Читать онлайн Обретенная мечта, автора - Макголдрик Мэй, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обретенная мечта - Макголдрик Мэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обретенная мечта - Макголдрик Мэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обретенная мечта - Макголдрик Мэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макголдрик Мэй

Обретенная мечта

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Губы у Пирса были мягкими, волосы – шелковистыми, тело – крепким и упругим. Порция развязала черную ленточку, стягивающую его длинные волосы на затылке, и они рассыпались по плечам.
Теперь ей вечно придется гореть в адском пламени.
– Взгляни наверх, – прошептал Пирс. – Посмотри, как ты прекрасна.
Его губы коснулись ее подбородка, затем – шеи. Ощущения сводили с ума, искушение подавляло волю. Порция робко взглянула на отражение в зеркале, прикрепленном к потолку.
Темные волосы Пирса рассыпались по белой рубашке, при виде его широких плеч, длинного гибкого тела, сильных мускулистых ног, обтянутых черными замшевыми бриджами и белыми шелковыми чулками, она испытала еще больший трепет.
Сама она и в самом деле была прекрасна. Лицо раскраснелось, глаза блестели, губы были приоткрыты.
– Те люди наверху, – прошептала Порция, – предаются пороку.
Пирс посмотрел на потолок, и их взгляды – отраженный и реальный – встретились.
– Пока еще нет, – с улыбкой произнес он. – Но сейчас начнут.
Потянув за край корсажа, Пирс обнажил ее грудь. У Порции перехватило дыхание, соски мгновенно набухли и затвердели, и когда его губы обхватили один из них, она почти совсем перестала дышать.
Внезапно раздался стук в дверь, словно гром среди ясного неба. Порция запаниковала и попыталась вскочить, однако Пирс прижал ее к постели.
– Ну, кто там еще? – недовольно спросил он.
– Капитан Тернер, офицер королевского флота. Именем короля приказываю вам немедленно открыть дверь!
Пирс опасался, что Порция начнет вырываться, намереваясь где-нибудь укрыться, но ничего подобного не случилось.
Пирс с изумлением увидел, как по щекам Порции покатились слезы. Едва он приподнялся, она тут же отодвинулась от него и поспешила накинуть на грудь лиф платья, а когда он встал с кровати, подтянула ноги и уткнулась лицом в колени.
В дверь снова постучали.
– Немедленно откройте!
– Минуту терпения, капитан! – отозвался Пирс и, повернувшись к Порции, прошептал: – Не волнуйтесь, мисс Эдвардс, мы что-нибудь придумаем, и капитан Тернер не будет на вас долго сердиться.
– Это нисколько меня не волнует.
– Что же тогда?
– Он всем расскажет, что обнаружил меня здесь. И пастору Хиггинсу, и его жене, и прихожанам. И честное имя семьи, в которой я живу, будет опорочено. Пастор Хиггинс даже не захочет со мной разговаривать, а Мэри, его жена, конечно же, вспомнит о своей сестре и уже не подпустит меня к детям. Я стану отверженной, и меня отправят обратно в Уэльс. Леди Примроуз, моя благодетельница, будет ужасно разочарована, об этом даже страшно подумать, но хуже всего то, что я никогда не увижу свою мать, если мне придется покинуть Бостон.
В очередной раз в дверь забарабанили с такой силой, что казалось, вот-вот соскочит щеколда.
– Мистер Пеннингтон, сию же минуту откройте!
– Я же сказал – иду! – рявкнул он так, что Порция невольно втянула голову в плечи, и уже гораздо тише добавил: – Лезьте под одеяло.
Она подняла на него покрасневшие от слез глаза.
– Спасибо, мне не холодно.
Пирс схватил одеяло и накинул на Порцию.
– Больше ни слова! И не высовывай голову! Предоставь это дело мне.
