Читать онлайн Королева-беглянка, автора - Макголдрик Мэй, Раздел - 17. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королева-беглянка - Макголдрик Мэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королева-беглянка - Макголдрик Мэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королева-беглянка - Макголдрик Мэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макголдрик Мэй

Королева-беглянка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17.

Небо над площадью Гроенплатц расцвело фейерверком, и Мария подбежала к окну.
Молодая королева выглянула из окна своей элегантной спальни на верхнем этаже. Внизу веселилась карнавальная толпа. Благочестивые священнослужители темневшего в сумерках собора наверняка с ужасом наблюдают подобное веселье в разгар поста. «Да нет», — засмеялась она, разглядев кардинала, наслаждающегося разноцветными вспышками фейерверка.
Питер, дворецкий Макферсонов, пухлый коротышка, рассказал ей, что празднество организовано купечеством Амстердама в честь посланников короля Джеймса. Прежде, до своего побега, во время кратковременного пребывания в городе Мария не раз наблюдала из окна дворца подобные фейерверки. Легкий ветерок развеял дым. Прищурившись, Мария старалась разглядеть королевскую свиту, но, к своему разочарованию, среди придворных она не могла увидеть Джона.
«Не будь дурочкой, Мария», — пробормотала про себя, продолжая рассматривать толпу. Взяв щетку, она провела ею по своим все еще влажным волосам. Жителям Антверпена дай только повод повеселиться. Все это торжество наверняка по душе императору. Он, без сомнения, радовался, что его гости развлекаются, оставляя ему время для отчаянных поисков королевы Марии, объекта их интереса и миссии.
Рассеянно заплетая волосы в толстую черную косу, она наблюдала за молодым человеком, карабкавшимся на деревянный щит, с которого запускали фейерверк. Через несколько минут, обменявшись шутками со стоящей рядом толпой, он закончил свою работу и спустился на землю. Взяв в руки факел на длинной ручке, поджег хлопушки, и они с оглушительным грохотом взорвались в небе. Молодая женщина улыбнулась — мужчина раскланялся с одобрительно гудевшей толпой и побежал к следующему посту.
К удовольствию Марии, они добрались до дома Макферсонов быстро и беспрепятственно. Она никогда раньше не была ни в одном из огромных каменных зданий, окружавших Гроенплатц и Харт-Хаус, и дом Макферсонов оказался для нее приятным сюрпризом. Как только она вступила в фойе за массивной дубовой дверью и увидела огромную мраморную фигуру оленя с рогами длиной в добрых три ярда, она поняла, что владельцы Харт-Хаус — незаурядные люди.
Довольно небольшой по размерам в сравнении с дворцами, в которых она жила, Харт-Хаус, безусловно, был самым красивым и изысканным домом, который ей когда-либо приходилось видеть. Сравнения с ним не выдерживали даже личные апартаменты императора. Кроме того, так как Мария никогда не отличалась любовью к роскоши, здесь ей было уютно, и это ощущение отнюдь не связывалось с богатой меблировкой. Дом излучал гармонию и счастье, она почувствовала это, как только вошла внутрь.
По приезде Дэвид, быстро переговорив с дворецким, тут же ушел, ему еще нужно было проводить через толпу праздного люда Изабель. Питер оказался добрым, слегка согнутым человеком с искрящимися умом глазами. Отпустив сбежавшихся слуг, он сам провел ее через большой зал, видимо, служивший для трапез и всяческих празднований. В конце его уютно потрескивал огонь в камине, освещая белоснежные стены.
Пока они поднимались по широкой лестнице, Мария с интересом рассматривала яркие живописные полотна, украшавшие стены. «У Амброуза и Элизабет Макферсон больше картин, чем у самих Медичи», — подумала она.
Картины висели повсюду: на стенах ее спальни, на лестничной площадке, в коридорах. Великолепные полотна. Только погрузившись в деревянную ванну с изящным орнаментом, которую любезно приготовил для нее Питер, Мария поняла, что картины, столь впечатлившие ее, принадлежат кисти Элизабет Макферсон. Упоминание Изабель о том, что Элизабет — художница, как-то выпало из ее памяти, и она вспомнила об этом лишь сейчас.
Одевшись и почувствовав себя легко и свободно, Мария у окна наблюдала последние вспышки фейерверка. По комнате поплыл запах свежего теплого хлеба и рыбы, и желудок Марии с готовностью откликнулся на эти ароматы. В дверь осторожно постучала служанка и провела Марию в смежную комнату, где стол ломился от яств, фруктов и вина. Питер приветствовал молодую женщину с явным удовольствием.
