Читать онлайн Обретенная мечта, автора - Макголдрик Мэй, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обретенная мечта - Макголдрик Мэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обретенная мечта - Макголдрик Мэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обретенная мечта - Макголдрик Мэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макголдрик Мэй

Обретенная мечта

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Несмотря на все старания, утром Порции ненамного удалось улучшить свой внешний вид. От пролитых в подушку слез ее глаза припухли и покраснели, лицо было бледным, голос – хрипловатым. Ночью у нее сильно пульсировало в висках, в животе ощущалась какая-то тяжесть, она почти не спала и теперь, выйдя из дома, едва передвигала ноги.
Капитан Тернер уже подстерегал ее, прохаживаясь возле одной из карет адмирала Миддлтона. Порция вполне ожидала этого, даже считала неизбежным, и тем не менее при виде офицера ее настроение ухудшилось еще больше.
– Что с вами, мисс Эдвардс? Вам нездоровится?
– Нет, я вполне здорова, – отозвалась она и молча направилась к экипажу.
– Но если вам действительно нездоровится, то лучше провести день в постели. А миссис Грин я все объясню. Могу послать кого-нибудь за миссис Хиггинс, чтобы она…
– Да нет, капитан, не надо, – сказала Порция, становясь на ступеньку. – Давайте поедем. Не стоит опаздывать уже на второй день.
– Что ж, ладно, – уступил Тернер и сел рядом с девушкой. – Но должен заметить, рыбка моя, что сегодня мы приедем раньше времени.
– Тем лучше. Займусь там какой-нибудь работой.
К облегчению Порции, карета наконец тронулась и покатилась по мостовой. Сегодня ей просто необходимо остаться с Еленой наедине. Склонить ее к побегу, убедить, что это им по силам.
– К моему глубочайшему сожалению, рыбка моя, я никак не смогу отвезти вас сегодня домой, – сказал капитан Тернер, бесцеремонно похлопав девушку по колену.
Порция отодвинулась от него.
– Ничего страшного, я самостоятельно доберусь.
– Я просто очарован вашим стремлением к независимости.
– Неужели?
– Уверяю вас. Однако меня беспокоит ваш не слишком здоровый вид. Ведь от Коппс-Хилла до Скул-стрит довольно далеко, чтобы идти пешком.
– Миссис Крис тоже обеспокоилась, когда увидела меня утром, – быстро нашлась Порция. – И обещала прислать за мной коляску. Вы, должно быть, уже видели мистера Джереми, с которым они обычно ездят?
– Да, конечно. Ну раз так, то ладно. – Офицер был явно разочарован, однако не сказал больше ни слова.
Порция тем не менее понимала, что и здесь могут возникнуть определенные сложности. Не дай Бог капитан Тернер увидит Джека, приехавшего на фаэтоне Пирса!.. Ведь доктор Крис вряд ли нанял бы такой экипаж. Девушка глянула в окошко: на улице было уже довольно людно, начинался очередной, наполненный хлопотами день.
– Устраиваясь в дом адмирала Миддлтона, я и не предполагала, что стану для вас обузой, – уже мягче произнесла Порция. – Не стоит из-за меня по несколько раз в день ездить туда и обратно.
– Пустяки. Мне это только в удовольствие. К тому же я должен ежедневно представлять адмиралу доклад.
– Но ведь это всего раз вдень, – заметила Порция. – А возвращаться из-за меня не стоит.
– Ну что вы, золотце мое, мне это совсем не трудно, – возразил капитан, склоняясь к девушке. – Признаюсь, я был очень рад, когда моя кузина сообщила, что вы интересуетесь местом в доме адмирала. Но еще больше я обрадовался, когда миссис Хиггинс попросила меня опекать вас. Для меня это большая честь.
Подобная новость слегка ошарашила Порцию, но она не подала виду. Ведь Мэри хотела сделать как лучше.
– В силу непредвиденных обстоятельств меня не будет в городе до завтрашнего дня, – продолжал капитан. – Но впредь обещаю вам, мое сокровище, добросовестно выполнять взятое на себя обязательство и каждый день доставлять вас в особняк и обратно.
В особняк и обратно?.. Завтра ей это уже не понадобится. Ей повезло, что вечером капитан не появится в доме адмирала.
– И далеко вы уезжаете, если не секрет?
– В Ньюпорт. С небольшим отрядом, который я возглавляю.