Пирс не мог не осознавать всю подлость своей затеи. Поскольку его планы были сорваны и важная встреча на берегу не состоялась, он решил устроить так, чтобы капитан Тернер застал их с Порцией наедине. Сегодняшняя ночь была особо благоприятной для всякого рода нарушителей закона, чуть ли не половина офицерского корпуса веселилась по случаю дня рождения короля, и у Пирса появилась возможность изобразить перед ближайшим помощником Миддлтона полнейшее безразличие к борьбе колонистов. Пирс даже отослал к особняку адмирала здешнего мальчишку – пустить слушок, что он появился в таверне вместе с молодой дамой.
И капитан Тернер не заставил себя долго ждать.
Пирс расстегнул рубашку и клапаны на бриджах. Загасил свечу, открыл дверь и шагнул вперед.
Капитан Тернер находился в полуметре от двери, а за его спиной стояли четверо вооруженных солдат. Посетители таверны разглядывали непрошеных гостей с явной неприязнью. Своего грума Пирс обнаружил неподалеку от входа.
– Не ожидал вас здесь увидеть, капитан. Неужели вам стало скучно на балу у адмирала?
– Вовсе нет, мистер Пеннингтон. – Взгляд Тернера не выражал каких-либо эмоций, хотя в голосе звучало раздражение. – Я, кстати, тоже немало поражен тем, что вы оказались в таком месте. Адмирал Миддлтон, конечно же, огорчится, узнав, что вы так рано покинули его дом и уехали с бала, устроенного в честь короля, ради того, чтобы примчаться сюда. – Капитан с брезгливым выражением лица обвел взглядом питейный зал и тех, кто в нем находился, и уставился на приоткрытую дверь за спиной Пирса.
– Ну, если бы наш славный адмирал не был столь щепетилен при составлении списка гостей, если бы на балу было побольше молодых привлекательных дам, я, возможно, задержался бы подольше. – На секунду отвлекшись, Пирс распорядился, чтобы принесли еще вина, и вновь обратился к Тернеру: – Но вас-то что сюда привело, капитан?
– Я здесь только по одной причине – кое-кто видел, как некая молодая особа, которую я сопровождал на бал, Порция Эдвардс, покинула особняк адмирала именно в вашем экипаже.
– Так это и есть та самая дама, с которой вы хотели меня познакомить?
– Да, та, которую я сопровождал, – немного покраснев, ответил Тернер.
– Должен признать, она хороша собой. Я был бы не прочь познакомиться с ней поближе и провести в ее обществе еще какое-то время, но она плохо себя почувствовала.
– Странно! – Тернер резко подался вперед и, оглядевшись, прошептал: – Но когда я пошел за вами, она чувствовала себя вполне хорошо.
– На этот счет ничего не могу сказать, – пожав плечами, отозвался Пирс. – Но мне кажется, что вы были недостаточно внимательны к своей подопечной. Когда я обнаружил мисс Эдвардс в саду, ее лихорадило и у нее болел живот. Поэтому она и попросила меня отвезти ее домой.
– Вам следовало сразу же послать за мной, – сердито проговорил Тернер. – Вы же знали, как я встревожился, не найдя ее в зале.
– Я вообще не предполагал, что вы имеете к девушке какое-то отношение, пока не высадил ее возле дома некоего пастора Хиггинса, – возразил Пирс. – Она была в таком состоянии, что я не стал ни о чем спрашивать, как и положено джентльмену. И даже если бы я знал, что она находится под вашим покровительством, все равно не посмел бы вас беспокоить и отвлекать от более важных дел. Ведь вы один из ближайших людей адмирала, и на вас возложена значительная часть ответственности за проведение бала.
– Поскольку я привез даму на бал, то именно я за нее в ответе. Ей полагалось уезжать только со…
– Капитан Тернер, – перебил Пирс, – моя репутация хорошо известна. Пускай я даже «подлый шотландец», но я никогда не пройду мимо, если женщина попросит меня о помощи.
– Ну конечно, – усмехнулся Тернер. – Тем более что вы уже собирались ехать в этот жалкий притон на свидание со шлюхой.
Пирс подошел к нему поближе.
