничто не заставит его отодвинуть стул и таким образом оказаться на расстоянии от нее. Правильно или нет, но, в конце концов, это она пришла к нему в каюту, пришла по доброй воле, и какого черта? Почему, коль она так притягательна для него, он должен дать ей сорваться с крючка? Ей что-то нужно.
Но она слишком робка или слишком напугана, чтобы о чем-то попросить его. Он не облегчит ее задачу. Для него чем дольше она будет молчать, тем лучше. Даже если туман сегодня рассеется, они еще будут плыть несколько дней, как долго — это будет зависеть от ветра. Впервые со дня отплытия он порадовался тому, что это путешествие состоялось. «Кроме того, — подумал Джон, — присутствие Марии на борту поставит Каролину в сложное положение. Может быть…»
Мария понимала, что надо прервать затянувшееся молчание. Ее мысли метались в поисках нужных слов, а глаза не отрывались от рук шотландца. Сильные, крупные, загорелые, они так отличались от мягких, изнеженных рук ее мужа.
— Никогда не встречал женщину, которую бы устроило вот так молчать, — засмеялся Джон. Он взял ее руки и поднес их поближе к свету. — Красивые, нежные — так быстро заживают. Даже не верится, что это те самые, которым я обязан вашим визитом.
Мария подняла глаза и покачала головой.
— Нет, сэр Джон. Я пришла не поэтому. Дело в том, что… — Мария не сводила с него глаз. Его взгляд был таким открытым, улыбка столь широкой и теплой, что у нее перехватило дыхание. Она опять потеряла дар речи, завороженная глубиной его синих глаз. Вокруг глаз у него лучились морщинки — от широкой улыбки и поцелуев солнца. Ее как будто бы огнем опалило.
Глаза Марии заставили Джона вспомнить молодых соколов, которых обучал его старший брат Алек, особенно в те моменты, когда отпускали их в полет. Мария сейчас тоже, казалось, была готова улететь. Когда он опять заговорил, голос его был мягким и негромким.
— Я пошутил. Вы не должны бояться заходить ко мне. — Он пододвинул ей бокал. — Это не виски, а простая вода.
Мария двумя руками обхватила бокал. Она совсем не хотела пить. Но она должна как-то сбросить с себя это оцепенение, вырваться из гипноза его привлекательности и тех чувств, которые овладевали ею, которые, как она понимала, ей вряд ли удастся испытать еще когда-либо.
Чувств, которым она сейчас сопротивлялась изо всех сил.
— Ваша спутница чувствует себя лучше? — спросил он.
— Она… ну, в общем, да, нет, она не… — Смутившись, она замолкла. «Соберись», — приказала себе. — Я хочу сказать, что, когда она спит, боль отпускает ее, но когда бодрствует, то ей пока очень плохо.
— Что ж. Это понятно, если учесть, через что она прошла.
Мария неопределенно кивнула. В ее ушах звучали слова Изабель. Она должна сказать, что ее спутница чувствует себя очень плохо и нельзя ли ссадить их на каком-нибудь берегу. Например, в Дании. Если это не поможет, то следует сказать, что именно Дания — та страна, в которую они направлялись. Они будут очень признательны командующему, если он окажет такую услугу больной старой женщине. Что сэра Джона ждет вознаграждение — их огромная благодарность, да и просто деньги. Мария помнила, что ей следует сказать именно это.
Но шотландец каким-то образом все время сбивал ее. Стоило ей взглянуть на него, как мысли путались, а слова вылетали из головы.
Ну что же, если говорить, то надо сейчас.
— Я… пришла сюда, сэр Джон, чтобы передать нашу признательность — мою и Изабель — за то, что вы для нас сделали.
— Изабель!
Мария растерялась. Видимо, она сказала уже что-то лишнее.
Командующий улыбнулся.
— Теперь я по крайней мере знаю, как зовут вашу спутницу. Кто она вам? Родственница?
Мария торопливо пыталась взвесить, опасно ли сказать правду. Наверное, нет. Ей что-то подсказывало, что чем ближе к истине, тем лучше. Она практически не лгала в своей жизни, и правда поможет ей не запутаться.
