Читать онлайн Мятежный рыцарь, автора - Макгилливрей Дебора, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мятежный рыцарь - Макгилливрей Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мятежный рыцарь - Макгилливрей Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мятежный рыцарь - Макгилливрей Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макгилливрей Дебора

Мятежный рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Джулиан поместил свою пленницу в палатке и поставил снаружи охрану. Передние полотнища были подняты, чтобы можно было наблюдать за каждым ее движением. И она двигалась. Ходила из стороны в сторону с неугомонностью кошки, посаженной в клетку.
С притворной невинностью она скользнула в дальний угол, проверяя, не сможет ли проскользнуть под краем.
Джулиан поднял руку и сделал знак стоявшему на посту солдату. Тот заглянул в палатку и приказал ей выйти на середину. Джулиан подавил смешок, когда она показала ему язык и с расстроенным видом плюхнулась на большой сундук.
Он восхищался ее внутренней силой. Большинство женщин, попав в ее ситуацию, были бы до смерти запуганы. Но только не эта женщина. Она встречала его глаза этим своим ведьминским взглядом, не мигая, никогда не отворачиваясь.
Джулиан не сомневался, что она была любовницей графа Хадриана. Любой мужчина, чтобы обладать ею, не пожалел бы жизни.
Проведя последние два года при английском дворе, Джулиан был представлен лэрду клана Шейнов. Выдающийся шотландец с притягивающими, словно магнит, зелеными глазами выглядел гораздо моложе своих сорока пяти. Его жена, графиня со своим собственным титулом, умерла почти десять лет назад, сделав его мишенью для охотниц за мужьями. Он, казалось, не стремился вторично жениться и, что странно, выдать замуж своих трех дочерей. Барды воспевали его брак по любви с графиней Деборой Огилви из Гленроа. Джулиану не верилось, что этот мужчина – отец трех взрослых дочерей.
Женщины Макшейн привлекали целые орды женихов. Но ужаснее всего было то, что они стали навязчивой идеей Эдуарда. Жаждущий увидеть их навсегда связанными с верными ему английскими дворянами, монарх высокомерно называл это «Посевной кампанией в Шотландии». Длинноногого очень раздражали все дела с Хадрианом Макшейном и его дочерьми. В глазах короля они были олицетворением всего плохого в Шотландии.
Эти женщины обладали титулами и землями по женской линии. Согласно древним законам пиктов, они имели право сами выбирать себе мужей. Сестры отказывались от всех союзов, предложенных Плантагенетом, – еще одно обстоятельство, подливающее масла в огонь вулканической ярости Эдуарда.
В конце концов, граф выдал близняшек за шотландских баронов, но обе вскоре овдовели. Муж баронессы Кинлох умер от крупозного воспаления легких, а смерть супруга леди Лохшейн была загадочной. Ходили скандальные слухи о том, что в его безвременной кончине сыграла роль женщина. Видевший леди Лохшейн на крепостной стене, Джулиан мог в это поверить.
Шотландские женщины обладали несгибаемой волей, Джулиан не представлял себе, как будет вести с ними дела.
Необычайные цвета «дурочки» постоянно привлекали к ней его внимание. Бронзовые локоны вызывали в нем желание запустить в них руки. Эта таинственная девушка влекла его, завораживала какими-то темными путями, которые он едва ли понимал. Он изучал свою пленницу, вполуха слушая брата, подробно излагавшего их следующие шаги против Гленроа.
Для норманна Джулиан был среднего роста, и все же она доставала ему до носа. Это сбивало с толку. Он привык к невысоким, более хрупким женщинам, которые не носят в сапоге нож и не скачут верхом с ловкостью рыцаря.
Тамлин вскочила и снова принялась ходить из угла в угол. Он мог бы всю ночь смотреть, как соблазнительно она покачивает бедрами. Она не только была выше большинства женщин при дворе, ее бедра были более широкими и округлыми. Их женщины созданы для того, чтобы вынашивать детей. Мужское семя попадет в плодородную почву в их сильных телах.
Джулиан представил себе Тамлин с большим животом, вынашивающей их ребенка. Эта крепкая шотландка создана быть матерью. Тамлин родит сильных сыновей.
Джулиан сделает ее своей любовницей. Она забеременеет и забудет Рыжего Лэрда клана Шейнов.
Интересно, какой у них родится ребенок? Достаточно ли силен ее золотистый цвет, чтобы противостоять черным полосам и зеленым глазам, присущим Шеллонам? До сих пор ни одна женщина не смогла изменить их древнюю линию. Какова она в постели? Так же яростна, как тогда, когда отбивалась от его рыцарей?
Можно ли трансформировать эту энергию в страсть? Его кровь побежала быстрее. Джулиан отвернулся, чтобы преодолеть терзавшее его вожделение. Впрочем, он не собирался контролировать свои чувства.
