Читать онлайн Заклятье луны, автора - Макфазер Нелли, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заклятье луны - Макфазер Нелли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заклятье луны - Макфазер Нелли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заклятье луны - Макфазер Нелли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макфазер Нелли

Заклятье луны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Закутанный в плащ мужчина, которого Фелиция и ее спутник видели на балконе второго этажа Шеффилд Холла, таинственно улыбнулся.
– Шпионов, выслеживающих его брата, становится все больше. Похоже, они всерьез намереваются поймать его, – произнес Джереми, снимая черный парик, который он одолжил у актера из «Друри-Лейн».
Он оперся на перила и стал ждать возвращения сводного брата. Увидев людей, выходящих из лабиринта, молодой человек тут же решил воплотить в жизнь план, придуманный им и Тримейном.
– Надеюсь, он убедился, что все гости разъехались перед тем, как отправиться на митинг. Бедняга Тримейн! Наверное, он безумно устал.
Джереми хотел перейти к окну спальни и посмотреть, спит ли Изабелла. Но решил, что не стоит этого делать. Свет в ее комнате не горит, скорее всего, она спит глубоким сном, устав после сегодняшних волнений. Джереми был рад, что Изабелла не вышла на балкон, когда он играл для непрошеных зрителей роль своего брата. Возможно, она узнала бы его и окликнула. Тогда удачно задуманное представление было бы испорчено.
В данный момент Эннабел находилась далеко от дома и даже не помышляла о том, чтобы уснуть. Сейчас она была вне себя от ярости. Ее бесил повелительный и высокомерный тон Фалькона.
Эннабел определила, что место, куда они, наконец, приехали, располагалось где-то между Мейдстоном и Кентербери. Девушка увидела широкое поле и множество людей, собравшихся там. На головах у них были широкополые шляпы, лица замотаны шарфами, большинство из них были мужчины.
Собравшиеся встретили Фалькона громкими возгласами.
– Мы больше не потерпим «хлебных законов»! Долой наших мучителей!
Фалькон поднял руку в знак приветствия и подъехал к огромному костру, рядом с которым была сооружена трибуна из неструганых досок. Словно неодушевленный предмет, он передал Эннабел двум мужчинам, стоящим рядом с возвышением.
– Внимательно следите за ней и старайтесь, чтобы никто не увидел мисс. Ради Бога, спрячьте эти драгоценности.
Попытка Эннабел возразить была пресечена мозолистой ладонью, закрывшей ей рот. Ее владелец вел себя вежливо, но непреклонно.
– Фалькон будет выступать, и мы не хотим, чтобы народу мешали услышать то, что он скажет.
– Послушайте, англичане. Я хочу повторить слова Коббета, которые он произнес перед тем, как вынужден был бежать в Америку, спасаясь от преследований и гонений на родине: «Мы выступаем не против высокой цены на хлеб, мы выступаем против обременительных непосильных налогов!»
Шум возгласов и рукоплесканий едва не оглушил Эннабел, но несмотря на это, она была потрясена происходящим. Гостья из будущего стала современницей самого важного в истории Англии восстания крестьян против жестоких законов. Человека, который являлся вдохновителем этого движения, Коббета Радикала, здесь не было, но его дело продолжал Фалькон. Эннабел старалась расслышать каждое слово этого человека.
– Нам говорят, что народ должен быть верен своим кредиторам, что нация должна поддерживать убеждения денежных воротил. Но, как говорит Коббет, если крестьяне и фермеры разорятся, это принесет мало пользы и лендлордам. Так чьи же карманы наполнятся золотом? Владельцев капитала и биржевых спекулянтов Лондона! Если разорятся крестьяне, мы увидим лишь пустые брошенные земли, и не будет никаких рент. Мы увидим начало гибели Англии. Такой конец неизбежен, если из рук старинных дворянских родов земля перейдет к мошенникам, «королям» бумажных денег, которые нажили свое состояние на системе Питта.
type="note" l:href="#n_20">[20]
«Новые» господа унаследуют поместья аристократии, которая воспитала в нашей стране крестьян и батраков. Новые лендлорды будут безжалостно использовать землю и доведут ее до полного истощения, а также погубят и тех, кто ее обрабатывает.