— Леди Изабель — моя тетя.
— Вы и Изабель путешествовали одни? Или, когда корабль попал под обстрел, с вами находились и другие родственники?
— Одни? — переспросила она. Вот опять он становится хозяином разговора — так нельзя. Она постаралась сосредоточиться, чтобы не сказать лишнее. Но впервые в жизни ей не хватало слов. — Других родственников с нами не было.
Джон уже давно собирался задать еще вопрос, она жестом остановила его. Он удивленно посмотрел на нее.
— Я постараюсь объяснить, — опередила она его. — Но, пожалуйста, не задавайте больше вопросов.
— Хорошо, — ответил Джон. У нее нет основания доверять.
Она слегка повернулась к нему, он не спускал глаз с ее точеного профиля. Ее глаза беспокойно перебегали с предмета на предмет, на ее нежной длинной шее пульсировала голубая жилка.
Ему никогда не приходилось встречать такую реакцию у женщин старше шестнадцати лет. Она его боялась, и ему это не нравилось. Может, он с ней не слишком вежлив? Может, он слишком давит на нее? Нужно избрать другую тактику.
— Боюсь, что если я не буду спрашивать, — заметил он с улыбкой, — то мы будем сидеть и молчать до тех пор, пока вы, не найдя больше ничего интересного в моих руках, с которых вы не сводите глаз, решите, что вам нет смысла далее задерживаться, и уйдете.
Мария взглянула на его открытое лицо.
— Ну и что, если я уйду? Что в этом такого?
— Во-первых, — заявил Джон, — я лишусь вашего приятного общества и, что еще более важно, должен буду позаботиться о безопасности.
Мария нерешительно посмотрела на него.
— Не хотите ли вы сказать, что я нуждаюсь в защите?
— Нет. — Джон наклонился к ее лицу. Тон его стал доверительным: — Я говорю о моей безопасности.
Он, наверное, шутит, хотя в его лице нет и намека на это.
— Простите, сэр Джон, вы не похожи на человека, которому требуется защита от чего бы то ни было или… от кого бы то ни было.
— И тем не менее это так. — Джон пододвинул свой стул еще ближе и перешел на шепот: — Дело в том, что, пока та дама караулит меня за одним углом, ее муж следит за мной из-за другого. И тот и другой при первой же возможности постараются мне навредить.
— Вам?
Мария недоверчиво взглянула на него.
— Но почему?
— Я могу быть с вами откровенен?
Мария молчала. Конечно, он подшучивает над ней. Но лицо его оставалось серьезным, только в глубине глаз таилась смешинка. Что ж, не будет большого вреда, если он решит, что ей можно доверять. Она неуверенно кивнула.
— Вы обещаете мне, что разговор останется между нами? Что вы ничего не скажете даже своей тете?
— О ком же идет речь?
— Конечно, о леди Каролине. И ее муже сэре Томасе Моле.
Мария снова кивнула:
— Даю слово.
Джон пододвинул свой стул еще ближе к молодой женщине, стараясь не улыбнуться, когда она тоже наклонилась к нему. «Постараюсь наговорить ей как можно больше».
— Сэр Томас Мол, — прошептал он, — муж леди Каролины. Вы ведь с ним встречались?
Мария покачала головой:
— Нет как будто. Может, он был на палубе, когда нас подняли на борт.
— Вот-вот, — кивнул Джон. — Он лет на двадцать старше леди Каролины.
— Да? — переспросила она с любопытством. Она-то была на год старше своего первого мужа и будет на семь лет старше второго.
— Вроде бы. Леди Каролине двадцать восемь лет. Она еще молода, но уже не ребенок. Беда в том, что эта разница в возрасте очень беспокоит сэра Томаса. — Джон внимательно следил за выражением ее лица. Такая юная! — Сколько вам лет, Мария, могу я спросить?
— Двадцать три.
— Неужели? — Брови Джона от удивления поползли вверх. — Мне тридцать два.
