Читать онлайн Кольцо с изумрудом, автора - Макголдрик Мэй, Раздел - ГЛАВА 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кольцо с изумрудом - Макголдрик Мэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кольцо с изумрудом - Макголдрик Мэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кольцо с изумрудом - Макголдрик Мэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макголдрик Мэй

Кольцо с изумрудом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 1

Ум – быстр, тело – медлительно. Рука художницы не поспевала за стремительным хороводом образов.
Элизабет обмакнула кисть в краску и вновь повернулась к холсту.
– Как ты это назовешь?
– Восьмое чудо света! – пробормотала Элизабет, чуть отступая от картины, чтобы еще раз взглянуть на свое последнее творение.
Все-таки ей удалось уловить и передать царящую на турнире атмосферу праздничного возбуждения. Вдали – широко раскинувшиеся холмы окрестностей Кале. На среднем плане – королевская свита. Величавая пышность убранства, роскошь нарядов придворных, пестрые ливреи суетящихся слуг. И, наконец, крупным планом, триумф рыцаря-победителя, героя турнира. Да, на сегодняшний день это ее лучшая работа.
Мэри поудобнее устроилась на диване, подложив под голову расшитую подушку.
– Можно, я взгляну на кольцо?
Элизабет удивленно обернулась и внимательно посмотрела на сводную сестру. Только злополучного кольца и не хватало в придачу ко всем ее бедам и напастям. Мало того, что Мэри больна, и не чем-нибудь, а пресловутой «дурной болезнью», она последнюю неделю маялась непрекращающимися приступами тошноты. В результате ее сестра, еще недавно цветущая и пышущая здоровьем, напоминала сейчас бледную тень. Элизабет, жалея ее, старалась держать рот на замке. В конце концов, зачем мучить Мэри пустыми разговорами, когда она в свои семнадцать лет уже натерпелась больше, чем иные за всю жизнь. Элизабет подозревала, что насчет кольца проболталась младшая сестренка. Тринадцатилетняя Анни была и глазами, и ушами Мэри с тех пор, как та заболела.
– Куда ты спрятала кольцо?
– У меня его нет.
– Господи, боже, да перестань ты меня жалеть! – Мэри отвернулась и продолжала свою речь, обращаясь не то к самой себе, не то к сестре: – Да, он отнял мою невинность. Да, он спал со мной. Он использовал меня. Но почему ты прячешь от меня его кольцо?
– Ты спала с шотландцем?
– Не смеши меня, Элизабет! Ты прекрасно понимаешь, о ком я говорю.
Это действительно не составляло секрета. Всем было известно, что последние месяцы Мэри была любовницей английского короля Генриха VIII. Началось все после того, как отец четыре месяца назад выписал Мэри и Анну ко двору. Как потом поняла Элизабет со слов сестры, сэр Томас Болейн не только прямо поощрял Мэри отвечать на любовные авансы молодого короля, но дошел даже до того, что сам устраивал их интимные встречи в укромных уголках, удаленных от взглядов придворных и… королевы. Королю уже давно наскучила женщина, которая не могла принести ему наследника.
Десять лет назад, после смерти жены, сэр Томас Болейн отослал Мэри и Анну во Францию, туда, где уже находилась Элизабет, его внебрачная дочь. Там, при дворе королевы Изабеллы, девочки жили и росли вместе и за прошедшие годы сильно привязались друг к другу. И хотя Элизабет в момент первой их встречи было всего десять лет, она сразу взяла на себя роль старшей наставницы и защитницы своих новообретенных сводных сестричек.
Это было счастьем – обрести родных. До их приезда Элизабет страдала от одиночества. Единственное, что у нее было, – это ее дар. Божий дар. Талант видеть красоту окружающего, несмотря ни на что, несмотря даже на мрак ночи.
