Читать онлайн В ее постели, автора - Макгилливрей Дебора, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В ее постели - Макгилливрей Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.49 (Голосов: 163)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В ее постели - Макгилливрей Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В ее постели - Макгилливрей Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макгилливрей Дебора

В ее постели

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

– Спокойной ночи? – разочарованно повторила Эйтин.
И это все? Он собирается просто уйти от нее. Черт бы побрал его слепые глаза! Все выходит не так, как она надеялась. Что ж, она на самом деле не знала, что делать, чтобы удержать его от утреннего поединка. Она рассчитывала, что его обычное вожделение поможет ей осуществить задуманное. Никогда прежде Деймиан не проявлял нежелания предаться с ней любви.
– Эту ночь я хочу провести один. Чтобы подготовиться к предстоящему утру.
«Только через мой труп». Эйтин прикусила язык, не дав этим словам вырваться.
– Ты не хочешь остаться со мной?
– Если я останусь с тобой, Эйтин, мы едва выспимся. А мне нужна вся моя сила, чтобы сразиться с Пендегастом. Он слишком сильный противник, чтобы подарить ему такого рода преимущество. – Деймиан протянул руку и обхватил ладонью ее лицо. Глаза смотрели на Эйтин с чувством, близким к благоговению.
Лучше бы они смотрели на нее с любовью. Эйтин попыталась улыбнуться, но губы дрожали.
– А что, если я скажу: сними свою одежду, Деймиан?
– Ах, девочка, ты играешь нечестно. – Он поцеловал ее в лоб. – Тебе нездоровится. Поспи, Огненный Цветок, и ты почувствуешь себя лучше.
Деймиан повернулся, чтобы уйти, но она схватила его за руку. «Думай, глупая женщина!» – кричал разум.
– А… э… здесь холодно. Не мог бы ты развести огонь, прежде чем уйдешь?
Деймиан заколебался. Эйтин никогда не была хорошей лгуньей, ей не хватало природной хитрости. Приложив тыльную сторону ладони к его щеке, Эйтин дала ему почувствовать, как замерзла. По крайней мере это не было ложью. Она замерзла, продрогла до костей, боясь, что не остановит его ни честными средствами, ни обманом.
Наконец он кивнул и подошел к камину, аккуратно сложил несколько брикетов торфа в шаткую стопку, затем с помощью огнива высек огонь. Крепкий запах наполнил воздух, и струйки тепла скоро поползли по сырой комнате.
Эйтин сняла накидку и положила ее в изножье кровати, Деймиан встал и вытер руки о бедра.
– Ну вот, Эйтин. Этого должно хватить, чтобы согреть комнату. Только добавляй время от времени по одному брикету, и будет тепло. Холодное начало лета. Мне еще предстоит привыкнуть к этому горному климату.
Повернувшись к нему спиной, Эйтин подняла свои длинные волосы и переложила их на плечо.
– Не поможешь? Я не могу достать до шнуровки платья. Я не привезла с собой горничную, и не хотелось бы беспокоить служанку Тамлин, чтобы помочь мне. – Когда он не пошевелился, она взглянула через плечо. – Пожалуйста, Деймиан. Мне бы не хотелось спать затянутой в платье.
После долгого колебания он шагнул вперед и довольно резко потянул за кожаную шнуровку. Он расшнуровал и распахнул платье сзади, затем его движения замедлились, большие руки скользнули на талию. От этого прикосновения сердце Эйтин подпрыгнуло. Мозолистые руки, загрубевшие от многолетнего обращения с мечом, сжали мягкую плоть.
Она закрыла глаза и прислонилась головой к его груди. Вся страсть, вся любовь к Деймиану всколыхнулись в ней, она жаждала рассказать ему о своей любви. Она выразила то, что бурлило внутри, потянувшись назад и руками обхватив его сзади за бедра. Сжала пальцы, вонзившись ногтями в его крепкие мускулы. Словно могла взять и удержать его навсегда.
– Эйтин… – выдохнул он ей в волосы одновременно предостережение и почти мольбу отпустить его.
Эйтин улыбнулась, когда ощутила, как его плоть дернулась, почувствовала растущую уверенность в своей способности соблазнить его. Он жадно привлек ее к себе, усиливая близость. Смакуя. А потом вдруг все испортил, твердо отодвинув Эйтин от себя:
– Нет, Эйтин.
Она повернулась, быстро сделав несколько шагов, чтобы встать между ним и дверью.
– Я проклинаю твое «нет». Завтра ты собираешься сражаться из-за другой женщины, ты согласен умереть за нее. Будь прокляты твои глаза. И ты смеешь говорить мне «нет»? Подумай еще раз, лорд Высокомерие, разрази тебя гром. Завтра утром ты будешь драться за Тамлин. Прекрасно. Давай, иди и жертвуй своей жизнью ради другой женщины. Но эта ночь моя.