К удивлению Эннабел, ее голос слился с дружным хором голосов митингующих. Человек, который охранял ее, улыбнулся и с восхищением произнес:
– Поняли теперь, почему люди надеются, что Фалькон поможет им осуществить реформы. Погодите, он еще расскажет о взвинченных ценах, пособиях, о раздутой армии и об огромном военном долге. Увидите, какая будет реакция на его слова.
Громким возгласом Эннабел поддержала человека, который выкрикнул:
– Виноваты законодатели и правительство! Надо прогнать этих мошенников!
Фалькон привел лошадь для Эннабел и вывел ее на дорогу, которая вела к Шеффилд Холлу. Все, что делал этот странный человек, очень удивляло девушку.
– Не нужно, чтобы вас видели со мной. Я подозреваю, что мисс не та, за кого себя выдает, стало быть, и мне опасно провожать вас до замка. Как приедете, отпустите лошадь, она знает дорогу и сама вернется к владельцу.
– Если вы считаете, что мне нельзя доверять, почему вы притащили меня на это собрание?
– Дорогая Изабелла, если только это ваше настоящее имя, я понял одну истину: если хочешь узнать планы своего врага, сделай его своим другом. А теперь послушайте: когда вернетесь в замок и приготовитесь ко сну, исполните мою просьбу. На балконе, между вашей спальней и комнатой Шеффилда поставьте свечу. Это будет знаком, что вы добрались благополучно.
– Вы очень хорошо знаете Шеффилд Холл.
– Я должен знать обо всем. А теперь поехали. Я провожу вас до поворота, а потом только месяц будет охранять вас до главных ворот замка. – На мгновение Фалькон придержал поводья. – Скажите мне, что вы думаете обо всем этом?
– О вашей речи? О ваших политических взглядах? Должна признать, что в них довольно много здравого смысла.
– Я хотел спросить, что вы думаете о нас с вами? – произнес Фалькон, взяв девушку за руку. Эннабел почувствовала, как трепетная дрожь прошла по ее телу. – Я не знаю, кто вы на самом деле, Изабелла, и что вы затеваете, но я обязательно выясню это.
Эннабел смотрела в сверкающие глаза Фалькона и дрожала всем телом, понимая, какой бы ни была ее судьба, она неразрывно связана с этим человеком.
– Надеюсь, вы так и сделаете, – прошептала Эннабел.
Затем она повернула лошадь и помчалась по дороге, ведущей в Шеффилд Холл.
Эннабел навсегда запомнила эту ночь, ее первую встречу с Фальконом. Уже в постели, засыпая, она вспомнила об обещании, данном ему при расставании. Лучше подать ему знак, что все в порядке, пока он не примчался сюда, чтобы лично убедиться в этом! Девушка встала, вышла на балкон и зажгла свечу. В этот миг Эннабел показалось, что она услышала шаги в комнате Тримейна. Хватит, нельзя же видеть в каждом человеке Фалькона!
Джереми работал в башне за письменным столом, когда услышал, как камешек ударился о стекло. Затем еще. Он подошел к окну и сделал жест рукой, затем быстро сбежал по лестнице, чтобы впустить ночного гостя.
– Тримейн? Боже, ты, наверное, смертельно устал? Я ждал тебя в замке, затем решил прийти сюда и закончить работу. – Джереми помог уставшему брату снять плащ и взял маску из его рук. – Я принесу что-нибудь поесть.
– Не нужно. Только пиво. И проверь, чтобы сестричку Мордрида, Вивьен, хорошенько почистили перед тем, как выведут на пастбище. – Тримейн сел на верхнюю ступеньку лестницы. – Не буду подниматься к тебе. Боюсь, не хватит сил. Я хочу рассказать тебе о митинге.
– Все говорят, что это один из крупнейших митингов не только в нашем графстве, но и в Англии, – сказал Джереми. – У меня есть новости для тебя. Ты ведь знаешь о последнем сообщении, полученном из Лондона? Многие подозревают, что именно ты и есть Фалькон. Так вот, сегодня мне удалось развеять эти подозрения. Кто-то следил за домом. Без сомнения, они знали о предстоящем митинге и о том, что ты не можешь появиться в двух местах одновременно. Я с важным видом появился вместо тебя на балконе, а заключительным штрихом был черный парик. Я надел его и так прекрасно справился с ролью, что был удивлен, когда зрители покинули зал, даже не крикнув «браво!».