У нее и сейчас иногда ярко вставала перед глазами та ночь – ночь маминой смерти. Маленькая девочка, сидящая у потухшего очага. В глазах – ни слезинки, в решительно сжатых кулачках – еще теплый пепел из очага и обугленная деревяшка. Она рисует. Рисует, рисует дорогие ей черты. Встает, подходит к безжизненному телу и трогает рукой алебастровое лицо матери, чья красота сильнее смерти. На щеке покойной остается пепельный след.
Если бы пепел мог ее согреть!
Все последующие годы Элизабет рисовала беспрерывно: на тротуарах, на стенах, на деревянных досках – на чем и чем придется, восполняя образовавшуюся в жизни пустоту полетом творческой фантазии.
Прошло несколько лет, и повзрослевшую Элизабет, никогда не доставлявшую никаких хлопот опекунам, стали отпускать одну на прогулки. Она с радостью воспользовалась предоставленной ей свободой и стала проводить долгие часы в мастерских художников и скульпторов, работавших при дворе королевы Изабеллы. Взрослые не обращали внимания на маленькую девочку с сияющими глазами. Она же, сидя тихо как мышка в уголке, ловила каждое их слово, каждое движение. Иногда через подмастерьев ей перепадали кусочки холста или драгоценной краски, которой не пожалел для нее кто-то из мастеров. Она внимательно наблюдала, как изготовляются кисти, как смешиваются краски, стараясь вникнуть во все тонкости художественного ремесла. Тогда же она начала писать маслом.
Уроки, что получила Элизабет в мастерских, не пропали даром. Она нашла себе тайный приют и хранилище для своих картин в одном из темных закоулков мрачной замковой башни. Сюда никто не заглядывал – другие дети, жившие, как и она, при дворе, боялись этих мест. Несмотря на окружавшие ее темные и сырые стены, сама Элизабет словно излучала радость. Яркие краски ее картин, живые и реалистичные детали – все дышало теплом и светом и вызывало улыбку у тех немногих, кто был посвящен в ее секрет.
А потом появились сестрички.
Время шло, и настал момент, когда темноволосые красавицы, дочери Болейна, стали привлекать внимание как своих, так и заезжих ухажеров из числа придворных и рыцарей. Из них троих Мэри более всех была склонна подпасть под обаяние светской жизни. Ей льстило внимание и ухаживания придворных повес. Однако, пока она находилась под бдительной опекой Элизабет, эти ее наклонности не были чреваты неприятностями.
С тех пор, как Мэри и Анна были отозваны ко двору английского короля, прошло четыре месяца. Пока сестры были с ней, Элизабет больше внимания уделяла им, чем любимому делу, на которое, по правде говоря, у нее почти не оставалось времени. После их отъезда Элизабет поначалу отчаянно скучала – ей не хватало ее дорогих сестренок. Однако время – лучший целитель, да к тому же она постепенно начала входить во вкус свободы, предоставленной ей теперь, так что вскоре не только смирилась с одиночеством, но даже полюбила его. Ведь она могла посвятить все свое время творчеству! Никаких досадных помех, не нужно никуда спешить, кого-либо нянчить или утешать, ни за кем не надо присматривать.
Однако свобода ее продлилась недолго. Неожиданно Элизабет получила от отца наказ следовать за ним в Кале, туда, где располагался в тот момент английский двор. По прибытии выяснилось, что ее вызвали ухаживать за Мэри, подхватившей ужасную заразу. Ухаживая за Мэри с нежной заботой, Элизабет не считала нужным ругать сестру за то, что та стала любовной игрушкой короля – самого могущественного человека Англии, человека, который держал в своих руках судьбы множества людей, и их самих в том числе.
Какая же судьба ждет теперь Мэри? За себя Элизабет волновалась меньше, ведь у нее в конце концов был талант. Была у нее и тайная мечта – стать знаменитой художницей. В своих мечтаниях Элизабет возносилась высоко, достигая всего, чего хотела. Она станет независимой, станет, невзирая на то, что она женщина. Ей, занятой искусством, не понадобится никакой опекун или зашитник – мужчина. Вот Мэри – та слеплена из другого теста. Она нуждается в заботе и внимании, ей важно чувствовать себя пленительной и полной женского очарования. Элизабет было свойственно внимательно наблюдать за другими людьми, искать в них образы для будущих картин. Мэри же предпочитала, напротив, быть объектом наблюдения и внимания, приковывать к себе взоры, вызывать всеобщий интерес.
