Читать онлайн Бунтарка, автора - Макголдрик Мэй, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бунтарка - Макголдрик Мэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.48 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бунтарка - Макголдрик Мэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бунтарка - Макголдрик Мэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макголдрик Мэй

Бунтарка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Двери кабинета были закрыты и заперты на замок. По приказу сэра Томаса о прибытии их гостя не было объявлено ни хозяйке дома, ни кому бы то ни было. Встреча носила сугубо Конфиденциальный характер.
Записка, доставленная сэру Роберту Масгрейву незадолго до рассвета, объясняла его искренний интерес и желание сказать помощь в аресте главарей местной фракции мятежников. Вдобавок бывший магистрат намекнул, что ради достижения успеха готов поделиться методами и даже информаторами.
К середине утра Масгрейв прибыл в Вудфилд-Хаус, и те расхождения во мнении, которые прежде разделяли мужчин, теперь ничего не значили. У обоих была одна цель.
Сэр Томас внимательно выслушал сообщение о развитии событий в Баттеванте и постарался не выказать признаков удивления, когда магистрат сообщил, что это сэр Николас и Джейн перевезли детей католической вдовы в другое место. Магистрат рассказал также, что затем сэр Николас прибыл за матерью.
– Акт благотворительности, даже не сомневаюсь, – заключил сэр Томас, отмахнувшись. – А скажите-ка мне, эта женщина, где она сейчас?
– Насколько я понял, ее отвезли в деревню Балликлоу.
– Балликлоу? – прорычал сэр Томас. – Откуда вам это известно?
– Преподобный Адамс посылал за доктором Форрестом, чтобы оказать помощь больному ирландскому мальчику. Доктор сказал, что мать, женщина по имени Кэтлин, в настоящее время живет в доме священника.
– Вы и в самом деле полагаете, что эта женщина может опознать Эгана?
– Да, сэр, – подтвердил магистрат. – Вопрос, кто именно дал женщине деньги, не столь важен по сравнению с тем фактом, что эти двое наверняка встречались. В противном случае «Белые мстители» не стали бы утруждать себя переселением второй женщины, слепой старухи, из хибары.
– Очень проницательно, сэр. Но до сих пор вы безуспешно пытались заставить Кэтлин сотрудничать. Что изменилось?
– Я собираюсь применить более… жесткие методы. При аресте женщины мы постараемся взять и ее детей. – Губы магистрата раздвинулись в плотоядной усмешке. – Я слышал, у нее есть маленькая дочка. Если возникнет необходимость, мы отдадим девчонку одному из солдат и заставим мать смотреть. Женщина расскажет даже то, о чем мы ее не спрашиваем.
– Я требую, чтобы детей в это не впутывали! – отрубил сэр Томас, вставая. Борясь с клокочущей яростью, он отвернулся и направился к окну. – И арестовывать мать, пока она находится в доме священника, тоже нельзя. Генри Адамс этого не допустит. Мы же не хотим, чтобы против нас ополчились наши же люди.
– Как магистрат, сэр, я имею право…
– Поддерживать мир! – прорычал сэр Томас. – Ваша работа состоит в том, чтобы создавать хотя бы видимость мира и справедливости именем короля. Вы уже однажды отпустили эту женщину и не можете забрать ее из-под опеки преподобного Адамса, не имея на то веских оснований.
– В настоящий момент она – самое сильное звено, связывающее меня с Эганом.
– Это свидетельствует отнюдь не в пользу ваших усилий, сэр Роберт, верно?
Масгрейв побагровел и вскочил на ноги.
– Если вы пригласили меня сюда, чтобы оскорблять, сэр, то…
– К черту вашу уязвимость, сэр Роберт! Держите себя в руках.
– Послушайте…
– Это вы меня послушайте! Бросьте ваши напрасные потуги, которые ни к чему не приведут. – Заложив руки за спину, сэр Томас подошел к Масгрейву. – Чтобы отловить этих лис, нужно выработать более хитрый план. Предлагаю следующее… – Он умолк, хмуря брови. – Но может, вы вовсе и не стремитесь к успеху?