Тримейн засмеялся.
– Джереми, ты не перестаешь изумлять меня. Иногда мне кажется, что не я, а именно ты должен быть настоящим Фальконом.
– Это и навело меня на мысль! Благодаря своей внешности и загадочности ты вызываешь у людей удивительные чувства. Они смотрят на тебя, как на какой-то символ, видят в тебе божество, мессию. Фалькон не должен быть похож на бедного молодого человека, обремененного семьей, налогами и ежедневной работой. Мы обязаны сделать его неуловимым.
– По блеску твоих глаз я догадываюсь, что у тебя уже есть план, как добиться этого. – Тримейн облокотился на ступеньку и, потягивая пиво из кубка, смотрел на брата, в большом возбуждении расхаживающего взад и вперед по комнате.
– Да. Мы сделаем его вездесущим. Люди слушают Фалькона здесь, и вдруг в это же время он находится в другом месте, за несколько миль. Его образ начнет обрастать легендами, увеличится число его слушателей. Никто не сможет поймать его, будь уверен, он будет то в одном месте, то в другом, то в нескольких местах одновременно.
– Я не смогу быть таким вездесущим, дорогой брат.
– Но ведь сегодня вечером тебя видели одновременно в двух местах… – Джереми присел на ступеньку рядом с Тримейном. – У меня получилось сегодня, и я смогу повторить это снова и снова! Подумай над этим. Я могу изображать тебя, могу имитировать голос Фалькона. Я помогаю тебе подготавливать выступления. Я буду выдавать себя за Фалькона в одном месте, пока ты ораторствуешь в другом. Это будет вызывать у людей восхищение, даже благоговейный страх перед Фальконом. Слава о тебе дойдет до более отдаленных мест и собьет с толку врагов, которые пытаются поймать Фалькона.
Тримейн задумался.
– Должен сказать, это придумано неплохо и поможет избавиться от тех, кто мечтает избавиться от меня. Единственное, что меня волнует, – это опасность, которая тебе грозит. Достаточно нелегальных статей, которые ты пишешь. Ведь «Лигал Уотч» может доставить тебе столько же неприятностей, сколько «Политикал реджистер»
type="note" l:href="#n_21">[21]
принес Коббету.
– Тримейн, мне уже нельзя помочь. Я выбрал свой путь. Поэты – никудышные политики, но ведь я писатель, а значит, верю в то, что делаю.
Тримейн обнял брата, переполненный любовью к этому замечательному юноше, который со дня их первой встречи смотрел на него, как на героя.
– Я просто не хочу, чтобы тебе причинили вред. Позволь коснуться очень деликатной темы. Я хочу поговорить о твоей кузине Изабелле. Будь с ней осторожен. Подозреваю, что она совсем не та, за кого себя выдает. Очень много неясного и необъяснимого связано с ее появлением. Пока я не узнаю все, я не хочу вдаваться в подробности, просто предупреждаю тебя: будь осторожен. Ничего не говори ей о наших беседах, о Фальконе, о том, чем мы занимаемся, пока не выясним наверняка, можно ли доверять ей.
Джереми засмеялся.
– Я как раз хотел спросить, получил ли ты сообщение о мнимом шпионе, который занимает высокое положение, но теперь вижу, что получил. Могу заверить тебя, что моя дорогая кузина ни в чем не замешана. Боже, Тримейн, какое отношение Изабелла может иметь к лондонским организациям и политикам? Она приехала в Англию несколько дней назад.
Слушая брата, Тримейн вспоминал свой разговор с руководством порта. Он расспрашивал о судне, на котором должна была приплыть из Америки кузина Джереми. Он вспомнил историю о том, что Изабелла села на другой корабль.
– Единственное, о чем я тебя прошу, – не рассказывай ей о наших занятиях до тех пор, пока не узнаем ее получше.
– Хорошо, не буду. К тому же, ее гораздо больше интересует моя поэзия, чем журналистика. Представляю, как прекрасно мы проведем время, читая друг другу стихотворения, совершая длинные прогулки пешком и на лошадях. Как Изабелла будет рада познакомиться с Китсом! Мы навестим его в Лондоне перед тем, как отправимся к Шелли. А затем поедем в Италию проведать Байрона и его семью.
