Читать онлайн Бунтарка, автора - Макголдрик Мэй, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бунтарка - Макголдрик Мэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.48 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бунтарка - Макголдрик Мэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бунтарка - Макголдрик Мэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макголдрик Мэй

Бунтарка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

– Благодарю.
Это слово прозвучало тихим шелестом на ветру.
Когда они поднялись на следующий холм, оставив позади речную долину и магистрата, он посмотрел на Джейн, но ничего не ответил. Его гнев еще не окончательно прошел, но теперь она по крайней мере скакала рядом с ним, а не впереди, как прежде, когда играла в азартную погоню гончих за лисой.
– Он всегда такой наглый?
– Раз от раза все наглее. Но, насколько мне известно, почти все местные английские помещики находят его вполне любезным. Думаю, вы его запугали.
Когда они уезжали из Баттеванта, Николас чувствовал на своей спине буравящий взгляд сэра Роберта. Боже правый, еще немного, и он вызвал бы эту безнравственную шавку на дуэль за такое обращение с Джейн.
– Я восхищен вашей выдержкой, – сказал Николас. Незамысловатый комплимент был вознагражден теплой улыбкой. – Несмотря на волнение, вы не потеряли самообладания.
«И не выругались по-гэльски», – добавил он про себя.
– Возможно, это похоже на трусость, но я предпочитаю не привлекать к себе внимания, особенно таких людей, как магистрат.
На вершине холма тропа сужалась, и Джейн выехала вперед.
– Я должен был настоять на том, чтобы проводить вас до подруги.
– Сомневаюсь, что такие, как она, входят в круг ваших знакомых, – ответила Джейн.
– Вы не знаете, кто входит в круг моих знакомых. – Взглянув на Джейн, Николас улыбнулся и только сейчас заметил рваную шаль у нее на плечах. – Вижу, вы нашли шарф взамен утерянной шляпки.
Она провела рукой по грубой шерсти на плече. Их лошади поравнялись.
– Вы наблюдательны. Это подарок женщины, для которой, насколько мне известно, эта вещь была весьма дорога.
Джейн с трепетом прикоснулась к шали. Простой жест выявил еще одну черту характера женщины, которую Николас находил совершенно очаровательной.
Некоторое время они скакали молча. Первым нарушил молчание Николас:
– Если не считать маленькой неприятности на мосту, день выдался замечательный. Приношу вам свою искреннюю благодарность за то, что настояли, чтобы я сопровождал вас.
Поймав ее взгляд, Николас поразился той остроте, с какой ощущал ее присутствие.
Некоторое время Джейн смотрела на него в недоумении, потом прыснула. Николас тоже рассмеялся.
– Настояла, чтобы вы сопровождали меня? – Она покачала головой. – Сэр Николае, неужели вы ничего не слышали из нашего разговора с сестрой?
– Ничего. Но вы, вероятно, согласились, иначе вряд ли я ехал бы сейчас рядом с вами.
Она покачала головой:
– Сэр, вы же знаете, что у меня не было выбора. Но раз уж вы затронули эту тему, я нисколько не сомневаюсь, что здесь не обошлось без вашего участия.
– Режьте меня на куски, мисс Пьюрфой, только не обвиняйте незаслуженно, – сказал Николас и добавил: – Но скажите, разве это не приятнее нашей вчерашней размолвки в лесу?
Их объединяла общая тайна. Николас не мог не заметить нежного румянца, окрасившего ее щеки.
– Мы опаздываем, – обронила Джейн, пришпорив лошадь. Стараясь не отставать, он взглянул на свой хронометр.
– У нас полно времени. Солнце еще не достигло зенита, мы не опоздаем на встречу с преподобным Адамсом. У вас есть причина торопиться?
– Сэр, вы сегодня выехали на прогулку, чтобы провести время с моей сестрой. Я нарушила ваши планы, и мой долг вернуть вас ей как можно быстрее.
– Вы ошибаетесь. – Он внимательно посмотрел на Джейн, чтобы оценить ее реакцию. – Я выехал сегодня, чтобы провести время в вашем обществе и поговорить с вами.
Джейн посерьезнела.
– Мы встретились при весьма неблагоприятных обстоятельствах. – Она плавно натянула поводья, пустив лошадь шагом. – Смею вас заверить, Клара не имеет никакого отношения к моей деятельности. Она образцово воспитанная дочь и подданная Короны.
– Я не хочу говорить о Кларе.
– Вы не должны менять ваши матримониальные планы из-за вчерашнего случая, – поспешила добавить Джейн. – И не должны винить ее в том, что делаю я, или считать мою семью в ответе за мои поступки. Если бы родители узнали о моей деятельности, немедленно сдали бы меня магистрату или его помощнику.