– Знаете, капитан, хотя особа, которая находится за дверью, и не принадлежит к тому обществу, где обычно вращаетесь вы, она тем не менее не заслуживает вашего презрения. Так же, как и все здесь присутствующие. Вы, видно, считаете себя выше их. Ну а я пью то же самое вино и пиво, что и они, и мне нравится бывать в их компании. Я понимаю, что мы не в Бате, и не в Бристоле, и даже не в Воксхолле с его увеселительными садами. Но эти люди, сэр, все до единого, верные подданные британской короны.
В таверне царила мертвая тишина. Тернер вновь окинул взглядом помещение. Сидевшие за столами весьма недружелюбно смотрели на вооруженных людей в красных мундирах.
– Да, конечно. – Тернер прокашлялся. – Просто я опасался, что мисс Эдвардс могла подвергнуться… могла оказаться здесь вместе с вами.
– Здесь? – изумленно произнес Пирс. – Как такое могло прийти вам в голову? Неужели я повез бы вашу подопечную в подобное заведение? Ведь это повредило бы ее репутации. Невысокого же вы мнения о своей знакомой, если могли предположить, что молодая дама вашего круга, презирающая, как и вы, простых жителей Бостона, переступит порог этой презренной таверны.
– Да, сэр, действительно. Меня ввели в заблуждение. Прошу прощения. – Обернувшись, Тернер обратился к присутствующим: – Все в порядке, продолжайте праздновать день рождения его величества.
Кивнув, капитан направился к выходу. Пирс стоял до тех пор, пока за дверью не исчез последний красный мундир.
– Молодцы, ребята! – крикнул он. – Вы обратили их в бегство без единого выстрела.
Послышался смех. Пирс сделал знак груму. Тот выскользнул за дверь и последовал за военными.
Веселье достигло своего апогея, когда Пирс заказал выпивку для всех присутствующих. Скрипач запиликал какой-то бойкий мотивчик. Пеннингтон зажег в очаге вощеный фитиль, вернулся в комнату и поднес фитиль к свече.
Закрыв дверь и задвинув щеколду, Пирс обнаружил Порцию в дальнем углу комнаты и поспешил застегнуть пуговицы.
– Спасибо за то, что спасли мою честь, – тихо произнесла Порция.
– Не стоит благодарности, мисс.
Шагнув к стене, Пирс надавил на доски обшивки, и они бесшумно сдвинулись внутрь, открыв потайной ход. Заглянув в проем, Порция с изумлением обнаружила лесенку.
– Вы спуститесь по ступенькам в туннель, который выведет вас к соседней лавчонке, – объяснил Пирс. – Там вас будет ждать Джек. Он доставит вас домой в целости и сохранности. Хотя вам вряд ли удастся опередить капитана Тернера. Так что придумайте, что ему сказать.
– Мистер Пеннингтон, я вечная ваша должница.
– Мисс Эдвардс, не надо, никакая вы не должница. Единственное, чего я хочу, – чтобы вы поскорее отправились домой и наши дороги никогда больше не пересекались.
Когда фаэтон остановился у дома Хиггинсов, Порция поблагодарила грума и поспешила к двери.
Она тихонько постучалась, очень надеясь, что откроет кто-нибудь из слуг, а не Мэри и не сам Хиггинс. Можно было бы, конечно, придумать какое-то правдоподобное объяснение, касающееся ее растрепанного вида и порванного платья, однако Порция опасалась, что правда написана у нее на лице.
К счастью, дверь открыл Джосая, слуга. Увидев ее, старик округлил глаза.
– Боже мой! Мисс Порция, что с вами?
– Ничего страшного, Джосая. Споткнулась и упала, – успокоила девушка старика и проскользнула в дом.
– Может, позвать хозяйку? Они с господином пастором в библиотеке.
– Нет-нет, не надо их беспокоить. Я переоденусь и спущусь вниз. – Порция быстро поднялась по лестнице и вбежала в свою спаленку, находившуюся под самой крышей.