– Ошибаетесь! – вспылил Масгрейв.
– Тогда вот наш план. Проведите карательный рейд в одной из больших деревень. Но перед атакой примите секретные меры, чтобы известие о налете не просочилось наружу. Поставьте наблюдателей. Устройте засаду. «Белые мстители» обязательно объявятся.
– Но где гарантия, что их главари будут с ними?
– Какая еще гарантия? Знаете, в чем состоит секрет успеха? Планировать нужно тщательно, а выполнять планы молниеносно. Сегодня среда. Запланируйте рейд на завтрашнюю ночь. Но весть об этом должна разойтись не ранее завтрашнего полудня и только после того, как вы разместите ваших людей в стратегических местах в деревне и вокруг нее. У «Белых мстителей» не будет времени на подготовку. Один из их главарей обязательно явится на помощь деревенским жителям. А может быть, и не один, а больше.
– Что касается людей, которых я должен, по вашей рекомендации, разместить в деревне… – Масгрейв подергал себя за мочку уха. – Мне некого поставить, не вызвав подозрения.
– Поэтому я и хочу, чтобы мы объединили усилия. – Сэр Томас улыбнулся. – Я могу быть полезен.


В ночном воздухе пахло приближающейся грозой. Кроме двух мужчин на выгоне, на улице никого не было.
– Я был в кузне, когда она уехала, и не видел девушку.
Конюх прислонился широкой спиной к столбу и с театральной нарочитостью принялся набивать табаком трубку.
Пол говорил ему то же, что и остальные. Куда бы ни обращался Николас со своими вопросами, никто не мог ответить ничего вразумительного. Похоже, их всех подготовили. Каждый говорил одно и то же, и никто не знал, куда уехала Джейн.
Однако их ответы показались Николасу неубедительными и вызвали чувство беспокойства, от которого он не мог избавиться.
Не увидев Джейн до полудня, Николас помчался в конюшни и обнаружил, что Королевы Мэб нет в стойле. Решив, что Джейн в Балликлоу, Николас оседлал лошадь и поскакал на ней по ирландским перелескам. Преподобного Адамса дома не оказалось. Экономка заверила его, что мисс Джейн к ним в то утро не наведывалась, и предложила Николасу остаться и подождать, если хочет, возвращения святого отца. Но Николасу на месте не сиделось. Он полетел обратно в Вудфилд-Хаус, в надежде, что Джейн уже вернулась.
В любой другой семье родители наверняка смогли бы просветить его относительно местонахождения их дочери. Но небрежный ответ леди Пьюрфой: «Я давно не слежу за тем, когда она уходит или приходит» послужил лишним доказательством того; как мало в этой семье беспокоятся о Джейн. Сэр Томас проявил еще меньше интереса, чем его супруга, а расспросы Клары лишь усилили подозрения Николаса, что случилось что-то ужасное. Вместо того чтобы ответить на его вопрос, молодая женщина повторила свое предложение стать его провожатой, раз Джейн отсутствует. Когда он отказался, она приложила максимум усилий, чтобы увлечь его разговором о лошадях и Скачках.
Николасу стоило немалых усилий не нагрубить ей и соблюсти вежливость.
Пол тоже ничем не помог.
– Едва ли стоит беспокоиться, сэр. Она часто пропадает на день или два.
Гоня прочь мрачные мысли, Николас пытался успокоиться. Быть может, после его ухода она получила какое-то сообщение? Но в этом случае она непременно оставила бы ему записку.
– Сколько времени должно пройти, чтобы ее отсутствие обеспокоило ее близких?
В ответ конюх удивленно вскинул брови.
– А когда ты начнешь беспокоиться?
Пол переключил внимание на трубку. Он знал, где Джейн, и потому не волновался.
– Я беспокоюсь о девочке большую часть ее жизни, – обронил он уклончиво.
– По крайней мере, скажи, что она вне опасности, – попросил Николас.