В ее голосе прозвучала грусть, и Николасу захотелось опровергнуть ее слова. Но то впечатление, которое на него произвели сэр Томас и его супруга, не давало ему оснований усомниться в словах Джейн.
– И теперь вдруг я обнаруживаю, что нахожусь во власти постороннего человека, – добавила она немного погодя.
Необходимо заверить женщину, думал Николас, что он никому не выдал ее секрета и не собирается делать этого в будущем. Деятельность, которой она посвятила свою жизнь, далеко не безопасная, касается ее одной. Возможность скандала нисколько не заботила Николаса. И несмотря на вчерашние безжалостные обвинения епископа Рассела, Николас собственными глазами видел, как она перерезала веревки на руках священника. Но пока Николас не был готов к тому, чтобы сказать ей что-то, что успокоило бы ее душу. Не был готов к тому, чтобы она забыла о его существовании.
– Пока могу заверить вас лишь в том, что все мои ответы на задаваемые мне вчера вопросы были… – он запнулся в поисках подходящего слова, – неточными.
– С чего это вдруг?
Она сверлила его взглядом в ожидании ответа.
– Потому что я видел, как мы, англичане, обращаемся с теми, кого завоевываем и колонизируем. – Его пальцы, державшие узду, сжались в кулаки. – Я принял за правило никого не осуждать, не имея достаточной информации, а также не вмешиваться в дела других, не имея на то веской причины.
– Я освободила вчера этого епископа, хоть он того и не заслуживал. Что же вас заставило стащить меня с лошади?
– Мне отчаянно хотелось познакомиться. Прошу прощения. Впредь постараюсь знакомиться более приличным способом.
На этот раз Джейн громко рассмеялась, и ее смех прозвучал для Николаса как прекрасная музыка. Разглядывая ее, Николас спрашивал себя, знает ли она о власти своих чар.
– Думаю, вы ничего не сказали магистрату о нашей первой встрече.
– У вас есть все основания так думать.
– А как насчет наших будущих встреч?
– Вы очень дотошны, – заметил Николас. – У нас с сэром Робертом развилась стойкая неприязнь друг к другу. Если ничего не изменится, сомневаюсь, что в ближайшее время нам придется обсуждать данную тему.
С лукавыми искорками в глазах она продолжила:
– Но эти ваши смутные заверения останутся в силе лишь до тех пор, пока я снова не порежу вам руку.
– У вас не скоро появится такая возможность, мисс Джейн. – Он многозначительно посмотрел на нее. – Сомневаюсь, что в другой раз я позволю вам быстро подняться на ноги.
Румянец на ее щеках стал ярче. По тому, как ее руки крепко сжали поводья, Николас понял, что Джейн начинает злиться, и быстро сменил тему:
– В любом случае смею заметить, что не выбрал бы Масгрейва в доверенные лица. Если возникнет какой-либо вопрос или недоразумение, предпочту обратиться к вам.
Она остановила на нем пристальный взгляд.
– Вы человек широкого мышления, к тому же искренний. Очевидно, неправильно судить о человеке по занимаемому им в жизни положению.
– Вы чересчур строги к себе.
– Думаю, нет. Хотя не могу назвать никого из знакомых мне англичан, кто не счел бы своим долгом выдать меня если не магистрату, то уж точно моему отцу.
– Вижу, вы невысокого мнения о моих собратьях.
– Так оно и есть. – Джейн улыбнулась. – Но безусловно, имеются исключения. Для преподобного Адамса благопристойность и сострадание превыше жадности, классового и колониального превосходства.
Одно лишь упоминание имени священника вызвало у Николаса раздражение. Ему нравилась непринужденность, которую он чувствовал в общении с ней, и мысль о возможном сопернике причинила ему боль.
– А вы не собираетесь сочетаться браком с преподобным Адамсом?
– Что за чушь! Мы просто старые верные друзья.
– Большинство пар могут лишь надеяться на подобные отношения… если все остальное в супружестве складывается наилучшим образом.
Она покачала головой:
– Вы провели здесь слишком мало времени, сэр, чтобы понять, как обстоят дела.
– Не сочтите за труд просветить меня.
Джейн ответила не сразу, и он с интересом наблюдал за происходящей в ней внутренней борьбой, отразившейся на ее лице.
– Преподобный Адамс – уважаемый приходской священник. А моя репутация оставляет желать лучшего. – Джейн повернулась к нему. Ее щеки пылали. – Хорошо, что мы затронули эту тему. Будет лучше, если вы услышите правду от меня. Не хочу, чтобы сплетни с вымышленными подробностями помешали будущему счастью моей сестры.
– Вот, значит, как здесь обстоят дела? Вас и доброго священника разделяют слухи и – насколько я понял – какое-то отступление от каких-то неясных и устаревших стандартов респектабельности?
– Нет.
