Читать онлайн Кольцо с изумрудом, автора - Макголдрик Мэй, Раздел - ГЛАВА 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кольцо с изумрудом - Макголдрик Мэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кольцо с изумрудом - Макголдрик Мэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кольцо с изумрудом - Макголдрик Мэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макголдрик Мэй

Кольцо с изумрудом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 30

Наверное, уже в сотый раз за день перечитав письмо, Элизабет аккуратно свернула его и положила на столик.
Глядя на свое отражение в зеркале, она видела перед собой молодую красивую женщину, полную радости жизни. Никогда еще она не была так счастлива.
Стоял погожий день. Из открытого окна доносился шум с улицы, вдали звонили колокола. Вместе с бодрящим осенним воздухом в комнату вплывали также запахи костра и жарящегося на нем барашка. У Элизабет потекли слюнки.
Она сидела на трехногом табурете, положив руки на свой плоский пока еще живот. Нет. Пока не заметно никаких признаков того чуда, которое она носит внутри. Их сокровища, их дитя. Ее и Эмриса. Она счастливо рассмеялась. Сестренка или братишка для Джеми.
И теперь, сегодня, в довершение ее счастья, она встречается с Анной. Здесь, в своей мастерской.
– Принимайся лучше за работу, – вслух приказала она себе. – Пока будешь занята, и время пройдет быстрей. Нечего маяться в ожидании!
Она встала и вернулась к холсту.
Через неделю после их с Эмрисом свадьбы она получила письмо от младшей сестры. Она читала и перечитывала его без конца.
Анна, с которой они не поддерживали никакой связи больше четырех лет, прислала письмо, полное теплоты и любви. Впечатление от письма было совсем не то, что она ожидала после рассказа отца. Ей писала женщина, страдающая от одиночества, желающая восстановить утерянные родственные связи. Анна писала, как она жаждет вновь увидеться с дорогой Элизабет, единственной сестрой, которая у нее осталась. Писала о том, что жизнь при английском дворе насыщена интригами и коварством. Вспоминала Мэри. Каждый раз, когда Элизабет пробегала глазами по строчкам, она испытывала ностальгическую печаль по их детским годам.
В конце письма Анна сокрушалась по поводу того, что ей не удалось присутствовать на свадьбе, и выражала надежду на то, что они все же смогут встретиться, хотя бы просто увидеться. Анна писала далее, что наверняка сможет получить разрешение на посещение двора королевы Маргариты.
«Если бы только, дорогая сестра, ты смогла приехать в Стирлинг…»
Элизабет ответила немедленно. Конечно, она может приехать в Стирлинг. Именно там располагался новый городской дом Макферсона, в двух шагах от стен дворца королевы Маргариты.
Кисть так и порхала в руках Элизабет. Темные лукавые глаза, тонкая детская ручка, протянувшаяся вперед, – это был самый последний момент, когда она видела Анни. Ее живая и смышленая младшая сестренка… Элизабет надеялась, что Анне понравится портрет. Трудно было писать, восстанавливая детали по памяти, но Элизабет понимала, что для сестры будет важно увидеть, что ее помнят и любят. И ей хотелось создать как можно более живой образ Анны такой, какая она была тогда.
Эмрис привез Элизабет и Джеми в городской дом уже месяц назад. Элизабет была представлена ко двору. К большому удивлению, общение с королевой Маргаритой далось ей без всякого труда, Элизабет не только не испытывала неприязни к сестре Генриха, но даже почувствовала определенное уважение к ее жизненной стойкости. В тринадцать лет, когда она, по ее собственному признанию, была не чем иным, как избалованным ребенком, Маргарита была отдана в жены шотландскому королю Иакову IV. Чужая в чужой стране – она была одинока и несчастлива много лет подряд.
Но колесо фортуны повернулось и преподало ей много суровых уроков. Овдовев в двадцать четыре года, когда ее муж погиб в битве при Флоддене, и оказавшись одна в варварской стране, в кипящем котле бушевавших вокруг политических и социальных разногласий, королева Маргарита очень быстро приобрела навыки, необходимые для выживания.