Джереми заметил ревнивое выражение, появившееся на лице сводного брата.
– Твои подозрения не помешали тебе, оказывается, обратить внимание на то, как красива моя кузина. Тебе придется постараться, у тебя весьма серьезные конкуренты. Ньютон Фенмор уже положил глаз на Изабеллу, и мы должны объединить наши усилия, чтобы пресечь ухаживания этого жениха.
– Я ухожу, – решительно произнес Тримейн. – Иначе не выдержу и скажу, что мне хочется сделать с Ньютоном Фенмором, а это звучит слишком пошло для молодого человека из хорошей семьи.
Спокойные дни, последовавшие за этими невероятными приключениями, заставили Эннабел задуматься, не приснилось ли ей это. Проснувшись наутро после ночной встречи с Фальконом, она спрятала драгоценности, подозревая, что они на самом деле были украдены. Девушка поклялась, что сразу вернет их законному владельцу, как только ей представится возможность. Каждое утро Эннабел просыпалась в отличном настроении. Ее ждали поднос с кофе, изысканный завтрак и компания Джереми. В одно такое утро, по истечении почти двух недель со дня ее появления в замке, она заявила, что ей неловко только отдыхать и развлекаться, она хочет быть полезной, хочет заняться чем-нибудь.
– Я не привыкла так долго ничего не делать, Джереми. Пожалуйста, скажи мне, что я могла бы делать по дому.
Джереми поцеловал ей руку.
– Твое присутствие доставляет нам большую радость, дорогая Изабелла. Клянусь, я никогда не получал такого удовольствия. Я так люблю наши прогулки вдоль реки. У меня появился аппетит, улучшился цвет лица, укрепилось здоровье. Даже мои стихи стали гораздо удачнее. Утром Мод и Тодд сказали мне, что никогда не видели меня таким счастливым, как сейчас. Этим я обязан только тебе. Эннабел поставила чашку на поднос и рассмеялась.
– Звучит вдохновляюще, особенно насчет аппетита. Передай Мод и Тодду, что я и дальше буду делать все, что в моих силах. Но они не могут сказать этого о твоем сводном брате! Лорд Шеффилд избегает меня, словно прокаженную, и почти не разговаривает при встрече. Он что-нибудь говорил тебе? Почему он так меня не любит?
Джереми отвернулся, но Эннабел успела заметить его полный страдания взгляд. Она была уверена, что причиной является недоверие Тримейна.
– Изабелла, мой брат никогда не был беззаботным, беспечным человеком. Он очень серьезно относится к тому, что происходит сейчас в Англии. Тримейн чувствует, что люди, подобные ему, должны спасти нашу страну, пока жалкие политики и законодатели не погубили Англию.
– Насколько мне известно, то же самое пытается сделать и Фалькон.
В конце концов, она рассказала Джереми о таинственной и необыкновенной ночи, которую провела в компании загадочного героя. Вдруг Эннабел встрепенулась и выпрямилась в кресле, потревожив кошку, которая спала рядом каждую ночь после того, как девушка, присутствовала на секретном митинге.
– Фалькон и Тримейн – один и тот же человек! Скажи мне правду, Джереми, это так или нет? – Эннабел немного прищурила глаза, повторив еще раз вопрос. – Они одинакового роста, одинакового сложения. Оба производят, впечатление сильных, властных людей, – Эннабел возбужденно говорила, не замечая тревоги на лице Джереми. – Да! Тримейн – это Фалькон! Он носит эту устрашающую маску, но под ней скрывается твой сводный брат.
Джереми вспомнил, что дал обещание Тримейну не раскрывать своих секретов американской гостье, и решил не нарушать его: Он считал подозрения брата беспочвенными, но был очень предан ему.
– Многие члены парламента, в том числе и Ньютон Фенмор, очень хотели бы, чтобы это так и было на самом деле. Они думают, что Шеффилды были влиятельной семьей слишком долгое время, и были бы рады, если бы им представился случай погубить их наследника.
– Значит, ты не думаешь, что Тримейн и Фалькон – один и тот же человек? – Романтический настрой Эннабел угас, осталось лишь разочарование.