– Гийом, поставь второго стражника у моей палатки. Пусть пришлют еду и питье. – Он помолчал, поглаживая подбородок. – Объяви всем, что под угрозой смерти никто не должен прикасаться к шотландской юной леди.
Гийом улыбнулся:
– Мы расширяем территории, да?
– Мы? – Джулиан пожал плечами. – Гленроа моя. Вся.
– Что скажешь, лорд брат? – Саймон снова привлек внимание Джулиана к рисункам на земле.
– Это разумно. Я пошлю гонца в середине ночи, когда их одолеет усталость. Сосредоточив внимание на передней части крепости, они не заметят солдат, которые обойдут их с фланга. Ты все еще хочешь попытаться сделать это, Саймон?
– Попытаться? Мне нравятся трудные задачи. Они заставляют кипеть кровь. – С похотливой улыбкой Саймон стрельнул зелеными глазами в сторону женщины в палатке.
Наклонив голову, Джулиан изменил приказ:
– Возьми тринадцать человек. Я не хочу, чтобы кто-то пострадал, особенно ты, Саймон.
– Их слабость – фланги. Пикты были известны тем, что обносили кольями лучшие места защиты. Шотландцы надеются на скалы. Им невдомек, что на скалы можно взобраться. Милорд брат, к рассвету ты будешь греть ноги у камина в главном зале Гленроа. – С бесшабашностью Шеллонов заверил Джулиана Саймон.
Чтобы не возвращаться к Тамлин, Джулиан задержался у костра и завел разговор со своими оруженосцами.
Его категоричный разум воина вступил в конфликт с инстинктом продолжения рода из-за того, как следует поступить с этой шотландской дурочкой. Он должен немедленно овладеть ею. Никогда еще он не желал ни одну женщину так, как желает эту шотландку. После слишком долгого воздержания его душа жаждала тепла, которое она могла принести ему.
Прежде всего, ему нужно придумать, как позвать ее. Умный мужчина не прикажет просто: «Эй, дурочка, ты согреешь мою постель». Ио крайней мере не будет ждать, что она подчинится! Женщинам приятно думать, что у них есть выбор, и, конечно же, им не нравится, когда их называют дурочками.
Не найдя больше причин для отсрочки, Джулиан направился к палатке.
В палатке Джулиан застал Моффета, оруженосца. Тот положил в жаровню угли и, раздувая пламя, делал вид, будто не замечает расхаживавшую рядом девушку.
Подбоченившись, она остановилась и спросила Моффета:
– Почему бы не попросить Дракона выдуть на угли огонь?
Пряча улыбку, Моффет промолчал. Преданный слуга, он ни за что не заговорил бы с узницей без позволения Джулиана. Однако Джулиан видел, что Тамлин нравится парню и он восхищен ее смелостью.
Так же как и Джулиан.
Моффету было четырнадцать лет. Почти такой же высокий, как Джулиан, он за последние несколько месяцев превратился из подростка в мужчину. Моффет был незаконнорожденный сын троюродного брата Джулиана, Деймиана Сент-Джайлза, лорда Рейвенхока, и выглядел точной копией Кристиана, младшего брата Джулиана. Кровь Шеллонов проявилась в иссиня-черных волосах и живых зеленых глазах юноши. Джулиан с болью смотрел на него, ведь сходство было просто поразительным.
Одаренный редким талантом, Моффет мог вызвать у него улыбку, даже когда Джулиан бывал в самом мрачном расположении духа. После смерти Кристиана Джулиан редко улыбался, поэтому очень ценил те минуты покоя, которые они делили. Он был рад, что Деймиан прислал к нему сына для обучения.
Как же Джулиану хотелось иметь собственного сына!
– Милорд, я сделал все, что приказал сэр Гийом, – сообщил Моффет.
Джулиан потрепал его по голове.
– Как и обычно. Ни у одного лорда нет оруженосца лучше. Недавно я сказал об этом твоему отцу.
Парнишка просиял.
– Я стараюсь, милорд, боюсь только, что шотландцы умрут со смеху, когда услышат мой противный голос.
– Со временем ты избавишься от этого недостатка и будешь побеждать не врагов, а завоевывать хорошеньких девушек. Помоги-ка мне с доспехами. Поешь, а потом отдохни как следует. Позже ты мне понадобишься.
Джулиан не сводил глаз со своей дурочки, пока оруженосец расстегивал латы и снимал с него кольчугу и акетон – куртку с металлическими пластинами.
Темно-золотые волосы окутывали ее плечи, будто шелком. Джулиан с трудом сдержался, чтобы не запустить руки в эти волосы и не повалить Тамлин на землю. Но он не станет уподобляться тем рыцарям, которые едва не изнасиловали шотландку.