Порция ощутила некоторую тревогу.
– Путь не такой уж и близкий.
– Но в это время года поездка не будет слишком утомительной. Дороги между Бостоном и Ньюпортом достаточно хорошие.
– Никогда не бывала в тех местах, – беззаботным тоном заметила Порция. – Но слышала, что Род-Айленд не очень большая колония.
– Зато тамошние жители внаглую объявили себя лучшими контрабандистами всех британских колоний.
Порция вспомнила о недавно прочитанном памфлете, написанном в защиту одного торговца с Род-Айленда, которого судили в Бостоне по обвинению в контрабанде. Автор памфлета утверждал, что парламент просто-напросто грабит колонистов, лишая их возможности зарабатывать себе на жизнь.
Поселение возникло вокруг бухты Наррагансет, особых условий для занятия земледелием, как в других колониях, там не было, и торговля оставалась практически единственным источником средств к существованию. И поскольку законодатели в Лондоне вводили все больше ограничений на свободную торговлю и непомерно повышали налоги на ввозимые товары, коммерсанты с Род-Айленда имели полное право поступать так, как считали нужным.
Порция была вполне согласна с доводами автора памфлета, однако предпочла оставить свое мнение при себе, ибо капитан Тернер вряд ли его разделял. Кроме того, в данный момент Порцию заботило то обстоятельство, что корабль Пирса будет находиться в той бухте, куда собиралась она сама.
– Вероятно, адмирал Миддлтон сильно обеспокоен, если посылает именно вас, самого надежного и ценного офицера.
Слегка выпятив грудь, капитан Тернер кивнул:
– Вы абсолютно правы, золотце мое. Посылая меня, адмирал уверен, что я справлюсь с ситуацией.
– А что там произошло? – поинтересовалась Порция.
– Ну как вам сказать. – Капитан глянул в окошко кареты, уже подъезжавшей к воротам особняка. – Эта информация не для общего сведения, так что никому ни слова.
– Ну разумеется, – заверила Порция.
– Нам стало известно, что на Род-Айленде готовятся какие-то противоправные действия, и, по слухам, там также замешан этот подлый шакал, которого они величают капитаном Макхитом. Как мы полагаем, их цель – каким-то образом помешать деятельности таможенных кораблей, находящихся в бухте Наррагансет.
– И вы думаете, там что-то произойдет именно сегодня?
– В этом нас убеждают полученные сведения. – Капитан Тернер махнул рукой стражникам, и карета проехала в ворота. – Но им не удастся застать нас врасплох, мы даже спровоцировали более быстрое развитие событий. Надеюсь, Макхит попадется в расставленные силки.
– Мудрое решение, – похвалила Порция. – Зачем чего-то дожидаться, если можно перенести боевые действия на территорию противника? Заставить их обороняться и захватить самого главаря. И что же вы намерены предпринять?
Карета остановилась у бокового входа, но Порция не торопилась выходить, выжидающе глядя на офицера.
– Мы уже давно не даем покоя этим негодяям. Ну а теперь вышло постановление о том, что с сегодняшнего дня каждое судно, появившееся в бухте Наррагансет, будет арестовано. В случае обнаружения каких-либо нарушений – а они, несомненно, найдутся – весь груз будет отправлен в Бостон, капитанов судовладельцев мы арестуем, а потом они предстанут перед судом.
– И вы сделаете это, даже если ничего противозаконного не обнаружите на судне? – спросила Порция, пораженная несправедливостью подобных мер.
– Придется. Все эти островитяне плуты и мошенники! Сколько на них ни давишь, все без толку! – с горячностью проговорил капитан. – Лучший способ их проучить – это полностью пресечь всякую торговлю. Когда же мы поймаем Макхита, то вздернем его прямо в Ньюпорте. А труп привезем в Бостон. Этим псам будет преподан хороший урок!
Порция тяжело вздохнула. Отплытие намечалось сегодня ночью, и она опасалась, как бы все не расстроилось. И еще тревожилась за Пирса. А что, если он и есть тот самый Макхит? Лучше ни о чем больше не спрашивать. Однако Порция не удержалась и продолжила разговор:
– Не понимаю, капитан. Зачем адмиралу лишать Бостон вашего присутствия? Разве на Род-Айленде нет никого, кто мог бы должным образом все организовать?