— Девять лет разницы, не так уж много для… — Густо покраснев, Мария остановилась и уставилась на свои перебинтованные руки.
На этот раз Джон позволил себе улыбнуться и протянул ей бокал.
Она с удовольствием выпила воду.
— Да, девять лет. Так на чем я остановился?
Она вернула ему бокал.
— Вы говорили о сэре Томасе.
— Да, — задумчиво сказал Джон, рассматривая пустой бокал. Не подумав, он стер пальцем капли с его края и провел им по своим губам.
Мария не спускала с него глаз.
— Это второй брак сэра Томаса, — опомнившись, сказал Джон.
— Я догадываюсь, сэр Джон. Мисс Дженет очаровательная женщина.
— Да, да. Вы ведь ее знаете.
— А что случилось с его первой женой?
— Она умерла от горячки. Лет пять назад. — Джон повертел бокал. — Она была хорошей женщиной. Мисс Дженет воспитывалась в любви и заботе. Что касается его второго брака…
— В нем нет любви, — грустно сказала Мария.
Джон улыбнулся про себя. О браке сэра Томаса и леди Каролины при дворе сплетничали постоянно. Ему же этот разговор нужен был для того, чтобы узнать побольше об этой зеленоглазой красавице, которая так напряженно смотрит на него. Что же она все-таки скрывает?
— Любви? — откликнулся он. — Не знаю. Многие считают сейчас, что любовь в браке не обязательна. Я не разделяю эту точку зрения, но у сэра Томаса свое мнение на этот счет. Я сам никогда не был женат. Не знаю, может ли в жизни быть не одна любовь?
Мария молча смотрела на него, не зная ответа на этот вопрос.
— Вы, наверное, понимаете, о чем я говорю, — настаивал Джон. — Вы сказали, что были замужем. Так вот, могли бы вы полюбить еще раз и выйти по любви замуж, потеряв любовь и восхищение первого мужа?
Мария смотрела на свои руки. Ну зачем она упомянула слово «любовь». Теперь он вовлек ее в этот разговор, и она в замешательстве. Что она знает о настоящей любви? Разве ее муж любил ее? Когда ей довелось любить самой?
— У вас романтические представления о браке, сэр Джон.
Грусть на ее лице сменилась выражением безысходности.
— Как долго вы были замужем, Мария?
Она посмотрела ему в глаза.
— Четыре года.
— Это был брак по любви? — Джон уже знал ответ на свой вопрос, но ему хотелось услышать подтверждение из ее уст.
Мария минуту молчала.
— Нет. Он был просто… выгоден обеим семьям.
Она вдруг почувствовала, что ее колено касается его и что у нее нет никакого желания отодвинуться. За четыре года совместной жизни с Луи, своим мужем, они не разу не сидели с ним и не беседовали вот так. Все время кто-то присутствовал. Только во время его редких и очень коротких визитов в ее спальню они оставались наедине. Как неприятны были ей те редкие посещения! Она знала с самого начала, что… у Луи другие интересы. А потом, потом он повел свои войска против Сулеймана Великолепного, и это был конец всему.
Джон понял, что Мария погрузилась в невеселые воспоминания.
— Ну так вот. Не знаю, почему был заключен этот брак и что испытывает к мужу леди Каролина, но, по-видимому, сэр Томас по крайней мере увлечен женой и склонен считать свое чувство любовью. Это подводит нас к предмету нашего разговора — почему он желает мне смерти.
— Желает вам смерти? — повторила она, напуганная его зловещим тоном. — Но почему?
— Очевидно, считает, что у меня с ней роман.
Глаза Марии сузились.
— А на самом деле?
Джон покачал головой:
— Нет, она меня не интересует. И я вообще избегаю романов с замужними женщинами.
— Что ж, сэр Джон, — сказала она первое, что пришло ей в голову, — это… благородно. — «Можно ли ему верить? — подумала тут же она. — Он настолько хорош собой, что может покорить любую».
— Спасибо. — Джон дотронулся до незабинтованных кончиков ее пальцев. Он видел, что она подавила инстинктивное желание отдернуть руку. — Но сэру Томасу недостаточно моих слов.
