Читать онлайн Кольцо с изумрудом, автора - Макголдрик Мэй, Раздел - ГЛАВА 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кольцо с изумрудом - Макголдрик Мэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кольцо с изумрудом - Макголдрик Мэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кольцо с изумрудом - Макголдрик Мэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макголдрик Мэй

Кольцо с изумрудом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 19

«Женские уловки, – саркастически усмехнулась Элизабет, – вот что здесь бы могло пригодиться!» Но находясь среди мужчин в мужском обличье – что она могла поделать?
А Эмрис Макферсон был упрям в достижении своей цели. Невзирая на горячие протесты Элизабет, он настоял на том, чтобы они не останавливались в Марселе, а двинулись в близлежащий монастырь, служивший местом пристанища для приезжих. Эмрис нанял повозку, где разместились Эрна с Джеми, а Мэри уложили на заднее сиденье.
Гэвин бросил сочувственный взгляд на Элизабет, когда передавал ей распоряжения Эмриса. Мэри слишком слаба для дальнейшего путешествия, и поэтому барон решил оставить ее в монастыре, где за ней будет надлежащий уход. Эмрис был знаком с настоятелем и по прежнему опыту знал, что там самые лучшие лекари в округе – а что еще требуется Мэри? Она побудет среди монахов, пока не поправится, а позже сможет присоединиться к остальным в Шотландии.
Не веря своим ушам, Элизабет слушала Гэвина. Было очевидно, что он полностью согласен с Макферсоном. А она-то подумала было, глядя, как он возится с ее сестрой, что великан к Мэри неравнодушен. Значит, она ошибалась. Черноволосый гигант сочувственно относится к больной, но тем не менее поддерживает Эмриса.
Элизабет скакала верхом, сопровождая повозку, удалявшуюся от Марселя, лихорадочно стараясь придумать, как убедить Эмриса в том, что Мэри ни в коем случае нельзя оставлять одну. Элизабет по прежним приступам знала, что они проходят столь же быстро, как и появляются. И единственное, что нужно больной в этот период, – это находиться среди близких ей людей, среди тех, кому она может доверять. И таким человеком для Мэри и была и оставалась именно Элизабет.
Да, болезнь вступила в новую стадию. Элизабет понимала это, как никто другой. Теперь страдало не столько тело Мэри, как ее душа. Дикие приступы безумного страха, внезапный ужас, кошмарные видения. Мэри не раз уже в момент острого приступа заговаривала о смерти. Таким страшным путем она хотела избавиться от чудовищных мук. И теперь это не были пустые угрозы, к которым она прибегала в юности, а результат все более наступавшего на нее безумия.
Элизабет научилась с этим справляться, и в моменты приступов она никогда не оставляла Мэри одну.
Перед ней стояла трудная задача. Как убедить Эмриса Макферсона, барона Роксбурга, взять с собой Мэри? Спорить с ним – это все равно что дразнить быка.
Но в ее распоряжении есть еще и женские хитрости и уловки. Ведь она не слепая – видит, как он чуть не пожирает ее глазами. И если Элизабет сможет использовать его явный интерес к своей выгоде, может быть, он согласится на ее условия.
«Мы с ним просто не можем обойтись без того, чтобы не ставить друг другу условий», – подумала она с усмешкой.


Элизабет приветливо кивнула пожилой монахине, которая пришла в монастырскую лечебницу сменить ее и подежурить у постели Мэри. Мэри мирно спала. Выходя, Элизабет тихо прикрыла дверь и направилась в холл.
С момента их прибытия Элизабет не могла ни на минуту оставить сестру. Мэри опять одолевали кошмары, и она не отпускала ее от себя. Но сейчас, спустя сутки, ей немного полегчало.
Элизабет остановилась у лестницы. Ей надо на что-то решиться. Барон сообщил, что они выезжают завтра утром. «Только вместе с Мэри», – твердо поклялась себе Элизабет. Она не уедет без сестры.
Гул голосов донесся до нее прежде, чем она открыла дверь. В трапезной было людно и шумно. Она огляделась вокруг. Постояльцы сидели вокруг огромного стола, накрытого к ужину.