– Я должен ехать по той причине, что офицеры, командующие кораблями, подчиняются не губернатору Ньюпорта, а королевской администрации, находящейся здесь, в Бостоне. Еще раньше было принято решение послать туда для руководства старшего офицера, если станет известно об участии в каких-либо действиях самого Макхита. А именно в этом мы не сомневаемся.
Порция подумала, что вероятность случайной встречи с капитаном Тернером не так уж и велика – ведь она не собиралась заезжать в Ньюпорт.
– Значит, вы отправляетесь прямо с утра?
– Точно не знаю. – Выйдя из кареты, офицер обернулся с намерением помочь девушке.
Порция, однако, поспешила выбраться самостоятельно. Она поняла, что вряд ли удастся вытянуть из Тернера дополнительные сведения. Как говорится, «ведро уже скребло по дну колодца».
– Ну что ж, капитан, счастливого пути, – пожелала она.
– Я распоряжусь, чтобы завтра утром за вами заехали.
Порции очень хотелось заявить, что в этом нет ни малейшей необходимости, но она лишь любезно улыбнулась и, помахав офицеру рукой, вошла в дом.
Мэри полагала, что вышла из дома достаточно рано, чтобы застать Порцию, прежде чем та уедет в особняк адмирала Миддлтона. Однако миссис Крис ее разочаровала.
– Мисс Эдвардс – ранняя пташка, – сказала хозяйка. – Она и сегодня, и вчера уехала еще до того, как мы с мужем проснулись. Похвальное качество.
Мэри решила зайти к Порции накануне, чтобы занести ей корзину, в которую она кое-что собрала: каравай свежеиспеченного хлеба, горшочек любимого варенья, собственноручно вышитый на прошлой неделе платок и вырезанные из черной бумаги профили Анны и Уолтера, помещенные в рамку. Жене пастора хотелось хоть как-то загладить вину за вчерашний вечер.
Мэри не могла припомнить случая, чтобы когда-либо так сильно ошибалась в людях. Взгляды капитана Тернера на жизнь ужаснули ее. А ведь она подтолкнула его к ухаживаниям за Порцией!.. Причем без ведома подруги. Она должна все объяснить Порции и вместе с ней подумать, каким образом отвадить офицера.
– Можно мне оставить эту корзинку в комнате мисс Эдвардс? – спросила Мэри.
– Ну конечно, миссис Хиггинс, – кивнула добродушная хозяйка.
Зайдя в комнату Порции, жена пастора застыла в некотором недоумении: небогатые пожитки девушки были убраны, небольшой сундучок стоял на полу рядом с кроватью. Те подаренные на память безделушки, что прежде находились на столе, тоже исчезли, и вообще в комнате был наведен идеальный порядок.
Мэри стала вспоминать вчерашний званый ужин. Порция ни словом не обмолвилась о том, что снова собирается переезжать. Впрочем, при капитане Тернере она и не стала бы говорить.
Вполне возможно, что ей предложили комнату в особняке адмирала Миддлтона, или же она подыскала себе жилье в самом Норт-Энде.
Мэри подошла к столу, чтобы поставить на него корзину, и увидела запечатанный конверт. Как оказалось, письмо было адресовано лично ей.
Без малейших колебаний Мэри вскрыла конверт, достала листок и прочитала следующее:
Дорогая подруга!
К тому времени, когда ты получишь это письмо, я уже буду на пути в Уэльс, где, как я тебе говорила, намерена обратиться к своей благодетельнице леди Примроуз за содействием в получении какой-нибудь работы. От всего сердца благодарю тебя и пастора Хиггинса за то добро, которое видела от вас в течение стольких лет. Я также благодарна вам за то, что дали мне возможность общаться с вашими замечательными детьми.
Оторвав взгляд от письма, Мэри посмотрела на сундучок. Судя по всему, Порция еще не успела уехать. Мэри быстро пробежала глазами строчки, в которых девушка просила извиниться за нее перед хозяевами, сказать им за все спасибо, а также передать привет Белле, Джосае и Кларе.
Мэри призадумалась. Порция ни словом не обмолвилась о том, что собирается взять с собой Елену. Не сообщила, на каком корабле собирается отплыть. Но если она уезжает одна, к чему такая секретность? Видимо, попутчица у нее все же будет.