Элизабет отложила кисть и вытерла руки об тряпку, лежавшую на столе. Все страхи Элизабет относительно королевы улетучились после первого же визита. Эмрис оказался совершенно прав во всем. С первого взгляда стало ясно, что Маргарита считает себя покровительницей талантов.
Но одну вещь Элизабет смогла уяснить себе лишь немного позже, когда она присмотрелась, кем именно окружила себя королева Маргарита, кому она оказывала благосклонность. Это были в основном женщины, многое перенесшие в жизни и выжившие благодаря стойкости и мужеству. Они во многом напоминали Элизабет ее самое – личности, способные постоять за себя, бороться за то, что им дорого, выстоять под ударами судьбы.
А вчера вечером прибыл посланный Анной гонец и сообщил, что она приезжает уже сегодня.
Почему-то сейчас Элизабет пожалела, что утром сама отослала из дома Эмриса и Джеми. Она сказала мужу, что хотела бы пообщаться с сестрой наедине, вспомнить прошлое. Но была, конечно, и другая причина. В разговоре с отцом ей было просто убедить того, что Джеми является их с Эмрисом дочерью. Но она не была уверена в том, что Анна поверит этой выдумке.
Анни с детства отличалась исключительной проницательностью, и потому Элизабет грызла тревога, что младшая сестра может узнать правду относительно Джеми. Ведь как-никак, а Джеми действительно дочь короля, и в свете намерений, которые, похоже, питает Анна относительно Генриха, Элизабет не была уверена, что ей можно доверять.
Эмрис долго не соглашался на уговоры Элизабет оставить ее одну, особенно, как шутливо заметил он, учитывая ее ослабленное состояние. В конце концов, после долгих споров, он согласился взять с собой Джеми на охоту на первую половину дня и вернуться домой к обеду. Это было все, чего Элизабет смогла от него добиться. С самого первого дня их брака Эмрис свято соблюдал данное когда-то им слово не оставлять ее одну ни на один день.
Элизабет улыбнулась и счастливо вздохнула. Ее жизнь с Эмрисом Макферсоном была блаженством наяву.
Закончив картину, Элизабет отступила немного назад и критическим взглядом окинула свою работу. Портрет удался. Девочка на картине воплощала в себе все то, что помнила Элизабет о младшей сестренке. Правда, окружение, в которое она ее поместила на полотне, было полностью плодом воображения Элизабет.
Она нарисовала Анну, стоящую у высокого алтаря, украшенного цветами. Анна была одета в темно-красное бархатное платье и в пышную пурпурную мантию с отделкой из горностая. На голове сверкала золотая диадема, украшенная жемчугом и драгоценными камнями. Детское личико контрастировало с королевской пышностью наряда и убранства. И сам король Генрих восседал на высоком престоле перед ней. Элизабет усмехнулась, разглядывая, как она умудрилась изобразить английского короля. Он выглядел старым и обрюзгшим. Анна же с мольбой протягивала к нему руки.
«Да, за такое изображение Генриха ее могут и обезглавить, если только она хоть что-то понимает в англичанах», – вздохнула про себя Элизабет.
Тихий стук в дверь оторвал ее от размышлений. Элизабет вытерла повлажневшие ладони о платье и откликнулась.
Вместо старого дворецкого, которого она ожидала увидеть, в дверь просунулась голова юной служанки. Девочка с восторгом прощебетала:
– Они приехали, миледи!
И тут же дверь распахнулась настежь. В комнату быстрыми легкими шагами вошла молодая элегантная женщина.
Бросившись к сестре, Элизабет крепко стиснула ее в объятиях, бормоча на ходу:
– Анни, милая! Ты здесь! Наконец-то!
Сестра тоже обняла ее, но Элизабет вдруг почувствовала, что в движениях Анны сквозит холодность. Она ощутила это сразу, как только обняла сестру. Удивленная и немного смущенная, Элизабет отодвинулась от нее, силясь скрыть свое разочарование. Она-то ожидала от Анны того же искреннего проявления чувств, что и от Мэри. Но Анна совсем другой человек. Мэри была эмоциональна. Для нее выражение чувств было так же естественно, как дыхание.