Чьи-то маленькие ручонки обхватили ее за ногу. Джеми! Элизабет наклонилась и ласково подняла девчушку.
Эмрис издалека наблюдал, с какой любовью Элизабет обращается с дочкой.
Джеми спрыгнула с рук тетки и помчалась в угол комнаты, где резвился целый выводок котят.
Оглядывая людей, сидящих за столом, Элизабет нашла глазами Эмриса, который приглашающе махнул рукой, указывая на место рядом с собой. Неожиданно для себя Элизабет вспыхнула. Несмотря на только что принятое решение, она смутилась при мысли о том, что ей предстоит сидеть рядом с золотоволосым шотландцем.
Продвигаясь вдоль стола к нему, она задержалась ненадолго около Джозефа с Эрнестой, чтобы сообщить им последние новости о состоянии Мэри. Супруги находились в полной уверенности, что завтра им предстоит расстаться с младшей из сестер. Элизабет заверила их, что это неверные слухи и что они отправятся все вместе.
Оказавшись рядом с бароном, Элизабет заметила, что он исподволь наблюдает за ней.
– Итак, она наконец соизволила тебя отпустить?
Элизабет застыла на месте, сверля барона гневным взглядом.
– Ты, кажется, сердит? – забавлялся Эмрис.
– Нет, Эмрис, он просто чертовски устал, вот и все!
Гэвин дружески хлопнул ее по спине, и Элизабет опустилась на стул. Ну вот, надо же! Она и не заметила, что Гэвин следовал за ней по пятам!
– Должен заметить тебе, Филипп, что после Эмриса – ты самый верный друг из всех, кого я когда-либо встречал. – Гэвин уселся по другую руку от художника. – Это я про то, как ты относишься к сестре. И хотя вы с Эмрисом во многом отличаетесь друг от друга, могу смело заявить, что и ты, и он, вы оба, обладаете верным сердцем и чувствительной душой.
Элизабет недовольно фыркнула.
– Ты с чем-то не согласен? – спросил барон.
Элизабет вместо ответа вперилась взглядом в стол. Эмрис, положив руку ей на плечо, попытался развернуть ее лицом к себе.
– Ты дашь мне ответить или так и будешь махать руками перед моим носом?
– О! Я весь внимание! – язвительно поддел он.
Элизабет подождала, пока мальчишка-подручный с кухни не расставил перед ними тарелки с едой.
– Гэвин, я чувствую себя оскорбленным при мысли о том, что тебе могло прийти в голову сравнивать мой разумный подход к делу со способами действия этого тупоголового упрямца.
– В действительности то, что я сказал, должно было скорее оскорбить Эмриса, – невозмутимо ответил Гэвин, – поскольку всем известно, что он не слишком-то великодушен. Но тебя, Филипп, я никак не предполагал обидеть!
– Ладно, прекрати! – бросил Эмрис Гэвину. Потом наклонился к Элизабет. – Это очень интересно, – вкрадчиво произнес он. – Ты не мог бы подробнее остановиться на том, что именно ты считаешь моими способами действия?
Элизабет, не отвечая, смотрела прямо в тарелку, ковыряясь в еде.
– Это тем более интересно, – все так же вкрадчиво, но с оттенком угрозы продолжил Эмрис, – что ты вряд ли имел возможность убедиться в этом на собственном опыте!
– Не надо орать мне на ухо! У меня со слухом все в порядке, – процедила Элизабет. – Кроме того, и со зрением тоже, и я отлично вижу, что происходит!
– Видишь? Да, с того момента, как мы здесь очутились, ты не видишь ничего вокруг, кроме своей сестры!
Элизабет резко повернулась к Макферсону. Здесь было не подходящее место для объяснений, им лучше где-нибудь уединиться.
– Милорд, вы не хотели бы обсудить этот вопрос с глазу на глаз?
– С превеликим удовольствием! – Эмрис тут же вскочил с места.
– Филипп, не заводись! – Гэвин предостерегающе посмотрел на художника. – Предупреждаю, он может сделать из тебя котлету. Ты же видишь – он не в том настроении…
– Не беспокойся, мой друг! Я смогу постоять за себя. – И дружески похлопав по спине ошеломленного Гэвина, Элизабет быстро направилась к выходу вслед за Эмрисом.