Мускулы на его лице задергались от ярости, и Эйтин едва не сломалась, увидев блеск слезинки у него в глазу.
Она была так напугана, так боялась потерять его, что ей было уже все равно, что он бережно хранит свою любовь к Тамлин. Пусть это глупо, но то, что раньше казалось Эйтин таким важным, теперь не имело почти никакого значения. Она отбросила всю свою гордость, наплевала на боль.
– Люби меня… пусть даже только эту ночь.
Схватив за талию, Деймиан попытался отодвинуть Эйтин от двери. Она обвила его руками за шею и прижалась ртом к его твердым губам. Эйтин наслаждалась его вкусом, от которого голова шла кругом. Деймиан сопротивлялся, его губы оставались твердыми, но недолго. Вместо того чтобы отодвинуть в сторону, он рывком притянул ее к себе, терзая ее губы своими. Его поцелуй был необузданным, беря все и не давая пощады, но ведь Эйтин и так была его, всегда его.
Он прервал поцелуй, хватая ртом воздух.
– Ты околдовала меня. Я не могу думать, когда ты рядом. Ты как хмельное вино, ударяющее в кровь. Что мне с тобой делать, Эйтин?
Ее женское естество устремилось навстречу чисто мужской силе, бурлящей в нем. Она протянула руку и погладила его по щеке.
– Люби меня, Деймиан, просто люби меня.
Он повернулся, чтобы поцеловать ладонь ее правой руки. Эйтин сердцем чувствовала его внутреннюю борьбу, но будь она проклята, если облегчит ему задачу и даст уйти сегодня ночью. Потом он снова поцеловал ее. Не нежным поцелуем, а свидетельствующим о его жажде, о его желании. Лицо Деймиана всегда было чисто выбрито, как принято у норманнов, но сейчас чуть отросшая щетина слегка царапала кожу. Эйтин не сдерживалась, изливала свою любовь через страсть, позволяя поцелуям говорить красноречивее слов, на которые он не давал ей разрешения.
Его руки подняли юбку, затем оказались на ее плоти. Прогнув Эйтин назад, на мягкий перьевой матрас, он расшнуровал лосины и вошел в нее одним мощным рывком, словно стараясь свести все к грубому физическому слиянию вместо сотканной из волшебства любви. Ей было все равно. Она примет Деймиана Сент-Джайлза любым, каким только сможет получить его, научит его любви.
Он вытянул ее руки над головой, затем крепко переплел ее пальцы со своими. Он врывался в нее снова и снова. Настолько глубоко, что она подумала, он пытается испугать ее, наказать за намерение сбить его с намеченного пути. Твердо решив не позволить его самообладанию взять верх, она изгибалась навстречу каждому яростному толчку.
Освобождение пришло, расколов Эйтин на тысячи раскаленно-красных осколков. Но вместо того чтобы расслабиться и наслаждаться, Деймиан увеличил темп, вонзаясь в нее еще неистовее, не отступая. Она не хотела так.
– Еще, Эйтин! Я хочу смотреть в твои глаза! – прорычал он, приподнявшись на локтях.
– О да, Деймиан, – промурлыкала она, – еще… еще… и еще.
Он прижался губами к ее шее, оставляя на коже следы зубов. У нее останутся отметины. Она будет с гордостью носить их. Потом его рот сомкнулся на ее губах, и он целовал ее до тех пор, пока последние крупицы здравого смысла не улетучились, пока не осталось лишь всепоглощающее пламя страсти. Деймиан овладевал ею, пожирал Эйтин с жадностью человека, ищущего господства или спасения.
Или говорящего «прощай».
Борясь с этим страхом, Эйтин расслабила пальцы, затем стиснула ими густые черные локоны на затылке. Она сжимала их с такой силой, словно не собиралась никогда отпускать. Это не было нежным соитием. Они вели войну. Эйтин боялась, что проигрывает битву. Время на исходе. Деймиан слишком поглощен своей любовью к Тамлин, своей верой в то, что она спасла его, когда он умирал, он не видит дальше своих видений, таких дорогих его сердцу.
Это их последнее поле боя. Эйтин должна достучаться до него, убаюкать его непокорную душу своей любовью и молить, чтобы этого было достаточно. Если нет, Деймиан погубит их обоих. Погубит оба глена. Эйтин до капельки перельет все свое сердце в физическое выражение любви, пытаясь показать, что настоящее прямо у него перед глазами. Она, любящая его больше жизни. Она не утаит ничего, отдаст все, что он потребует, больше, чем он попросит, своей решительностью не уступая его напору.
На карту поставлено все. Их будущее.