Элизабет сразу поняла, что она ошибалась, ожидая многого от нынешней встречи.
Анна высвободилась из рук Элизабет и приказала служанке:
– Оставь нас.
Девочка, которая глазела на них, открыв рот, поспешно удалилась, тщательно прикрыв за собой дверь.
Элизабет увидела, как на лице Анни появилась жесткая усмешка. Твердый взгляд сестры был устремлен на Элизабет. Чему она усмехается? И во взгляде нет ничего похожего на родственную привязанность. Холодный и острый.
Молодая дама отвернулась, чтобы снять тяжелый дорожный плащ. Элизабет смогла рассмотреть роскошный наряд, что скрывался под ним. Анна была одета в изумительное розовое платье, с рукавами из тонкого шелка и пуфами из золотой парчи. Сестра аккуратно расправила примявшиеся рукава.
– Тебе очень идет это платье, Анна! Ты так выросла и стала такой элегантной. – Элизабет восхищенно улыбнулась. – И эта парча! Английскому королю…
– О, эту дешевку мне подарил Генрих! – Анна пренебрежительно дернула плечиком. – Я не могла отказаться.
Элизабет придержала язык. Было ясно, что встреча идет совсем не так, как она ожидала. И эта дама, что стояла перед ней, – тоже не соответствовала ее ожиданиям. Элизабет молча наблюдала, как Анна прошлась по комнате, изучая мебель и безделушки, расставленные в ней.
– Ну не так уж и плохо для шотландца, – Анна повернулась к Элизабет с саркастической усмешкой на губах. – Я смотрю, ты неплохо устроилась. Этот шотландец – самое лучшее, что можно найти в этой дикой стране. Но скажи мне, дорогая, что такое ты сделала, чтобы заставить его жениться на себе?
Элизабет пристально посмотрела на сестру, едва сдерживая гнев.
– Не то, что делаешь ты, чтобы женить на себе Генриха.
Элизабет подошла к портрету, который она с такой любовью готовила в подарок Анне. Будь она проклята, если теперь покажет этой даме свою работу. Она схватила кусок материи и завесила портрет.
– Я гляжу, мало что изменилось за эти годы. – Анна, покачивая бедрами, направилась в сторону Элизабет. – Я все так же недостойна того, чтобы глядеть на твои работы? Да? Ты все еще прячешь их от меня?
Элизабет немного растерялась. В этой встрече с самого начала все пошло не так, как надо. Не успела Анна войти, как она, Элизабет, начала ее судить. Элизабет пристыдила себя. Надо дать сестре возможность проявить себя.
– Извини, Анна, – спокойно ответила она. – Я вовсе не хотела показаться негостеприимной. Может быть, начнем сначала?
– Ты и я? Начнем сначала? – Анна остановилась в середине комнаты и сухо рассмеялась. – Не собираюсь утруждать себя.
– Зачем тогда ты приехала сюда, Анна? – резко спросила Элизабет. – Ведь это неблизкое путешествие.
Анна улыбнулась торжествующе.
– Чтобы отплатить тебе! Вернуть тебе все, что ты заслужила! За твою доброту в прошлом.
– Ты ничего мне не должна.
– Ха-ха! – Анна громко и неестественно расхохоталась. – Ладно, в этом я с тобой согласна.
– Ну и? – Элизабет почувствовала раздражение. Анна надвигалась на нее, как зверь, готовящийся к прыжку.
– Как я уже тебе сообщила, я приехала расплатиться с тобой. Но ты права. Я тебе ничего не должна. Это ты – моя должница! И я пришла взять мне причитающееся.
Анна подошла к картине и сдернула занавешивающую ее материю. Она оценивающе разглядывала портрет.
Смех, опять раздавшийся в комнате, заставил Элизабет поежиться. Это был какой-то безжизненный, пустой смех, эхом отразившийся от окружавших их стен.