Элизабет стремилась остаться с ним наедине, потому что хотела осуществить задуманную ею хитрость. Она собиралась воспользоваться его интересом к ней, чтобы выторговать у Эмриса разрешение взять с собой Мэри. У нее оставался только один способ для достижения своей цели, его-то она и собиралась использовать.
Однако сейчас, поднимаясь вслед за Эмрисом по крутой винтовой лестнице, ведущей в предоставленные ему покои – наверняка, самые роскошные во всей гостинице, – она вдруг почувствовала приступ панического страха. Испуг был настолько сильный, что она поневоле замедлила шаги.
Элизабет отстала от идущего впереди мужчины. Конечно, он предполагает, что у нее уже достаточный опыт в таких делах, что она была близка с мужчинами и даже родила ребенка. И он уверен, что она жаждет его так же сильно, как и он ее.
Ну так что ж? А с чего, собственно, он должен думать иначе? Ведь это отчасти правда. Элизабет уже оставила бесплодные попытки обмануть себя, убедить себя в том, что будто бы он ей не нужен. Чушь! Она рвется к нему и душой, и сердцем, и… телом. Но она понимает – она должна понимать, – что эти желания надо на время отставить. Ей надо любым способом удержать его на расстоянии.
Если Эмрис узнает, что она соврала ему, что она не что иное, как сходящая с ума девственница, готовая запрыгнуть в постель к первому же мужчине, проявившему к ней свой интерес, то… прощай все надежды на поездку в Шотландию! Он не только не согласится взять с собой Мэри, но еще вопрос, захочет ли он после этого иметь дело с ней самой.
Элизабет знала, как поступают мужчины, после того, как их аппетит удовлетворен, после того, как они получают желаемое. Она видела это на примере Мэри. И неважно кто – король ли, обычный человек – все они поступают одинаково. Если только она подпустит Эмриса слишком близко, он наверняка разочаруется в ней.
Поэтому надо любым способом удержать его на расстоянии. Это, конечно, легко сказать, а вот что ей делать? Как справиться с ним, если он начнет настаивать? Здесь, наверное, сгодится только одно средство. Да, только одно.
Эмрис толкнул плечом тяжелую дубовую дверь и повернулся к Элизабет.
– Только после тебя, – любезно заявил он.
Она неподвижно застыла на месте, с тревогой всматриваясь в полутьму за раскрытой дверью. Но из коридора ничего не было видно.
– Э-э, милорд…
– Только после тебя! – на сей раз в его тоне звучал приказ.
Элизабет вздохнула и нехотя вошла внутрь.
Эта комната была даже больше, чем тот зал, который монахи предоставили для размещения шотландцев. В том же зале поместили и Джозефа, и художника. Эрнесту и Джеми поселили в другой части монастыря, где, как подозревала Элизабет, отнюдь не было таких удобств. Что касается Эмриса Макферсона, то его, похоже, принимали как особу королевской крови.
Комната была обшита деревянными панелями сверху донизу. Добротный стол, удобные стулья вокруг него, пестрые шерстяные коврики на полу. У дальней стены возвышалась необъятных размеров кровать под балдахином с наваленными на нее пуховыми перинами устрашающей толщины. Элизабет поспешила отвести взгляд.
Четыре небольших окна с распахнутыми ставнями выходили в сад. Элизабет пересекла комнату и выглянула вниз. За ухоженным цветущим садом располагались возделанные поля и ровные ряды виноградников. Да, монастырь был богатый и процветающий.
– Слишком высоко, чтобы выпрыгнуть, – невозмутимо заметил Эмрис.
Элизабет обернулась. Он, конечно, стоял прямо у кровати. Взгляд ее метнулся к закрытой двери. Засов был задвинут.
– Разве тебе пришлось заставлять меня идти сюда? Я пришла сама, по своей воле.
Эмрис чуть не расхохотался.
– Я видел, как ты плелась по лестнице, застревая на каждой ступеньке. Даже и не знаю, что мне ждать от тебя дальше.