Чтобы отвлечься, он попытался сосредоточиться на других деталях ее внешности. Шнурок разорванной рубашки был снова затянут, так что шерстяные края сошлись. Тонкая ткань едва скрывала изгибы ее тела. На этой чертовке даже не было нижней сорочки! Неудивительно, что его рыцари ослушались приказа.
Ее языческая простота поражала мужчину. Жар струился в его крови, его захлестнула волна желания. Тамлин казалось, что ее соски затвердели, проступив под тонкой тканью.
Уголок его рта искривился в медленной мрачной улыбке, в то время как глаза искали ее взгляд в безмолвном общении. Древнем. Изначальном. Глаза цвета меда вспыхнули гневом, заставив его губы искривиться сильнее. Он ничего не мог поделать с этим.
Гнев предполагает осведомленность. Осведомленность можно превратить в возбуждение. В правильных руках – его руках. Да, он и его дурочка хорошо поладят вместе.
Примчался Моффет, исполнявший поручения. И прежде чем отправиться выполнять следующий приказ, опустил полы палатки.
Глаза Тамлин наблюдали за тем, как юноша опускает полотнище палатки, оставляя ее наедине с Драконом. Ее возмущали самодовольная улыбка и похотливый взгляд норманна. Он – хозяин, и Тамлин ничего не может с этим поделать. Мужское высокомерие возмущало ее. Девушка едва сдерживалась, чтобы не влепить ему пощечину.
В отличие от остальных мужчин, носивших шерстяные лосины, Джулиан носил лосины из мягкой кожи. Они неприлично облегали его тело. Одетый только в них, сапоги и короткую нижнюю тунику – подол заправлен под широкий пояс, – без лат и кольчуги он выглядел не так внушительно. И все же от него исходила опасность.
С небрежной грацией он прошел к большому сундуку, на котором стояла еда, и налил вина в богато украшенный кубок.
– Вина, юная леди? Оно французское.
Тамлин заерзала под его пристальным взглядом. Шум снаружи не проникал в палатку. Казалось, будто они одни и нет никакой армии, готовившейся к осаде. Вскинув подбородок. Тамлин взглянула на него.
Она была вынуждена пересмотреть свое мнение о графе Шеллоне. Он проявлял доброту и привязанность к своему юному оруженосцу, что рыцарям несвойственно. С ней обращался в высшей степени учтиво, что не соответствовало легендам, ходившим о драконах. Шеллон был добр и великодушен. Он спас ее, как рыцарь Круглого стола.
– Я хочу вернуться домой. – Тамлин вдруг запаниковала. Внутренний голос кричал, что надо держаться как можно дальше от этого красивого полководца. Он угрожал ей таким образом, которого она не могла понять.
– Ты скоро вернешься. – Он поднял свой кубок. – Вина?
– Ты наверняка отравил это чертово зелье! – фыркнула Тамлин. Быть заключенной с ним в палатке казалось слишком интимным. Она чувствовала себя обнаженной, уязвимой.
С полуулыбкой Шеллон поднес кубок к губам и сделал большой глоток.
Не в силах встретиться с его пронзительным взглядом, она отвернулась – была вынуждена ради своей души. С магнетической силой оборотня Шеллон притягивал ее против ее воли. Ее глаза тянуло к его приятным чертам и великолепному мужскому телу. Вздыхая, она призналась, что ей нравится – но это не наслаждение! – смотреть на Дракона. Будь проклята его черная голова! Она задрожала и обхватила себя руками. Ее тело дрожало от холода, хотя одновременно с этим ей было жарко. Как может быть такое противоречие?
Его взгляд ни на мгновение не отрывался от нее, и по спине Тамлин побежали мурашки.
– Тут сыро. У тебя есть плед? – Какая-нибудь накидка хоть немного защитила бы ее от его обжигающего взгляда.
– Если тебе зябко, погрейся у жаровни.
– Я предпочла бы плед, если не возражаешь.
– Возражаю, – спокойно ответил он. – Предпочитаю смотреть на тебя.
– Chomh dana le muc, – пробормотала Тамлин.
Джулиан с улыбкой вскинул брови.
– Насколько я понимаю, ты назвала меня свиньей.
– Позволь уточнить, Дракон. Я сказала, что ты наглый, как свинья.
В его глазах вспыхнул зеленый обжигающий огонь. Они смеялись.
– Ничего не имею против свиней. Меня еще и не так называли. Дерзости во мне хоть отбавляй. Смелости – тоже. Прекрасное сочетание. Не правда ли? А шотландки? Все такие, как ты?
– Что ты имеешь в виду? – Тамлин подошла к жаровне.
«Или ко мне», – подумал Джулиан.
– Во-первых, ты довольно высокая, – Судя по его тону, он считал это недостатком.
Тамлин смерила его надменным взглядом. Ага, значит, она обидчива и он задел ее за живое? Она ответила ему той же монетой.