– Я слышала, тебя считают талантливой. – Анна подошла к коробке с красками, что стояла на низеньком столике, и вытащила оттуда одну из кистей. Без раздумья она обмакнула кисть в краску на палитре. – Это правда, у тебя достаточно таланта, чтобы рисовать.
Анна подошла к картине, держа в руке кисть с краской, и, услышав, как Элизабет ахнула, повернулась к сестре со злобной улыбкой.
– Но ты слепа! Ты, дорогая моя, не видишь ничего дальше своего носа! Слепая дурочка!
Элизабет с ужасом увидела, как Анна замазывает на картине изображение Генриха, сидящего на престоле.
– Видишь ли, если бы у тебя были хоть крохи ума, ты нарисовала бы меня сидящей на престоле, а его – умоляюще протягивающего ко мне руки!
– Ты не можешь повелевать миром, Анна, с помощью росчерка кисти. – Элизабет подошла к сестре и забрала кисть из ее рук. Анна не сопротивлялась. Она вновь заходила кругами по комнате.
– Могу, – довольно улыбнулась Анна. – В отличие от тебя, Элизабет, я живу в реальном мире. Это правда, что я не похожа ни на тебя, ни на Мэри. У меня есть голова на плечах! И я умею использовать свой ум. Я наблюдаю, планирую, а потом – действую. Иногда из чистого любопытства я присматриваюсь к слабостям окружающих, а потом использую их в своих интересах. Посмотри, что я сделала, чтобы встретиться с тобой. Теплое, сердечное письмо. И письмо сработало! Я знала, что ты поймаешься на эту удочку.
Элизабет разглядывала лицо стоящей перед ней девушки, пытаясь найти хоть какой-то намек, хоть отблеск чего-либо родственного. Ведь она ее сестра. Но, услышав последние слова Анны, поняла, что ей уже не хочется иметь дело с ней. Ни общаться, ни даже просто больше встречаться.
– Английский король, должно быть, слаб разумом, раз умудрился влюбиться в тебя.
– Абсолютнейшая правда, сестричка! – подхватила Анна. – Он такой дурак, какого свет не видывал. Воистину король дураков! О! Я наблюдала за ним в течение многих лет. С тех пор, как вошла в круг придворных дам. И я видела, как он с нами обращался. Каждая новая дама проходила через постель этого высокородного развратника. Одна за другой. Он удовлетворял свою похоть, а затем избавлялся от них. С глаз долой, из сердца вон. Генрих такой же омерзительный, как и все они. У мужчин мозги заменяет то, что болтается между ног.
Анна уселась на высокий стул перед зеркалом, расправила складки. Она улыбнулась своему отражению в зеркале.
– Могу открыть секрет, дорогая сестра. Я никогда, никогда не позволяла ему даже ненароком коснуться меня. Никаких ласк, никаких трогательных пожиманий рук. Ничего! И после полугода такой пытки он уже сходил по мне с ума. Он пылал от страсти!
– А почему он не мог просто переспать с кем-нибудь еще?
– О! Он не только мог, но и делал так. Но здесь была одна закавыка, дорогая. Эти девушки к тому моменту уже были лишь замещением меня. – Она посмотрела на Элизабет. – Именно так!
Элизабет завесила картину тканью и отошла к окну. Улица была заполнена людьми, спешащими по своим делам. Кричали уличные торговцы, под самым окном продавщица цыплят громко нахваливала свой товар.
Элизабет жалела теперь о том, что встретилась с сестрой. Если бы не эта встреча, у нее остались хотя бы воспоминания. Она поглядела вдаль на холмы. Хорошо, что Эмрис с Джеми еще не вернулись. Элизабет была в смущении. Как она будет представлять мужу свою сестру?
– Я знаю, Генрих испытывал привязанность к Мэри, – продолжала между тем Анна. – Но он все равно использовал ее и выбросил вон. А потом он захотел тебя, но ты сбежала. Ты действительно дурочка, Элизабет! Ты могла иметь у себя на побегушках самого могущественного в мире короля, если только бы научилась с ним правильно обращаться.
Элизабет вновь повернулась к сестре.