Элизабет вспыхнула от возмущения.
– Ну знаешь! Никто не заставляет тебя ложиться со мной в кровать! Ты сам пришел ко мне, если мне не изменяет память!
– Ну нет! Это ты первая пришла ко мне в шатер.
– А ты заявился в мою комнату!
– Да я и понятия не имел, что ты там находишься, – пожал плечами Эмрис.
Ему удалось вывести ее из себя и разозлить, и это его весьма забавляло. Он слишком долго не имел возможности ее видеть. Вчера вечером, когда он обнаружил, что Элизабет нет за столом и она так и не появилась весь вечер, потому что торчала у постели сестры, он понял, что злится. Злится на несчастную больную женщину! Это могло означать только одно – что дела его плохи!
– Я приехал к Барди в поисках художника. Пришел и вместо него обнаружил – тебя!
– И ты не мог перенести такого ужасного разочарования? – с трудом сдерживая раздражение, с ехидством спросила Элизабет. В конце концов, зачем ей все эти хитрости и уловки? С этим несносным шотландцем просто нельзя иначе. – А тебе никто не говорил, что ты самая бесчувственная, тупая и безмозглая скотина на всем белом свете?
– М-м, нет, никто не говорил… за исключением тебя, разумеется!
Какая у нее точеная фигурка! Ноги в обтягивающих рейтузах – это просто ходячий соблазн. Эмрис буквально пожирал Элизабет глазами. Только лицо сердитое. И руки на груди скрестила, как будто собирается от него защищаться.
– Ты долго будешь меня так разглядывать? Я что тебе – призовая телка?
– А что? Неплохая идея! – ответил Эмрис, не отводя от нее взгляда. – И с каких это пор мужчинам запрещено на тебя смотреть? Это что – наказуемо?
– Нет, милорд, это не наказуемо. Только если все шотландские мужи начнут меня разглядывать такими же жадными глазами, то могут возникнуть некоторые проблемы…
Эмрис медленно, нарочито медленно, оторвался от созерцания ее форм и поймал взгляд Элизабет.
– О! Что касается таких проблем… всех твоих проблем…
Он приблизился к ней. Элизабет отодвинулась, вжимаясь спиной в оконную раму. Шотландец взял стул и, повернув его спинкой вперед, сел на сиденье верхом, лицом к Элизабет.
Элизабет ожидала, что он заговорит, но Эмрис просто молча сидел и смотрел на нее. Элизабет вдруг почувствовала, что ставшая для нее привычной за эти годы мужская одежда, казавшаяся ей удобной, стала вдруг смущать ее. Ей было неловко и неуютно. Неожиданно захотелось быть одетой в красивое платье, наподобие тех, какие позволяла себе носить Мэри.
Элизабет покраснела и отвела глаза. Сам он – совершенно неотразим! И почему она не ощущает никакого барьера, никакой преграды между ними? Это чувство возникло только сейчас или так было у них с самого начала?
– Знаешь, Элизабет, ты все же неподражаема! Впрочем, как всегда. Никому из женщин никогда не приходило в голову обзывать меня тупоголовым, бесчувственным или эгоистичным. Я не говорю уже о мужчинах! Никто и никогда себе такого не позволял. Что же касается женщин, то, по правде сказать, большинство из них находило меня умным, галантным и внимательным. Но сейчас, естественно, я нахожусь здесь с тобой, а не с другими женщинами. Так что дело, очевидно, в этом.
Элизабет сделала над собой усилие и промолчала.
– Что же до того, что я испытал разочарование, когда обнаружил тебя во Флоренции, то ты ошибаешься. – Эмрис сделал паузу, ожидая яростных возражений, но она никак не отреагировала на его слова. – С тех пор, как я впервые увидел тебя, я испытывал всякое, но не могу назвать эти чувства неприятными. С первого момента, как я увидел тебя тогда в Золотой долине, я почувствовал, что ты меня буквально к себе притягиваешь. Это было неодолимое стремление, и я стремился к тебе. С удовольствием. Вернее, с предвкушением удовольствия. Я даже часто вспоминал тебя. А если совсем честно, то на протяжении долгих четырех лет я просто не мог тебя забыть, не мог выкинуть из головы нашу встречу! Ты очаровала меня, Элизабет! Или, может быть, просто околдовала. Но с тех самых пор я просто схожу по тебе с ума!.. И сейчас настал момент, когда ты можешь наконец расколдовать безумца.