Мэри дочитала письмо:
…Если кто-нибудь еще вспомнит обо мне, передай им мой привет. О том, что я уезжаю, никто не знал, у меня просто не было времени всем сообщить. Пожалуйста, обними и поцелуй за меня Анну и Уолтера, скажи им, что я всегда буду их любить. Ну вот и все, моя милая подруга.
Прижав листок к груди, Мэри снова задумалась. Она вспомнила, как вчера, находясь у них дома, Порция получила какое-то послание, а также ее реакцию на попытку капитана Тернера выяснить, в чем дело. Мэри печально вздохнула. Выходит, Порция не отступилась от своего, она уезжает, и, возможно, они никогда больше не увидятся. Эта мысль обожгла, словно колючий январский ветер. В течение многих дней, месяцев, а то и лет придется корить себя за допущенную оплошность, переживать из-за того, что не сумела напоследок встретиться с подругой и устранить возникшее недоразумение. Мэри хотелось, чтобы у них обеих остались только светлые воспоминания о восьми годах, прожитых вместе, и чтобы Порция по-прежнему воспринимала семью Хиггинсов как свою собственную.
Спрятав письмо, Мэри стремительным шагом направилась к двери. Возможно, она еще успеет увидеться с Порцией в последний раз.
В этот день за Еленой присматривали не слишком строго, и Порция быстро поняла, в чем причина: напичканная какими-то снадобьями, мать пребывала в полубессознательном состоянии.
Порции тем не менее позволили находиться в спальне, и, сидя рядом с лежащей на кровати матерью, она читала вслух французскую книжку, делая вид, что вполне удовлетворена возможностью так или иначе выполнять свои обязанности. Тем временем две служанки, устроившиеся у окна, о чем-то беспрерывно болтали.
Елена иногда открывала глаза, но, похоже, была даже не в состоянии сфокусировать взгляд. Она, видимо, витала где-то в стране грез, и ее нечастые возвращения в реальный мир длились совсем недолго. Впрочем, Елена все же осознавала присутствие Порции, ибо каждый раз, когда девушка прекращала чтение, поворачивала в ее сторону голову. Поэтому Порция продолжала читать, радуясь уже тому, что мать способна хоть как-то воспринимать окружающую действительность, и надеясь, что к нужному моменту ее удастся вывести из состояния прострации.
Около девяти часов опять явился доктор, и Порции велели удалиться. Как только медик ушел, девушка сразу же вернулась в комнату и увидела, что миссис Грин снова готовит какое-то снадобье.
Когда экономка вышла, оставив приготовленную смесь служанкам, Порция тут же поспешила предложить свою помощь.
– Если вы не против, то я могла бы сама давать ей лекарство.
Молодая горничная, которой было поручено это дело, поначалу отнеслась к такому предложению с недоверием, но когда Порция сказала, что ей уже приходилось ухаживать за приболевшими прихожанами пастора Хиггинса, а также доставлять лекарства клиентам аптекаря, в чьем доме она теперь живет, сомнения служанки рассеялись. Она охотно спихнула Порции свои обязанности и вернулась к окну, чтобы продолжить разговор с подружкой.
Ну а Порция, забрав у нее чашку с ложкой, в течение последующего часа очень правдоподобно создавала видимость, будто она заливает приготовленное зелье в рот Елены.
На губы матери не попало ни единой капли – всякий раз, поднося к ним ложку, девушка незаметно выплескивала содержимое на висевшее рядом полотенце.
Однако от воздействия ранее принятых лекарств Елена отходила медленно. Зная наверняка, что ни одна из присутствующих служанок не владеет французским, Порция под видом чтения стала говорить матери про появившуюся возможность перебраться за океан, где они могли бы всегда быть вместе, про то, что их будет ждать корабль, что только с помощью самой Елены она может вырвать ее из этих стен, ставших для нее тюрьмой, и что бежать надо прямо сегодня.
После полудня вновь появилась миссис Грин, чтобы проверить обстановку. Порция немного занервничала, но, к ее облегчению, с лица Елены, которую экономка какое-то время пристально разглядывала, быстро исчезло выражение некоторого возбуждения. Надежды Порции возросли – видимо, до сознания матери дошли ее слова.
– Мэм, мне кажется, что чтение действуют успокаивающе на мисс Миддлтон, – сказала Порция экономке.
Миссис Грин хмыкнула.
– Скорее всего ее спокойствие вызвано действием лекарства.
– И все равно спасибо вам за то, что позволили мне ей почитать.