— О, леди Мария, вы прелестно выглядите.
— Спасибо, Питер.
Дворецкий подвел гостью к столу, возле которого стояли слуги, готовые выполнить ее малейшее желание. «Обращаются как с королевой», — подумала Мария. Она не знала, что Дэвид сказал о ней этим людям, но Питер сделал все для ее удобства.
Наверное, ей лучше подождать Джона и поесть вместе с ним, но она понимала, что вряд ли он скоро придет. Она слишком хорошо знала весь церемониал встречи важных иностранных гостей при дворе своего брата. Там потекут бесконечные длинные речи, и Джону их придется выслушать, прежде чем Карл поговорит с ним. Да и обеда с последующими развлечениями ему избежать не удастся. А раз сейчас пост, то наверняка после ужина будет показана какая-нибудь скучная нравоучительная пьеса. Джон вернется в Харт-Хаус очень поздно.
Ее внезапно пронзила острая боль при мысли, что она его вообще не увидит. Изабель предупредила, что, может быть, они отплывут с утренним приливом. Если так случится, а Джона задержат во дворце, то, значит, она видела Джона Макферсона последний раз.
Последний.
— Вы себя хорошо чувствуете, миледи? — Голос Питера звучал обеспокоенно.
Мария подняла на него глаза и проглотила комок в горле.
— Да, Питер.
Обед был столь же изыскан, как и сервировка, и Мария почувствовала нечто похожее на вину: Джон Макферсон делает все, чтобы доставить ей такое удовольствие, а она вновь должна бежать. Посопротивлявшись вначале на ее предложение сесть, Питер занял соседний стул. У Марии было к нему много вопросов, и он оказался прекрасным собеседником.
— Как хороши картины леди Элизабет, Питер! — восхитилась она искренне.
— Да, миледи. Бог благословил нас, окружив такими сокровищами.
— Она еще и ваятель? — спросила Мария, потягивая из кубка вино. — Фигура оленя в зале как живая.
— Да, миледи, но эта скульптура Пико, ученика самого Микеланджело, ее доставили из мастерской маэстро в Венеции. — Дворецкий подал знак слуге, в руке которого был хрустальный графин. — Еще вина, леди Мария?
— Нет, больше не могу. Благодарю вас. — Мария улыбнулась Питеру. — Она так талантлива!
«Какой, наверное, независимой она себя чувствует, — думала Мария. — Открыто заниматься живописью. Поступать, как ей заблагорассудится, вопреки принятому. Пойти наперекор традиции». Марии не доводилось раньше слышать о женщинах-художницах. Она сама — королева, сестра императора. Ее слово никогда не подвергается сомнению, ее пожелания выполняются мгновенно. Но она никогда не могла преступить через традицию, общепринятые нормы, во всяком случае, если это касалось чего-то серьезного. Ни в своей жизни, ни в жизни окружающих ее людей. У Марии были и мысли и идеи, но ей всегда не хватало мужества. Во всяком случае, это она сейчас понимает.
«Но это в прошлом, — решительно думала она. — В будущем все будет иначе».
— Не хотите ли взглянуть на ее студию, леди Мария? — сказал, улыбаясь, Питер.
— У нее студия здесь, в этом доме?
— Конечно! И я думаю, что мисс Элизабет хотела бы с вами познакомиться. — Дворецкий встал из-за стола. — Я оставлю вас на несколько минут. Если вы позволите, скоро вернусь за вами.
Отвесив торопливый поклон, Питер вышел в коридор. «Как легко он двигается для своей комплекции», — глянула ему вслед Мария и засмотрелась на портрет пожилой пары. Женщина, сидевшая на стуле, все еще поражала своей красотой, стоявший за ее спиной интересный мужчина в форме шотландской армии, бережно обнимал плечи женщины. Мария улыбнулась. Наверняка это родители Джона. Совершенно живые. Интересно, как выглядят остальные члены семьи.
Мария узнала от Питера, что, с тех пор как родились их дети, Амброуз и Элизабет посещают Харт-Хаус не чаще чем три-четыре раза в год. Дипломатическая служба для хозяина значила все меньше по мере того, как росла его семья. Но дом в Амстердаме, как и некоторые другие их владения, они предпочитали содержать открытым, предлагая тепло и гостеприимство членам семьи и друзьям, которые могли приезжать в Антверпен — центр культуры и торговли.