Мария наклонилась к нему, ее изумрудные глаза светились интересом.
— Но тут есть еще что-то. Думаю, мужчины в Шотландии не реагируют столь уж остро на подобные вещи, если у них нет оснований. Почему он подозревает именно вас, а не кого-то другого на корабле? В моей стране, если на женщину падает подобная тень, это считается для нее позором.
— А для мужчины?
— Вы прекрасно знаете, сэр Джон, что у мужчин совсем иной кодекс чести. Но, по-видимому, в данном случае речь идет о верности женщины, а не о вашей.
Капитан встал, подошел к окну, потом повернулся и внимательно на нее посмотрел, как бы решая что-то для себя. Внезапно он пересек каюту быстрым шагом и опять сел рядом.
— Леди Каролина была в свое время моей любовницей, — сказал он. Марию его признание явно шокировало. Джон продолжал: — Наша связь прервалась еще до заключения их брака.
— И как долго она была вашей любовницей? — спросила она, опустив ресницы. Теперь ей стали больше понятны опасения мужа.
Джон откинул голову и захохотал. В ее голосе было явное неодобрение. Но своим признанием он вытащил ее из скорлупы, в которую она пряталась.
— Семь лет.
— Семь лет? — недоверчиво переспросила она. — Это дольше моего замужества.
— Она была свободной женщиной, — оборонялся Джон, — и могла сама решать, с кем ей проводить время.
— Семь лет, — повторила Мария.
— В ее жизни случались в это же время и другие мужчины, — возразил Джон, чувствуя, что должен как-то обелить себя. — Каждый год я был по многу месяцев в море. И в это время она поступала, как ей заблагорассудится.
— Бедный сэр Томас. — Мария неодобрительно покачала головой. — Через что ему приходится проходить.
— Ему! А каково мне? — взорвался Джон.
Мария подняла брови.
— Не похоже, чтобы вы страдали.
— Да, вы так думаете? За мной буквально охотится муж, хотя я совершенно ни при чем. И в это же самое время я знаю, что…
— Что вы знаете? — Мария бессознательно коснулась его руки.
— Я знаю, что у нее на уме, Мария, — прошептал он. — Несмотря на то, что я всячески избегаю ее, я знаю, что она хочет снова быть со мной.
— Но она замужем. — Мария спохватилась. Боже! Она совершенно не знает жизни! До сих пор не знает.
— Я склонен считать, что ее клятвы перед алтарем ничего для нее не значат.
— Но они значат многое для… — Ей хотелось еще раз услышать подтверждение уже сказанного.
— Да, — кивнул Джон, соглашаясь. — У меня нет желания с ней даже разговаривать. Я не люблю ее и хочу, чтобы она оставила меня в покое. Разве я прошу так много? Если мне придется убить сэра Томаса в то время, когда он на моем судне, то это ляжет несмываемым позором и на меня, и на всю мою семью.
— Убить его? — переспросила она в ужасе.
— Да, обороняясь.
— И это действительно может случиться? — Вопрос стоял серьезнее, чем это ей показалось вначале.
— Еще как может, — честно ответил Джон. — Он известен своей задиристостью, своим упрямством и недоверием к своей новой жене. В зависимости от поведения Каролины на судне будет либо мир, либо война. И поверьте, я лично хочу только мира.
Мария посмотрела на него. Сейчас шотландский воин, видимо, говорит правду. Чистую правду.
— Почему вы ей все это не скажете? Почему не объясните, чем это все грозит?
— Я пытался, Мария. Давно пытаюсь. Глупо с моей стороны рассчитывать, что она поймет. Но теперь вижу: она не отказалась от своих планов.
— И вы думаете, что муж ее в этом подозревает? Думаете, он подозревает и вас?
— Надо быть слепым или дураком, чтобы это не заметить, — посерьезнел Джон. — А сэр Томас ни то, ни другое. Он сходит с ума от ревности, а эта женщина никак не может остановиться. Он мужчина, Мария Всего-навсего мужчина. Я знаю, как повел бы себя на его месте. Мы, мужчины, руководствуемся своими представлениями о чести, о нашей собственности.