Вечерние часы Хиггинсы обычно проводили в библиотеке. Дети в это время уже спали. Мэри, занимаясь шитьем, рассказывала мужу о том, что происходило в приходе – о появлении новых невест, о недавно родившихся младенцах, о стариках, которых она посещала. Пастор Хиггинс сообщал об изменениях в политической жизни Бостона и вслух читал выдержки из тех газет и брошюр, что имели хождение в североамериканских колониях. Чуть позже к ним присоединялась Порция. Вечер обычно завершался тем, что пастор Хиггинс зачитывал те или иные отрывки из «Апокалипсиса», а иногда что-нибудь из сборника псалмов.
Порция быстро сняла пришедшее в негодность платье и скинула нижние юбки. Она очень сомневалась, что сможет сегодня с невозмутимым видом слушать строки из Писания – особенно те, где говорится о грехах и наказании за них.
Раздался негромкий стук в дверь, и Порция, завернувшись в плед, пошла открывать.
На пороге стояла маленькая Анна.
– Ты почему не спишь, мой ангелочек? – опустившись на корточки, поинтересовалась Порция.
– Потому что ты не пришла рассказать мне перед сном сказку. И не поцеловала.
– Я ведь сказала, что очень поздно вернусь с бала. Разве ты забыла? А поцеловала я тебя перед отъездом. – Порция чмокнула девочку в пухлую щечку. – Пойдем-ка я тебя уложу. А то мама рассердится, что ты до сих пор из-за меня не спишь.
– Не из-за тебя! Уолтер тоже не спит, просто лежит в кровати.
Анна родилась незадолго до того, как Порция стала жить с Хиггинсами, а Уолтеру было всего два года. И все это время девушка занимала в жизни малышей не менее значимое место, чем их родители. В последние годы она взяла на себя и некоторые дополнительные обязанности – учила детей грамоте, а также основам французского, который освоила еще в Уэльсе, в пансионе леди Примроуз. Порция стала для Анны и Уолтера настоящей подружкой, хранительницей их детских тайн. И если ей все же удастся осуществить задуманное, тяжело будет расстаться с ними.
– Завтра перед сном я расскажу вам сразу две сказки, – пообещала Порция и поднялась на ноги с намерением отвести девочку вниз. Однако маленькая озорница проскочила мимо нее в комнату и запрыгнула на кровать. – Анна! Сейчас не время резвиться.
Расскажи про бал.
– С этим можно подождать и до завтра. Уворачиваясь от протянутых рук Порции, девочка перекатилась на противоположный край постели.
– Ты была ангажирована на все танцы?
– Я вообще не танцевала.
– Почему?
– Потому что уехала, когда бал только начинался.
– Мы с Уолтером видели в окно, как ты садилась в экипаж вместе с тем офицером. Ты, наверное, была там самой красивой.
– Ничего подобного. – Изловчившись, Порция ухватилась за тонкую детскую лодыжку и подтянула залившуюся смехом девочку к себе. – Как раз наоборот. Самой некрасивой.
Анна озабоченно посмотрела на нее:
– Неправда!.. Ты очень красивая. Даже красивее мамы.
– Анна-Кэтрин!
Девочка оцепенела. В дверях стояла мать.
– Ну-ка живо в постель!
Анна слезла с кровати, опустила голову и, взяв Порцию за руку, потянула ее к двери.
– Нет уж, моя милая, – одернула дочь Мэри. – Одеяло подоткнешь сама.
Протеста не последовало. Анна выпустила руку Порции и с покорным видом поплелась к выходу. Приблизившись к матери, она на секунду остановилась, чтобы поцеловать ее в подставленную щеку, и вышла за дверь.
Будучи непреклонной поборницей порядка во всем, Мэри Хиггинс требовала от домашних неукоснительного соблюдения предписанных правил поведения. И хотя многие положительно воспринимали строгий нрав жены пастора и одобряли ее стремление полностью контролировать жизнь домочадцев, Порции казалось, что порой Мэри бывает слишком резкой и даже жестокой.
В то же время она могла быть необычайно нежной и ласковой, в чем Порция неоднократно убеждалась. В общем, она была хорошей матерью и образцовой супругой для молодого священнослужителя.