* * *
«С какой бы радостью я познакомилась с Элизабет Макферсон», — с грустью подумала Мария. Но этого не случится. Даже в этом тепле и гостеприимстве Мария чувствовала все то же одиночество, которое сопровождало ее всю жизнь. И будущее несет с собой лишь пустоту и холод.
Она снова стала рассматривать работы Элизабет.
В комнату тихо вошел пожилой слуга. Он слегка поклонился ей у двери и протянул руку.
— Письмо для вас, миледи, — он подошел к столу, где стояла Мария. — Его принесли минуту назад.
У Марии упало сердце. Наверняка плохие новости. Может быть, Джон рассказал ее брату, что спас в море двух женщин! Она быстро сорвала восковую печать и пробежала листок глазами. Вздохнув с облегчением, села в кресло. Письмо было от Изабель.
Все, кажется, в порядке, уверяла Изабель. В их планах произошли небольшие перемены. Друзей тети не оказалось в городе, но в течение недели они должны вернуться. Марии следует оставаться в Харт-Хаус, а Изабель будет жить в доме своих друзей. Пока же она постарается выяснить, что происходит во дворце, и попытается организовать их дальнейшее путешествие.
Мария перечитала письмо еще раз. «Нет оснований для беспокойства, — постаралась она уверить саму себя. — Просто надо быть осторожной и избегать общения — в городе многие могут узнать сестру императора». Так советовала и Изабель.
«Неделя, — подумала Мария. — Неделя!»
Мария сложила письмо и отнесла его в спальню. Оглядев комнату, сунула его под высокую пуховую подушку. Проведя рукой по белоснежной наволочке, Мария задумалась: здравый смысл говорил, что эта задержка не к добру. Но сердце билось при мысли о том, что это божий подарок. Ее мечта сбывается. Это прекрасная возможность побыть с ним.
Приободрившись, Мария вернулась в гостиную, где ее ожидал дворецкий.
Осмотр дома был восхитительным. С гордостью хозяина Питер показывал ей многочисленные комнаты. Дворецкий вел молодую женщину от высоченного зала, сплошь увешанного картинами, в библиотеку, уставленную книжными полками. Отвечал на ее вопросы и показывал ей сокровища, собранные Амброузом на протяжении многих лет, портреты членов семьи, любовно выполненные Элизабет.
Испытывая огромное удовольствие, Мария последовала за Питером по следующему пролету лестницы. Потолок постепенно снижался, и она понимала, что осмотр самого дома подходит к концу. Дворецкий приказал везде зажечь свечи и лампы, и эта комната в мансарде тоже была залита золотым светом. Студия Элизабет Макферсон.
Мария обошла комнату. Огромные рулоны холста громоздились в углу. Она приподняла деревянную раму. Та оказалась легче, чем можно было предположить. Интересно, насколько потяжелеет рама с натянутым на нее холстом. Поставив ее на место, она заглянула под крышки нескольких маленьких бочонков, занимавших все полки вдоль стен. В них был какой-то порошок, не похожий по цвету на яркие краски полотен Элизабет.
Питер понял ее недоумение.
— Когда пигмент соединяется с маслом, — сказал он, похлопав по одному из больших бочонков, — у него проявляется цвет. Леди Элизабет гениально смешивает компоненты, чтобы получить нужный оттенок. Гениально.
— Да, я вижу. — Мария подошла к огромному окну, встроенному в скошенной части потолка. Она ничего не могла там увидеть.
Глаза Питера вновь сверкнули, и он показал на толстый шнур у двери.
— Я так и думал, что вы захотите взглянуть. — Он потянул за веревку, и деревянные ставни, закрывавшие окно с внешней стороны, отворились.
Мария с восторгом смотрела на лежащий перед ней город. Внизу простиралась открытая площадь, кое-где на ней еще горели факелы. Вдалеке виднелись городские стены, за ними гавань. Туман, встретивший их при заходе в порт, рассеялся, и на темном бархатном небе сияли звезды.
— Потрясающе, — прошептала она.
— После женитьбы на леди Элизабет сэр Амброуз приказал построить такие комнаты во всех своих владениях. Она так талантлива, миледи. Слава о ней разнеслась за пределы города, и к ней повсеместно обращаются королевские особы с просьбами о портретах. — В голосе дворецкого звучала гордость за хозяйку. — Она и дети сопровождают сэра Амброуза во всех его поездках.