– Я знаю это наверняка. Послушай, я был на нескольких митингах и дважды видел моего брата среди собравшихся. В другой раз я видел, как он возвращался после обеда у Фенморов, не прошло и двадцати минут, как Фалькон закончил свою речь. – Джереми лгал, но в уме уже разрабатывал план, как воплотить то, что он только что рассказал Эннабел, в жизнь и сделать это в ближайшем будущем.
Тримейн был в большой опасности, но опасность исходила не от Изабеллы, а от тех людей, которые разделяют ее подозрения.
– Гм. Я знаю, что ты не станешь лгать мне, Джереми. Поэтому и постараюсь выбросить из головы эти глупые мысли. Я сделаю все возможное, чтобы улучшить наши отношения с лордом Шеффилдом.
Смеясь, Джереми поцеловал кузину в щеку.
– Если ты станешь такой же приятной, как то овощное блюдо, которое Мод приготовила по твоему рецепту вчера на ужин, мы все объедимся и станем круглыми, как головка сыра, и скатимся по лестнице. А теперь надевай костюм для верховой езды и устроим встряску нашим лошадям, а то они только и делают, что целый день едят траву и, наверное, уже превратились в коров!
– С удовольствием!
Девушка моментально вскочила с кресла. Она всегда любила верховую езду, хотя почти не занималась спортом после окончания колледжа. Как замечательно пустить лошадь галопом и любоваться зелеными садами и лужайками вокруг поместья!
Эннабел надела амазонку зеленого цвета, эффектную шляпку и высокие ботинки. Выходя из комнаты, она на минуту остановилась у зеркала и элегантным взмахом плетки приветствовала свое отражение.
– Откровенно говоря, моя дорогая, к черту лорда Шеффилда! Ты просто восхитительна! И очень скромна, – с улыбкой добавила Эннабел.
Все-таки она прекрасно смотрится в седле, и ей захотелось, чтобы Тримейн увидел это.
Во время прогулки у реки Джереми и Эннабел повстречали Фенморов, которые весело окликнули их.
– Послушайте, Симмонз, мне сегодня очень везет, – сказал Ньютон. – Я заходил и несколько раз оставлял свою карточку, но мисс Изабелла всегда занята или отдыхает.
Девушка с благодарностью посмотрела на Джереми. Она знала, что кузен как может ограждает ее от «розового человечка».
– Прошу прощения, мистер Фенмор, но в эти дни у меня не было ни одной свободной минуты. Не понимаю, как некоторые люди могут говорить, что жизнь в деревне скучна. – Фелиция издала какой-то звук, и Эннабел обратилась к ней. – Моя дорогая леди Фенмор, что случилось с вашим лицом?
Ньютон моментально объяснил причину чрезмерной пухлости губ своей сестры.
– Бедная Фелиция споткнулась о ковер после вашего великолепного приема и до сих пор не хочет появляться на людях… Можно я составлю вам компанию, мисс Изабелла? Мы устроим легкий ланч, если вам захочется перекусить или выпить. Можно расположиться на берегу реки…
– Боюсь, ничего не выйдет, Фенмор, – спас Джереми кузину. – У Изабеллы нет ни одной свободной минуты сегодня. Мы готовимся к поездке в Лондон, необходимо купить несколько новых платьев.
– И встретиться с Китсом до его отъезда, – озорно добавила Эннабел, прекрасно зная, что ревность сведет Ньютона с ума.
– О, я тоже собираюсь немного пожить в Лондоне. Фелиция обещала подъехать ко мне. Может быть, мы встретимся у меня на квартире и, возможно, как-нибудь вечером пообедаем…
– Я думал, вы навсегда покинули вашу лондонскую квартиру, – произнес Джереми с невинным видом.
«Я не единственная язва в это семье», – подумала Эннабел, пряча улыбку.
– Один хороший знакомый Фелиции предоставляет нам свою квартиру, когда мы приезжаем в Лондон, – ответил Ньютон, покраснев еще больше из-за того, что Изабелла узнала о его финансовых затруднениях.
– Мы проведем в городе всего одну ночь, – сказал Джереми, раскланиваясь.
Леди Фенмор не произнесла ни слова. Ее трясло от зависти при виде того, как прекрасно смотрится в седле Эннабел.