– Мне пришлось пойти на подкуп, чтобы Анна объявила меня красавицей, – пошутила Порция, надеясь вызвать у Мэри улыбку.
Однако та сохраняла недовольный вид до тех пор, пока девочка не начала спускаться с лестницы. И лишь после этого Мэри вошла в комнату и прикрыла дверь.
– Ты и в самом деле великолепно выглядела, когда уезжала. Однако вернулась в ужасном виде, будто попала под копыта лошадей. Джосая только что сообщил. – Мэри осторожно дотронулась до ссадины на щеке Порции. – Кстати, ты вернулась гораздо раньше, чем мы ожидали. Что случилось?
Порция решила, что пора рассказать правду. Хиггинсы практически были ее семьей. И если бы сегодня Порции удалось освободить мать, ей пришлось бы привезти ее к Хиггинсам.
Порция посмотрела подруге в глаза.
– Знаешь, я ведь скрыла от тебя истинные причины своего стремления попасть на бал к адмиралу Миддлтону.
– И ты, кажется, была не в восторге от того, что тебя сопровождал сам капитан Тернер.
Уловив в тоне Мэри иронические нотки, Порция почувствовала облегчение.
– Нет, конечно. И платью, позаимствованному у Беллы, я тоже не особо обрадовалась. Кстати, оно безнадежно испорчено.
– Ну, об этом мы потом поговорим. – Мэри нежно сжала руку Порции. – И почему же тебе так хотелось туда поехать?
– Чтобы увидеть свою мать.
Мэри с недоумением посмотрела на подругу. Порция сняла с шеи медальон, раскрыла его и стала рассказывать. Выслушав ее, Мэри сказала:
– То, что Елена Миддлтон похожа на женщину с миниатюры, еще не доказывает, что она твоя мать.
– Но леди Примроуз утверждала, что он принадлежал женщине, которая подарила мне жизнь! – горячо заявила Порция, приподняв медальон. – Судя по информации, полученной от осведомленных людей, дочь адмирала Миддлтона не всегда была сумасшедшей. Так называемая болезнь возникла вскоре после того, как пошли слухи о ее романе с мужчиной, о котором никто не может сказать ничего определенного.
– Никому не хочется быть вовлеченным в скандал и запятнать свою репутацию, – заметила Мэри.
– Разумеется, – согласилась Порция. – Но я выяснила, что мой отец участвовал в Каллоденской битве на стороне принца Карла, а адмирал Миддлтон ездил на переговоры, после чего и был заключен договор, лишивший Стюартов их французских союзников. По всей видимости, мать с отцом сблизились именно тогда, во Франции. Можно себе представить, какой позор ожидал бы адмирала, если бы стало известно о связи его дочери с представителем вражеского лагеря.
– Ну, это всего лишь твои предположения, – возразила Мэри, поднимаясь с кровати. – Даже если добытые тобой сведения о дочери адмирала достоверны, нет никаких доказательств, что в результате той связи у нее родился ребенок. Предполагать, что она твоя мать, – совершенно безосновательно.
Порция вновь приподняла медальон.
– Я в этом не сомневаюсь! Взгляни на инициалы, выгравированные на обороте! К тому же я видела ее сегодня собственными глазами! У нас одинаковые глаза, тот же оттенок кожи. Будь сейчас леди Примроуз в Бостоне, она бы все подтвердила. Жаль, что мне не удалось поговорить с Еленой. Она согласилась бы со мной. Наконец-то я нашла свою мать!
Мэри, хотя и неохотно, взяла у Порции медальон, внимательно рассмотрела портрет, а затем полустертую гравировку на обороте.
– Предположим, что ты права и Елена Миддлтон действительно твоя мать. Насколько мне известно, она никогда не покидает своих комнат и, разумеется, не бывает на балах. Что же ты собиралась сегодня предпринять?
– Освободить ее и уговорить бежать вместе со мной Мэри недоверчиво посмотрела на подругу.