– Что вы сделали, мисс Джейн? Приняли участие в этой скачке с препятствиями, о которой мне рассказал трактирщик в Баттеванте? Вы, должно быть, хорошенько отстегали лошадь епископа и всадника, прежде чем вас уличили. И всего-то?
– Дело совсем не в этом. Не имею ничего против преподобного Адамса. Что касается моего прошлого и репутации, выдвигаемые против меня обвинения гораздо серьезнее, чем вы думаете. Ни один мужчина не женится на мне.
Николас решил, что причиной скандала мог стать лишь ее побег из дома. Ему хотелось знать о Джейн все. Но надо подождать, когда она проникнется к нему доверием.
– Как я уже сказала, не слухи и обвинения мешают нам быть вместе. Мы с Генри Адамсом просто друзья.
– Друзья?
– Друзья. Друзья, и ничего более. Разве у вас никогда не было женщины-друга? Отношений, построенных на доверии и взаимном уважении? Дружбы, чистой и одухотворенной?
Николас сделал вид, будто задумался над вопросом. До чего же он обрадовался, что ему не придется сражаться со священником за ее внимание!
Сражаться за ее внимание.
Эта мысль заставила его снова посмотреть на Джейн. Она все еще ждала его ответа.
– Раз или два у меня почти возникали отношения, о которых вы говорите. Но ограничения, налагаемые такой дружбой, вскоре разочаровывали моего друга. Прошу прощения, но знаю по опыту, что женщины всегда хотят большего.
– Раз или два? – Она укоризненно покачала головой. – А я знаю по опыту, что обобщения, сделанные на ограниченном знании, редко бывают правильными и никогда не помогают в выявлении истины, сэр.
– Прошу прощения. – Николас вежливо поклонился. – Женщины, которых я знаю, стремятся к большему.
– Англичанки.
Она произнесла слово так, как будто оно было пропитано ядом.
– Мне забавно слышать, что вы себя не считаете англичанкой. Впрочем, это понятно, вы о них не самого высокого мнения.
– Неужели вас действительно интересует мое мнение на сей счет?
– Интересует.
Молчаливого возражения не последовало.
– Многие англичанки просто следуют традициям, в которых их воспитали. Для них важнее всего внешняя привлекательность, модные туалеты, хорошие манеры. В результате такие важные понятия, как сила духа, независимость, ум, в обществе не считают обязательными для женщин.
– Насколько я понимаю, вы считаете это унизительным для женщин?
– И недостойным для общества! Доктор Сэмюел Джонсон, ведущая знаменитость «Английских писем» наших дней, сказал: «Проповедующая женщина – все равно что собачка на задних лапках. У нее плохо получается, но всех удивляет, что она вообще это делает». Как узколобо выглядит этот низкопробный юмор, если вспомнить таких женщин, как Маргарет Мор Роупер, герцогиня Пембрук, леди Мэри Роут, и еще многих!
– В самом деле, – ответил он, – это женщины великого ума и характера.
– И все же, – продолжала Джейн, – в большинстве своем англичанки предпочитают не замечать, как низко их ценят. Их учат жить в послушании и блаженном невежестве. Они хоронят свой дух, свою волю и глубокие страсти еще до того, как вступают в пору женской зрелости. Позволяют лишать себя всего, что составляет суть человеческой личности.
Щеки Джейн пылали, глаза горели огнем страстной убежденности. Николас никогда еще не встречал такой умной женщины. Недаром она была Эган – предводительницей мятежников. Невозможно было не следовать за ней, если такую же страсть вкладывала она в дело, за которое боролась.
Они подъехали к полю, и Джейн направила лошадь по самому краю высокой травы, держась рядом с ним.
– Я не собиралась критиковать вашу семью, она наверняка совсем другая.
– Да, моя мать и сестра… другие. – Он улыбнулся. – Но возможно, в ваших словах есть доля правды.
– Нет. – Они въехали в небольшую рощу, и она наклонила голову под низко нависающей веткой, задев волосами листья. – Я должна извиниться. После того как вы с такой вежливостью обращались со мной, а ваши матушка и сестра были столь любезны со всеми нами вчера, с моей стороны было бы несправедливо совершить ту же ошибку, в которой я только что обвинила вас. Не все женщины одинаковы, много исключений. В жизни вообще много исключений.
– И я бесконечно рад этому, ибо нет ничего более утомительного, чем рутина.
Джейн повернулась к нему, и между ними проскочила искра желания. Джейн тотчас отвела глаза, но взгляд Николаса задержался на осенних листочках, запутавшихся в ее волосах. Она была частью природы, частью этой земли. С ней было легко.
Когда они достигли вершины следующего холма и Николас увидел раскинувшуюся внизу деревушку Балликлоу, он ощутил горечь разочарования. Джейн сняла с плеч шаль, бережно свернула ее и положила на седло перед собой. Заметив, что он наблюдает за ней, пояснила:
– Из-за Клары. Я не могу выглядеть на людях замухрышкой. Она придет в ужас, если узнает, что вы видели меня в этом.