– А ты слишком маленького роста для норманна.
– Вообще-то я среднего роста для мужчин моей страны. Это дает мне скорость и проворность, – ответил он, не тронутый ее насмешкой. – К тому же это удобно для других… э… занятий.
Тамлин сделала вид, будто не поняла намека.
– Должен также сказать, что ты в теле, – бесцеремонно бросил он.
Ее щеки вспыхнули от гнева.
– Graineil peist!
– Я не хотел тебя оскорбить. Сомневаюсь, юная леди, что ты можешь сказать то же самое, когда только что назвала меня земляным червем, к тому же омерзительным.
– Подозреваю, лорд Шеллон, что от скромности ты не умрешь. – Шеллон промолчал. Она топнула ногой и бросила: – Я не плотная!
– Я только отметил, что бедра у тебя широкие и округлые. Женщины твоего клана легко рожают?
– Это тебя we касается.
– Да ладно, моя дурочка, не разыгрывай из себя девственницу.
– Неужели все английские воины ведут себя так, как ты?
– Что ты имеешь в виду? – Шеллон достал из ножен на поясе маленький нож и отрезал кусок сыра.
– Самонадеянно.
– Я – да. Остальные – кто как.
– Алчно! – презрительно бросила она.
Шеллон пожал плечами:
– Все мужчины алчные. Только не признаются в этом. Одни в большей степени. Другие – в меньшей. Но все стремятся получить то, чего хотят.
А он хочет эту женщину. И ничто его не остановит.
– Вы пришли на наши земли как воры и насильники.
Его странная манера не реагировать на оскорбления вызывала в ней ярость. Но уж лучше ярость, чем эмоции, которые он в ней возбуждал.
– Я никогда не краду и не насилую. В этом нет необходимости. – Его чувственная улыбка не оставляла никаких сомнений в том, что он говорит чистую правду. Джулиан отрезал кусок сыра и протянул ей: – Не хотите ли сыра, юная леди?
Тамлин зло посмотрела на него, как будто он предложил ей дохлую крысу.
Шеллон пожал плечами и поднес сыр ко рту.
В этот момент Тамлин подумала о том, поцелует ли он ее когда-нибудь. Что греха таить, ей этого очень хотелось. Никогда ни один мужчина не воздействовал на нее так. Ну почему он норманнский граф, фаворит короля?
– Самонадеян ты потому, что толпы тощих английских девиц бросаются тебе на шею.
Отломив кусок хлеба, он протянул его ей.
– О да, я устал перешагивать через их распростертые тела.
Она заметила, что Шеллон не удивился, когда она отвергла предложенное им. Он, казалось, вот-вот улыбнется негодованию, с каким она восприняла то, что он назвал ее плотной, как будто он использовал это слово, чтобы спровоцировать ее. Дракон доказывал, что он самый раздражающий человек.
– Ты знаешь леди Тамлин?
– В Альбе мы не придаем большого значения рангу. Ее люди называют ее Тамлин Макшейн или Тамлин из Гленроа. Она не привыкла к английской напыщенности.
– Значит, ты пользуешься у нее доверием? – В тоне его звучал сарказм.
В ее глазах вспыхнуло веселье, когда она приняла его вызов.
– Да, несомненно! – Тамлин озорно сверкнула глазами.
– Говорят, зубы у нее длинноваты.
Их взгляды встретились.
– Я не часто использую ваш язык, но, насколько я понимаю, ты хотел сказать, что она стара, а зубы тут ни при чем.
– Мы оба знаем, что ты хорошо понимаешь язык моей страны. Что же до моего языка… ты вольна использовать его, как и когда тебе заблагорассудится. – Глаза Шеллона горели страстным желанием. – Да, я имел в виду возраст, а не состояние ее зубов, разумеется, если они у нее есть.
– А сколько лет могущественному Дракону?
– На Михайлов день исполнится тридцать пять. И у меня все зубы на месте. – Он блеснул ими, прежде чем откусить сыр.
– О-о, у Дракона тоже зубы длинноваты.
Его полуопущенные веки придавали ему сонный вид, несмотря на пронзительный взгляд. Но даже при этом Тамлин чувствовала в нем скрытую смертоносную силу, когда лорд Джулиан Шеллон был более всего опасен. Вероятно, мало кто распознавал это до того, как становилось слишком поздно.
Его бровь насмешливо приподнялась.
– Да, и они только острее от этого, моя дурочка.
– Значит, он идет на север, чтобы откусить кусок Альбы?
Шеллон устроился на краю второго сундука, вытянув длинные мускулистые ноги. Приняв небрежную позу, он скрестил ноги, сверкнув шпорами. Кожаные брюки плотно облегали железные бедра. Джулиан Шеллон производил впечатление большого ленивого кота, греющегося на солнышке. Расслабленный и в то же время готовый в мгновение ока нанести удар. Сердце Тамлин громко стучало в ушах, когда она смотрела на него. Мягкая кожа туго натянулась на его чреслах, привлекая ее внимание к той части мужского тела, на которой женский взгляд не должен останавливаться.