Звук закрывающейся двери пробудил Эйтин от глубокого сна. Она боролась с желанием вернуться в сон, затягивающий ее обратно в черноту. Паника змеей вползла в сердце. Сердцебиение лишь усилилось, когда Эйтин осознала, что Деймиана нет в комнате.
Он ушел. Ушел на смерть.
– Ох, глупец. Лучше бы я сама убила его. Это бы решило все вопросы. – Босые ноги коснулись холодного каменного пола, Эйтин соскользнула с кровати. Распахнув дверцы шкафа, схватила простую рубашку и платье из шотландки и быстро надела их. Коридор был пуст, когда она шла к комнате, где жил Деймиан. Дверь оказалась приоткрытой, поэтому Эйтин вошла не постучав.
В черных кожаных лосинах, серой рубашке и черном боевом шлеме, он терпеливо ждал, пока оруженосец Дайел застегивал ремни на его длинной кольчуге. Деймиан почувствовал присутствие Эйтин. Она увидела, как напряглось его лицо, но он продолжал отдавать тихие распоряжения Дайелу. Присев на корточки, оруженосец застегнул ремни наколенников, затем надел на Деймиана серую накидку.
Светлые глаза Деймиана встретились с глазами Эйтин, когда он обернул перевязь вокруг бедер и застегнул ее. Взмахнув рукой в сторону двери, он сделал знак оруженосцу оставить их одних.
– Подожди за дверью, Дайел.
– Да, милорд. – Проходя, юноша слегка поклонился Эйтин.
Она подождала, пока он не вышел в коридор.
– Ты не можешь участвовать в этом поединке, Деймиан. Если ты будешь сражаться, ты умрешь.
Сент-Джайлз заткнул кинжал за пояс. Решительные складки вокруг рта свидетельствовали о его непреклонности.
– Все женщины умоляют своих мужчин не сражаться, боясь, что они умрут. Я сожалею, что ты расстроена, Эйтин, но так должно быть. Пожалуйста, смирись с этим. Мне нужно сосредоточиться на предстоящем поединке. Я не могу сейчас отвлекаться на посторонние мысли и бесполезные споры.
– Нет, это не просто мой страх. Ты погубишь всех нас. Весь Глен-Шейн и Глен-Эллах. Дело не только в моем страхе потерять тебя. Прошлым вечером Эвелинор приходила ко мне и принесла мрачное пророчество. Она предостерегла меня, сказала, что, если ты будешь сражаться, ты умрешь. Перед смертью ты убьешь Пендегаста. Когда ты сделаешь это, оба глена пострадают от ярости Эдуарда. Он примет смерть Дирка на турнире чести от руки Шеллона. Но отступление от правил не распространяется на тебя или наши земли.
– Эйтин, возле мусорной кучи не было никого, кроме тебя. Возможно, тебе приснилось это, когда ты лишилась чувств…
– О да, мне это приснилось. Потом. Я ходила по дорогам Эннвина – иного мира, – поэтому вижу, что будет, если ты не послушаешь меня. Черт тебя побери, лорд Высокомерие, ты умрешь. Мы все умрем. Ты готов так рисковать, только чтобы сразиться за Тамлин? Ты как никто другой должен верить в силу ясновидения. В тебе ведь тоже это есть, не так ли? Это кровь твоей матери говорит с тобой. Ты знаешь, что я говорю правду.
– Да, я знаю, что такое ясновидение. Но все не так просто. Я сражаюсь еще и за Джулиана, он мой брат…
– Сегодня Джулиан сражается за себя. – Голос Шеллона заставил их обоих обернуться. Весь в черном, облаченный для битвы, он представлял собой внушительную фигуру. Черный Дракон. – Да, мы самые настоящие братья. Однако это мой вызов. Поединок будет проходить перед моими людьми. Я сражаюсь за честь своей жены. Люди Глен-Шейна будут сегодня моими судьями, так же как и Всевышний, а в конечном итоге и король. Я хочу не только добиться подчинения от людей, но и заслужить их уважение. Уважение неразрывно связано с властью. Люди перестанут меня уважать, если я позволю тебе сражаться вместо меня. Я сам перестану себя уважать. – Шеллон перевел взгляд на Эйтин и понизил голос: – Тамлин – моя жена, Деймиан. Я сражаюсь за нее. Я предупреждал тебя насчет вмешательства в мой брак.
Эйтин закрыла глаза от острой боли, пронзившей ее. Даже Шеллону известно о чувствах Деймиана к Тамлин.
– Дирк происходит из богатой и влиятельной семьи, пользующейся благосклонностью Эдуарда, – продолжал Шеллон. – Я не могу повесить его. Наказание должно исходить от меня, и в такой форме, которая не оставит Эдуарду выхода. Первый рыцарь христианства поймет и подчинится Божьему закону. Если же ты сразишься вместо меня, это не будет иметь благословения церкви и короля. Только я могу сразиться с Дирком в поединке чести.
Деймиан поджал губы, слушая Шеллона. В глубокой задумчивости он устремил взгляд в окно. Эйтин вкусила сожаления, видя, что этот упрямец не слушает ничьих доводов, не воспринимает ничьи слова.
Шеллон тоже увидел это и повернулся к ней:
– Он не слышит меня, да?
Она печально покачала головой.
– Я знаю, вы не слишком верите в ясновидение, лорд Шеллон, и порой оно не оправдывает ожиданий. Но Эвелинор – истинная пророчица. Она с самого начала знала, что вы придете на эту землю, чтобы завоевать Тамлин. Вчера вечером она предостерегла меня, что Деймиан не должен сражаться. Он умрет. Тогда Эдуард придет с огнем и мечом.
Шеллон улыбнулся, легко держа руку на рукояти меча.
– Значит, остается только одно. Деймиан?
– Да, Джулиан?
Джулиан действовал так быстро, что Деймиан не успел помешать ему, когда Шеллон выхватил меч из ножен и рукояткой сильно ударил кузена по челюсти.
Деймиан на какое-то мгновение застыл, удивление затопило его красивое лицо. Затем колени подогнулись, и он рухнул на пол.
Шеллон коротко кивнул.
– Порой, когда имеешь дело с Деймианом, чем меньше слов сказано, тем быстрее решение.