Подойдя к маленькому детскому мольберту, Мария потрогала мягкую щетину кистей, стоявших в высоком сосуде, по форме напоминавшем амфору. К стене были прислонены не меньше двух десятков портретов. Они стояли в три ряда друг за другом, каждый заботливо укрыт парусиной.
— Можно посмотреть?
Питер довольно улыбнулся, снимая парусину.
— Леди Элизабет будет в восторге.
Мария не спеша рассматривала каждый портрет.
— Сколько у них детей? — спросила она, понимая, что проявляет излишнее любопытство, но дом и его хозяева просто очаровали ее.
— Трое, — ответил дворецкий. — Одна девочка и два мальчика. Хотя их дочку Джейми тоже можно считать мальчиком, столько живости в ее характере. Она похожа на свою мать. А вот… — Питер показал на портрет, — она держит на коленях своего младшего братика Михаила. Но это еще до того, как родился Томас.
Мария с удовольствием рассматривала портрет. Темные красивые глаза девочки таинственно блистали, лицо выражало уверенность и сдержанность, малыш же пытался ползать по ней.
— Нам было дьявольски… — Питер остановился. — Извините меня… трудно угомонить их. У них бездна энергии, они источник огромной радости для нас, но с ними нелегко справляться.
Дворецкий с улыбкой продолжал говорить о детях, а Мария загрустила. После четырех лет замужества придворные врачи сочли ее бесплодной. До сих пор она ни разу об этом не пожалела. Но здесь, в этом уютном семейном доме, глядя на портреты счастливых людей, она ощутила печаль и смятение.
— А вот та крепость вдалеке — замок Бенмор, миледи. Семейное гнездо клана Макферсонов. — Питер держал в руке картину. — Я видел его всего лишь раз, он великолепен. Крепкий, с современными удобствами.
Мария взглянула на картину.
— Расскажи мне… расскажи, что можешь, о братьях Макферсон, Питер.
Дворецкий какое-то время молча смотрел на молодую женщину. Затем, поставив картину на место, стал рассказывать о трех братьях.
Мария напряженно слушала, удивляясь, как крепко связаны узами любви и взаимовыручки все три брата. Джон рассказал ей о том, что он третий сын в семье, но он явно преуменьшил свою роль в ней. Джон Макферсон — единственный из братьев — пошел по стопам отца. Он один разделял его любовь к морю. И создал целое состояние. Для нее это не имело значения. Ее поражала неспособность Каролины Мол принять Джона таким, каков он есть. Мария покачала головой, она ведь должна быть благодарна женщине за это.
Закончив свой рассказ и утолив изначальное любопытство Марии, дворецкий умолк, а молодая женщина продолжала восхищаться работами Элизабет. Она задержалась у портрета молодой королевы, преклонившей в молитве колена перед крестом. Крест был белым, по грубому дереву вились алые розы, над ним летали ангелы. Мария глубоко вздохнула.
— Как ты думаешь, Питер, — нерешительно спросила она, — леди Элизабет была бы против… Можно я немного побуду в студии одна? — Здесь было уединение и покой, в котором она сейчас так нуждалась.
— Думаю, Элизабет была бы рада. Она сама здесь проводит целые часы. — Дворецкий остановился у дверей. — Мне кажется, что в этой комнате она черпает силы.
Питер ушел, а Мария вновь стала смотреть в окно на простиравшийся перед ней город. Горожане, несомненно, забрались в свои постели, а может, уже и спят крепким сном честных людей.
В душе Марии эта комната что-то затронула. Здесь женщина, другая женщина, может быть, не столь уж отличная от нее самой, создавала произведения искусства. Она провела мягкой кистью по своей ладони. Марию всегда очаровывали люди, которые умели создавать образ — в слове ли, в песне, в музыке. Может, она тоже научится рисовать? Действительно! Кто знает, какие в ней могут дремать таланты?
В углу комнаты Мария заметила несколько холстов, на которые раньше не обратила внимания. Сняв с них парусину, она увидела, что все они не закончены. Мария попыталась понять, как Элизабет выстраивает свой замысел. Тут было всего лишь несколько работ. Рассматривая их одну за другой, Мария опять восхитилась тем, как Элизабет ищет форму и жанр. Она не ограничивалась портретами. Вот кувшин со свежесрезанными весенними цветами, вот батальные сцены, морской пейзаж. Даже незаконченные, они свидетельствовали о подлинном артистизме художника, Мария чувствовала исходящую от них силу.