— А женщина всего лишь собственность. Не так ли? — спросила она с сарказмом.
Конечно, его утверждение вряд ли можно назвать достойным. Но Джон сказал правду — очень многие считают своих жен именно собственностью.
— Вы спросили о сэре Томасе. Он зря считает, что меня до сих пор интересует его жена.
Мария откинулась на спинку стула, не в силах отвести от него глаз. Морщины на его лбу стали более глубокими. На бровь упала прядь волос. Ей хотелось дотронуться до нее. Он открылся ей, и она испытывала странную гордость, вернее, восторг. Но почему он вдруг так откровенен с ней?
— Почему вы мне все это рассказываете?
— Потому что мне нужна ваша помощь. — Джон был серьезен. Ни в словах, ни в голосе и тени улыбки.
— Моя помощь? — Она изумленно вскинула брови.
— Да, — ответил он мягко. — Вы можете мне помочь.
— Но вы знаете меня лишь со вчерашнего дня.
Однако ей было приятно, что он обратился именно к ней за помощью. У нее появится возможность чаще видеть его. Хотя отношение леди Каролины ее мало заботило, но привлекать к себе внимание она не хотела. Меньше всего ей и Изабель надо быть втянутыми в разборку между красивым шотландским капитаном и его бывшей любовницей.
— Но почему вы решили, что я помогу вам?
— Вы еще не знаете, о чем я вас собираюсь попросить, а уже возражаете.
— Да, конечно, но все это так… так… — она опять не нашла подходящего слова.
Джон Макферсон поставил локти на колени и наклонился к ней.
— Я подумал, мы можем договориться… но, видя ваши колебания — вполне оправданные… — Он замолк.
— Договориться? — Мария не спускала с него глаз. — Что вы имеете в виду?
Он отвел взгляд.
— Что у вас ко мне, Мария?
Она пришла в замешательство. Неужели он так легко читает ее мысли?
— Вы ведь появились у меня не просто, чтобы поблагодарить за ваше спасение. Это вы могли сделать вчера, когда я был у вас в каюте, или потом, когда я бы снова зашел к вам. — Он посмотрел на ее руки. — И не затем, чтобы я еще раз проверил состояние ваших ладоней. Если бы это было так, вы бы об этом уже сказали. Что же еще?
Он перевел взгляд на ее руки, она покраснела.
— Нет, наблюдая за вами, за вашими изысканными манерами, я не могу обманывать себя надеждой, что вас привели ко мне поиски романтического приключения. — Глаза Джона не отрывались от ее глаз. — Нет, вам что-то от меня нужно. Но я не понимаю, что. Я честно признался вам, что тоже рассчитывал на вашу помощь. Может быть, мы все-таки можем выработать общий план… ну, договориться.
Его откровенность смутила ее, мысли заметались, она пыталась понять, что же имеет в виду шотландец. Но это был шанс. Если она все-таки решится, то может и миновать Антверпен. Мария заставила себя не паниковать.
— Это действительно так, — храбро подняла она на него глаза. — Я пришла к вам с просьбой. Но прежде я хотела бы выслушать вашу.
Джон кивнул:
— Хорошо. Я скажу, чем вы можете мне помочь, но вы должны мне ответить: согласны или нет.
Лицо его стало жестким.
— Я хочу, чтобы вы стали моей любовницей.
— Вашей любовницей? Вы… вы забываетесь, — молодая королева вскочила, стул с грохотом отлетел к стене.
— Да, — серьезно ответил Джон, не шевельнувшись. — Я хочу, чтобы сэр Томас поверил, что я не интересуюсь его женой.
— Сэр Томас? Вы… Я никогда не пойду на это… Я никогда…
Командующий не мог не улыбнуться, негодование в ее глазах постепенно уступило место пониманию и растерянности.
— Но это только так… для видимости, — попытался он погасить ее гнев.