«Какую же страшную цену заплатила за это сестра», – подумала Элизабет. Взяв кисть, она начала рисовать рваную гряду облаков, наползавшую на чистое голубое небо.
– Анна мне все-все рассказала о вчерашнем, – со значением заметила Мэри, наблюдая за ровными и плавными движениями кисти в руке сестры. – Хочу тебя предостеречь, Элизабет. Всем известно, какой Макферсон бабник.
– А ты откуда его знаешь?
– Такого красавчика трудно не заметить. Шотландский горец! Но не волнуйся… Он чист как стеклышко – я с ним не спала.
Звон разбитого об пол кувшина заставил Мэри вздрогнуть. Она съежилась на диване, не зная, куда отвести глаза, и пытаясь как-то избежать гнева старшей сестры. – Предупреждаю в последний раз! Чтобы ты не смела упоминать о нем! – Элизабет яростно надвигалась на испуганную Мэри. – Если я еще услышу… как ты, ты обливаешь грязью себя, в то время, как… – тут она запнулась, вовремя вспомнив, какие тонкие стены у походных шатров. Надо взять себя в руки. – Ты не должна взваливать вину на себя, Мэри, – продолжила она уже тише. – Если кто и должен стыдиться происшедшего, так это наш король, который умудрился наградить тебя гнусной заразой, тебя – почти что ребенка!
– Так ты правда веришь, что я больше ни с кем не имела дела?
– Конечно, я тебе верю!
– А вот Генрих не верит! – дрогнувшим голосом сказала Мэри. – Он ненавидит меня! Говорит, что я теперь дурно выгляжу! Сказал, что ему противно на меня смотреть! Из-за того, что у меня был жар, я поплелась к нему чуть не в бреду, как раз в ночь перед твоим приездом. И что? Он даже не послал ко мне своего лекаря!
Мэри в отчаянии бросилась на шею сестры и горько разрыдалась.
– О, Элизабет, что теперь со мной будет? Ты же помнишь, еще совсем недавно меня называли красивейшей дамой Франции! Такой успех! А теперь? Во что я превратилась? Да на меня никто и не взглянет! Я никогда, никогда не буду больше блистать при дворе! Никто не хочет меня… даже просто видеть! Меня избегают. О, мне остается только ждать смерти!
– Не болтай ерунды. Это невозможно.
– Почему?
– Потому что смерти сначала придется навестить меня, прежде чем встретиться с тобой.
– И ты уверена, что сможешь ее приструнить? Так же, как меня или Анни? – у Мэри вырвался слабый смешок.
– Конечно.
Мэри закрыла глаза, растворяясь в умиротворяющем сестринском объятии. Теперь все будет хорошо. Ей надо было раньше попросить отца вызвать сюда Элизабет. Элизабет сможет о ней позаботиться. Скоро ей станет лучше. Раз Элизабет это сказала, так оно и будет. Она пригласила французского придворного лекаря – он приходил уже два раза и должен прийти еще сегодня. То, что он говорит, звучит обнадеживающе.
Тихий звук крадущихся шагов заставил их оторваться друг от друга. Элизабет бросилась прикрывать куском ткани картину.
– Ты ее прячешь от меня? – симпатичная девчушка, появившаяся на пороге, обиженно надула губки.
– Анни, это неприлично – так подкрадываться! Тебе ведь известно, что Элизабет не хочет, чтобы ее картины кто-нибудь увидел.
– Я не кто-нибудь! Я ее сестра! – нахмурилась Анни. – И к тому же это неправда! Я сама видела, как она показывала их герцогу Бурбонскому!
– Что?!