А вот и последняя работа. Ее сердце часто забилось, когда она посмотрела в глаза мужчины, так напоминающего Джона. Элизабет схватила главное — человек на портрете явно был очарован художницей. Улыбка вокруг глаз, полные губы. Наверное, это портрет Амброуза. Он был поразительно похож на своего брата, вот только шрам на лбу да цвет волос другой, гораздо светлее, чем у Джона. Амброуз был в шотландском кильте, одной ногой он опирался на валун, в руке сжимал меч. Он был обнажен по пояс, и Мария с восхищением окинула взглядом мощный торс.
— Его уже заполучили, меня пока нет.
Мария взволнованно обернулась на голос Джона. Ничто в его лице не свидетельствовало о том, что что-то случилось.
— Я соскучился по тебе, — пробормотал он.
Руки их переплелись, тела вжались друг в друга. Его губы нашли ее, и поцелуй свидетельствовал о силе их желания.
— Не мог дождаться, когда увижу тебя, — улыбнулся Джон. — Ты меня околдовала. Теперь я это точно знаю. Твои глаза преследуют меня, куда бы я ни посмотрел. Когда я увидел их отражение в глазах императора, то окончательно понял — все, хватит, я должен идти к тебе.
— Поэтому ты так рано вернулся? — прошептала она. — Ну, как там император?
— Он славный парень, — ответил Джон, развязывая ворот ее платья. Ему пришлось сдерживать себя, чтобы не сорвать его с нее. Он чувствовал жар прильнувшего к нему тела. — У меня потрясающие новости, любовь моя.
Мария посмотрела на дверь. Она была закрыта. Она знала, чего хотят они оба. Они займутся любовью здесь. Лучше места и не может быть.
— Расскажи мне свои потрясающие новости, — сказала она, отстегивая брошь, скрепляющую перекинутый через его плечо шотландский плед.
— Мы простоим здесь недели две, не меньше. — Командующий снял через голову опоясывавший его грудь пояс и бросил его на пол.
Мария выдернула его рубашку из юбки и скинула ее с плеч, покрывая поцелуями его мускулистую грудь.
— Наша будущая королева — да благословит ее бог — отказывается отплыть сейчас, потому что наступает Святая неделя, и она удаляется до Пасхи. — Справившись с воротом, Джон спустил платье до талии, крепко держа ее за руки. — Она так набожна, что даже отказалась встретиться с нами.
У нее прервалось дыхание, когда, встав на колено, он начал целовать ее грудь сквозь тонкую сорочку. Охватив руками ее ягодицы, он прижал ее к своим бедрам.
— Не знаю, что бы я испытал по отношению к ней до всего, что с нами случилось, — хрипло сказал он, срывая с ее плеч сорочку.
Полные груди Марии буквально засветились в пламени свечей. Пальцы Джона пробежали по ложбинке между ними, губы покрывали поцелуями мягкие изгибы ее тела и наконец добрались до затвердевших сосков. Мария застонала. Его руки сорвали с нее платье и опустили ее на колени.
— О! — Он улыбался, видя, как от каждого его прикосновения ее охватывает дрожь…
Мария разрешила ему опустить ее на валявшуюся в ногах одежду. Он сбросил с себя шотландскую юбку и сапоги.
Великолепен! Она никогда не видела столь красивого мужчину. Ее дыхание остановилось, когда она взглянула на его вздыбившийся ствол.
— А сейчас? Что… что ты чувствуешь к ней? Скажи мне.
Джон остановился. Перед ним было совершенное создание всевышнего. Черные локоны Марии падали ей на одну грудь. Он пересек комнату и погасил все свечи, оставив гореть лишь одну. Он двигался с грацией леопарда. Наконец, поставив портрет Амброуза лицом к стене, Джон повернулся к ней и лукаво улыбнулся.
— Мне сказали, что наша будущая королева робка и не уверена в себе. — Он медленно и нежно развел в стороны ее ноги. Ее тело было теплым, мягкие руки поощряли его. — Немногословна, сдержанна, набожна — вся в молитвах.
Она обвила его руками, с удовольствием ощущая на себе его тяжесть и с нетерпением ожидая продолжения.
— Значит, она тебе не нравится?