Эйтин сидела, положив голову Деймиана к себе на колени. Она с нежностью перебирала пальцами черные локоны на лбу, затем погладила густые черные брови. Приложив руку к сердцу, почувствовала, что оно бьется в нормальном ритме. С ним все в порядке.
– Если бы ты только открыл свое сердце, мой храбрый воин.
Она не обрадовалась, когда он вскоре зашевелился. Она надеялась, что Деймиан останется без сознания до конца поединка. Сент-Джайлз поднес правую руку к груди, потом отвел ее, силясь вырваться из черноты, завладевшей им.
Надеясь замедлить его пробуждение, Эйтин придержала его за плечи, но сопротивление только возросло. Деймиан сел, моргая.
– Как… долго?
– Слишком долго, милорд. Все кончено. Вам следует еще немного отдохнуть. – Эйтин солгала без колебаний, надеясь не дать ему пойти за Шеллоном.
Потирая ушибленную челюсть, Деймиан гневно зыркнул на нее.
– Для женщины, которая постоянно лжет, могла бы научиться делать это убедительнее. Когда-нибудь я поколочу тебя за это.
Оттолкнувшись, он встал без ее помощи. Когда Эйтин попыталась преградить ему путь из комнаты, отодвинул ее в сторону:
– Не вмешивайся, Эйтин.
– Ты не можешь уйти. Деймиан, постой! Пожалуйста, ради всего, что для тебя свято, остановись!
Не обращая внимания на ее оклик, он торопливо прошагал по коридору, потом побежал вниз по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Ступеньки были слишком широкими, и Эйтин не поспевала за ним. Она подхватила юбки, спускаясь так быстро, как только могла. К тому времени, когда она выбежала во двор, несносный упрямец уже сел на коня, и, пришпорив его, поскакал вперед, даже не оглянувшись.
– Чтоб тебе пропасть, Деймиан Сент-Джайлз! – Не тратя время на то, чтобы оседлать лошадь, Эйтин понеслась к воротам. Привратник Шеллона окликнул ее, когда она пробегала под поднятой решеткой.
Эйтин даже не приостановилась.
Вороны кружили вдалеке, над ущельями Глен-Шейна, когда Эйтин приблизилась к полю. Она увидела в этом дурное предзнаменование. Легкие горели, но она продолжала бежать, боясь, что опоздает. Эйтин бежала сквозь туманное утро, яркие лучи восходящего солнца рассеивали сумрак, пронзая его слепящими осколками белого света. Свет обжигал глаза, чуть не ослепляя ее своей необычной яркостью. Эйтин запаниковала, когда осознала, что ее сон становится реальностью!
Она отчаянно искала. Она должна найти Деймиана. Должна остановить его, даже если придется лечь под копыта его коня.
Мощные кони, облаченные в доспехи для сражения, выведены на поле, множество людей толпится вокруг, проходя мимо нее, обходя, натыкаясь на нее, оттесняя ее в сторону. В панике она не видит лиц, хотя страх, кажется, почти осязаемо висит в воздухе. Эйтин толкается, протискивается мимо них, пытаясь добраться до Деймиана. Она должна найти Деймиана. Не дать ему погубить себя. Она должна что-то делать, чтобы не дать этому сну сбыться.
Затем она замечает его на дальнем конце поля. Несколько человек снова оказываются между ними, не обращая внимания на то, насколько отчаянно она пытается пробиться к нему. Их движение мешает ей пройти, сдерживает ее, и Эйтин лишь мельком удается увидеть высокого рыцаря. Она расталкивает беспечных людей, в ярости на тех, кто закрывает ей дорогу к нему. Наконец они расступаются и отходят в стороны, и она смотрит прекрасному рыцарю в лицо.
Она не видит никого, кроме Деймиана Сент-Джайлза. Этот особенный воин излучает какую-то первобытную жизненную силу – огонь Дракона Шеллона. Волосы на затылке шевелятся, когда Эйтин смотрит на него. Доспехи, прикрывающие верхние части рук и бедра, и нагрудник из темной стали, рубашка и накидка серые. Другой придет с цветом тумана. Ветер шевелит черные, волнистые волосы с примесью темного огня – знак того, в ком течет древняя Кельтская кровь. Длинные, мягко завивающиеся вокруг ушей, они достают до латного воротника, прикрывающего затылок.
Затаив дыхание, Эйтин неотрывно смотрит в серо-зеленые глаза цвета туманных ущелий Глен-Шейна ранним утром. Он красив, нет – прекрасен. И она так любит его.
Затем он поворачивается к Шеллону, которого готовят к битве его оруженосцы, Джервас, Майкл и Винсент.
Эйтин наконец вздохнула, чуть не лишившись чувств от облегчения, когда поняла, что Деймиан не собирается сражаться. Слезы, которые она сдерживала, прорвались всхлипом. Деймиан заключил ее в объятия и прижал к своей груди:
– Ш-ш… миледи. Вы не хотели, чтобы я сражался. И я не буду сражаться. А вы все равно плачете. На вас не угодишь.