– Но я, – быстро продолжила Анна, не желавшая, чтобы ее прерывали, – я его получила. Я сообразила, что ему нравится именно такой тип женщин, как у нас в семье. Фигура, грудь, конституция, черные волосы. Генрих очень к этому неравнодушен. И я стала охотницей, а он – моей добычей.
Оглядев себя в зеркале, она аккуратно заправила за ухо выбившийся из прически черный локон.
– Я притворилась, что без ума от него, и стала соблазнять. Да… я дала ему понять, чего он лишается, – Анна громко рассмеялась. – В этом отношении жизнь во дворце имеет свои преимущества. Там так много возможностей показать королю свои девичьи прелести. То, якобы случайно, дать возможность заглянуть в вырез платья, то показать обнаженную ножку… и быстро спрятать. Какое наслаждение наблюдать, как он ловится на подобную чушь и буквально дуреет от похоти. И тут же отступить, краснея. Или ни с чем не сравнимое удовольствие сказать ему, когда он идет в наступление: «Ах, потерпите до свадьбы, Ваше Величество! Мы не должны испортить удовольствие первой брачной ночи! Она должна стать великим событием». А затем держаться некоторое время в тени. И моя «честь» в сохранности, и его похотливое желание растет как на дрожжах.
– Ты играешь в опасную игру, Анна! Что же помешает Генриху взять тебя силой, в конце концов?
– Ах, Элизабет, ты принимаешь меня за дурочку! Он никогда этого не сделает, – убежденно ответила Анна. – Я давно убедила Генриха, что между нами существует мистическая связь. Этот развратный козел убежден, что во мне есть что-то «святое». А он безумно суеверен, как ты знаешь. Я внушила ему, что королева никогда не сможет родить ему наследника, потому что их брак не угоден господу. Мне удалось разыграть его, что я иногда слышу «голоса». Ангельские «голоса» объяснили мне, что его брак с Екатериной противоречит божьим законам, потому что она – вдова его брата, и что род Тюдоров из-за этого может прерваться на нем. Я много времени потратила на то, чтоб внушить ему, что только моя невинность в брачную ночь может спасти королевский род, ведь это сообщили мне «ангелы». И он поверил мне, Элизабет! Он верит мне!
– Анна, задумайся на минутку, что ты делаешь! И что будет с тобой, если ты не сможешь родить?
– Тут и думать нечего! – фыркнула она. – Я рожу, когда стану королевой.
Элизабет следила за сестрой в зеркале и вдруг, на какое-то неуловимое мгновение, увидела в ней маленькую девочку, которую помнила все эти годы. Что случилось с ней с тех пор, она не понимала. Но это лицо, проступившее на секунду в зеркале, было совсем не похоже на ту самоуверенную и высокомерную особу, которая появилась в ее доме сегодня.
– Это тебе объявили твои «голоса», Анна? Что ты родишь королю сына?
– Я устала от этого спора, – лениво протянула Анна и, взглянув на себя в зеркало, помрачнела. – И это напомнило мне о причине, которая привела меня к тебе.
– А я думала, тебя привела ко мне сестринская любовь и «невыносимое одиночество», которые ты так искусно описала в своем письме.
Лицо Анны напряглось и окаменело от слов Элизабет.
– Нет, не обольщайся, с этим я покончила много лет назад! Вскоре после того, как была брошена своими сестрами!
Впервые с тех пор, как Анна переступила порог этой комнаты, в ее черных глазах Элизабет заметила быстро промелькнувшую боль.
– Но мы вынуждены были покинуть тебя, Анна.
– Вы… бросили меня! Оставили одну! – прошептала она. В глазах ее появилось отсутствующее выражение, как будто она перенеслась в далекое прошлое. – Только что у меня была семья, старшие сестры, которые ухаживали за мной. Сестры, которых я любила. И которые, как я думала, любили меня. И вдруг, в одно мгновение, я осталась брошенной, вычеркнутой, забытой…
– Господи, Анна… – шагнула к ней Элизабет. – Все было совсем не так!
– Стоп! – сухо бросила Анна. – Оставь свою ложь и оправдания при себе! Они тебе сегодня еще пригодятся.