Джон лег рядом с Марией и положил голову ей на грудь. Он слышал, как бешено колотится ее сердце.
— Нет, Мария! Я решил, что она мне очень нравится! — Его рука провела по ее груди, опустилась и стала гладить холмик внизу живота, проникая в мягкую, влажную от желания плоть. Он нежно гладил ее, а ее пальцы впились ему в спину. — Если королева такая, как мне рассказали, то она отличается от тех, кому сейчас принадлежит власть. О! Для меня она будет прекрасной королевой. Она… она подарила нам неделю наслаждения.
Мария закрыла глаза, на нее накатывались одна за другой волны страсти. Губы Джона опять вернулись к ее грудям, его язык ласкал ее соски-вишенки. Где-то глубоко в ней поднималась клокочущая лава. Она с криком выгнулась, подняв бедра.
— Возьми меня, Джон, — горячо шептала она. — Возьми, прошу тебя.
Командующий отклонился и посмотрел ей в глаза.
— Я люблю тебя, Мария.
Ее сердце запело. Его глаза, потемневшие от страсти, говорили убедительнее слов. Она с трудом удерживала слезы счастья.
— Прежде чем мы навсегда соединимся, я хочу, чтобы ты знала, что я испытываю к тебе.
— О! Джон Макферсон, я тоже тебя люблю. — Ее голос задрожал. — Я хочу, чтобы ты знал об этом, независимо от того, что принесет нам завтрашний день.
— Только счастье, моя любимая. Только счастье.
— Только счастье, — повторила она.
Мария чувствовала, как его пульсирующий ствол прильнул к ее нежному влажному лону, и подняла ему навстречу бедра, чтобы впустить его в себя. Одним движением он проник в нее.
Казалось, он ждал такого момента вечность. Только клятва на борту судна удержала его от этого сладкого мига, а сейчас он чувствовал невероятное блаженство. Никогда в своей жизни он не был человеком, чего-либо терпеливо ждущим. Он всегда незамедлительно брал то, что хотел. Но эта чудовищная, великолепная, сводящая с ума отсрочка обострила его ощущения до предела. Приподнявшись на руках, он смотрел на ее совершенное тело, в ее зеленые глаза, полные жгучего желания. Он чувствовал потребность вновь и вновь вторгаться в ее нежнейшее лоно, заполоняя ее всю своей мужской силой.
Джон хотел, да нет, не просто хотел, а все в нем требовало наслаждения их первым соитием. Он вбивал и вбивал себя в нее резкими короткими движениями. Ее дыхание прерывалось, низкие горловые стоны не давали ему остановиться. Он пытался вернуться к прежним ласкам, покусывая мочку ее уха, но ее близость слишком искушала его.
Он входил в нее все глубже и глубже.
Мария обвила его одной ногой, выгибаясь, старалась вобрать его в себя как можно полнее. Ее ногти впивались в его мускулистую спину. Бедра двигались в едином с ним бешеном ритме. Волны белого пульсирующего жара омывали тело Марии, вспыхивая и угасая. Выше и выше поднимались они к экстазу и забвению. Наконец, достигнув запредельной точки, замерли в наслаждении в объятиях друг друга.
В вулканических взрывах жара и света Мария уже не понимала, где она. С ним — это единственное, что было важно. Никогда раньше ей не приходилось плыть и качаться в этом искрящемся теплом золотистом воздухе.
Некоторое время спустя она, свернувшись рядом, внимательно слушала его рассказ о семье, о замке Бенмор. Он рассказывал ей, куда они отправятся после приезда в Шотландию, о том, что он будет делать по окончании его миссии. Он говорил, что отвезет ее в Данию, чтобы обговорить все с ее родителями. Когда он спросил ее о родных, Мария постаралась отвечать так близко к истине, как могла себе позволить. Она сказала ему, что жива лишь ее мать. Но когда он спросил, с кем он должен встретиться, чтобы просить ее руки, Мария не могла больше сдерживаться.
Это были лишь первые слезы, которые ей предстояло пролить за них обоих. За будущее, которое никогда не настанет.
Потом он взял ее на руки и отнес в ее спальню.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Королева-беглянка - Макголдрик Мэй

Разделы:
Пролог1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.26.27.28.29.30.31.32.33.

Ваши комментарии
к роману Королева-беглянка - Макголдрик Мэй



Роман очень понравился ... 10/10
Королева-беглянка - Макголдрик Мэйnatali p
30.01.2015, 23.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100