– Хотелось бы, да не могу, сэр. На самом деле, сэр Николас, вам лучше свыкнуться с этими чувствами сразу. Мисс Джейн не похожа на других девушек. Она ни перед кем не отчитывается. У нее своя голова на плечах. Боюсь, что эта кобылка уже забыла, что такое удила и кнут. Она свято бережет свою независимость, и все тут. Если вам угодно о ней заботиться, то придется смириться с тем, что покоя вам на этом свете не будет. Лучше понять это сейчас. – Пол задумчиво посмотрел на Николаса. – А теперь, сэр, вам лучше обратить взор на холм. Мисс Клара, похоже, устала вас ждать.
Николас взглянул в направлении дома. При виде Клары с лампой в руках, спускавшейся вниз по склону холма, его разобрала досада. Он обернулся к Полу и обнаружил, что тот уже находится на полпути к конюшне.
– Мне следовало догадаться, что любовь к лошадям приведет вас сюда. Вероятно, вы могли бы проводить бесконечные часы с дрессировщиком наших животных. Он обладает большими познаниями в этой области. – Приблизившись к Николасу, Клара радостно улыбнулась. – Но после всего, что я слышала о ваших собственных увлечениях и интересах, сэр Николас, сомневаюсь, что вы испытываете хоть в чем-то недостаток.
Фальшивое восхищение показалось Николасу отвратительным.
– Вы кого-то здесь ищете, мисс Клара? Если хотите поговорить с Полом, то я еще могу его окликнуть, пока он не ушел далеко.
– Нет, он мне не нужен. Жаль, что я не захватила накидку. Ночь холоднее, чем я думала.
– Простите, мисс. Я как раз собирался вернуться в дом.
Не дожидаясь ответа, он направился к воротам выгула.
– Вы не будете против, если я составлю вам компанию? – спросила она, догоняя его. – Мы не так много времени провели наедине со дня вашего приезда, и я скучала…
– Не делайте этого, Клара, – грубо оборвал ее Николас и, резко остановившись, повернулся к ней. – Я нахожу все это фальшивой игрой, недостойной вас.
– Что вы имеете в виду?
– Не притворяйтесь, что между нами есть какие-то романтические чувства… или могут быть. – Ее глаза, огромные и невинные с виду, блеснули в свете лампы, но он не испытал жалости. – Не сомневаюсь, что ваш отец передал вам суть нашего разговора. И, что бы там ни планировала ваша матушка, вы меня не интересуете, Клара. Более ясно выразить свои чувства я не могу.
Ее подбородок задрожал, но она гордо держала голову.
– Это пока, сэр. Если вы дадите нам шанс…
– Нет. Я сознаю, что вы молоды, но должны попытаться понять, что «шанс», данный двум столь разным людям, как мы, ничего не изменит. Я не хочу видеть вас своей женой. И вы тоже не хотите этого, несмотря на ту блажь, которую вбили себе в голову. Но мой отказ не должен вас огорчать. Вы красивая, умная женщина. Перед вами открыты широкие перспективы. Вы должны сами сделать свой выбор, а не выполнять прихоти родителей.
В ее голубых глазах стояли слезы, и Николас смягчил голос.
– Есть много других мужчин, куда более достойных, чем я. Со временем вы встретите того, кто составит вам идеальную пару. А пока не унижайте свою гордость, гоняясь за кем-то, кого никогда не сможете полюбить.
– Есть много типов любви, сэр Николас.
– Для мужа и жены есть только один тип любви, – ответил он резко. – И я ищу именно такую любовь.
Клара отвернулась.
– Вы заслуживаете лучшего, Клара. Не гонитесь за тем, кто вас никогда не полюбит.
Не произнеся больше ни слова, Николас решительно зашагал вверх по тропе. Дойдя до дома, он обернулся, чтобы взглянуть на Клару. Она задула огонь своей лампы, и он смог различить в темноте лишь светлеющий силуэт ее натянутой на обручи юбки.
Николас не видел, как тело Клары сотрясается от рыданий.