– Все это твои фантазии. Я отношусь к тебе как к сестре. Но все восемь лет, что ты с нами живешь, меня тревожит твоя склонность к поспешным и необдуманным поступкам.
– Цель оправдывает средства. Тем более мое решение не было таким уж необдуманным и поспешным.
– А ты подумала о том, что адмирал во избежание скандала просто не позволит дочери уйти?
– Ну, это не ему решать, – возразила Порция. – К тому же никакого скандала не будет. Все пройдет тихо. Репутация адмирала не пострадает. Никто ничего не узнает. Разве что прислуга.
– По-твоему, отец не вправе оберегать больную дочь от жестокого мира?.. Но оставим это. Пока. – Мэри махнула рукой. – Скажи-ка лучше, каким образом ты собиралась «спасать» Елену Миддлтон? Как бы вы с ней жили?
– Вообще-то я собиралась привезти ее сюда. На пару дней, пока не найду другое жилье. А потом мы отправимся в Уэльс. У меня есть кое-какие сбережения, думаю, на первое время хватит. В Уэльсе, надеюсь, леди Примроуз позволит нам пожить при пансионе некоторое время. – Порция сжала руку Мэри, увидев, что та недовольно качает головой. – Вы с мужем были так добры ко мне! Я полюбила ваших детей и буду тосковать без них. Но меня обворовали еще при рождении, украли мою жизнь, мечты, и я хочу это вернуть. Только и всего.
Мэри порывисто поднялась и стала мерить шагами комнату. Потом наконец остановилась.
– Порция, нельзя жить прошлым. Его не изменишь.
– Но я думаю о будущем. Моем и матери. Хочу восстановить справедливость.
– А ты уверена, что дочь адмирала желает такого же будущего, как и ты?
– Иначе и быть не может. Свобода – неотъемлемая часть жизни любого человека.
– Но ты не сможешь обеспечить матери нормальную, спокойную жизнь. К тому же она тебя совершенно не знает.
Закрыв крышку медальона, Порция надела его на шею. Мэри ласково погладила Порцию по растрепанным волосам.
– Расскажи, что произошло во время бала? – попросила она.
Без особой охоты Порция поведала о своих приключениях в особняке адмирала Миддлтона. Упомянула и о Пирсе Пеннингтоне.
– Мистер Пеннингтон проявил понимание и сочувствие, – сказала она, – и велел груму отвезти меня домой.
– Хорошо, что, карабкаясь на балкон, ты не получила серьезных травм, – озабоченно произнесла Мэри. – Даже не верится.
– Еще более удивительно, что я не попала в лапы к самому адмиралу, – заметила Порция. – Но случись это, я бы нашла что сказать в свое оправдание. Одна история у меня приготовлена.
Мэри устало вздохнула:
– Можешь не рассказывать. Лучше пообещай, что впредь не будешь совершать столь безрассудных поступков.
Некоторое время обе молчали. Первой нарушила молчание Порция:
– Я не успокоюсь, пока не поговорю с Еленой.
– Ты собираешься только поговорить или склонить ее к побегу?
– Только поговорить, – заверила Порция. – Сегодня я сильно напугала мать. Постучалась к ней, когда она уже спала. В следующий раз постараюсь быть осмотрительнее.
Мэри подошла к окну, распахнула его и повернулась к Порции.
– Ты ведь знаешь, адмирала не очень-то любят «Сыны свободы». И не только они. Поэтому его дом наверняка хорошо охраняется в любое время суток. Так что, если будешь вести себя осмотрительнее, как ты выразилась, быстрее достигнешь цели.
– Надеюсь, ты мне поможешь?
– Я постараюсь выяснить, является ли Елена Миддлтон твоей матерью. Ты вправе знать истину.
Порция была тронута до слез готовностью подруги помочь.
– Может быть, попросить доктора Деминга отвезти тебя к адмиралу? – предположила Мэри.
Порция покачала головой.