Мэри в крайнем изумлении обернулась к Элизабет. Уже много лет она хранила сестрину тайну и хорошо усвоила: никто не должен видеть картины, никто не должен знать, что Элизабет рисует. У Элизабет вызывала ужас одна только мысль о том, что, если посторонним станет известен ее секрет, у нее отберут картины, ее дорогие творения! Кроме всего прочего, молодой леди, тем более ее положения, и вовсе не положено было иметь такие странные увлечения. Мэри была в шоке, когда увидела у Элизабет рисунки обнаженных натурщиков – мужчины и женщины. Шок уменьшило только необыкновенное телосложение мужчины – Мэри неоднократно потом предпринимала попытки выведать у художницы, кто же ей позировал.
– Я сама видела, своими глазами! – затараторила Анни прежде, чем Элизабет успела ее остановить. – Правда! Он отдал ей кошелек золотых, а она отдала ему картину.
Мэри поднялась с дивана и подошла к Элизабет.
– Так тебе удалось? Ты сумела продать картину? Какую? И как ты смогла его уговорить? Ведь женщина не может, не имеет права писать картины! Как же он согласился? А сколько заплатил? Что ты будешь делать с деньгами?
Элизабет повернулась и посмотрела на Мэри. Глаза больной горели от возбуждения. Как сказать ей правду? Нет, невозможно. По крайней мере, не всю. Ведь она это сделала именно ради Мэри. Чтобы оплатить услуги француза-медика. Мэри не стоит знать об этом.
Последние два года герцог Бурбонский считался ее поклонником. На самом деле Элизабет еще в самом начале отвергла его ухаживания, но, увы, самолюбие молодого герцога только воспламенялось, когда дама оказывала сопротивление. Отпрыск знатного рода не признавал отказов и был уверен, что сможет покорить Элизабет, что это дело времени – все юные леди в конце концов уступали обаянию власти и богатства. У него было множество любовниц, и Элизабет это знала. Она не хотела стать очередной дамой для развлечений в этом списке, одной из тех, кого навещают время от времени, а потом бросают. Именно это много лет назад, произошло с ее матерью.
Элизабет ясно изложила герцогу все, что она думала по этому поводу. Однако он не только не прекратил свои ухаживания, но становился все более настойчивым в стремлении соблазнить неприступную молодую леди. Он буквально доводил ее до бешенства бесконечными куртуазными речами и ужимками. Поэтому Элизабет даже испытала некоторое удовлетворение, когда под прикрытием совершенно невероятной, наспех выдуманной истории всучила герцогу свою картину. Он, конечно, не поверил ее небылицам, но за картину заплатил, надеясь, что это послужит его собственным интересам.
– Элизабет! – Мэри горела желанием узнать, как все же сестре удалось продать картину.
– Мне пришлось соврать. Он думает, что стал покровителем одного талантливого, но неизвестного мастера – мужчины, разумеется. Он считает, что я, по доброте сердечной, принимаю участие в этом деле.
– Да ты что! Да он должен был сойти с ума от ревности, как только речь зашла о другом мужчине!
– Почему? – Элизабет вздохнула и начала мыть кисти. – Почему он должен ревновать, когда наши с ним отношения никогда не переходили границы невинного светского знакомства… по крайней мере, с моей стороны. Я никогда не была им увлечена и никогда его ни к чему не поощряла.
– Это ничего не значит. – Мэри пренебрежительно махнула рукой и снова прилегла на диван. – Ты же знаешь, что представляют собой мужчины.
В этом вопросе она считалась более опытной, чем старшая сестра.
– Неважно, что ты говоришь и что ты делаешь. Суть в том, что ты не принадлежишь никому другому, а, следовательно, являешься законной добычей для любого из них.
– Ох, да знаю я эту песню: женщины – это жертвы, женщины – это слабые птички, за которыми охотятся мужчины. И в результате дамы падают, как подстреленные голуби, в лапы юных переростков, помешанных на любовной охоте. Но ко мне все это не имеет ни малейшего отношения, – твердо сказала она. – А что касается картины, то я сказала герцогу, что некий мастер – благородный дворянин, но калека – болен проказой, а потому живет вдали от света и ни с кем не встречается. – Элизабет сняла рабочий фартук и убрала его в сундук. – Так что у него не было причин для ревности.