– Именно для этого вас и наняли. Деньги вам просто так платить не будут.
– Разумеется, мэм, – смиренно отозвалась Порция. Миссис Грин, все оглядев и проверив, снова обратилась к ней:
Думаю, мисс Миддлтон проспит до конца дня. Ну а вы перед уходом можете поесть. На кухне кое-что осталось.
– А можно я задержусь до вечера? – попросила Порция. – Видите ли, капитан Тернер перед отбытием распорядился, чтобы меня отвезли домой, и мне не хотелось бы его разочаровывать.
– Ну как хотите. Однако на ужин не рассчитывайте. Присев в реверансе, Порция вернулась на свое место у кровати Елены, а миссис Грин тем временем стала давать служанкам наставления. По всей видимости, на сегодня для них имелись и другие поручения, и Порция, которая внимательно прислушивалась к разговору, очень обрадовалась, когда выяснилось, что девушкам не придется присматривать за своей госпожой весь день.
– Та из вас, кто будет уходить последней, должна обязательно закрыть дверь на ключ, – напомнила экономка. – Вам понятно?
– Да, мэм, – в один голос ответили горничные. Когда миссис Грин уже заканчивала давать наставления, в комнату заглянула еще одна служанка и обратилась к Порции:
– Мисс Эдвардс, приходил стражник с ворот и сказал, что вас желает видеть некая миссис Хиггинс. Говорит, у нее к вам срочное дело.
Сердце у Порции болезненно сжалось. Неужели что-то случилось с детьми? Но в этом случае можно было бы послать Клару или Джосаю. Значит, причина в другом.
Закрыв книгу, Порция направилась к двери.
– Кто такая миссис Хиггинс? – раздался голос экономки.
Порция остановилась.
– Жена пастора Хиггинса, который служит в церкви, на Садбери-стрит. Они оба очень хорошие люди. Я проживала в их семье, прежде чем стала работать у вас. Миссис Хиггинс моя подруга. Видимо, пришла сюда пешком узнать, как я себя чувствую. Дело в том, что ночью мне немного нездоровилось.
Несколько секунд миссис Грин с подозрением смотрела на Порцию, а затем повернулась к служанке.
– Скажи охранникам, чтобы ее пропустили, – распорядилась она и, уже обращаясь к Порции, добавила: – Миссис Хиггинс, если захочет, может присоединиться к вашей трапезе.
– Спасибо, миссис Грин, вы очень любезны, – отозвалась девушка и, снова присев в реверансе, последовала за служанкой.
Когда она спустилась вниз, распоряжение экономки уже достигло ворот. Увидев Мэри, стремительно шагающую по аллее, Порция поспешила ей навстречу.
– Как хорошо, что я тебя застала! – проговорила подруга.
Задавать вопросы не имело смысла, и так было ясно, что привело ее сюда.
– Тебе не следовало заходить в мою комнату и читать оставленное письмо, – с некоторым укором сказала Порция.
– Но оно ведь адресовано мне.
Взяв Мэри за руку, Порция потянула ее в глубь сада, подальше от чьих-либо ушей и глаз.
– Я не хочу, чтобы мои планы каким-то образом повредили твоей семье. Именно этого ты опасалась. Поэтому постарайся вести себя так, будто ты не читала и даже не видела моего письма. Сделай вид, будто абсолютно ничего не знаешь.
– Значит, это правда? Ты действительно уезжаешь? Оглядевшись, Порция удостоверилась, что поблизости никого нет, и ответила:
– Да, уезжаю. – Голос ее дрогнул.
– И когда?
Я не могу тебе этого сказать.
– Ну пожалуйста, – не отставала подруга.
Мотнув головой, Порция двинулась дальше. Мэри последовала за ней.
– Значит, не хочешь говорить, – с обидой в голосе произнесла она. – Отказываешь мне в доверии после стольких лет, проведенных вместе. Считаешь, что я не вправе знать?.. И не заслуживаю того, чтобы со мной попрощаться, как полагается? Неужели ты думаешь, что дети не захотели бы повидаться с тобой в последний раз? Что Уильям не пожелал бы сказать тебе слова напутствия? Возможно, мисс Эдвардс, вы уже забыли про нас. Однако ты по-прежнему нам дорога, и мы…
– Мэри, пожалуйста, перестань! – Едва сдерживая слезы, Порция обернулась к подруге. – Не терзай меня, мне и так нелегко!