Прошло два дня, а Джейн так и не появилась.
Александра сидела на кровати, гладя пальцами нежную ткань платья, которое принесла в ее комнату Фей несколько минут назад. Работа была прекрасная. Фасон точно соответствовал ее задумке. Но что толку от этого наряда, если та, для которой он предназначался, неожиданно исчезла?..
Где могла она находиться?
Завтра вечером бал, но, похоже, никого не волновало, куда подевалась старшая сестра Пьюрфой и когда вернется. Николас тоже не появлялся. За ужином стул его пустовал.
Александра знала, что он в Вудфилд-Хаусе, если не прочесывает окрестности. Он тоже ищет Джейн. Она не сомневалась. Он места себе не находил от волнения, однако виду не подавал. Размышляя в последние годы о женитьбе сына и создании им семьи, Александра не представляла себе, что он будет так страдать. Недостатка женщин у Николаса не было. По своему легкомыслию Александра полагала, что следующий шаг будет состоять в простом выборе одной из множества достойных невест. Но она ошиблась.
Александра вышла из комнаты и направилась на чердак, в студию Джейн. Случайно встретив перед ужином Николаса, она видела, что он шел в ту сторону.
Тишина верхних этажей давила на нее январским холодом. Все слуги дома были, похоже, внизу, занятые подготовкой к завтрашнему балу под надзором недремлющего ока леди Пьюрфой.
Прежде чем открыть дверь, Александра постучала. На верхней площадке лестницы появился Николас, без сюртука и галстука, с закатанными по локоть рукавами. Его рубашке не хватало крахмальной свежести, столь характерной для его внешнего облика.
– Можно войти? – спросила она тихо.
– Полагаю, она не вернулась?
Александра покачала головой и поднялась по лестнице.
На верхней ступеньке лестницы она замерла, с нескрываемым восхищением глядя на работы Джейн. В отличие от ее первого визита сюда, когда все полотна были накрыты, теперь почти все они стояли, выставленные напоказ, и пространство освещалось десятком свечей. Если бы не грубая незавершенность интерьера, она могла бы представить, что находится в одной из прекраснейших галерей Европы.
– Какой талант! – восхитилась Александра. – Я так рада, что она наконец решила выставить здесь все свои работы.
Николас, переместившись на другой конец комнаты, ничего не ответил. Он раскрыл очередную картину и, внимательно изучив ее, поставил рядом с другими, сходными по цвету и теме. Тогда Александра поняла, что это Николас взял на себя труд выставить на обозрение талант автора. Александра взяла со стола свечу.
– Она такая плодовитая художница! – Количество работ привело Александру в восторг. Многое из того, что было выставлено, она видела впервые. – У меня не было возможности спросить у Джейн разрешения прийти сюда посмотреть ее остальные холсты. Надеюсь, она не возражает…
Слова застряли в горле Александры, когда она услышала тихое ругательство. Николас сидел на корточках перед только что развернутым полотном. Ей захотелось подойти к нему и посмотреть, что так сильно его поразило. Но она одернула себя и стояла в мертвой тишине, пока сын, казалось, целую вечность сидел в неподвижности.
Александра помнила свою собственную реакцию на полотна, написанные Джейн на тему смены времен года и уничтожения ирландской деревни. Потеряв в конце концов терпение, она нарушила молчание:
– Если бы кто-то мог убедить Джейн, сказать ей о гениальности ее работ, донести до нее, сколь мощно чувство реальности в ее картинах… Баланс, композиция, цвет, владение светом и тенью. Возможно, эти картины могли бы послужить для нее началом чего-то нового за пределами Вудфилд-Хауса.
Николас не сводил глаз с холста, перед которым сидел.
– Эта семья не стоит ее. Они недооценивают ее ни как личность, ни как художника, – шепотом произнесла Александра. – Эти картины следует показать в Королевской академии художеств в Лондоне. Или на континенте.
