Читать онлайн Обретенная мечта, автора - Макголдрик Мэй, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обретенная мечта - Макголдрик Мэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обретенная мечта - Макголдрик Мэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обретенная мечта - Макголдрик Мэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макголдрик Мэй

Обретенная мечта

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Прошло шесть дней, прежде чем полностью прекратилось воздействие лекарств, которыми так долго пичкали Елену. Последующие семь суток Порция почти не отлучалась от постели матери, поскольку та страдала из-за непрерывной качки.
Все это время Порция часто виделась с Томасом, судовым коком и лекарем, и они очень быстро подружились. Этот худощавый, жилистый негр появлялся не менее трех раз вдень, принося еду для Порции и различные отвары для Елены. Иногда он задерживался, чтобы составить им компанию или же дать девушке возможность выйти из каюты.
Порция знала, что именно благодаря Томасу остальные члены экипажа относятся к ней доброжелательно, чего нельзя было сказать о владельце корабля. Он по-прежнему игнорировал ее. Капитан предложил им с матерью перебраться в его каюту, точнее, в каюту старшего помощника, которая, по его словам, была гораздо просторнее той, что они занимали. Поблагодарив за любезность, Порция отказалась.
Порции не удавалось встретиться с Пирсом лицом к лицу, однако она часто видела его на палубе во время сбора экипажа для какого-нибудь разговора или для тренировок, в которых он нередко принимал участие. Как только состояние матери улучшилось, Порция всякий раз спешила на палубу, заслышав звон корабельной рынды, чтобы понаблюдать за ловкими передвижениями матросов по вантам.
С замиранием сердца Порция следила за тем, как Пирс с невероятной быстротой забирался чуть ли не на самую верхушку мачты.
Елена уже три дня чувствовала себя достаточно хорошо и тоже выходила на палубу вместе с Порцией полюбоваться работой матросов.
– А что они делают сейчас? – спросила Елена.
– Переставляют паруса. Ветер сменился на северо-восточный, и матросы выполняют указания капитана.
Томас в общих чертах объяснил девушке, каким образом используются паруса, чтобы изменить курс или скорость судна. И сейчас Порция рассказывала матери, чем занимаются матросы, где находится тот или иной из них и как ловко и уверенно они перемещаются по выбленочным тросам и рангоутным перекладинам.
– Наверное, это очень увлекательно, – заметила Елена. – У мужчин такая интересная жизнь!
Порция засмеялась:
– Еще бы… Я бы многое отдала, чтобы взобраться на самую верхушку мачты.
– Прямо сейчас? – улыбнулась Елена.
– Прямо сейчас. Меня всегда влекла высота. Мне нравится стоять на отвесных скалах и любоваться широким морским простором. Однажды я даже поднялась на вершину «Монумента»
type="note" l:href="#n_4">[4]
, когда была в Лондоне вместе с леди Примроуз. Оттуда, наверное, видно чуть ли не полмира.
– Да, я видела… Незабываемое зрелище.
– Но мне бы очень хотелось узнать, каково ощущать себя там, на мачте. Когда под ногами раскачиваются канаты, когда приходится бороться с ветром и приноравливаться к движению вздымающегося на волнах корабля. – Порция с грустью взглянула на матросов, устанавливающих паруса по ветру. – Одно из тех удовольствий, которые мне, вероятно, никогда не будут доступны.
– Кто знает. – Елена ласково погладила ее по руке. – Чего только не бывает в жизни.
– Мисс, оставить ведро здесь или отнести к вашей каюте? – раздался рядом с ними чей-то голос.
Порция поднялась со скамейки. Перед ней с ведром воды в руке стоял Даниель, впервые вышедший в море юнга. Ростом он был не выше Порции и примерно такого же телосложения.
– Спасибо, Даниель. Я сама отнесу ведро.
– Не беспокойтесь, мисс, – улыбнулся юноша. – Все равно мне нужно на камбуз. Если старина Томас узнает, что я не помог вам, он, чего доброго, перестанет меня кормить.
Оставив мать, наслаждающуюся солнечным теплом и свежим воздухом, Порция, непринужденно беседуя с юнгой, отправилась вместе с ним вниз.
В каюте Порция, засучив рукава, принялась за стирку.
Ей вспомнился тот день, когда Елена впервые вышла на палубу. Порция спустилась вниз, чтобы принести ей шаль, и, вернувшись, обнаружила рядом с матерью Пирса, который весьма учтиво представился ей. На второй день он остановился, чтобы осведомиться о ее самочувствии, при этом лишь холодно кивнул Порции, даже не взглянув на нее. А вчера, пока она отлучалась на камбуз за едой, Пирс, взяв Елену под руку, повел ее прогуляться по кормовой палубе.
Мать была очарована его изысканными манерами, а Порция впала в уныние, не зная, как искупить свою вину и поблагодарить за все то, что он сделал для нее и Елены.
Развесив постиранные вещи на веревке, девушка подхватила ведро и, выйдя из каюты, направилась к трапу.
Елены на прежнем месте не было. Порция подняла глаза и ничуть не удивилась, увидев, что мать прогуливается под руку с Пирсом по кормовой надстройке.
Разумеется, Порция не испытывала боли, видя, как любезен Пирс с Еленой.
Она страдала, потому очень сильно его любила.
Пирс часто наблюдал за Порцией – тайком, незаметно для нее. Расспрашивал матросов о том, чем она занимается, интересовался ее самочувствием. Судя по всему, девушку не особенно удручали трудности, связанные с уходом за матерью и проживанием в тесной каютке. Порция ни на что не жаловалась, и однажды Томас сказал: «Эта мисс не менее стойкая, чем любой морской волк, просоленный от макушки до пяток».
