Читать онлайн Мятежный рыцарь, автора - Макгилливрей Дебора, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мятежный рыцарь - Макгилливрей Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мятежный рыцарь - Макгилливрей Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мятежный рыцарь - Макгилливрей Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макгилливрей Дебора

Мятежный рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

В сумерках Шеллон присоединился к братьям и кузену, чтобы наблюдать за разжиганием костра Белтейна. Он уже знал, что шотландцы считают его священным огнем. В Гленроа каждая свеча, каждый очаг были погашены, и на рассвете их снова зажгут от его пламени.
Мужчины и женщины сформировали семь колец. Каждый круг двигался в противоположном направлении вокруг костра, его смоляное пламя поднималось высоко в сумеречное небо. Их языческая мольба к богу Белу, повелителю света.
– Трудно отличить женщин от мужчин. – Деймиан рассмеялся, намекая на шотландских мужчин, носивших feile-beag – килты.
Джулиан, который стоял, скрестив руки на груди, наблюдая за праздничным действом, повернулся, чтобы осудить кузена. Джулиан боялся, что проблема произрастает из всевозрастающего увлечения Деймиана Тамлин.
Он попытался прояснить ситуацию:
– Жаль слышать, что ты так жестоко страдаешь, кузен. К счастью, у меня нет подобной проблемы.
Гийом рассмеялся:
– Вообще-то Деймиану трудно различать мужчин и женщин. Может быть, ты слишком увлекся элем, кузен?
– Норманны, – фыркнула Тамлин, подходя, чтобы встать рядом с Джулианом. Ее янтарные глаза сияли в свете костра, когда она улыбнулась ему. – В горах говорят, что в брюках любой может выглядеть мужчиной. Но только настоящий мужчина может носить плед. Девушки считают его мужественным.
– Тогда, может быть, я надену его для тебя. – Джулиан выдохнул эти слова в волосы Тамлин, предназначая их только для ее ушей.
Ее кровь закипела, заметно пульсируя на шее. Она прижалась плечом к его руке.
– Он тебе очень пойдет, Шеллон.
– Зимой везде сквозняки, – проворчал Деймиан. Мед ослабил его самоконтроль, его глаза горели ревностью. – Мужчина может умереть. – Он разразился пьяным хохотом.
Все знали, что подобное поведение несвойственно Сент-Джайлзу.
Джулиан пожал плечами, игнорируя выходки Деймиана.
Напомнив кузену о положении дел, он обнял Тамлин.
Заметив тяжелое крученое ожерелье на ее шее, Джулиан провел пальцем по искусно выполненному украшению. Искусство сделавшего его мастера граничило с волшебством. Плоское ожерелье на любом рынке стоило бы королевских денег. Видно было, что оно старинное, хотя сияло так же, как сама Тамлин.
– Римляне писали о пиктах и об их искусстве в обработке золота и серебра. И все же о вашей жизни известно очень мало. Что случилось с твоими предками, Тамлин? Куда ушли пикты?
– Ушли? Никуда. Они остались здесь, в крови своих детей. – Ее глаза светились гордостью. – Что случается, когда приходят захватчики? В данном случае ирландцы – так называемые скотты – пришли и основали королевство на южных берегах Альбы. Оно называлось Далриада. Потом Кеннет из Алпина использовал пиктскую кровь своей матери, чтобы заявить свои права на двойную корону. Он поднялся и истребил все королевские дома пиктов, объединив Альбу под одной шотландской короной.
– Тогда почему владения в Глен-Шейне все еще передаются по женской линии?
Тамлин судорожно сглотнула, потому что Джулиан отвлекал ее, продолжая водить пальцем по дикой кошке, выгравированной на тяжелом металле.
– Особая хартия, выданная Малькольмом Кэнмором за то, что однажды леди Гленроа спасла его жизнь, оставляет три владения в матриархальной линии, пока на земле есть хоть одна женщина с кровью Огилви.
– Прошу прощения, милорд. – Маленькая девочка неловко поклонилась Дракону Шеллону. Она улыбнулась, протягивая корзину пирожков. – Для вас. Майский пирог.
Джулиан посмотрел на овсяную лепешку и перевел взгляд на Тамлин.
– Есть какой-то обычай на этот счет?
– Каждый получает майский пирог. Раньше мы пекли один большой пирог и раздавали кусочки, а теперь людей прибавилось, так что проще печь маленькие.