– Я не проболтаюсь.
Джейн застенчиво улыбнулась:
– Я в долгу перед вами за то, что храните мои секреты.
Они подъехали к деревенской околице. Из первой деревенской лачуги вышел грязный пес и обнюхал сапоги Джейн.
– Вы действительно верите в то, что возможна дружба между мужчиной и женщиной? – спросил Николас.
– Верю, – ответила Джейн.
– И между мной и вами тоже?
Она повернулась к нему:
– Разумеется. Тем более что мы будущие зять и свояченица.
– Я передумал. Я не стану просить Клару стать моей женой.
Резко натянув поводья, Джейн осадила Мэб. Николас тоже остановился.
– Почему? – спросила она. – Вы говорили, что все, что узнали обо мне, не…
– Вы тут ни при чем, – солгал Николас. – Еще до отъезда с родными из Лондона я размышлял, следует ли мне вообще жениться. А если бы я решил жениться на вашей сестре, то послал бы сначала своих адвокатов.
– Но мои родители и Клара считали…
– Я ничего не обещал, – возразил Николас. – Правда, прошлой весной я несколько раз сопровождал ее на светские приемы. Ваши родители это знали. Однако пригласили меня нанести визит в Вудфилд-Хаус.
– Но вы только что сказали, что передумали. Значит, все же собирались жениться на Кларе?
– Я старался быть с вами предельно откровенным. Как бы то ни было, я не сделал Кларе предложения.
Джейн наклонилась к нему и схватила поводья его лошади. Ее глаза горели яростным огнем.
– Тогда как друг умоляю объяснить, что заставило вас изменить решение.
– Она не… и по многим другим причинам. Разница в возрасте. Ее наивность и моя опытность. Ее неуверенный взгляд на жизнь и моя беспечность. – Он не отрывал от Джейн глаз и не позволил перебить себя, когда она открыла рот, чтобы что-то сказать. – Я действительно весь этот год всерьез помышлял о браке. В моей жизни наступил момент, когда необходимо обзавестись женой и наследником, чтобы выполнить свои обязательства перед семьей. Я… я также хочу осуществить и другие планы, которые вынашивал последние годы. Теперь я понимаю, что имел непрактичное, почти гипотетическое представление о браке. Я еще не обдумал как следует, какими качествами должна обладать женщина, на которой соберусь жениться.
– Бросьте, сэр Николас. Правда состоит в том, что вы нашли мою сестру «непрактичной» после того, как узнали обо мне. Теперь вы можете позволить себе быть более пристрастным в своем выборе.
– Я уже сказал, что к вам это не имеет никакого отношения.
– Имеет! – огрызнулась она. – Раз она устраивала вас неделю назад, месяц назад, прошлой весной, значит, и сейчас должна устраивать.
– Она никогда меня не устраивала…
– Простите мне мою дерзость, не позволите ли вмешаться?
Оба обернулись. Вокруг, на почтительном расстоянии от них, собрались люди, с интересом наблюдавшие за происходящим. Тут же стоял преподобный Адамс и вопросительно смотрел на всадников. Николас не сразу понял, что Джейн все еще держит его лошадь за поводья, пока она не отпустила их.
– Конечно, – помолчав, ответил Николас священнику и спешился, поскольку они стояли неподалеку от его дома.
Джейн тоже спешилась.
– Мы продолжим наш разговор в более подходящем месте и в другое время, – обратилась она к Николасу.
Николас вежливо поклонился и тут увидел, как приходской священник смахнул с волос Джейн приставшие к ним листочки.
Этот жест показался Николасу чересчур интимным и слишком небрежным. Внимание священника к Джейн заставило Николаса вновь задаться вопросом, нет ли между ними чего-то большего, о чем она умолчала.
– Вы идете? – Джейн обернулась к Николасу, когда прошла с Адамсом несколько шагов в направлении пастората.
– Иду. – Николас последовал за ними вверх по склону холма.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бунтарка - Макголдрик Мэй



Захватывающе, насыщенно, советую почитать! Автор пишет очень интересно, но ее романы все же нельзя назвать легкими, в описанных событиях присутствует драматические эпизоды. Однако ЛЮБОВЬ всегда побеждает!!!
Бунтарка - Макголдрик МэйКетти
3.07.2012, 23.34





Книга действительно очень интересная удивляюсь что так мало комментариев
Бунтарка - Макголдрик МэйАлёна
24.03.2015, 10.13





Прекрасная книга, советую всем.
Бунтарка - Макголдрик МэйОльга
3.08.2015, 19.37





Прекрасный роман. Советую прочитать.
Бунтарка - Макголдрик МэйElen
10.11.2016, 13.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100