– Прости. – Жена пастора с участием посмотрела на девушку и взяла ее за руки. – Просто я переживаю за тебя и не хочу, чтобы с тобой стряслось что-нибудь ужасное.
– Не волнуйся, ничего плохого со мной не случится. Единственное, чего я опасаюсь, как бы о моих планах не узнали те, кто может их расстроить.
– В том числе и капитан Тернер? Порция кивнула.
– Я понимаю, ты хотела как лучше. Он ведь признался, что ты попросила его позаботиться обо мне. Но это было ошибкой, он….
– Я знаю, знаю!.. – Мэри слегка покраснела. – Именно поэтому я и пошла к тебе прямо с утра. Хотела извиниться за то, что пригласила вчера капитана. Ты не поверишь, но я считала его вполне подходящей для тебя кандидатурой. Как я могла так ошибиться в нем?! И я подумала, что сообща мы сможем найти способ отвадить его от тебя.
Порция покачала головой:
– Теперь все это не имеет значения. Сегодня у него возникла необходимость отправиться в район Род-Айленда, а к его возвращению меня здесь уже не будет.
– Так ты отплываешь прямо сегодня?
В саду появились два работника с тяпками и граблями, и Порция повела Мэри к самой дальней скамейке.
– Никто не должен нас слышать, – напомнила она.
– Насколько я понимаю, ты едешь не одна, – сказала Мэри. – Но ты хорошо все продумала? Договорилась на корабле? И каким образом ты собираешься выбраться вместе с ней из особняка?
– Не задавай лишних вопросов, – перебила Порция. – Вам с Уильямом не нужно всего знать. Когда все откроется, меня здесь уже не будет, а вам вряд ли удастся избежать расспросов. Поэтому я хочу, чтобы вы знали как можно меньше. Не больше, чем любой посторонний человек.
Мэри снова взяла Порцию за руку.
– Я обещаю, что буду изображать полнейшее неведение. А также потрясение и негодование. В общем, все то, что продиктуют обстоятельства. Не забывай – ведь я жена священника.
Порция внимательно посмотрела на подругу.
– Это, Мэри, только слова. Я стараюсь учесть свои недавние ошибки. И я не забыла про тот скандал, который принес вашей семье столько проблем. Карьера Уильяма висела на волоске, и я не могу допустить, чтобы вы…
– Я больше не намерена оглядываться на прошлое. И нам не дано избежать того, что уготовил нам Господь. Поэтому не стоит вспоминать все то, что я тебе высказала. То, чем я тебя запугивала и от чего предостерегала. – Мэри улыбнулась, продолжая сжимать руку Порции. – У меня складывается впечатление, что на этот раз ты более тщательно все спланировала и гораздо лучше владеешь ситуацией. Я горжусь тобой. Однако опасаюсь, что ты могла упустить из внимания некоторые детали. Видит Бог, я желаю тебе только удачи. Ты больше, чем кто бы то ни было, заслуживаешь счастья.
– Ты вынуждаешь меня еще больше печалиться из-за предстоящей разлуки с тобой, – со слезами на глазах произнесла Порция.
Жена пастора обняла девушку.
– Думаю, я вполне достойна того, чтобы по мне скучать.
Порция улыбнулась:
– Пожалуй, ты самая сильная из всех женщин, которых я знаю.
– Не стану отрицать, – сказала Мэри и огляделась. Садовники продолжали работать не разгибаясь. – Но давай поговорим о путешествии. Когда ты отплываешь?
– Сегодня ночью.
– А что за корабль? Впрочем, нет, не говори!.. Мне это знать ни к чему. Но мать ты забираешь с собой?
– Собираюсь, – прошептала Порция.
– Надеюсь, вам не придется переодеваться матросами и пытаться проникнуть на корабль тайком? Дорога оплачена?
– И да и нет. Но на борту меня ждут, – уклончиво ответила Порция. Подруге совсем не обязательно знать, что Пеннингтон с Мьюиром даже не подозревают о том, что Елена тоже отправится в путь.
– Ну а корабль, надеюсь, идет в Англию?.. Не на какой-нибудь из этих ужасных Карибских островов?
– Он направляется в Шотландию. А до Уэльса я доберусь уже по суше.
Мэри помолчала, обдумывая услышанное.