Когда он протянул руку за пирогом, девочка взвизгнула:
– Не этот!
Он вскинул брови:
– Нет?
– Я… я трогала этот. Берите справа, милорд. Это большой пирог. – Девочка изо всех сил старалась не хихикать.
Джулиан взял тот пирог, который предложила девочка. Он был еще теплый, с восхитительным запахом меда и специй. Когда он откусил, его зубы наткнулись на что-то твердое.
– Кровь Христова! Что это за оскорбление? В этом пироге кусок металла. – Гнев и, как ни странно, обида закипели в нем. – Кто-то заплатит за такое оскорбление.
Он хотел выбросить пирог, но Тамлин схватила его за руку.
– Подожди, Джулиан.
Она назвала его по имени, и это поумерило его гнев. Он не мог сказать, почему случившееся так его расстроило. Он усмотрел в этом что-то вроде предательства.
– Кто-то намеренно положил это в пирог?
– Думаю, что да. – Она взяла у него пирог и разломила. На разломе появилось маленькое золотое кольцо с таким же витым узором, как на ее ожерелье. – Пироги Белтейна все одинаковые, кроме двух – один особый пирог для мужчины и один для женщины. Внутри каждого лежит кольцо. Так каждый год выбираются Майская Королева и Повелитель Долины. В данном случае тебе немного помогла пикси.
type="note" l:href="#n_8">[8]
– Она подмигнула, показывая взглядом на девочку.
– И что происходит с выбранным Повелителем? Клан Огилви бросает его в костер как жертву вашим древним богам? – спросил он с сарказмом.
– Может быть, очень давно, в темные времена, когда случался неурожай, такое бывало, – ответила Тамлин. – На следующие четыре сезона Майская Королева и ее Повелитель Долины обладают королевскими привилегиями. Если зимой нужен торф для очага, все мужчины нарезают, приносят и складывают его для него… Если нужно покрыть соломой крышу, он работает не один. Женщины шьют для него, пекут хлеб и варят вересковый эль. Сапожник шьет ему отличные сапоги. Кузнец подковывает его лошадей, и они получают больше овса и яблок из Священной рощи. Его поля пашут и собирают урожай при помощи всего клана, и он получает вторую часть от урожая каждого. Весной они стригут его овец и отгоняют его скот на пастбище – на выгоны высоко в горах, а осенью пригоняют обратно. Уголок его рта дернулся.
– А-а, понимаю. Один год и один день с этим человеком будут обращаться, как с королем. А что случается после того, как телец жирел четыре сезона? Вы бросаете его в костер на следующий Белтейн?
Тамлин рассмеялась. Это был первый раз, когда Джулиан видел ее смеющейся, и его заворожила пульсирующая вибрация, поднимающаяся в этой прекрасной женщине. Его женщине. Никакая обида, гнев или боль не омрачали ее сердце, потому что только растущее обожание отражалось в ее колдовских глазах. Она искрилась от радости быть рядом с ним.
Подчиняясь порыву, его рука коснулась ее лица, лаская нежную выпуклость щеки.
Взяв его руку, Тамлин надела золотое кольцо на его мизинец, ее глаза робко встретились с его взглядом.
– Вот, Шеллон, ты на один год и один день Повелитель Долины.
– Ответь мне, Тамлин, что случается, когда проходит один год и один день? – Его голос был хриплым.
– Обычай идет из темных далеких времен. Они заботились о человеческом короле-боге, полагая, что если он процветает, то же самое происходит и с кланом. Если урожай был богатым, он оставался цел и невредим. В случае неурожая и голода несчастного приносили в жертву. Но те дни давно миновали. Мои люди тревожатся о грядущем годе, Шеллон. Майская Королева, выбранная в прошлом году, сбежала с парнем из клана, который находится в трех долинах отсюда. Это посчитали плохим предзнаменованием. Приход Дракона многое изменяет. Мои люди дают тебе год и один день, чтобы доказать, что ты хороший господин для Глен-Шейна.
– А что их госпожа? – спросил Джулиан. – Она дает мне год и один день, чтобы доказать, что я могу быть хорошим господином и мужем?
Тамлин мягко улыбнулась:
– Ты знаешь, что я попросила взамен.