– И чего же ты от меня хочешь?
Эмрис легко вскочил со стула и подошел к стоящему в углу комнаты тазику с водой. Он схватил полотенце, обмакнул его в воду, а затем выжал. Подойдя к Элизабет, он протянул ей мокрое полотенце.
– Вот! Прежде всего я хочу, чтобы ты смыла с себя все это притворство, всю эту ложь, которой ты живешь последние годы. Я хочу увидеть тебя настоящую, такую, какой я тебя встретил тогда. Я хочу видеть ту страстную женщину, что скрывается под этими одеждами. – Он ласково приподнял ее голову за подбородок, чтобы заглянуть в темные страстные глаза. – Ты ведь хочешь меня, Элизабет! И не пытайся это отрицать. Твои глаза никогда мне не лгут. С самого первого момента нашей встречи.
Эмрис говорил правду. Она не могла этого отрицать.
– Я хочу быть с тобой. Хочу, чтобы мы любили друг друга без всяких помех. Чтобы никто и ничто не смогло нас остановить. Это было мое условие, как ты помнишь. Не станешь же ты нарушать свое слово?
Элизабет в ответ только покачала головой.
– Ну, тогда, – Эмрис обвел рукой комнату, – ты не думаешь, что обстановка здесь вполне подходящая? Здесь не штормит.
Элизабет приподнялась на цыпочки и, неловко чмокнув его в подбородок, пересекла комнату. Закинув полотенце на вешалку, она повернулась к Эмрису.
– Да, ты прав насчет меня и насчет моих желаний. Я не могу этого отрицать, – смущенно пробормотала она. – Но только не здесь и не сейчас! В этот момент мне хотелось бы быть вдали от всех, быть одетой в женское платье, чтобы чувствовать себя настоящей женщиной. И мне хотелось бы быть совершенно уверенной, что нас никто не прервет, что нам не помешают. Это не должно быть так просто, на ходу. Нам нужна с тобой по крайней мере целая ночь – ночь только любви и ничего больше. Не знаю, может быть, я прошу слишком многого, но мы с тобой ждали уже так долго, что небольшая отсрочка ничего не изменит.
– Но я не понимаю, зачем нам отказываться от того, что у нас есть, ради неведомого грядущего дня, вернее, ночи нашего блаженства?
Элизабет попятилась, в то время как Эмрис очень медленно, пожалуй, даже слишком медленно, начал к ней приближаться.
– Нет, милорд, мне кажется, что так, как сейчас, не годится.
– Почему? Чем больше я думаю об этом, тем более заманчивой мне кажется эта идея.
– Нет, ты меня просто пугаешь! И кончится это тем, что вы уедете завтра без меня и…
– Почему? Завтра мы все вместе отправимся дальше…
Она посмотрела на него в радостном изумлении.
– О! Благодарю тебя! Спасибо, милорд! Я так надеялась на это! – Элизабет в одно мгновение оказалась рядом с Эмрисом, поднялась на цыпочки и чмокнула его в подбородок.
Эмрис удивленно взглянул на нее, не понимая причин ее радости.
– За что это ты меня благодаришь? Я не сказал ничего нового. Все будет так, как мы и планировали перед отъездом из Флоренции.
– Конечно! – радостно подхватила она. – Вот именно! Это значит, что завтра мы поедем все вместе. Что Мэри поедет с нами. Ведь ты же сказал – все!..
Эмрис зажал ей рот рукой, не давая тараторить дальше.
– Ты поедешь со мной, моя сладкая. А Мэри останется здесь, в монастыре, пока ей не станет лучше. Здешние лекари обеспечат ей надлежащий уход. И когда она будет в состоянии ехать, я пришлю за ней своих людей, чтобы они проводили ее в Шотландию. Теперь тебе все ясно?
Элизабет с негодованием отбросила его руку.