Она перехватила его взгляд, изучающий ее, одна сторона его рта многозначительно приподнялась. Самодовольный. Надменный. Чувствуя себя неловко в его присутствии, она подошла ближе к жаровне и протянула к ней руки.
Джулиан выпил вино, чтобы скрыть, как развеселился от ее оценки его тела. И, что интереснее всего, его паха. Ему нравилось, как он воздействует на нее.
– Эдуард собирается подчинить шотландцев. И он это сделает.
– Много лет назад Мерлин предсказал пришествие алчного короля. Чтобы спасти всех, он наложил древнее заклятие, которое принесет ему поражение.
Джулиан усмехнулся:
– Это всего лишь сказки.
– Разве не ваш король много лет назад позаботился о погребении в Гластонбери короля Артура и его королевы?
– Да, Эдуард воздал почести клочкам волос и нескольким костям. Люди верят легендам. Аббатству грозило разрушение, их сундуки опустели после того, как люди стали возвращаться к язычеству. Удачно совпавшее по времени обнаружение останков все изменило. Что же до Плантагенета, он был там, чтобы настоять на том, что он король по праву, наследник этих островов по крови Артура.
– Еще одна сказка.
Подняв кубок, он улыбнулся:
– Вот именно, моя дурочка. Я был там, чтобы церемония прошла во всем блеске и великолепии. Артур в тот день наверняка перевернулся в своей настоящей могиле. Эдуард объявил, что он наследник Артура по прямой линии. Встанут ли древний король-воин и его всемогущий чародей и сравнятся ли с Плантагенетом?
– Извращенная логика от королевского сторонника, его создания, – бросила она в ответ на оскорбление. – Длинноногий жаждет всего. Следуя по этому обманному пути, он обнаружит, что пророчество Мерлина верно.
– Ты не знаешь, но валлийцы восемьдесят лет назад похвалялись, что это так называемое заклятие вызвало падение алчного короля – короля Джона, прадеда Эдуарда. – Он улыбнулся. – Алчность в природе Плантагенетов. Они не могут по-другому. Так выковываются королевства. Женщины не могут понять реалий войны.
– Да, мы просто заботимся о доме, пока вы, мужчины, таскаетесь по Святой земле, сражаясь с врагом, о котором мы, женщины, слышали только в сказках. Те варвары не изнасиловали ни одну шотландку в отличие от англичан.
– Хочешь видеть Святую землю в руках иностранных дьяволов?
– О, вы, рыцари с мечами, мчитесь под знамя короля и церкви и оставляете женщин отгонять волков от ворот, ухаживать за больными и выращивать урожай, чтобы не умереть с голоду. Мы собираем аренду, решаем проблемы клана, следим за исполнением законов и вешаем воров и мерзавцев. Когда вы, благородные рыцари, возвращаетесь из ваших грандиозных походов, вы устаете от уюта домашнего очага и начинаете воевать поближе к дому. Тогда мы, девушки, должны бояться, что нас убьют или, того хуже, остаться с семенем врага, растущим в наших телах. Да, вы правы, лорд Шеллон. Мы ничего не знаем, об этих важных делах.
Глаза Джулиана блуждали по этой необычной женщине. Удивительно, но ему нравилось это добродушное подшучивание, даже осуждение его мужского превосходства. Он никогда не говорил ни с одной женщиной, на такие темы.
Большинство побоялось бы повторять; подобные мысли, поскольку церковь сочла бы их ересью. Женщины созданы, чтобы служить, ублажать мужчин в постели и рожать наследников. Церковники даже спорили, наделены ли женщины душой. Считалось, что мужчины могут найти равных только среди мужчин. Женщины ослабляют их, склоняют к искушению.
И тем не менее он получал удовольствие от этой живой словесной игры с его дурочкой. Очарованный ее лицом, на котором отражалась каждая ее мысль, он жаждал большего. Ее острый ум лишь усиливал желание.
– Значит, они позволяют дочерям кланов работать языком? – Тон Джулиана был провокационным.
– Да, позволяли, и будут позволять! – отрезала Тамлин.
– Может, они еще и не бьют своих женщин? – Его брови взметнулись вверх.
– Никто никогда не поднял на меня руку. А муж если бы и ударил меня, то всего раз, потому что однажды ночью проснулся бы с sgian dubh в сердце.
– Черный нож для черного сердца? – Джулиан поднял кубок в насмешливом приветствии. – Не такая ли судьба постигла мужа леди Ровены?
Она поджала губы.
– Барды далеко разносят разные сказки.