– Я признаю, что ты вправе выйти замуж по традициям твоего народа. Что касается лэрда, я сделаю все, что в моих силах, Тамлин. – Джулиан хорошо знал, что не сможет выполнить этого обещания, и ему стало не по себе. – Что же до третьего условия, я сказал тебе, что ты должна делать, чтобы я его выполнял.
Даже в свете костра он увидел, что она покраснела, вспомнив о том, как они встретили рассвет в соседней комнате. Жар взорвался в его крови, и он наклонился к ней, собираясь поцеловать, но в этот момент появилась Рейвен.
Безумная пляска вдруг остановилась, дав всем время перевести дух.
Более смуглая сестра взяла объяснения на себя:
– Лорд Шеллон, Майская Королева почитается так же, как Повелитель Долины. За нее ткут и прядут. Это очень волнует Тамлин. Вы узнаете, что Тамлин ненавидит эти занятия. Сегодня она правит как Майская Королева, потому что эта дурочка Дженна сбежала с Йеном Кэмпбеллом. У ее двери оставляют подарки – сладости и яблоки. Конечно, для клана особое благословение, если Повелитель Долины произведет наследника с Майской Королевой. Считается, что такой ребенок пользуется благосклонностью древних богов. Наша Тамлин такая.
Тамлин еще гуще покраснела и выразительно посмотрела на сестру.
– Наша Рейвен самая тихая из дочерей Шейна. Может быть, ей стоит вспомнить об этом?
Джулиан нежно обнял Тамлин, наслаждаясь ее близостью.
– Не сомневаюсь, что в некоторых ваших языческих обычаях есть смысл.
Перед ними появилась другая маленькая девочка с корзиной. Серые глаза Рейвен вспыхнули озорством, когда она взяла верхний пирог.
– Твоя очередь, сестра, – настояла она, прежде чем откусить.
Тамлин выбрала пирог сбоку. Адди подскочила, и пирог, который Тамлин собиралась взять, оказался вне досягаемости. Нахмурившись, Тамлин снова потянулась за ним.
– О, Тамлин из Гленроа, только не этот! Его трогала старая Моди. Ты же знаешь, какие у нее грязные пальцы. – Адди захихикала.
– Похоже, уже восемьдесят лет кожу Моди никто не видел под толстым слоем грязи. Это вечная шутка среди наших мужчин. Каждый год они угрожают, что на праздник Купания овцы бросят в воду старую Моди вместе с овцой, потому что это единственный шанс увидеть ее чистой, – объяснила Тамлин. Она протянула руку за другим пирогом, наблюдая за реакцией веснушчатой девчонки. Когда ребенок покачал головой, она спросила: – Этот она тоже трогала?
– Наверняка. – Девочка хихикнула.
Вздохнув, Тамлин обратилась к другой стороне корзины.
– Этот, малышка Адди? Старая Моди его не трогала?
– Этот не трогала. – Адди улыбнулась.
Тамлин осторожно откусила и прожевала, явно разочарованная, что не нашла там кольца. К третьему куску Джулиан стал бояться, что Адди ошиблась в своей игре с подменой пирогов.
Она снова откусила.
– О, какой сюрприз, – сухо объявила Тамлин. – Думаю, я нашла кольцо королевы.
Рейвен рассмеялась, схватила другой пирог и бросила его сэру Саймону, который сидел в кресле из-за раны, полученной при осаде Кинлоха.
– Разве может кто-то сомневаться в деяниях древних богов?
– Ты, конечно, стареешь, дорогая сестра, – скорчила Тамлин гримасу Рейвен, – только я вряд ли назвала бы тебя древней.
Джулиан взял кольцо у Тамлин, с нетерпением ожидая, когда наденет его ей на палец – очевидный признак ее связи с ним. К этому времени ему уже следовало бы подарить ей кольцо и осыпать ее королевскими драгоценностями.
Она подняла на него взгляд, потом снова посмотрела на свои дрожащие пальцы, когда он надел кольцо на мизинец ее левой руки. Витое кольцо было такое же, как у него, только более женственное. Чувство собственности и желание расцвели в его груди, там, где он хотел прижать ее руку к своему сердцу. Вместо этого он почтительно поднес ее к своим губам и запечатлел поцелуй-обещание на нежной коже тыльной стороны ее ладони. Их взгляды встретились, они понимали друг друга без слов.
Подбежала Ровена и что-то прошептала на ухо Рейвен. Они вместе схватили Тамлин за руки и потащили куда-то.