– Но ты должна выслушать меня. Причина, по которой мы с Мэри…
– «Мы с Мэри»… – горько повторила Анна, перебивая ее. – Вслушайся в свои слова. «Мы с Мэри»! Всегда были только вы с Мэри. – Она перевела дыхание и отвернулась к окну. – Вы вдвоем думали только о себе и ни о ком другом. Ты всем с ней делилась! Временем, вниманием, тайнами. Но я же тоже была твоей сестрой! Что ты сделала лично для меня?
– Я любила тебя! Все, что я чувствовала к Мэри, я чувствовала и к тебе. Все, что я делала для Мэри, я делала и для тебя. Делиться с тобой своими творческими планами и мечтами я не могла, ты была слишком маленькой! – Элизабет охватил ужас. Она сама оказалась причиной чудовищного превращения Анны в эту жестокую, холодную женщину. – Послушай, Анна, ты была сильной девочкой. Временами тебе должно было казаться, что я больше внимания уделяю Мэри, но это только потому, что она была слабее тебя. Она нуждалась в помощи. Во многих вещах она была совершенно беспомощна.
– Стоя в горящем аду посреди пожара в Золотой долине, я тоже нуждалась в помощи! Испуганная… и одинокая, – Анна быстро смахнула с щек слезы. – Ты подбежала к горящему шатру. Я узнала тебя и бросилась следом. Но ты искала и звала Мэри. Только Мэри! Тогда я остановилась и стала наблюдать за тобой. Ты боролась с огнем за ту единственную сестру, которую любила. А ведь я стояла там же – беззащитная, одинокая, никому не нужная, – Анна быстро повернулась к Элизабет и посмотрела прямо в глаза. – А потом ты просто исчезла. Испарилась! Вместе с Мэри. Вы бросили меня, ни разу не прислав ни строчки. Ничего. Ни прощания, ни привета, ни слов любви!
Элизабет в волнении подбежала к сестре и схватила за ледяную руку.
– Но я была вынуждена бежать, Анна! Меня преследовали! У меня не было другого выхода. Покидая Золотую долину, мы не знали, что ждет нас впереди. Мы даже не надеялись выжить, – Элизабет в отчаянии смотрела на опущенное лицо сестры. Как объяснить те страхи, которые сейчас казались такими далекими? – Встретиться с тобой, рассказать обо всем, что произошло, означало подвергнуть тебя смертельной опасности. Я слишком любила тебя, чтобы пойти на это. А что касается Мэри… – Элизабет помолчала. – Мэри была беременна. Она обратилась к отцу, но он отвернулся от нее и отказался помочь.
Анна вырвала свою руку и отступила назад.
– Не трудись. Сэр Томас все рассказал мне тогда, хотя я была еще ребенком.
– Что он сказал тебе?
– Что ты ослушалась короля и убежала. Что ты наплевала на интересы семьи и отказалась стать его любовницей. Он сказал, что ты взяла с собой Мэри, потому что любила ее больше, чем меня. Что тебе наплевать на меня. Вам обоим наплевать. Впрочем, он сказал мне то, что к тому времени я уже сама знала. Что я никому не нужна.
– Это было ложью! – возмутилась Элизабет. – Да, я отказалась стать любовницей Генриха, потому что не хотела быть проданной собственным отцом. Но я не бросала тебя из-за того, что любила меньше, чем Мэри.
– Сейчас уже поздно об этом говорить! – раздраженно крикнула Анна, отступая к двери. – Мне слишком рано пришлось понять одну вещь, чтобы выжить, Элизабет. Что у меня никого нет! Никого, кто любил бы меня!
– Но я любила тебя, Анна. Поверь! Ты сказала, что видела меня во время пожара. Значит, ты должна была видеть мое лицо. Ты помнишь? Оно было все в крови, потому что наш отец избил меня в ту ночь.
Элизабет откинула волосы и показала сестре едва заметный шрам на щеке. По глазам Анны она поняла, что та вспомнила.