Внезапно люди, стоящие на краю поля, снова расступились, Тамлин и Моффет устремились к Шеллону. Она резко остановилась, когда увидела деревянный щит с пятью копьями. Расталкивая людей, преграждающих ей путь, Тамлин направилась прямиком к Джулиану, явно полная решимости остановить это любой ценой.
Эйтин почувствовала себя ужасно. Она прекрасно понимала, что испытывает Тамлин.
Не обращая внимания на разъяренную жену, надвигающуюся на него, Джулиан внимательно осматривал одно из копий, проводя по нему рукой.
– Джервас, замени это.
– Слушаюсь, милорд. – Джервас немедленно бросился исполнять приказание Шеллона.
– Шеллон, я хочу, чтобы ты остановил это. Сейчас же!
– Тамлин, я вижу, ты нашла выход. – Он взмахнул ресницами, повернулся и вперил пристальный взгляд в Моффета. – Не представляю как.
Сын Деймиана покраснел и опустил зеленые глаза, понимая, что подвел своего господина.
Потрепав Моффета по руке в знак поддержки, Деймиан вручил Шеллону гленройский меч:
– Я сам наточил его вчера вечером, Джулиан.
– Деймиан, уведи Тамлин… – попросил Шеллон. Кивнув, Деймиан потянулся к руке Тамлин.
– Он прав, Тамлин. Давай я отвезу тебя назад в Гленроа.
Она попятилась.
– Зачем? Чтобы мой идиот муж дал себя убить, и я этого не видела? Если ты так думаешь, то ты – такой же идиот, как и он.
Деймиан положил ладонь ей на руку, чтобы увести с поля.
– Убери от меня свои руки, Деймиан Сент-Джайлз, или я выцарапаю тебе глаза.
– Тамлин, успокойся… – проговорил Джулиан, но она оборвала его:
– Я буду счастлива успокоиться, когда ты вернешься в Гленроа вместе со мной и забудешь об этой глупости.
Джулиан выдохнул и поднял глаза к небу, словно прося терпения.
– Я уже объяснял, почему эти шаги необходимы. Эта свинья посмела прикоснуться к тебе. Никто не смеет безнаказанно трогать мою жену. Это единственный путь.
Тамлин задрожала, когда поняла, что его не переубедить.
– Дурак! Глупый, надменный дурак! – Она поперхнулась словами. – Ты же рискуешь всем, Шеллон. Что такое честь без жизни?
Его руки обняли ее и привлекли к себе на грудь, позволяя поплакать.
– Ты так мало веришь в меня, Тамлин? Я был королевским витязем, лучшим на всех островах. Я бы хотел, чтобы ты вернулась в Гленроа. Если ты будешь здесь, это может отвлечь меня, а я не должен отвлекаться.
– Если ты хочешь быть убитым, тогда я останусь здесь, чтобы подойти и пнуть тебя за это. – Она попыталась засмеяться, но у нее вырвался всхлип боли.
– Если ты не вернешься в Гленроа, отойди на край поля и позволь мне приготовиться. Я бы предпочел не давать тебе повода для пинков. – Он приподнял ее подбородок и легким поцелуем коснулся ее губ. – Пожалуйста, иди с Деймианом.
Тамлин крепко обняла Джулиана, прижав к себе, словно чтобы удержать и защитить. Потом отступила назад и огляделась. Посмотрев на Джерваса, приказала:
– Дай мне свой нож.
Тот заморгал, напуганный ее приказом.
– Миледи?
– Не будь ослом. – Она протянула руку и щелкнула пальцами. – Твой нож. Дай его.
– Но, миледи… – Джервас взглянул на Шеллона за подсказкой.
– Ей-богу, Шеллон, ты, должно быть, нарочно находишь себе в оруженосцы тупиц. – Тамлин повернулась и заговорила с Эйтин, потом выхватила нож у Деймиана из-за пояса. Она заметила, что все мужчины, кроме Шеллона, отступили на шаг. – Болваны.
Не обращая на них внимания, Тамлин наклонилась и прорезала шерстяную ткань каймы платья. Отрезав тонкую полоску, выпрямилась и отдала нож Деймиану. Шагнув к Джулиану, обвязала шерстяной черно-зеленой лентой его левую руку выше локтя.
– Если ты твердо намерен пройти через это, значит, у тебя должны быть цвета твоей дамы сердца.
Эйтин всхлипнула, когда Джулиан с безграничной любовью погладил щеку ее кузины. Шеллон так любит Тамлин, и ни у кого нет сомнений, что госпожа Гленроа испытывает то же самое к суровому воину, который теперь является ее мужем. Их любовь так прекрасна. Эйтин чувствовала зависть и знала, что Тамлин и Джулиан самые счастливые люди на этой земле.
Ах, ну почему они не могут жить в мире без зла, вмешивающегося в их жизни?
– Моффет, – позвал Джулиан. Моффет взял Тамлин за руку.
– Миледи, вы должны пойти со мной.
Слезы наполнили глаза Тамлин, она кивнула, хотя продолжала неотрывно смотреть на Шеллона.
– Джулиан, я…
– Идите с Моффетом, миледи, – мягко проговорил Джулиан. Его взгляд скользнул к Эйтин, умоляя ее помочь Тамлин выдержать это. – Позаботитесь о моей жене? – Его слова звучали как мольба.
Эйтин кивнула, повернулась и последовала за Тамлин.