– Простите, лорд Шеллон. Мы должны забрать Тамлин, но обещаем не задерживать ее дольше, чем это необходимо, – бросила ему через плечо Ровена.
Джулиан смотрел вслед женщинам, вертя на пальце кольцо пиктов. Золотое кольцо двигалось легко, но снять его было трудно! Казалось, оно сделано специально для него.
Ветерок обвевал его, подбрасывая снопы искр от костра в ночное небо. Этот игривый ветерок нашептывал Джулиану, что сама судьба привела его в Гленроа.
– Кто-нибудь видел, куда исчезли наши дамы? – Джулиан разглядывал толпу, пытаясь найти трех женщин. Он и минуты не мог находиться без Тамлин, желая разделить с ней эту магическую ночь.


Малькольм, священник, соединил их. Красивый мужчина улыбался, его глаза загадочно блестели, как будто он прочел мысли Джулиана.
– Вы скоро увидите Тамлин, лорд Шеллон. А пока наслаждайтесь зрелищем.
Музыка была странно завораживающей, от звука волынок у Джулиана мурашки побежали но спине. Это была не привычная мелодия войны, а низкий, медленный напев. Все вдруг затихли, ожидая чего-то.
Музыка окутывала Джулиана и не отпускала. Его глаза следили за священником, который подошел к костру.
Из мешочка, висевшего у него на поясе, Малькольм достал какой-то предмет и зажал в кулаке. Он поднял руку на уровень плеча, произнося нараспев какие-то слова, которых не было слышно. Потом заговорил так, чтобы слышали все.
– Вот смотрите, как это продолжается от рассвета времен, с тех пор, как дочь Анны основала наш клан.
Закончив говорить, он бросил в костер какой-то порошок. Пламя взлетело вверх и зашипело, на мгновение раскалившись добела, прежде чем превратиться в синее пламя. Из огня поднялось облако густого дыма. Вместо того чтобы улететь вверх, дым стал завиваться спиралью, огибая костер.
Джулиан забеспокоился, вдруг почувствовав себя одиноким в этом странном дыму. Гийом, то ли почувствовав беспокойство Джулиана, то ли разделяя его, подошел ближе и положил руку на его плечо. Оглянувшись, чтобы проверить, как там Саймон в своем кресле, Джулиан скользнул взглядом дальше.
Деймиан разговаривал с незнакомцами. Приняв присягу от каждого вассала и крепостного в этой долине, Джулиан знал, что они не из его владений, и долго смотрел на них.
Один, судя по светлым волосам, из викингов, был на голову, выше любого из присутствующих. Такого не скоро забудешь. Воин, он стоял как покровитель позади троих мужчин помоложе.
Во время серьезного разговора с его кузеном средний из мужчин предложил ему рог с элем. Одетые слишком хорошо, чтобы быть простолюдинами, все трое были похожи друг на друга, как близнецы. У всех были светло-рыжие волосы и узкие лица. Неужели тройняшки?
Джулиан знал, что не пил ничего, что могло бы повлиять на его чувства, из страха потерять контроль рядом с Тамлин сегодня ночью. Может быть, травы, которые священник бросил в огонь, повлияли на него?..
Вдруг дикий боевой клич привлек внимание Джулиана к костру.
Мужчина практически парил над низкими языками пламени, как будто рассекая дым. Он был одет только в штаны из оленьей кожи, перевязанные кожаными шнурками, на голове маска с огромными оленьими рогами. Он совершил несколько высоких прыжков, потом с грацией кошки приземлился перед Джулианом и остановился, чтобы посмотреть ему в глаза. Живые лавандовые глаза пристально посмотрели на него из-за маски животного. Жестом волшебника мужчина протянул руку. Между его большим и указательным пальцами была зажата свежесорванная фиалка.
Джулиан посмотрел на фиолетовый цветок, такого же оттенка, как глаза человека в маске. Не зная точно, что это означает, Джулиан чувствовал, что цветок нужно взять.
– Первый дар вам, как Повелителю Долины. – Малькольм появился за спиной Джулиана. – На первых весенних фиалках можно загадать желание, и оно обязательно исполнится. Что вы загадаете, лорд Шеллон?
Джулиан поднес фиалку к носу. Запаха не было. Нежность цветка противоречила выносливости растения.
Чего же ему пожелать? Он подумал о прикосновении к Тамлин, ее запахе, ее жаре. Он хотел заронить семя в ее лоно, чтобы у них родился сын.