Александра не представляла, как далеко зашли отношения Николаса и Джейн. Уверенная, что первые шаги уже сделаны, она тем не менее не могла знать степень их увлеченности друг другом. Понимая независимый и мятежный характер сына, она не могла оказывать на него давление или спрашивать о намерениях, но в то же время решила раскрыть планы, сформировавшиеся у нее за прошедшую неделю.
– Я бы хотела пригласить Джейн поехать с нами в Англию. Оттуда, если захочет, она может отправиться со мной в Брюссель. – Поскольку реакции со стороны сына не последовало, она медленно подошла к нему. – Думаю, ее следует познакомить с высшими художественными кругами при дворе. Уверена, что сэр Джошуа Рейнольдс, твой сосед по Лестер-сквер, с радостью примет ее под свое крыло. Он пользуется огромным влиянием в Королевской академии.
Взглянув через плечо Николаса на холст в его руках, Александра невольно вскрикнула. Свеча в ее руке затрепетала, и она смахнула со щеки слезу.
Небольшая работа изображала виселицу, установленную на городской площади, с пятью телами повешенных. Лица людей в толпе на заднем плане и окружающие здания, переданные размытыми мазками, усиливали шокирующую реальность казни. Трупы казненных на полотне взывали к зрителю. Эту картину, судя по всему, Джейн написала гораздо раньше тех, которые видела Александра, но и в ней художница сумела передать трагизм сцены с присущей ей гениальностью.
– Я попросил ее стать моей женой.
Голос Николаса привлек взгляд Александры к строгому профилю.
– Мне показалось, что ее испугало мое предложение и, возможно, моя настойчивость. Я должен был дать ей время привыкнуть к этой мысли, прежде чем оказывать на нее давление. – Он указал на изображение тела мужчины, висевшего на переднем плане. – Девять лет прошло, как его нет на свете, а она все еще любит его.
– Предана ему, – поправила Александра мягко. – Она всегда будет испытывать чувство потери при мысли о нем. Но теперь, я уверена, она думает о нем реже, чем раньше. И это не значит, что она не сможет снова полюбить.
Николас поднялся, на лице его отразилось сомнение.
– Не следует забывать, что жизнь была к ней жестока, – продолжила Александра. – Джейн была одна с ранних лет – одна несла ответственность за случившийся с ней скандал. Что бы она к тебе ни испытывала, она не может не видеть многочисленные преграды, которые стоят между вами.
– К черту ее репутацию и все ее здешнее окружение!
– Ты можешь позволить себе не обращать внимания на то, как общество относится к твоему образу жизни. Но ты мужчина и намеренно создал себе репутацию человека безрассудного. Что касается света, то, как только ты остепенишься и создашь семью, о твоем беспутстве будут вспоминать как о разгуле молодости. Но Джейн не знакомы законы твоего общества. Ей лишь известно, что ты считался достаточно респектабельным, чтобы составить прекрасную партию для ее сестры, и что теперь увлекся ею. – Александра последовала за Николасом, когда он отошел от картины. – Будь она другой, то с радостью ухватилась бы за твое предложение. Как, например, Клара.
– Сказала бы мне откровенно о своих чувствах, я бы знал, что делать.
– Разве и так не понятно? – Мать положила ладонь на руку сына. – Ник, ты обладаешь слепым упрямством, свойственным твоему полу. Как можно этого не видеть? Скрывшись, она тем самым демонстрирует тебе свою любовь. Она не хочет, чтобы ты погубил свою репутацию, связавшись с ней…
Николас с горечью рассмеялся:
– Представляю, что ей придется терпеть из-за меня!
– Неужели не понимаешь? Ты ей дороже, чем собственное будущее и счастье. – Александра обвела рукой выставленные в студии полотна. – Взгляни на ее картины. Сострадание, с каким она создает свои произведения, – это ее сердце. И что она делает со своим талантом? Прячет его на чердаке. Завешивает тряпками. Не старается привлечь внимание к своему таланту. – Александра перехватила горящий взгляд сына. – Перед тобой стоит трудная задача, Ник, но ты в состоянии с ней справиться.