Про себя Элизабет втайне надеялась, что ее дорожка больше не пересечется с назойливым французским дворянином. Переживая всей душой из-за болезни сестры, она была совершенно не в настроении терпеть своего постоянного ухажера.
– Папа хочет тебя видеть. – Голосок младшей из сестер немедленно привлек к себя внимание Элизабет и Мэри, и они одновременно обернулись к ней.
– Отец? Интересно, зачем я ему могла понадобиться? – Сколько Элизабет себя помнила, отец всегда держал ее на определенной дистанции, и, даже когда они находились в одном доме, его общение с ней было отстраненным и формальным. С того момента, как она приехала сюда, на север Франции, он ни разу не встречался с ней лично – она видела его лишь издали.
– Скажу зачем, если дашь золотой, – хитрющая Анни была ко всему прочему корыстолюбива.
– Ну уж нет, негодница! – Глаза Элизабет насмешливо заблестели.
– Тогда я сама его добуду! – С этими словами ловкая девчонка схватила пару кистей, до которых смогла дотянуться, и змейкой юркнула из шатра.
Элизабет, сообразив, чем это может обернуться для нее, бросилась вдогонку.
– Ах ты злодейка!
Выскочив из шатра на ослепительное послеполуденное солнце, она не обнаружила следов девчонки. Та как будто испарилась.
Элизабет осмотрелась. Вокруг кипела жизнь, кого только не было поблизости: воины и слуги, оруженосцы, грумы, роскошно одетые дворяне, нищие и бедняки. Казалось, сам воздух вокруг был насыщен движением: медленные скрипучие крестьянские телеги, пышный выезд какого-то вельможи, играющие мальчишки, ищущие пропитания собаки. Золотая парча шатров отражала солнечные лучи, создавая впечатление, что небесный свод привязан к земле тысячами светящихся золотых нитей. Элизабет отметила про себя этот штрих, который мог пригодиться в будущей работе.
– Должен признаться, милая леди, что я оскорблен!
В мужском голосе улавливалась легкая картавость шотландского акцента. Неужели… Элизабет медленно повернулась в сторону говорившего. Да, это он – доблестный рыцарь-гигант, победитель королевского турнира. Он стоял совсем рядом, спокойный пристальный взгляд ярко-голубых глаз был устремлен прямо на нее.
Эмрис был ошеломлен. Она оказалась еще красивее, чем показалась ему на первый взгляд. Когда вчера он заметил ее на трибунах, его заинтриговала ее спокойная манера держаться, спокойный, уверенный взгляд. Но сейчас он был захвачен врасплох, увидев так близко от себя ее лицо, озаренное солнечным светом, пухлые губы, невероятные черные глаза, обрамленные блестящими длинными ресницами. Те самые глаза, что привлекли его внимание вчера.
– Меня зовут Эмрис Макферсон. А каково ваше имя, миледи?
– А почему вы сказали, что оскорблены? – пока Элизабет произносила вслух эти слова, голова ее была занята совсем другим. На нем был килт – клетчатая шотландская юбка! Непременно следует сделать портрет горца в национальном костюме. Такой живописный образ просто грех упустить!
Эмрис улыбнулся, и сердце Элизабет почему-то дрогнуло в ответ.
– Мне кажется, эта суета вокруг занимает вас гораздо больше, чем рыцари на турнире.
Эмрис посторонился, пропуская запряженную повозку, и оказался вплотную прижатым к ней.
Она не отстранилась, отметил он про себя. Разве только легкий румянец выдавал ее смущение. Девушка отвела глаза и принялась еще усерднее разглядывать толпу вокруг, в то время как Эмрис неспешно обозревал гораздо более интересную картину. Волосы красавицы были упрятаны под накидку, но по выбившейся на лоб пряди легко догадаться, что черные. Одета она небрежно – завязки у горла распущены, и можно увидеть совсем маленький, но соблазнительный кусочек нежной девичьей кожи. В целом хотя одета как служанка, но ведет себя и держится как знатная леди. Губы… Эмрис позволил себе еще разок внимательней рассмотреть губы. Пухлые, чувственные, ждущие.