– В ту ночь, – продолжала Элизабет, – рухнул мой мир. Я прошла через ад. Избитая до крови отцом, я оказалась свидетелем гнусного предательства, а потом убийства. Меня поймал и чуть не изнасиловал человек, который все это совершил. И который охотился за мной, как за загнанным зверем.
– Слишком поздно, Элизабет, – прошептала Анна, коснувшись спиной двери. Ее рука нащупала ручку. – Слишком поздно для объяснений. Выбор сделан. Пришла твоя очередь расплачиваться.
Элизабет застыла с протянутой к сестре рукой. Она не поняла смысла сказанных слов, но внезапно ощутила, как ее сковывает ледяной ужас. Она нутром ощущала, что за толстой дубовой дверью притаилось что-то зловещее. Но сейчас главным было заставить сестру выслушать и понять, почему они с Мэри не могли вернуться за ней и дать о себе знать.
– Я убегала из Золотой долины, спасаясь от одного страшного человека, Анна. Я не могла ничего сообщить о себе. – Она сделала шаг к сестре. – Этому негодяю удалось через несколько лет настигнуть меня в Труа. Именно на нем лежит вина за смерть Мэри. Ведь должны были убить меня, Анна, но вместо меня кинжал угодил в Мэри.
Анна застыла, держась за дверь, внимая каждому ее слову.
– Я хочу, чтобы ты узнала правду. Пришло время рассказать тебе то, что я не могла рассказать тогда. – Элизабет сделала к сестре еще один шаг. – Он предал своего короля. Затем убил коннетабля Франции, который мог разоблачить его предательство. Но был еще один свидетель. Я! С тех пор он преследует меня. Смерти Мэри… ему недостаточно. Он хочет убить меня. А теперь, я слышала, он стоит на твоем пути.
– Гарнеш, – прошептала Анна.
– Да, сэр Питер Гарнеш, – повторила Элизабет. – Анна, ты должна использовать все, что я тебе рассказала, чтобы разделаться с ним раз и навсегда. Я… я не знаю, как это можно сделать, но если ты действительно хочешь выйти за Генриха, если ты в этом видишь свое счастье, правда о Гарнеше поможет тебе убрать его с дороги. Но ты должна быть очень осторожна, Анна. Этот человек – настоящий дьявол. Он отъявленный негодяй и бесстыдный убийца…
Анна опустила глаза, помолчала, затем медленно подняла их на Элизабет:
– Видишь ли, я уже нашла способ обезвредить этого человека. Он больше не представляет для меня проблемы.
– Как тебе это удалось?
– Я тебе уже говорила, Элизабет, – сказала Анна, укоризненно качая головой. – Мне слишком рано пришлось многому научиться.
Элизабет вдруг увидела, как на руке сестры, сжимавшей ручку двери, побелели костяшки.
– Я заключила с ним соглашение, – сказала Анна, медленно открывая дверь. – Мне нужен Генрих, но я не могу пока его получить, потому что Гарнеш стоит на моем пути. Ему нужна ты, но он не может тебя получить, потому что на его пути стою я. Все ясно и очень просто. А ты – за тобой большой должок!
Дверь наконец полностью открылась, и Элизабет в ужасе увидела, что на пороге стоит ее ненавистный преследователь.
– Ну что же, было… м-м… очень приятно… увидеться с тобою, дорогая сестра, – в глазах Анны промелькнуло смущение, однако голос был тверд. – А теперь, думаю, я здесь буду лишней. Настал мой черед оставить тебя одну.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Кольцо с изумрудом - Макголдрик Мэй



книга просто спер не могла оторваться читается легко сюжет очень интересный в общем советую прочесть
Кольцо с изумрудом - Макголдрик Мэйвалентина
4.02.2013, 11.19





Дейставительно, в те времена существовал метод лечения сифилиса как секс с девственницей. Его широко рекомендовали врачи для королей и богачей, кто мог себе это позволить. Бедные девочки! Но главная генроиня не смирилась с этим . Интересный роман.
Кольцо с изумрудом - Макголдрик МэйВ.З.,65л.
3.06.2013, 12.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100