– Сказки помогают скоротать длинные вечера. Говорят, зимние вечера бесконечны на этой языческой земле, поэтому развлечения просто необходимы.
– Языческой? О да – здесь древние боги все время тихо нашептывают что-то из теней и тумана.
От ее кошачьего, взгляда у Джулиана по спине бежали мурашки. Но он проигнорировал эту реакцию.
– Эти трусы бросают своих детей в их темный час… Никакое сверхъестественное существо, будь то тощая старая ведьма или темная фея, никакое божественное вмешательство не изменит наши судьбы, моя дурочка.
– Ни даже ваш христианский истинный единый Бог?
Шеллон выдохнул, вдруг почувствовав невероятную усталость.
– Тем более, он. Он должен быть богом войны, если вообще хочет взять на себя такую роль.
Не видят ли ее кошачьи глаза его глубочайшую усталость, изнуренность не только плоти, но и разума? Это реальность, а не легенды. Интересно ли это ей? Ведь он ее враг. И это заставляет его чувствовать себя очень старым, очень усталым…
– Должен ли я и дальше называть тебя дурочкой? – обратился он к Тамлин. – Раз уж мы поделились столькими мыслями, не назовешь ли ты мне свое имя?
– Какое тебе до этого дело, лорд Шеллон? Ведь я – часть Гленроа, которой ты стремишься овладеть!
Овладеть и сделать своей. Он погрузится глубоко в ее женскую теплоту, и она развеет вечный холод, терзающий его душу воина.
Он будет лежать на солнечном холме с этой волшебной девушкой, чувствовать поцелуи летнего солнца, лениво лаская ее восхитительное тело. Закрывать глаза и слушать крики чаек, чибисов и кроншнепов. Будет смотреть, как его дети гоняются за бабочками и играют с котятами. Простые радости жизни, не представляющие для воина никакой ценности.
Джулиан мечтал о семье. Хотел иметь жену и детей, особенно сына. Он отчаянно нуждался в покое.
И в этих безмятежных мечтах Джулиан видел себя обнимающим женщину с янтарными глазами.
Его измученная душа не знала покоя. Он ел лишь по необходимости. У любой еды был вкус полыни. Спал, потому что ночью все спят.
Его вожделение периодически требовало высвобождения – просто еще одна физическая функция, приносящая мимолетное удовлетворение. Торопливые, бесстрастные совокупления оставляли его опустошенным. Мучительные горячие порывы зеленой юности больше не управляли им и были не более чем призрачными воспоминаниями. Желания тускнели с каждым проходящим годом. Иногда возникало желание уснуть и не проснуться.
Все кончено с его жизнью, его душой, все ушло как расплата за скудную прибыль. Даже этого было мало, теперь он вызвал неприязнь Эдуарда. А часть Северо-Шотландского нагорья могла оставаться языческой, неукрощенной. Но даже если и так, эта мрачная, почти забытая долина будет его последним бастионом. Если Джулиан не найдет мира здесь, какая-то часть его души будет навсегда потеряна, не оставив ничего, кроме жестокого, упрямого воина. Мужчины, который видел сотни битв, выжженные деревни и горы трупов с остекленевшими глазами.
Эдуард правильно поступил, что отослал его. Черному Дракону необходимо погрузиться в туманы шотландских холмов, зализать раны и обрести наконец покой. Найти что-то, ради чего стоит жить дальше и двигаться к поставленной цели.
Когда никакого ответа не последовало, Джулиан встал.
– Тогда, моя дурочка, ложе из меха в твоем распоряжении. Мне нужно решить кое-какие дела.
– Займешься сооружением осадных орудий?
В ее глазах светились бравада и возмущение – плохая смесь. Но, несмотря на это, скрытые в золотых глубинах, таились эмоции, непостижимым образом находившие в нем отклик. Эмоции, слишком новые для него, чтобы назвать их, чувства, такие же древние и постоянные, как эти пурпурные холмы.
Отбросив эти странные мысли, он выпрямился и снисходительно посмотрел на нее.
– Вряд ли, моя дурочка. Защитники Гленроа слабы и плохо обучены. Не потребуется никаких сооружений. Все само собой уладится.
Она дернулась.
– Что ты хочешь этим сказать?
– К рассвету мое войско войдет в крепость. С согласия Тамлин Макшейн или без оного.
– Никогда!
Инстинкт воина подсказал Джулиану, что как только он скроется из виду, Тамлин попытается бежать, возможно, это кончится тем, что она навредит самой себе.
– Действительно, моя дурочка. – Он тихонько рассмеялся. Подняв крышку сундука, Джулиан вынул два тонких кожаных ремня. – Я обещал леди Лохшейн, что тебе не причинят вреда. Протяни мне твои запястья.
– О, как вы любезны. – Тамлин попятилась, когда он шагнул к ней.