– Желайте, и это сбудется, лорд Шеллон, – сказал шотландец в маске. Потом озорно улыбнулся, сделал колесо и прыжками удалился.
Он продолжал прыгать вокруг костра с головокружительной скоростью, прыжки становились все выше и выше. Казалось, он впитывал силу из синеватого дыма, пока его грудь не заблестела от пота.
Джулиан, поглощенный зрелищем, не заметил четырех мужчин, вышедших из тени, одетых в зеленый наряд охотников.
Началась пантомима – четыре охотника гнались за оленем, кружась и подпрыгивая в дыму, и, приблизившись к нему, поразили оленя «стрелой из лука». Завороженная игрой актеров, толпа застонала. Четыре охотника наклонились и, взяв его за руки и за ноги, подняли на плечи. В знак уважения они торжественно обошли костер под траурную музыку волынок. Дым стал сгущаться, пока в конце концов не поглотил и охотников, и их жертву.
Резкий крик заглушил убаюкивающий напев волынок, когда, к ликованию людей обоих кланов, из пламени выскочил человек. Олень родился заново как юный горец – Повелитель Долины. Теперь он был одет в черно-зеленый плед и держал в руках богато украшенный клеймор.
type="note" l:href="#n_9">[9]
Вместо того чтобы выделывать высокие прыжки и повороты, он двигался плавно, демонстрируя умение мужчины и горца владеть мечом. Он рассекал воздух и парировал с мощью, силой и самообладанием, превращая оружие в продолжение своего тела.
Раньше Джулиан смеялся над шотландским клеймором, считая его слишком длинным и неуклюжим. Но, глядя на быстрые и плавные движения, выпады и парирования, пригодные для нападения и защиты, изменил свое мнение. Внушительный меч, длиной почти в рост человека, казался частью воина. Джулиан с восхищением смотрел на него, запоминая волнообразные изящные движения шотландца. Утром он непременно найдет этого человека, чтобы научиться его мастерству.
Мелодия звучала все медленнее, тише, две волынки играли поистине завораживающий мотив. В толпе стали перешептываться, все взгляды устремились к противоположной стороне холма.
Джулиан тоже посмотрел в ту сторону.
Двое мужчин в длинных зеленых одеяниях с факелами в руках подошли к южному входу на холм, торжественно пройдя по длинному проходу. За ними следовала маленькая женская фигура, укутанная в тонкую сеть из скрученного золота. Металлическая ткань ловила блики костра, переливаясь, словно обсыпанная волшебной пылью. Как на свадьбе за невестой, Ровена и Рейвен шли позади женщины, неся за ней шлейф. Когда флейта заиграла медленный трогательный напев, люди в мантиях остановились на краю круга и расступились, пропуская вперед женщину под вуалью.
Джулиан не сводил с нее глаз.
Войдя в круг света от костра, она взялась за концы вуали, вытянув руки перед собой, а затем подняла их к небу. В этот момент все затаили дыхание. Постепенно она позволила сетке соскользнуть с ее рук.
Тамлин стояла, купаясь в лучах янтарного света. Ее платье было золотым, сплетенным из горской магии. Оно облегало ее тело, по бокам на бедрах были длинные разрезы. Венок из яблоневых цветов украшал ее распущенные медовые волосы, струившиеся на легком ветерке. Тяжелое золотое ожерелье украшало ее шею, такие же браслеты были на запястьях.
Пиктская принцесса возникла из шотландских туманов.
К первой флейте присоединилась вторая, и Тамлин приподнялась на цыпочки, раскачиваясь в такт мелодии. Тяжелый, пульсирующий звук большого барабана задавал ритм чувственному раскачиванию ее бедер. К флейтам присоединились волынки.
Ее тело волнообразно, двигалось в танце таком плотском, таком языческом, что ослепляющая волна вожделения охватила все существо Джулиана. Огонь желания ревел в нем. Боль утроилась, когда Тамлин обошла костер по кругу. Ее гибкие кошачьи движения приобрели силу, такую же как нарастающая мощь музыки, когда она взмахивала ногами, кружилась, выгибалась и подпрыгивала. Она раскинула на руках сеть, так что казалось, что у нее есть крылья. Это была Сидха – волшебная кошка.