Пирс распорядился, чтобы ей помогали в быту, однако Порция категорически отвергала всякую помощь. Многие члены экипажа, казалось, соперничали друг с другом, стремясь привлечь внимание Порции, матросы явно старались ей понравиться.
– Мистер Пеннингтон, почему вы все еще сердитесь на мою дочь? – неожиданно спросила Елена.
Пирс видел, как Порция, бросив на них взгляд, подошла к борту, выплеснула воду и вновь скрылась внизу.
– Сержусь?.. – отозвался он, разочарованный тем, что Порция исчезла. – Да нет, мэм, я вовсе не сержусь.
Последние три дня Пирс надеялся, что Порция, увидев его рядом с матерью, подойдет и заговорит с ним. Но она, похоже, была не менее упряма, чем он сам.
– По-моему, вы не совсем искренни, – сказала Елена.
– Почему вы так думаете? – Пирс взглянул на женщину. Елена оказалась совсем не такой, какой он ожидал увидеть дочь адмирала Миддлтона.
– Порция рассказала мне, на что ей пришлось пойти ради того, чтобы вызволить меня из отцовского дома. Она призналась, что поступила с вами не очень хорошо. – Елена остановилась и, отпустив руку Пирса, повернулась к нему лицом. – Ну зачем вы мучаете друг друга?
Пирс помолчал, стараясь найти подходящие слова для ответа. Ведь Елена только сейчас, через двадцать четыре года, обрела наконец дочь, и ей, конечно же, будет неприятно, если он начнет перечислять недостатки Порции.
– На мой взгляд, – продолжала между тем Елена, – вам не хочется, чтобы Порция окончательно ушла из вашей жизни. В противном случае вы вряд ли были бы столь любезны и обходительны с ее матерью.
Пирс молча покачал головой.
– Скажите мне правду, сэр. Могу вас заверить – ничто из того, что вы расскажете о Порции, не удивит и не разочарует меня.
– Вы, мисс Миддлтон, знакомы с ней меньше месяца, и вам она, несомненно, кажется безупречной. Не знаю, что Порция рассказывала, но уверен, вы воспринимали бы ее несколько иначе, если бы представляли, каким опасностям она себя подвергала в стремлении освободить вас.
– Хотите сказать, что она склонна рисковать ради достижения поставленной цели? Но будь она мужчиной, подобное качество считалось бы достоинством. Как там в поговорке?.. «Фортуна благосклонна к храбрецам». Вы критически относитесь к ее склонности рисковать только потому, что она женщина?
– И да и нет, – ответил Пирс. – Да, поскольку последствия ее действий могли оказаться весьма серьезными именно потому, что она женщина. А нет, поскольку подобные поступки я считаю неприемлемыми для мужчины. Порция выходит за рамки разумного… Бывает упрямой и безрассудной.
– Допустим, вы правы в своих суждениях, и все же это не причина сердиться на нее. С нами ничего плохого не случилось, да и у вас не возникло никаких проблем.
Пирс промолчал.
– Какие у вас еще претензии к Порции? – не унималась Елена.
Подумав, Пирс решил быть с ней полностью откровенным.
– По-моему, целеустремленность Порции граничит с эгоизмом, – начал он. – Уж если она настроилась на что-то, весь остальной мир перестает для нее существовать. Она не задумывается о том, что у других из-за нее могут возникнуть неприятности.
– Но разве ею движет собственная выгода? – перебила его Елена. – Честолюбие или корысть? Так ли уж она эгоистична?
– Нет, конечно, – проговорил Пирс, подумав о том, что Порция стремилась помочь матери, в то время как Эмма действовала лишь в своих собственных интересах.
– Пожалуйста, поймите меня правильно, – уже мягче продолжила Елена, вновь беря Пирса под руку. – Я вовсе не оправдываю дочь, просто пытаюсь объяснить ее поступки. Вам, разумеется, трудно принять то, что она делает. Но постарайтесь поставить себя на ее место.
– Я не вполне вас понимаю, мисс Миддлтон. Вы ведь только недавно узнали Порцию.
– Не совсем так, – покачала головой Елена. – Импульсивность, любовь к риску, нежелание признавать ограничения, которые мешают во всей полноте наслаждаться жизнью, – все это присуще ей от рождения. Она пошла в отца. Уверена, он и сейчас такой.
Пирс с любопытством смотрел на Елену:
– Хотите сказать, что отец Порции жив?
Приблизившись к бортовому ограждению, Елена подставила лицо солнечным лучам. Пряди золотистых волос, выбившиеся из ее длинной косы, весело заплясали на ветру. Выражение лица у нее стало мечтательным. Пирс хранил молчание, не мешая ей предаваться воспоминаниям. Лишь через несколько минут, показавшихся ему вечностью, Елена вновь повернулась к нему.
– Не сомневаюсь в том, что он жив. Я, конечно, была изолирована многие годы, но если бы он умер, столь важное событие так или иначе достигло бы моих ушей.
Пирс задумался, пытаясь определить, кто мог быть отцом Порции. Якобит, и при этом достаточно значимая личность, чтобы весть о его кончине докатилась до колоний… Вариантов было не так уж много.
– Порции вы об этом рассказали?
– Пока нет.
Подойдя к борту, Пирс встал рядом с Еленой.
– Почему же вы сообщаете мне это прежде, чем собственной дочери?
Елена подняла на него глаза, и ему вдруг показалось, что они все отлично видят.
– Потому что знаю, что между вами было. Знаю, как она страдает. Как любая женщина, на чье сердце наступили каблуком.
Пирс хотел возразить: ведь именно Порция все разрушила! Однако у него тут же возникли сомнения.