– Вы блестяще выступили на турнире, – заметила Элизабет, прерывая его приятные наблюдения.
– О! Блестящими были прежде всего трибуны, где сидел весь цвет королевского двора.
– Да? А мне показалось, что публика как-то вяло вас приветствовала, – сказала Элизабет, желая подколоть его. – Не так, как вы того заслуживали.
Эмрис усмехнулся. Он-то считал, что французы, и в особенности француженки, реагировали на него, пожалуй, с излишним возбуждением.
– Могу ли я из этого заключить, что вы сами находитесь под большим впечатлением?
– Впечатлением? От них? Нет, мне не нравится, когда публика…
Эмрис с досадой прервал ее:
– Я не о публике. Пытаюсь повернуть разговор к моей собственной персоне.
Элизабет бросила на него оценивающий взгляд.
– А вы сами весьма высокого о себе мнения?
Эмрис в ответ расхохотался. О, нет! Увольте. Отвечать на такие вопросы – это ставить себя под удар. Продолжая разглядывать девушку, он пытался вспомнить, встречались ли они раньше. Нет, он совершенно уверен, что нет. Она не просто красивая, но особенная, не похожая на других. Что-то в ней есть необычное: в посадке головы, во взгляде блестящих черных глаз, в живости поведения.
– Я не видел вас раньше. Вы недавно приехали?
Элизабет, казалось, не слышала вопроса, продолжая внимательно рассматривать своего красивого собеседника. Ее приятно удивило, что в нем нет ни чванства, ни придворного высокомерия.
– Вы легко можете свернуть себе шею, если будете привставать на стременах, как во вчерашнем поединке.
– Вы англичанка или француженка? – На трибунах она находилась среди французов, но шатер, из которого девушка выскочила минуту назад, находился на территории английского лагеря.
– Скажите, а где вы заработали этот шрам? – Светлые волосы шотландца лишь частично скрывали глубокий шрам над бровью. Надо будет обязательно добавить этот штрих к картине.
– Вы ведь не замужем?
Не спешит отвечать. Значит, нет. Пока еще нет.
Элизабет продолжала внимательно осматриваться.
– Здесь больше интересного, чем на турнирном поле.
– Высматриваете ревнивых любовников?
Элизабет скрыла усмешку.
– Нет, просто рассматриваю людей. Интересно наблюдать за ними.
– Любопытное занятие. Вы не хотите заглянуть ко мне в шатер? Например, сегодня вечером?
Он галантно взял ее руку и, нежно поглаживая, поднес к губам для поцелуя. Кольца нет. Она не стала надевать подаренное им кольцо.
– Обещаю сделать нашу встречу очень живой и интересной.
Элизабет непроизвольно вздрогнула, почувствовав прикосновение его губ. Их взгляды встретились. Что это с ней? Стоит тут и флиртует с ним на глазах у публики. Совсем на нее не похоже. Даже забыла о том, что ее ждет отец!
– Мне надо идти! – Элизабет выдернула руку, резко отвернулась от Эмриса и быстрым шагом двинулась сквозь толпу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Кольцо с изумрудом - Макголдрик Мэй



книга просто спер не могла оторваться читается легко сюжет очень интересный в общем советую прочесть
Кольцо с изумрудом - Макголдрик Мэйвалентина
4.02.2013, 11.19





Дейставительно, в те времена существовал метод лечения сифилиса как секс с девственницей. Его широко рекомендовали врачи для королей и богачей, кто мог себе это позволить. Бедные девочки! Но главная генроиня не смирилась с этим . Интересный роман.
Кольцо с изумрудом - Макголдрик МэйВ.З.,65л.
3.06.2013, 12.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100