– Как?
Его вопрос тронул мать. Сын давно не обращался к ней за советом или помощью.
– Оставайся с ней. Не сдавайся. Постарайся понять мотив каждого ее поступка, также, как пытаешься понять, что хотела сказать Джейн той или иной своей картиной. – Александра поставила свечу на стол. – Вы двое созданы друг для друга. Докажи ей это.
Спускаясь вниз, Александра знала, что самое главное еще только предстоит сделать. Чтобы эти двое обрели шанс на будущее, нужно срочно найти Джейн и вернуть ее домой.


Не прошло и часа после заката солнца, как деревня, приютившаяся в излучине реки Блэкуотер, пришла в движение. Они приближались.
Небо на западе еще светилось последними оранжевыми отблесками, когда с полдюжины «Белых мстителей» в масках безмолвно вышли из темноты, возглавляемые единственным всадником, одетым во все черное, если не считать белой свободной рубахи. Едва новость облетела деревню, как сонные домишки стали пробуждаться к жизни.
Вся деревня должна почувствовать клинок королевского правосудия за оказываемую помощь «Белым мстителям». Драгуны и впрямь приближались.
От неверия не осталось и следа, когда страх сковал их души. Деревенские жители знали, какая судьба их ждет, если не спастись бегством. Они слышали о варварской расправе, учиненной в других городках.
Времени на сбор пожитков не было.
Жители деревни стали стекаться вдоль реки к месту, где заболоченная земля давала шанс найти убежище. Здесь, в глубине болот, заливаемых каждую весну паводковыми водами, они могли скрываться в случае необходимости неделями. Если драгуны решат оставить лошадей на краю мрачных топей и отправиться в погоню, беглецы покинут болота во тьме безлунной ночи и, вскарабкавшись по склонам холмов, уйдут на юг.
«Но куда бежать дальше?» – размышляли они, собирая детвору и скудные пожитки.
Дорога на дальнем берегу реки осветилась огнями факелов сотен всадников. Когда лидер «Белых мстителей» отправил в путь последнего, самого упрямого из беглецов, всадников отделяло от покинутой жителями деревни не более лиги
type="note" l:href="#n_6">[6]
или двух.
Наблюдая за тем, что происходит в деревне, «Белые мстители» на лошадях видели, что вырвавшиеся вперед драгуны приблизились к мосту через реку. Мгновение спустя тьму ночи огласили крики.
– Дом старого Рогейна! – ахнул один из группы.
– Я подходил к его дому, но там никого не было, – сообщил другой.
– Их с нами нет, – отозвался третий из темноты.
– С ними мой маленький Кевин! – воскликнула женщина. Эган тронула за плечо одного из «Белых мстителей»:
– Ведите их дальше, а я вернусь за отставшими.
Эган пришпорила Мэб и помчалась вперед. Главный отряд драгун находился в нескольких минутах езды от деревни. Доносившиеся оттуда женские крики не смолкали. Они слышались со стороны общественной конюшни, находившейся на речном берегу у самого моста. Выхватив из-за пояса пистолет, Эган спрыгнула с лошади и, оставив ее в тени деревьев, побежала к строению.
Когда она открыла тяжелую дверь, ее встретил горький запах дыма. Испуганные лошади ринулись в образовавшийся проход. Протиснувшись между ними, Эган шагнула в завесу дыма.
Первый приступ страха сковал ее, когда она поняла, что женские крики становятся все тише и тише. Вслепую добравшись до противоположной стены, она заметила, как в дверь, ведущую в кузню, проскользнули две тени. Бросившись к двери, Эган обнаружила, что та заперта снаружи.
Крики о помощи больше не раздавались. У нее по спине поползли мурашки. В конюшне чувствовалось присутствие посторонних. Это была ловушка.
Резко повернувшись, Эган увидела, как изо всех углов конюшни к ней устремляются солдаты. В скудном свете тускло поблескивали клинки сабель и стволы пистолетов. Снаружи звучали голоса. Эган знала, что с минуты на минуту сюда прибудут драгуны из-за реки. Когда они окончательно окружат конюшню…
У ворот, через которые она проникла внутрь, кто-то принялся тушить горящую попону.