Джулиан потерял способность думать, Тамлин околдовала его. Бешеный стук его сердца сливался с боем барабана. Он почувствовал себя совершенно беззаботным. Не в силах оторвать от нее глаз, он смотрел, как она танцует в воздухе под эту странную музыку. Музыка, казалось, жила своей собственной жизнью.
Горец снова вошел в круг света, размахивая клеймором. Тамлин стала кружиться вокруг него, и почти в пантомиме он следовал за ней, его круги пересекались с ее кругами, пока они наконец не оказались лицом к лицу. Музыка стала тише, когда пара медленно начала двигаться. Меч и сеть были символическими контрапунктами в этом откровенно чувственном танце.
Они приблизились друг к другу, тело Тамлин выгнулось к шотландцу, каждый впитывал лучащуюся энергию другого.
Мельчайшие капли испарины покрыли золотую кожу Тамлин. Она сияла внутренним светом… Джулиан так желал ее, что готов был преклонить перед ней колени.
Джулиану хотелось выть. Ни один мужчина не вправе так танцевать с его женщиной. Он сделал шаг по направлению к ним, но Гийом схватил его за руку: мол, не вмешивайся.
Музыка снова стала тише, и в круг света вошли, три пары. Вскоре их волнообразные движения стали повторять движения Тамлин и горца. Все они танцевали вокруг костра, раскачиваясь, временами почти касаясь женщин, чтобы заставить их игриво уворачиваться, дразня мужчин. К танцу присоединились еще три пары. Они вращались вокруг костра, становясь как будто его частью. Эта сцена захватила Джулиана.
Но он видел только Тамлин.
Остальные танцоры были для него лишь смутными безликими фигурами. Он горел от желания к ней. Ревность вонзалась в него когтями всякий раз, когда горец случайно задевал ее рукой и Тамлин смотрела ему в глаза. Джулиан с трудом сдерживался, чтобы не заявить, что эта женщина принадлежит ему по праву. И лишь благодаря Гийому не сделал этого.
Каждый раз, когда пары делали круг, к ним присоединялись, раскачиваясь и кружась, еще три нары, пока их не стало тринадцать. Сначала мужчины окружали женщин, потом женщины – мужчин. Дразня. Соблазняя. Искушая.
И это медленно убивало Джулиана.
Музыка стала громче, увлекая танцоров вперед. Потом она снова стихла и замедлилась, когда пары приблизились друг к другу.
Вдруг горец вонзил меч глубоко в землю перед Тамлин. Значение этого жеста не ускользнуло от Джулиана. Раскаленный добела гнев, ревность и вожделение вспыхнули в нем, доведя его почти до безумия. Он отбросил руку Гийома и пошел в круг света.
Музыка смолкла, а потом снова дошла до крещендо, заставляя Тамлин, кружась, удаляться от мужчины, который был живым королем-богом. Музыка поднимала Тамлин, уносила ее, но что-то было не так. Тем не менее она танцевала, яростно, чувственно.
Она уже дважды танцевала как Майская Королева. Но никогда танец не влиял на нее вот так. Ее тело пульсировало от желания. С головокружительной силой она вращалась, размахивая сетью позади себя, как флагом воина.
Вдруг сеть за что-то зацепилась. Тамлин повернулась и врезалась в Джулиана. Сбитая с толку, задыхаясь, она смотрела на его грудь, покрытую черным. Затем подняла взгляд к его горящим зеленым глазам.
Шеллон.
Ее грудь поднималась и опадала, она тяжело дышала не только от напряжения, но и от его близости. Да… о да… именно этого жаждало ее тело. В эту ночь она танцевала для него. Страстно желала, чтобы он пришел танцевать, как истинный Повелитель Долины. Сила, исходившая от этого темного воина, заставляла ее гадать, какие эмоции преобладают в нем. Гнев? Ревность? Желание? Совпадает ли его желание с тем, которое пульсирует в ней? Будет ли Шеллон танцевать с ней, впитывая силу этой особенной ночи?
Тамлин сделала два шага, готовясь увернуться, но Шеллон использовал сеть, чтобы вернуть ее обратно, заставляя ее выгнуться к нему. Их тела были так близко, их губы почти соприкасались, ее бедра стали раскачиваться взад и вперед, проверяя, поймал ли он ритм.
Его бедра стали раскачиваться, сначала медленно, потом все быстрее и увереннее. Тамлин повернулась, двигаясь вокруг него так, что они почти соприкасались спинами. Он следовал за ней, ни на мгновение не отрывая от нее глаз, и вскоре стал повторять ее движения.