– Позволь тогда и мне кое-что прояснить для тебя! Я не оставлю свою сестру среди чужих людей. И мне плевать, кто здесь будет за ней ухаживать – пусть хоть сам Авиценна! Если остается она, то и я остаюсь с ней! Это ясно?
Эмрис не верил своим ушам.
– Ты что, плохо соображаешь? Жизнь, что ли, мало тебя била, что до сих пор не научила мыслить разумно? Ты подвергнешь сестру опасности, если потащишь ее с собой в тяжелое и далекое путешествие.
– Я знаю Мэри лучше, чем кто бы то ни было еще. И я знаю, что именно представляет для нее опасность. Ей не грозит смерть от далекого путешествия, но она в самом деле может умереть, если не будет окружена заботой и любовью. Ее болезнь не столько телесная, сколько душевная, и ей необходим сейчас рядом близкий человек.
Эмрис опять усадил Элизабет на стул.
– Послушай меня…
Элизабет вскочила, но он заставил ее сесть и придержал за плечи, не давая ей вновь подняться. Элизабет гневно смотрела на него снизу вверх.
– Твоя сестра уже давно не ребенок. Твои чувства были бы понятны, если бы речь шла о Джеми. Но Мэри – взрослая женщина. И исходя из того, что я мог наблюдать, проведя с вами обоими некоторое время, – она не что иное, как избалованная и эгоистичная женщина, требующая постоянного внимания к своей особе. Элизабет, она просто использует тебя!
Сколько раз Элизабет уже слышала это от разных людей. И она вовсе не нуждается в поучениях еще одного умника. Она сама знает, что во многом дело обстоит именно так. Но они не знают всей правды, и барон в том числе. Голос Элизабет смягчился:
– Но, Эмрис, она больна.
– Однако ты сама только что сказала, что болезнь ее душевная, а не телесная. – Он пристально посмотрел на Элизабет, которая сидела с удрученным видом. – Элизабет, она обкрадывает твою жизнь, ничего не давая взамен. Ты тратишь на нее свое время, то самое время, которое ты с большим успехом могла бы посвятить самой себе или Джеми. И объясни мне одну вещь. Мне так и не понятна причина, по которой она живет с вами. Гораздо лучше она бы чувствовала себя у вашего отца, при английском дворе. Зачем ты держишь ее при себе?
Элизабет отрицательно покачала головой. Она не могла ему этого рассказать. Нет, не могла.
– Она с вами несчастлива. Ты что, таким образом пытаешься искупить вину за то, что она несчастна с вами? Почему бы не отослать ее в Англию, к отцу?
– Довольно, пожалуйста! – попросила Элизабет. Встав со стула, она умоляюще схватила барона за руки. – Я все это слышала и раньше. И я согласна с большей частью того, что ты сейчас сказал. Мэри нужно жить самостоятельно, но сейчас, в данный момент, я не могу бросить ее вот так, в таком состоянии. Я обещаю найти место, где ее можно будет оставить, но позволь мне отвезти ее туда, где у нее будут хоть какие-нибудь друзья. Она не должна остаться среди чужих людей.
Эмрис сжал ее руки в своих. Такую Элизабет он видел впервые. Он не мог не поддаться обаянию искреннего и теплого чувства, исходящего от нее. Волевая и сильная женщина, она могла также быть и заботливой и глубоко чувствующей. Эмрис был тронут. – Париж, – твердо ответил он. – Я разрешаю довезти ее до Парижа. Там у вас есть родственники, друзья. Но ни в коем случае не дальше!
– Спасибо! – прошептала Элизабет и бросилась в его объятия.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Кольцо с изумрудом - Макголдрик Мэй



книга просто спер не могла оторваться читается легко сюжет очень интересный в общем советую прочесть
Кольцо с изумрудом - Макголдрик Мэйвалентина
4.02.2013, 11.19





Дейставительно, в те времена существовал метод лечения сифилиса как секс с девственницей. Его широко рекомендовали врачи для королей и богачей, кто мог себе это позволить. Бедные девочки! Но главная генроиня не смирилась с этим . Интересный роман.
Кольцо с изумрудом - Макголдрик МэйВ.З.,65л.
3.06.2013, 12.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100