Эйтин стояла на краю поля рядом с дрожащей Тамлин. Вскоре Деймиан присоединился к ним, наблюдая, как двое воинов выезжают в центр поля. Шеллон, весь в черном, на вороном коне, представлял поразительный контраст с Пендегастом, который был облачен в яркую красно-желтую накидку поверх серебристой кольчуги и доспехов и сидел на белоснежной боевой лошади.
Эйтин обняла Тамлин и почувствовала, как дрожь сотрясла тело кузины, когда Малькольм спросил, согласны ли Шеллон и Пендегаст, что один из них останется в живых, а другой будет убит в поединке чести, веря в то, что такова воля Господа. Подтвердив это, каждый из рыцарей развернул своего громадного коня и направился к своему концу поля. Оруженосцы поднялись на помосты и надели на воинов боевые шлемы.
Малькольм бросил белый платок, и тот плавно приземлился. Затем двое воинов пришпорили своих коней, опустив и нацелив копья для удара.
Эйтин закрыла глаза, когда копья с грохотом врезались в рыцарей. Она услышала стон толпы и несколько криков:
– Он удержался! Шеллон удержался!
Это был кошмар наяву. Топот лошадиных копыт, звук ломающихся и раскалывающихся копий. Ломающихся о доспехи, которые защищали плоть и кость.
– Два захода. Еще три, – сказал Деймиан.
Пронзительно заржала лошадь, рыцари пошли на третий заход. Тело Деймиана дернулось, толпа в ужасе вскрикнула. Не в силах вынести это, Эйтин открыла глаза и увидела, как последний удар выбил Шеллона из седла. Он перелетел через хребет Язычника и упал на землю.
Тамлин застонала, сильно, до синяков, стиснув руку Эйтин. Эйтин, как и все, задержала дыхание, ожидая, поднимется ли Шеллон.
Дирк отшвырнул поломанное копье, затем стащил с седла ядро и цепь. Медленно, покачиваясь, Шеллон поднялся на ноги, но тут же ядро и цепь ударили его по спине. На спине не было доспехов. Лишь тяжелая кольчуга не дала отвратительному оружию искалечить тело. Развернув коня, Дирк снова обрушился на Шеллона, тяжелым ядром с шипами ударяя его по спине и шлему.
Тамлин закричала. Схватив Деймиана за руку, она взмолилась:
– Останови это! Бога ради, останови это безумие! Он же убивает Шеллона! – Она бросилась было вперед, но Деймиан схватил ее за руку:
– Оставайся на месте, иначе ты убьешь и Шеллона, и себя.
Дирк опять атаковал Джулиана. Когда он замахнулся ядром, Язычник набросился на коня противника. Опустив голову, черный как ночь жеребец врезался в лошадь Дирка. Кусаясь и лягаясь, пронзительно кричащие животные дрались с такой же ненавистью, что и рыцари. Впав в неистовство, Язычник зубами разорвал плоть противника, кровь заструилась из раны на белой шее. Дерущиеся жеребцы сбросили Пендегаста, великолепный конь Шеллона скорее всего спас хозяину жизнь.
Тяжело сглотнув, Эйтин смотрела, как Шеллон сорвал с головы сильно помятый шлем и бросил его на землю. Эйтин стало нехорошо. Она видела не Шеллона, а Деймиана. Шестое чувство говорило ей, что приближается тот момент, когда Деймиан встретил бы свою смерть. Умрет ли Шеллон на его месте?
На каждом конце поля в землю были воткнуты мечи, оставленные для воинов на тот случай, если они смогут добраться до них. Сейчас Шеллон направился к мечу Гленроа. Дирк несколько мгновений понаблюдал, как Шеллон пошатывающейся походкой идет к могущественному оружию. Бросив еще один взгляд, повернулся и побежал к своему.
И снова свирепый вороной конь сыграл свою роль, преградив Дирку дорогу, мешая ему добраться до меча. Давая Шеллону время.
Шеллон дошел до своего меча. Вместо того чтобы выдернуть его из земли, он рухнул перед ним на колени.
– Что он делает? – Голос Тамлин сорвался, она дернулась, пытаясь вырвать свою руку у Деймиана. – Джулиан, вставай!
Эйтин спрятала лицо на плече Деймиана, не в силах смотреть. Она боялась, что, изменив жизненные пути, она спасла Деймиана, но обрекла на смерть Шеллона. Оставалось лишь плакать и молча молиться.