Ее движение спровоцировало в нем инстинкт хищника.
– Я стараюсь. Иди сюда, я не сделаю тебе больно, моя дурочка, – «Моя дурочка». Только сейчас Джулиан осознал, что считает ее своей собственностью. Жажда обладания пульсировала в его крови и болезненно отдавалась в паху. – Я просто хочу, чтобы ты оставалась на месте.
– Ты не хочешь, чтобы я ускользнула и предупредила людей в крепости, – заявила она, пятясь назад дрожащими шагами.
– Гленроа знает, что мы будем атаковать, если они оспорят мое право войти. Иди сюда, моя дурочка, не доставляй мне лишних хлопот.
Он схватил ее. Быстрая и ловкая, она увернулась. Его пальцы ухватились за край рубашки, и она снова порвалась.
– Прости. Капитуляция в сражении с англичанином позволяет продемонстрировать твои прелести во всей красе. Что же, я не против.
– Отпусти меня, норманнская muc!
– Опять называешь меня свиньей, да? – Он сделал ложный выпад влево, потом вправо и поймал ее.
Он схватил ее за талию, и оба повалились на пол. Он пригвоздил ее своим мощным телом к матрасу. Высвободив руки, он как наручниками обхватил пальцами ее запястья и поднял их над ее головой, заставляя ее тело выгнуться к нему. Он подвинулся и вытянулся так, что они оказались бедро к бедру.
Она попыталась укусить его; но Джулиан придавил ее так, что ей стало трудно дышать. И Тамлин сдалась. Ее капитуляция была предрешена.
Желание доминировать волной захлестнуло его тело и болезненно сосредоточилось в паху. Он хотел ее.
– У тебя прекрасные длинные зубы, моя дурочка. Точь-в-точь как у моего коня, – поддразнил он ее смеясь. – Он тоже кусается.
– Ты сравниваешь меня со своей проклятой лошадью?
– Ты называла меня червяком и свиньей. А я своего коня очень люблю, Продолжай, моя дурочка, кусай меня. Я тоже буду кусаться. – Джулиан легко парировал, прилагая ровно столько силы, чтобы удерживать ее на месте. – Ах, юная леди, продолжайте вот так, ерзать. Мне очень нравится это ощущение.
Она замерла, широко распахнув глаза.
Его взгляд прошелся по ее телу сверху вниз и постепенно вернулся к ее лицу. Линия ее подбородка была похожей на квадрат, упрямой, хотя не настолько сильной, чтобы отвлекать от ее природной чувственности. Впечатление смягчала неглубокая ямочка на подбородке. Черты ее лица были четкими, очаровательными. Рот у нее был маленьким, но губы полными и красиво очерченными. Рот, зовущий к поцелуям.
Но больше всего его привлекали глаза, удерживая его в своей власти. Они сталкивались с его взглядом, требуя от него чего-то. Он сделал глубокий вдох, стараясь успокоить бешено бьющееся сердце. Все в этой кошке призывало его обладать ею.
Сексуальные аппетиты Джулиана были животными, сильными.
Тамлин оставалась неподвижной, ее взгляд был устремлен на него. В нем застыл вопрос. Испуганная и в то же время заинтригованная, она подчинилась проснувшемуся в ней инстинкту. Джулиан видел это.
Его ноздри трепетали, вдыхая ее пьянящий женский запах. Ведьминское зелье. Его сердце с силой билось о ребра, заставляя кровь кипеть. Он опустил голову к ней, его губы прошлись по изгибу ее шеи, где сильнее всего пульсировала кровь. Наслаждаясь ощущением, почти испуганный его интенсивностью, он поднял голову, чтобы увидеть ее реакцию.
Она затаила дыхание.
Джулиану чудилось, что от нее пахнет весенней травой, морским туманом на шотландских холмах и лавандой. Ее нежная кожа, казалось, сияла в ожидании его ласки. Джулиан прикусил губами ее неровный пульс. Он забарабанил под его ртом.
Он нежно покусывал ее шею.
Затем прильнул губами к ее губам.
Джулиан услышал тихий стон. То ли он сам застонал, то ли она.
Поцелуи для Джулиана были прелюдией, юношеским занятием. До этого момента. Поддавшись соблазну своей дикой шотландки, он хотел, чтобы эти поцелуи никогда не кончались.
Его язык скользил по ее губам, ища, почти умоляя впустить его в ее медовую глубину. Кончик языка коснулся острых зубов, обрисовывая их край. Он не делал ничего, чтобы заставить ее открыться ему. Он хотел – нет, ему это было необходимо, – чтобы она разделила с ним охватившее его желание. Ее мягкие, сладкие губы шевельнулись под его губами, и она впустила его язык.