— Нет! Ни за что! — Мария тяжело дышала, стараясь утихомирить отчаянно бьющееся сердце. Она взглянула на дверь. — Думаю, я должна…
— Подождите же, дайте мне объяснить.
— В этом нет необходимости, сэр Джон. Вы высказались достаточно ясно. — Она повернулась и сдернула с крючка свой плащ.
— Вы должны меня выслушать.
— Никоим образом. — Мария гневно смотрела на него, набрасывая на плечи плащ.
Джон чувствовал, что, продолжая разговор, может ее еще больше напугать.
— Я считал вас разумной женщиной, — только и сказал он.
— Совершенно очевидно, что вы ошиблись. — Молодая женщина повернулась и направилась к двери.
Он вскочил и подошел к двери быстрее, чем она.
Мария подумала, что он не намерен выпустить ее, и ею овладела паника… Она остановилась. Командующий молчал, и она медленно подняла на него глаза.
— Я хочу уйти. — Голос ее чуть дрожал.
— Мария, понимаю, мои слова прозвучали ужасно. Прошу меня извинить за наглость. Но, пожалуйста, дослушайте меня. Всего лишь несколько минут. — Джон отошел в сторону, дав ей возможность уйти, если она действительно этого хочет.
Молодая женщина, явно оскорбленная, ждала, но командующий знал, что ему нужно спешить.
— Все, о чем я вас прошу, — это почаще бывать со мной. Совершенно невинно, — добавил он. — Я сказал «любовница» просто потому, что Каролина Мол мыслит подобными категориями. Я прошу вас только о видимости подобных отношений. Этого будет достаточно, Мария.
Мария почувствовала головокружительное облегчение. Действительно, кроме слова «любовница», он ничем не оскорбил ее. Ее реакция совершенно не оправданна.
— Да, но ведь угроза исходит от сэра Томаса, — сказала она. — Он меня совсем не знает и может не поверить, что бы я ему ни говорила.
— А вам ничего и не нужно говорить, — прервал ее Джон. — Важно, чтобы он как можно чаще видел меня в вашем обществе. Этого будет достаточно.
Мария попыталась разобраться в своих ощущениях. Все случилось слишком быстро. Его просьба, ее реакция. Она посмотрела на него. Он все объяснил. Хотела бы и она быть столь же спокойной.
— Пожалуйста, подумайте над этим, Мария.
За всю жизнь ей не приходилось задумываться над чем-либо подобным. Мария — королева Венгрии, сестра императора Священной Римской империи — любовница сэра Джона Макферсона! «Ну, не любовница на самом деле, — быстро поправила она себя. — Не лучше ли стать его королевой?»
— Это все, о чем я прошу, — прервал ее раздумье Джон. На ее лице отражалась нелегкая борьба с собой. — А теперь, — мрачно сказал он, — скажите вашу просьбу.
— Я пришла. — Она тяжело сглотнула. То, что она отвечала ему, он мог принять за ее согласие на предложенную сделку. — Мне нужно подумать. То, о чем вы просите… ну как-то… у меня нет такого опыта. Но вы должны знать, о чем прошу вас я — отвезти нас в Данию.
— В Данию? — удивился он. — Но мы плывем в Антверпен.
— В Данию, — твердо повторила она. — Это мое условие.
Джон посмотрел ей в глаза. Его корабль, черт побери, ни за что не направится в Данию, если к этому не вынудит туман. Кроме того, он не мог послать туда эскорт из четырех кораблей. Это означало бы выбиться из графика на два дня. «Но она не должна об этом знать», — решил он. Когда они дойдут до Антверпена, он заплатит, чтобы ее переправили, куда бы она ни захотела.
Но только тогда, не раньше.
— Дания, — торжественно кивнул командующий. — Вы принимаете мое предложение, и я доставлю вас в Данию.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Королева-беглянка - Макголдрик Мэй

Разделы:
Пролог1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.26.27.28.29.30.31.32.33.

Ваши комментарии
к роману Королева-беглянка - Макголдрик Мэй



Роман очень понравился ... 10/10
Королева-беглянка - Макголдрик Мэйnatali p
30.01.2015, 23.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100