Шеллон поднял глаза на меч, словно это был крест, он произносил молитву. Его ангельски красивое лицо оставалось неподвижным, глаза прикованы к золотой рукоятке. Разум Эйтин то и дело раздваивался. Одно мгновение это был Шеллон, а в следующее она уже видела Деймиана. Серые облака расступились, и луч яркого утреннего солнца пролился на Джулиана и преломился на янтаре рукоятки великого меча, словно Шеллон получил благословение свыше.
Наконец, поднявшись, Джулиан выдернул оружие из земли и повернулся к Пендегасту. Клинки ударялись и звенели снова и снова. Дирк теснил Шеллона силой своих ударов. Наконец меч Шеллона отразил размашистый удар Дирка. Используя стремительность атаки, Джулиан развернулся и ударил ногой в середину защищенной доспехами груди Дирка. Пендегаст казался выдохшимся, зато Джулиан удивительным образом обрел второе дыхание.
Никогда не видела Эйтин рыцаря настолько могучего, настолько четко направляющего каждое свое движение. Неудивительно, что люди называют его Черным Драконом Шеллона.
Джулиан крутанулся еще раз. Силой поворота он выбил меч из рук Дирка. Тот пролетел по воздуху, упал на землю и завибрировал.
Сунув кулак в рот, Тамлин закусила костяшки пальцев, когда Дирк поднял одно из поломанных копий. Поскольку оно было длиннее, чем меч, он мог держаться на безопасном расстоянии, размахивая им как дубинкой. Отражая каждый выпад, Шеллон использовал меч, чтобы отсекать щепы от копья. Дирк быстро отступал, пока наконец не приблизился к своему палашу. Он швырнул теперь значительно укоротившееся копье в голову Шеллона и бросился к оружию.
Толпы людей подбадривающе кричали, свистели, выкрикивали предостережения, стонали с каждым поворотом событий, явно болея за Шеллона.
Дирк атаковал размашистым боковым ударом, намереваясь рассечь Шеллона пополам, но Джулиан отскочил, изогнувшись, словно кошка. И все-таки кончик меча Дирка распорол накидку и ударил по железной пластине под ней.
Эйтин почувствовала себя так, словно это она поглотила удар, нанесенный Шеллону. Эйтин беспокоилась о Тамлин и ребенке, которого она носит.
В этот момент Язычник ринулся через поле в атаку. Он загнал жеребца Дирка. Бедное животное, ослабленное кровопотерей, рухнуло на краю поля. Теперь Язычник вернулся, чтобы снова сражаться бок о бок с хозяином. Дирк запаниковал и нанес Шеллону удар сверху, от которого Джулиан упал на одно колено. Используя меч как щит, Шеллон вскинул оружие, чтобы защитить плечо и спину. Дирк приблизился и ударил Джулиана коленом в подбородок. Шеллон полетел назад и упал на спину, открытый для последнего удара.
Эйтин закричала «Нет!» в то же мгновение, как услышала этот крик от Тамлин.
Огромный черный жеребец налетел на Дирка, встав на дыбы, замолотив копытами в воздухе. Он попал Пендегасту копытом по голове и продолжал бить даже после того, как Дирк упал.
Чувствуя дурноту, Эйтин повернулась, ища Деймиана, желая, чтобы он обнял ее, согрел.
Но Деймиан обнимал Тамлин.
Майкл бросился вперед, чтобы помочь Джулиану подняться, а Джервас и Винсент занялись Язычником. Наконец, поднявшись сам, Джулиан подошел ко все еще возбужденному коню, потрепал по лбу и что-то прошептал ему.
– Уберите этого… эту падаль с поля.
Несколько человек подчинились, оттащив тело Дирка в сторону.
С залитым слезами лицом Тамлин вырвалась из рук Деймиана и бросилась к Шеллону. Когда Деймиан наконец посмотрел на Эйтин, взгляд его был затравленным. Казалось, он чуть не пошатнулся от ее безмолвного укора. Они смотрели друг на друга, и ветер шевелил его черные волосы. Эйтин снова подумала о том, какой Деймиан красивый. В нем есть все, чего она хочет в мужчине.
Но он не любит ее.
Он ничего не сказал. Говорить было нечего.
Повернувшись, он бросился к Шеллону, оставив Эйтин одну.
Такую бесконечно одинокую.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В ее постели - Макгилливрей Дебора