– А так ли это? Какая доля вины за то, что произошло, лежит на нем самом? Ведь именно он привез ее в «Черную жемчужину». Именно он отказался помочь, когда она его об этом просила. Не кто иной, как он, проявил инициативу в тот вечер, когда они стали близки.
А после этого оттолкнул ее, причинив себе не меньше боли, чем ей. А может быть, даже больше.
– И все же вы не должны были рассказывать мне то, о чем следует знать Порции.
– Я думаю иначе… Видите ли, отец Порции не какой-нибудь конюх. Если ваше отношение к ней обусловлено именно этим…
– Вовсе нет! – быстро проговорил Пирс.
– Рада это слышать… Поскольку даже не представляю, где находится ее отец в настоящий момент. – Елена отошла от борта, и Пирс последовал за ней.
– Учитывая то, как сильно Порции хотелось вас найти, как важно для нее иметь семью, не кажется ли вам, что она заслуживает того, чтобы знать правду?
– Я ей все расскажу, – тихо произнесла Елена. – Со временем.
Шторм, который предсказывал Томас, разразился вскоре после захода солнца. Несколько часов кряду волны немилосердно швыряли судно из стороны в сторону. За оставшуюся часть ночи небо мало-помалу прояснилось, и к рассвету море снова стало спокойным.
Сделав еще пару стежков, Порция закончила латать рукав позаимствованной у Даниеля робы. Пропитавшаяся смолой и солью, ткань была невероятно жесткой и после стирки не стала намного мягче. Во время примерки у Порции возникло ощущение, будто кожа соприкоснулась с наждаком, но такая одежда была практичной, и это было главное. Матросская роба понадобилась Порции для осуществления одной задумки.
– Доброе утро, – раздался за спиной голос Елены. Быстро убрав рубаху и штаны в угол рядом с сундуком.
Порция повернулась к матери.
– Доброе утро, мама.
– Чем ты занимаешься? Мне показалось, что ты шьешь.
Порция улыбнулась. Мать, может, и не слишком хорошо видит, однако с каждым днем становится все более самостоятельной.
– Я чинила одежду Даниеля. – Поднявшись с пола, Порция принялась скатывать свою постель. – На рассвете я выходила на палубу… День обещает быть хорошим. Небо безоблачное, дует легкий ветерок. Хочу попросить кого-нибудь научить меня вязать эти хитроумные узлы. А ты чем намерена заняться?
Елена была очаровательна в своем стремлении полностью расправить крылья, и ослабленное зрение вовсе не представлялось ей серьезной помехой. Она настаивала на том, чтобы ей было позволено хоть что-то делать самой, без посторонней помощи.
– Капитан Кэмерон предложил мне после завтрака прогуляться с ним по палубе, а мистер Пеннингтон пригласил всех нас вечером к себе на чай.
Порция подумала, что нужно будет попросить Даниеля или Томаса отвести мать к назначенному времени к Пирсу. Потому что не собиралась даже приближаться к его каюте.
Елена, поднявшись, села в постели.
– У тебя есть подходящее для такого случая платье? – То серое, в котором ты покинула дом, выглядит получше остальных. И очень тебе идет.
– Да не для меня… Я говорю о тебе. Что ты наденешь? Порция почувствовала, что ее своевольное сердце забилось быстрее.
– Я не пойду.
– Но ты приглашена.
– Думаешь, приглашение относится и ко мне?
Изящным движением Елена спустила ноги на пол, и водопад ее светлых волос низвергся до самого пола. На лице у нее появилось озорное выражение, которого Порция прежде не замечала.
– Принимая во внимание великодушие этого джентльмена, было бы весьма невежливым проигнорировать его приглашение.
– Ты не ответила на мой вопрос. Что именно сказал мистер Пеннингтон?
– Выразил надежду, что мы не обидимся, если он не пришлет официального приглашения, и почтим его своим присутствием. Сказал, что стол будет накрыт к трем часам и что капитан Кэмерон тоже придет.
– Он, наверное, имел в виду только тебя.
– Нет. Местоимение «вы» использовалось во множественном числе.
– Сомневаюсь. Не хочу выставлять себя дурой, заявляясь на чаепитие, где меня не ждут.
Елена приподняла бровь и немного подалась вперед.
– Ты напрасно упрямишься.
Порция положила свернутые одеяла рядом с сундуком.
– Мама, пойми. Ничего не изменилось. Я не хочу идти туда, где меня не желают видеть.
– Просто смешно…
– Что смешно?
– Смешно на вас обоих смотреть… Сохнете друг по другу, и ни один не желает сделать шага навстречу.
– Ну, он-то по мне не сохнет.
– А я говорю – сохнет! И не смей со мной спорить! Пойди к нему и извинись. Положи конец моим мучениям!
– Твоим мучениям? – Скрестив руки на груди, Порция подошла к Елене. – Что ты имеешь в виду?
Елена усадила Порцию рядом с собой.
– После прогулок с ним мне всякий раз приходится не менее часа слушать твои вздохи и стенания.
– Это тебе просто кажется! – воскликнула Порция.
– Не перечь матери! – с притворной строгостью произнесла Елена. – Да и Пеннингтон хорош… Без конца выспрашивает, чем ты занималась утром или накануне вечером, с кем общалась, какую книжку читала экипажу, не жестко ли тебе спать на полу, не мерзнешь ли…
– Елена Миддлтон, не рассказывайте мне сказки! – крикнула Порция. – Не верю ни единому вашему слову. – Она обхватила мать за плечи и прижала к себе. – Мама, я люблю тебя и ценю твои усилия, но… Нет, нет и еще раз нет! Я в первый же день извинилась перед ним, а он сказал, что сообщит мне о своем решении позже.
Елена погладила Порцию по щеке.
– Не вини его, милая, он всего лишь мужчина. Прошло только три недели. Возможно, его нужно слегка подтолкнуть. Не обязательно извиняться. Просто попробуй его расшевелить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обретенная мечта - Макголдрик Мэй