Он отпустил ее запястья, его левая рука скользнула на ее затылок, зажав в кулак темно-золотые пряди. Вторая легла на ее плечо. Он стянул вниз рубашку и накрыл ладонью ее полную грудь.
Ее сосок восстал, упираясь в его ладонь; Джулиан желал бы сомкнуть губы на этой нежной плоти и изо всех сил втянуть, уговорить ее присоединиться к нему в этом безумий. Он жаждал увидеть ее изгибающейся к нему с пылающей страстью. Она подвинулась, ее округлые формы идеально соответствовали его телу. Эта шотландская девушка была создана для наслаждения. Его наслаждения. Тамлин обвила руками его шею и раздвинула ноги, чтобы он мог вставить между ними бедро, поднимаясь к вершине ее женского возбуждения.
Кровь Христова, она сводит его с ума. Может быть, она ведьма, связавшая все его чувства, оставив ему одни только поцелуи? Сладкие, медовые поцелуи. Когда его рука скользнула в разрыв на рубашке, аромат ее возбуждения затуманил его разум. Она застонала в трепетном желании, когда его палец стал ласкать ее затвердевший сосок.
Ее бедра сомкнулись, сжимая его с поразительной силой.
О большем Джулиан и мечтать не мог.
Никогда, даже в годы юности, его не охватывало такое жгучее желание. Если он не овладеет этой женщиной, он умрет. Настоящая ненасытная магия окружала его. Душила его. Пугала его.
Ведьмино заклятие это или нет, но он возьмет ее, овладеет ею – станет ее господином. Не об этом он думал, когда целовал ее. Черт побери! Он ведь не собирался ее целовать! Но ничто на этой зеленой земле не помешает ему соединить свое тело с ее телом.
– Джулиан, Саймон хочет знать… – Мужчина вошел в палатку, подняв полотнище. – Прошу прощения. – Почти так же быстро он вышел.
Они отпрянули друг от друга.
Руки Джулиана дрожали, когда он отстранился от этой колдуньи. Святое распятие, впервые в жизни он потерял голову из-за женщины. Это черное колдовство!
Он должен был удалиться от нее как можно дальше, прояснить свой одурманенный разум от ее языческой магии – от всех этих уловок, как заманить душу мужчины и ослабить его. Он был Черным Драконом из Шеллона и еще не родилась та женщина, которая поставит его на колени.
Он поискал тонкие кожаные ремни. Прежде чем она успела подумать о сопротивлении, он связал ее запястья, потом лодыжки, оставив ведьму лежать на ворохе мехов. Выхода из палатки, Джулиан оглянулся. Он никогда не верил в волшебство или Кейт Сид. И все же эта, и только эта, могла рассчитывать на то, что овладеет его телом и душой.
Джулиан посмотрел на свои дрожащие руки, огрубевшие, покрытые мозолями от долгих лет ношения меча, Руки воина-ветерана, Черного Дракона Шеллона. Мужчины, который был когда-то любимцем короля. Руки, вдруг ослабевшие из-за женщины.
В это мгновение он возненавидел ее так же сильно, как прежде желал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мятежный рыцарь - Макгилливрей Дебора



неплохой роман о рыцарях но много мистики любовь пришла позже к героям так как их брак - это приказ короля и его воля а такое тогда не обсуждалось разок можно прочитать
Мятежный рыцарь - Макгилливрей Деборанаталия
23.06.2012, 12.50





Более превосходного романа я еще не читала. Этот роман отличается не однотипностью. В нем есть развязка, сюжет и приключение. мне очень понравился этот роман. Большое спасибо писательнице!!!!!!!!
Мятежный рыцарь - Макгилливрей ДебораВиктория
25.07.2012, 14.28





Хороший роман рекомендую. Читай вторую книгу "В её постели", тоже интересная!!!
Мятежный рыцарь - Макгилливрей ДебораОльга
17.03.2014, 17.33





Прикольный роман, мне понравилось. Читаю вторую книгу.
Мятежный рыцарь - Макгилливрей ДебораИрина
25.07.2014, 21.35





Приятные герои (особенно герой), всё вроде бы хорошо.. Но скучно! Роман наполнен описанием кошмарных снов, воспоминаниями, образами, видениями и т.д. Оба героя всё время такие как будто покурили чего-то.. всё им что-то видится, какие-то предчувствия, беспокойство, страхи. И интимные сценывыглядят совершенно нелепо на фоне этой меланхолии, ну никак не вяжется одно с другим: он тоскует по умершему брату и через минуту уже вдруг сгорает от желания к героине. Всю мистику и языческие праздники пролистывала. Слишком много "воды". Мне не хватило живости, интересных диалогов, какой-то иронии между героями, юмора, бытовых событий, хотя бы незначительных.
Мятежный рыцарь - Макгилливрей ДебораAlina
14.09.2014, 14.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100