– Я уже обращалась к нему с этой просьбой. Не объясняя причин. Еще когда он увидел портрет в моем медальоне. Он сказал, что вряд ли сможет помочь, поскольку почти не бывает на Коппс-Хилл. Он навещал Елену всего пару раз, когда личный врач адмирала уезжал на две недели в Нью-порт.
– Ситуация сложнее, чем я предполагала, – промолвила Мэри. – К сожалению, у Уильяма нет других выходов на адмирала или кого-то из его окружения, кроме отца твоей подруги Беллы.
– О том, чтобы просить капитана Тернера, не может быть и речи, – быстро проговорила Порция. – После того как я уехала с бала, даже не предупредив его, он вряд ли в ближайшее время нанесет нам визит.
– Но ты, надеюсь, больше не полезешь на стену? – спросила Мэри.
– Думаю, в этом не будет необходимости.
– А что тот джентльмен, который помог тебе добраться до дома?
– Мистер Пеннингтон? Он, оказывается, шотландец.
– Ну да, – кивнула Мэри. – И происходит из очень влиятельной семьи. Его брат – граф, и они, судя по всему, довольно-таки богаты. Занимаются морскими грузоперевозками, точнее, Пеннингтон ими занимается. Должно быть, его приглашают на все более или менее значительные приемы. – Мэри задумчиво посмотрела на Порцию. – Полагаю, ты произвела на мистера Пеннингтона вполне благоприятное впечатление.
Порция промолчала. Вряд ли можно произвести благоприятное впечатление на мужчину, едва не отдавшись ему в первый же день.
– Порция, ты очень бледна, тебе нездоровится?
– Нет. Все хорошо. – Девушка быстро встала с кровати и, отойдя в сторону, сделала вид, будто внимательно разглядывает порванное платье. – Домой меня отвез его грум. Так ли уж важно, какое впечатление я произвела на мистера Пеннингтона?
Мэри улыбнулась:
– Пеннингтон вполне может помочь тебе в том, что ты задумала.
– Каким образом?
– У него обширные связи. К тому же он шотландец, можно сказать, свой человек. И уж если его позвали на бал по случаю дня рождения короля, то он вполне может быть снова приглашен к адмиралу. И ему не составит никакого труда взять тебя с собой и представить там должным образом. – Мэри помолчала и уже тише добавила: – А если Елена Миддлтон согласится отправиться с тобой в Уэльс, мистер Пеннингтон и тут сможет тебе помочь. Запросто переправит вас через океан на одном из своих кораблей.
Однако при расставании Пеннингтон дал ей ясно понять, что не желает ее больше видеть. Так что вряд ли он согласится помочь.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обретенная мечта - Макголдрик Мэй



интересно,насыщено, роман продолжение о семействе Пеннингтон, 1- "С тобой мои мечты", 2- "обретенная мечта" 3 "пылкие мечты"
Обретенная мечта - Макголдрик МэйКетти
2.07.2012, 14.17





Роман чудесный, впрочем как и вся серия. Правда аннотация не соответствует содержанию, пленницей в доме деда жила не Порция, а ее мать. Главный герой замечательный, хоть и порой чересчур недоверчивый, учитывая прошлое и это можно понять. Порадовало воссоединение двух братьев. И то что дома героя простили и приняли, помогли в трудный момент.
Обретенная мечта - Макголдрик Мэйната
23.10.2012, 7.58





Читать можно!
Обретенная мечта - Макголдрик МэйТатьяна
23.08.2015, 23.02





Первая часть понравилась мне больше.Но эта тоже читабельна.
Обретенная мечта - Макголдрик МэйНа-та-лья
1.11.2016, 16.19





мило , но согласна первая книга про лайона лучше по накалу страстей и все как то реалистичнее, здесь больше сказки)
Обретенная мечта - Макголдрик Мэйнайка
4.11.2016, 21.04





мило , но согласна первая книга про лайона лучше по накалу страстей и все как то реалистичнее, здесь больше сказки)
Обретенная мечта - Макголдрик Мэйнайка
4.11.2016, 21.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100