Музыка стала громче, подталкивая их вперед. Было видно, как желание нарастало в них, когда их тела раскачивались вместе.
В порыве экзальтации к музыкальному крещендо присоединились голоса, провозглашая правильность того, чему они были свидетелями, клан видел, что их Майская Королева принимает Повелителя Долины в обряде, который означал жизнь, означал, что клан будет сильным и здоровым.
Музыка замедлилась, но голоса не стихли. Тамлин слышала мужские «да… да… о да…» и тихие женские вздохи.
Шеллон обернул Тамлин сетью и прижал к себе. Сквозь тонкую ткань платья она чувствовала, как он возбужден. Его руки скользили вверх и вниз по ее бедрам.
Неожиданно Шеллон схватил ее за талию и, высоко подняв, закружил и опустил, прижимая к своему телу, на землю, и это прикосновение вызвало одновременно агонию и экстаз.
Тамлин никогда не чувствовала себя сильнее и в то же время никогда не была слабее. Она хотела, чтобы их тела слились воедино.
Это музыка прекратилась, или она просто перестала ее слышать? Все, что она могла делать, – это смотреть в его драконово-зеленые глаза. Тонуть в них. Этот мужчина – ее судьба. Ничто другое не имеет значения.
В его глазах горел такой голод, что у Тамлин перехватывало дыхание. Выдернув сетку у нее из рук, он бросил ее и завладел губами Тамлин. Сначала легко. Так пронзительно-нежно, что у нее на глаза навернулись слезы. Затем более требовательно. Примитивное мужское желание в Шеллоне вырвалось на свободу.
И все же под этой неистовой силой Тамлин чувствовала, что он желает именно ее. Этот могущественный человек, первый рыцарь короля, отчаянно нуждался в ней, сам того не понимая.
Растворившись в нем, Тамлин забыла о сотнях людей вокруг них и об их празднике. Для нее весь мир замер, сузившись до звезды, заполняющей небо, и Шеллона.
Крики людей обоих кланов наполнили ночной воздух. Их танец вокруг Тамлин и Джулиана стал неистовее, выражая радость от соединения этих двух людей. Хорошее предзнаменование для долины. Кто-то прошептал, что они стали свидетелями чего-то очень редкого, прихода любви, которая вечна. Как столетия назад, другие женщина и воин танцевали на этой вершине перед костром Белтейна в такую же точно ночь.
Старейшины признали, что они снова пришли.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мятежный рыцарь - Макгилливрей Дебора



неплохой роман о рыцарях но много мистики любовь пришла позже к героям так как их брак - это приказ короля и его воля а такое тогда не обсуждалось разок можно прочитать
Мятежный рыцарь - Макгилливрей Деборанаталия
23.06.2012, 12.50





Более превосходного романа я еще не читала. Этот роман отличается не однотипностью. В нем есть развязка, сюжет и приключение. мне очень понравился этот роман. Большое спасибо писательнице!!!!!!!!
Мятежный рыцарь - Макгилливрей ДебораВиктория
25.07.2012, 14.28





Хороший роман рекомендую. Читай вторую книгу "В её постели", тоже интересная!!!
Мятежный рыцарь - Макгилливрей ДебораОльга
17.03.2014, 17.33





Прикольный роман, мне понравилось. Читаю вторую книгу.
Мятежный рыцарь - Макгилливрей ДебораИрина
25.07.2014, 21.35





Приятные герои (особенно герой), всё вроде бы хорошо.. Но скучно! Роман наполнен описанием кошмарных снов, воспоминаниями, образами, видениями и т.д. Оба героя всё время такие как будто покурили чего-то.. всё им что-то видится, какие-то предчувствия, беспокойство, страхи. И интимные сценывыглядят совершенно нелепо на фоне этой меланхолии, ну никак не вяжется одно с другим: он тоскует по умершему брату и через минуту уже вдруг сгорает от желания к героине. Всю мистику и языческие праздники пролистывала. Слишком много "воды". Мне не хватило живости, интересных диалогов, какой-то иронии между героями, юмора, бытовых событий, хотя бы незначительных.
Мятежный рыцарь - Макгилливрей ДебораAlina
14.09.2014, 14.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100