интересно,насыщено, роман продолжение о семействе Пеннингтон, 1- "С тобой мои мечты", 2- "обретенная мечта" 3 "пылкие мечты"
Обретенная мечта - Макголдрик МэйКетти
2.07.2012, 14.17





Роман чудесный, впрочем как и вся серия. Правда аннотация не соответствует содержанию, пленницей в доме деда жила не Порция, а ее мать. Главный герой замечательный, хоть и порой чересчур недоверчивый, учитывая прошлое и это можно понять. Порадовало воссоединение двух братьев. И то что дома героя простили и приняли, помогли в трудный момент.
Обретенная мечта - Макголдрик Мэйната
23.10.2012, 7.58





Читать можно!
Обретенная мечта - Макголдрик МэйТатьяна
23.08.2015, 23.02





Первая часть понравилась мне больше.Но эта тоже читабельна.
Обретенная мечта - Макголдрик МэйНа-та-лья
1.11.2016, 16.19





мило , но согласна первая книга про лайона лучше по накалу страстей и все как то реалистичнее, здесь больше сказки)
Обретенная мечта - Макголдрик Мэйнайка
4.11.2016, 21.04





мило , но согласна первая книга про лайона лучше по накалу страстей и все как то реалистичнее, здесь больше сказки)
Обретенная мечта - Макголдрик Мэйнайка
4.11.2016, 21.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100