– Он у нас! Мы поймали Эгана! – крикнул кто-то снаружи.
Прижавшись спиной к запертой двери, Эган искала путь к спасению. Из двери слева от нее в конюшню вошел человек с факелом.
Целясь из пистолета то в одного, то в другого из приближавшейся к ней цепи, она сознавала, что единственная для нее возможность спастись заключалась в том, чтобы, застрелив кого-нибудь, попытаться прорваться сквозь сжимавшееся вокруг нее кольцо. План представлялся Эган не слишком хорошим, поскольку она догадывалась, что снаружи ее поджидают еще другие солдаты.
Свободной рукой она вытащила кинжал. Просто так она им не сдастся. Эган шагнула навстречу приближавшейся группе.
– Приказ магистрата, – гаркнул человек с фонарем, появившийся в дальнем конце конюшни, – взять его живым!
И тут Эган начала действовать. Ринувшись на двух мужчин слева, она заметила привязанную к высоким стропилам веревку.
Изрыгая на бегу гэльские ругательства, Эган резко ударила ближайшего драгуна ногой в пах, а второго полоснула кинжалом по руке, в которой тот держал факел. Он ярости и боли он вскрикнул и уронил факел. Едва Эган промчалась мимо него, как под ногами у нее загорелась старая солома. Сунув пистолет за пояс, Эган прыгнула на веревку и начала карабкаться вверх, но не успела подняться на несколько футов, как почувствовала, что ее схватили за ногу. Эган, выхватив пистолет, выстрелила. Раненный в ногу солдат с криком упал. Но на нее тут же бросился другой и попытался скрутить. Размахнувшись, она с силой ударила его пистолетом по лицу и оттолкнула на столпившихся за его спиной солдат.
Пламя под их ногами быстро разгоралось. Ряды солдат смешались. Воспользовавшись ситуацией, Эган начала быстро карабкаться вверх по веревке, ожидая каждую минуту, что ее настигнет пуля. Ее маска и шляпа слетели и болтались на спине, но она не останавливалась и не оглядывалась. Эган поднималась все выше и выше.
Все вокруг заволокло дымом. Она слышала крики драгун. Перелезая через кучи сена, Эган добралась до закрытого окна и выбила его ногой. Спустя мгновение она стояла на крутой, крытой камышом крыше, потом быстро поползла вверх, стараясь не думать о том, что будет, если кровля провалится. Сквозь провалы в камышовом покрытии вырывались клубы дыма. Встав во весь рост, она взглянула на творившийся вокруг конюшни хаос. Драгуны – пешие и конные – метались по деревне, явно не зная, что им делать, поскольку жителей в деревне не осталось.
Пока что Эган удалось от них уйти. Пока…
Она сознавала, что очень скоро солдаты найдут способ забраться на чердак и оттуда на крышу.
Где-то внизу она услышала ржание Королевы Мэб. Достигнув короткими перебежками края крыши, она увидела, что лошадь встала на дыбы и яростно бьет передними копытами воздух, обороняясь от солдат, пытавшихся ее схватить.
Вместе с дымом над крышей взвились первые языки пламени, с треском поглощая сухой камыш и рассыпаясь искрами в небе. Эган вскарабкалась на самый верх. Через узкий проход от конюшни стояла постройка пониже, с крытой сланцем крышей. Но возле нее трое драгун уже поджидали ее.
– Прыгай, Эган! Прыгай!
Она узнала голос Патрика. Пересекая открытое пространство на краю деревни, к ней мчались конные «Белые мстители».
Кровля быстро разгоралась. Выхода у Эган не было. И она с разбегу прыгнула на соседнюю постройку, больно ударив при приземлении лодыжку. Подбираясь к краю крыши, Эган услышала перестрелку. Перегнувшись через край, она увидела, что группа «Белых мстителей» окружает солдат и Королеву Мэб. Между «Белыми мстителями» и драгунами завязалась рукопашная. Тем временем двое «Белых мстителей» увели Королеву Мэб.