Советую прочитать. Очень понравился этот роман!!!
В ее постели - Макгилливрей ДебораКатрин
10.12.2011, 15.14





класний
В ее постели - Макгилливрей Деборалюда
14.03.2012, 10.25





Очень сильно понравился роман.Читается на одном дыхании.
В ее постели - Макгилливрей ДебораОльга
6.06.2012, 14.51





наконец-то ,что-то новенькое:) надоели балы и шикарные платья...всем советую:)
В ее постели - Макгилливрей ДебораЕ-Катерина
28.06.2012, 23.13





мило. очень даже. героня уж сильно любит врать. а так очень даже необычная история
В ее постели - Макгилливрей ДебораАнабелька
25.09.2012, 13.36





Мне понравилось! Действительно надоели балы, и платья))
В ее постели - Макгилливрей ДебораKatrin
6.01.2013, 3.37





Очень интересная книга!
В ее постели - Макгилливрей ДебораЛяйсанчик
6.01.2013, 18.22





Про балы это Вы точно подметили ))) А романчик то, что надо!:)
В ее постели - Макгилливрей ДебораИнна
12.03.2013, 16.15





От такого названия я и не ждала ничего культурного. Хотелось почитать что-то развратное. Но, дело в том, что тупо. Тупо. Разбавлено спецэфическим американским юмором, какого мне не догнать. Надо бабе наследника. Но де его взять? Поймали дебилы-братья ей мужика, он кусался. Они его привязали к кровати, ночной горшок на голову надели. И тут как назло родственники припёрлись, не видели ли вы алкаша такого? Она на нервах, только бы не нашли.
В ее постели - Макгилливрей ДебораМарьяна
31.03.2013, 14.32





Прекрасный чувственный страсный роман. Правда половина этого романа взята и предидущего романа. А отношения гл.героев очень хорошо описаны.
В ее постели - Макгилливрей Деборанекая
26.06.2013, 22.17





Досить цікава сюжетна лінія. 9/10. Раджу.
В ее постели - Макгилливрей ДебораГаля
19.02.2014, 21.22





Роман для малолеток, сюжет конечно интересный но не в таком наивно-тупом исполнениии,очень много воды,несколько раз нашла нестыковку фактов.читать было тяжело:они начали заниматься любовью,и тут же факты про оборону,кто зачем и как что хочет захватить и в детальном описании,отобьют всю охоту представлять уже любовную сцену,и тут после долгого ненужного на мой взгляд повествования продолжение любовной сцены.автономные как-то все везде поперемешала что мне читать было тяжело,сложно сосредоточиться.не дочитала,было бы мне лет на 10меньше,может было бы интересно,а так..занудство одно.
В ее постели - Макгилливрей ДебораСашенька С
20.02.2014, 23.56





бредятина
В ее постели - Макгилливрей Дебораэльза
16.05.2014, 11.05





Класс!!! Читайте!!!
В ее постели - Макгилливрей ДебораАлиса
1.02.2015, 21.29





с первых глав книги было интересно читать,потом стало скучно.незнаю,как то не пошла книга дальше.но дочитала до конца.6 баллов.
В ее постели - Макгилливрей Деборачитатель)
12.02.2015, 19.15





Я согласна очень трудно читать я даже не понимаю автора зачем так путат людей
В ее постели - Макгилливрей Деборажасмин
26.11.2015, 9.40





Я вот думаю он провда любить ее или же ее кузину вет когда ей нужно он всегда сней хотя она не просила его помощи ей а проней почти забываль и приходиль когда ему хотелос прити обидно и очень трудно читать особино имена просто нет слов я все время путалас когда читала а так можно читать особина конец понравилсья
В ее постели - Макгилливрей Деборажасмин
27.11.2015, 22.25





Я вот думаю он провда любить ее или же ее кузину вет когда ей нужно он всегда сней хотя она не просила его помощи ей а проней почти забываль и приходиль когда ему хотелос прити обидно и очень трудно читать особино имена просто нет слов я все время путалас когда читала а так можно читать особина конец понравилсья
В ее постели - Макгилливрей Деборажасмин
27.11.2015, 22.25





Очень понравился !!!интересный ♥♥
В ее постели - Макгилливрей ДебораМира
18.03.2016, 7.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100