– Надеюсь, тот, кто взялся тебе помочь, порядочный человек?
– Вполне, – тихо ответила Порция. Она безумно тосковала по Пирсу. Девушка через силу улыбнулась. – Я решила воззвать к его национальным чувствам и благородству, и он откликнулся.
Порция старалась не думать о том, как отреагировала бы подруга, узнай она о том, что произошло этой ночью. Однако Порция по-прежнему ни о чем не жалела.
– А каким образом ты собираешься доставить Елену на корабль? – поинтересовалась Мэри.
– Вечером сюда подъедет экипаж. Вознице все объяснили, и он отвезет нас, куда нужно.
– Но как ты вывезешь ее за ворота? Ведь стражники проверяют всех: и тех, кто входит или заезжает, и тех, кто покидает особняк.
Порцию куда больше беспокоило другое. Как поднять мать с постели и незаметно вывести из комнаты.
Если бы только нам удалось спуститься вниз и сесть в экипаж, на воротах я бы сказала, что это одна из служанок. Вряд ли кто-либо из стражников ее опознает. Она никогда не выходит за ограду.
– Думаешь, им не известны все те, кто здесь работает? – возразила Мэри.
Я могу накрыть ее одеялом. Или попросить возницу промчаться не останавливаясь.
– Нет, так не годится, – покачала головой Мэри. Она поднялась со скамейки и окинула взглядом огромный особняк на холме Коппс-Хилл. – Мне кажется, я могла бы тебе помочь.
Порция удивленно уставилась на подругу.
– Какого цвета у твоей матери волосы?
– Примерно такого же, как у тебя.
– А ростом и комплекцией мы схожи?
– В общем-то да, – ответила Порция.
– А есть у нее какое-нибудь серое платье? Похожее на то, что сейчас на мне?
Этого я не знаю. Ты что, предлагаешь сделать так, чтобы Елену приняли за тебя?
– Совершенно верно, – улыбнулась Мэри.
– Ну нет! А как ты сама отсюда выберешься? Все будут считать тебя соучастницей. – Порция встала со скамейки. – Нет, так не получится.
– Получится. Должно получиться.
– Нет! Не хочу втягивать тебя в это дело.
– Не так уж я глупа, как ты думаешь. Ведь в случае необходимости я могу изобразить из себя жертву. Скажу, что ты стукнула меня по голове или чем-нибудь опоила. Ты ведь живешь при аптеке и вполне можешь раздобыть какое-нибудь зелье. Ну так как?
– Даже не знаю, – отозвалась Порция и замолчала, обдумывая предложение подруги.
– Время поджимает, моя дорогая. – Взяв девушку за руку, Мэри потянула ее к дому. – У ворот сказали, что мне позволено пройти в комнаты, и я намерена воспользоваться этим. Отведи меня к своей матери.
Жена пастора решительно направилась к особняку, Порции ничего не оставалось, как последовать за ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обретенная мечта - Макголдрик Мэй



интересно,насыщено, роман продолжение о семействе Пеннингтон, 1- "С тобой мои мечты", 2- "обретенная мечта" 3 "пылкие мечты"
Обретенная мечта - Макголдрик МэйКетти
2.07.2012, 14.17





Роман чудесный, впрочем как и вся серия. Правда аннотация не соответствует содержанию, пленницей в доме деда жила не Порция, а ее мать. Главный герой замечательный, хоть и порой чересчур недоверчивый, учитывая прошлое и это можно понять. Порадовало воссоединение двух братьев. И то что дома героя простили и приняли, помогли в трудный момент.
Обретенная мечта - Макголдрик Мэйната
23.10.2012, 7.58





Читать можно!
Обретенная мечта - Макголдрик МэйТатьяна
23.08.2015, 23.02





Первая часть понравилась мне больше.Но эта тоже читабельна.
Обретенная мечта - Макголдрик МэйНа-та-лья
1.11.2016, 16.19





мило , но согласна первая книга про лайона лучше по накалу страстей и все как то реалистичнее, здесь больше сказки)
Обретенная мечта - Макголдрик Мэйнайка
4.11.2016, 21.04





мило , но согласна первая книга про лайона лучше по накалу страстей и все как то реалистичнее, здесь больше сказки)
Обретенная мечта - Макголдрик Мэйнайка
4.11.2016, 21.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100