Эган снова прыгнула и, едва коснувшись ногами земли, вновь ощутила резкую боль в лодыжке. Превозмогая боль, Эган все же доковыляла до Мэб и взобралась в седло.
Раздались свист и крики. Ее тотчас окружили люди в масках и вместе с ней отступили столь же стремительно, как и появились, галопом несясь по полям прочь от деревни. Преодолев первую линию живой изгороди, отряд безмолвно рассыпался на группы по два-три человека и разъехался в разных направлениях.
Эган оказалась в компании Патрика и еще одного «Белого мстителя» в маске, которого не узнала. Глядя ему в спину, она нахмурилась. Он явно был чужак, но саблей владел искусно, в чем она уже успела убедиться, и говорил по-гэльски с акцентом. Его голос показался Эган знакомым.
Однако наибольшее недоумение вызывал у нее тот факт, что он отдавал приказы.
– После того как пересечем реку, Патрик, ты с Эган уйдешь на восток. Остальных, кто поскачет за нами, я уведу на север. Где спрятать лошадей, вы знаете.
– Там же, где обычно.
– Финн! – прошептала Эган.
Напрягая в темноте глаза, она попыталась разглядеть его получше. Но мешали большая треуголка и маска.
– Ты Финн? – спросила Эган наконец.
– Как видишь, Эган, наш Финн – не выдумка Лайама, – ответил скакавший справа от нее Патрик.
Она хотела спросить еще что-то, но в этот момент лошади вступили в мелкие воды реки, чтобы переправиться на другой берег. Признаков погони не было. Боль в лодыжке не утихала.
Эган снова уставилась на Финна. О нем она слышала много лет. Лайам часто упоминал его имя, когда передавал группе важную информацию. Финн имел обширные связи в английских полках и среди добровольцев народного ополчения. Порой он знал о том, что происходит в ближайшем окружении самого лорда-наместника Ирландии. Хотя он и принимал участие в сегодняшнем сражении, но обычно за пределы своей привычной роли не выходил.
До сего момента она с ним не встречалась и не была знакома.
– Веди себя как ни в чем не бывало, – посоветовал Финн, когда, оказавшись на противоположном берегу, они собирались разделиться. – Вернись к своей другой жизни. Сделай вид, будто о сегодняшнем событии тебе ничего не известно. Они намерены тебя схватить.
Он отвернулся и поехал прочь. Она провожала всадника взглядом, пока он не исчез в темноте. Патрик напомнил ей, что им тоже пора в путь. Но в голове Эган все еще звучали прощальные слова Финна: «Вернись к своей другой жизни… Вернись к своей другой жизни».
Какой другой жизни? У нее больше нет другой жизни. Как твердая поверхность сланца крыши повредила ее лодыжку, так и слова Клары разрушили видимость опоры, которую она ощутила под ногами в Вудфилд-Хаусе.
И хотя боль в ноге, распространяясь от щиколотки вверх, заставляла ее страдать, боль в сердце была гораздо сильнее.
Джейн охватило отчаяние.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бунтарка - Макголдрик Мэй



Захватывающе, насыщенно, советую почитать! Автор пишет очень интересно, но ее романы все же нельзя назвать легкими, в описанных событиях присутствует драматические эпизоды. Однако ЛЮБОВЬ всегда побеждает!!!
Бунтарка - Макголдрик МэйКетти
3.07.2012, 23.34





Книга действительно очень интересная удивляюсь что так мало комментариев
Бунтарка - Макголдрик МэйАлёна
24.03.2015, 10.13





Прекрасная книга, советую всем.
Бунтарка - Макголдрик МэйОльга
3.08.2015, 19.37





Прекрасный роман. Советую прочитать.
Бунтарка - Макголдрик МэйElen
10.11.2016, 13.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100