– Послушайте, – наконец раскрыла рот Фелиция. – Это американская мода – сидеть в седле, как мужчина? – На самом деле леди Фенмор тайно подумывала о том, чтобы заказать своей портнихе такую же юбку, как у Изабеллы, с искусно заложенными складками, которые позволяют так грациозно сидеть на лошади.
– Так намного удобнее, чем скакать в женском седле, Фелиция. Вы должны обязательно попробовать. – Лошадь Эннабел нетерпеливо заржала, готовая к неистовым скачкам, которые ее хозяйка всегда совершала вдоль реки.
Всадница прошептала ей на ухо:
– Терпение, Леди Годива. Скоро мы пустимся галопом, но сейчас я не могу быть невежливой. Подожди немного.
– Еще одна американская традиция – шептать на ухо лошади? – Фелиция хотела лучезарно улыбнуться, но получилась некрасивая гримаса – распухшие губы не придавали ее лицу прелести.
– Фелиция, ты слишком резка с мисс Изабеллой, – упрекнул Ньютон сестру. – Мне кажется, она выглядит просто великолепно в амазонке, я считаю ее превосходной наездницей.
– Женщина не должна ездить верхом, как мужчина, – резко ответила леди Фенмор.
Сдержанная улыбка Фелиции обнажила ее маленькие острые зубы.
– Давайте сделаем по-другому. Не до моста, а до рощицы у ручья, преодолев препятствие.
– Фелиция, мы знаем, что ты участвовала во многих скачках, но мисс Изабелла, наверное…
– Мисс Изабелла сделает все, что предлагает леди Фенмор. Видимо, я должна доказать, что американцы знают толк во всем: и в нижнем белье, и в скачках, и в спорах. – Эннабел легонько хлопнула по крупу лошади, которой не терпелось обогнать мисс Чопорность и ее изнеженную лошадку. – Джереми, почему бы тебе не быть судьей? А вам, Ньютон, наверное, следует съездить за медикаментами, на этой неделе ваша сестра очень подвержена несчастным случаям.
Взгляд Фелиции был испепеляющим. Сквозь, стиснутые зубы она произнесла:
– Может быть, мы еще больше разнообразим наше соревнование. Та, которая приедет первой, должна, будет придумать наказание для своей соперницы, исключающее телесные повреждения.
– Вполне справедливо, – холодно заметила Эннабел.
На этот раз улыбка Фелиции была искренней.
– Боюсь, мне нелегко будет решить, что же заставить вас сделать: вернуться туда, откуда вы приехали, в течение двадцати четырех часов, или отдать мне драгоценности, которые были на вас на приеме, устроенном в вашу честь.
Эннабел почувствовала, как сжалось ее сердце. Неужели эта женщина знает историю украшений?
– А я затрачу чертовски много времени, решая, с какого берега заставить вас прыгнуть в реку.
– Думаю, мне все-таки стоит вернуться домой и позаботиться о медикаментах, – нервно произнес Ньютон.
По сигналу Джереми обе лошади понеслись вскачь. Эннабел чувствовала себя превосходно. Каждый день она совершала подобные прогулки вдоль реки, когда с одной стороны плещутся волны, а с другой – зеленеют деревья и лужайки. Она вырвалась вперед. Тропа была слишком узкой, и можно было не сомневаться, что Фелиции уже не удастся обогнать ее.
Эннабел оставалось только преодолеть препятствие впереди, и тогда она докажет своей сопернице раз и навсегда, что американки умеют ездить верхом. Леди Годива перешла на шаг к тому моменту, когда они подъехали к мосту. Эннабел обернулась и увидела, что Фелиция отстает на несколько ярдов.
type="note" l:href="#n_22">[22]
Тут Эннабел поняла, что ее соперница попала в беду. Она почти сползла с лошади, ее огромная юбка тащилась по земле.
– Фелиция! У вас все в порядке? – Эннабел развернула свою лошадь.
– Мой ботинок! Он застрял в стремени. – Фелиция нагнулась, чтобы, подобрать подол юбки.
– Давайте помогу. – Эннабел пустила лошадь легким галопом и спешилась.
Прежде, чем девушка подошла к Фелиции, англичанка пришпорила свою лошадь и, заливаясь смехом, бросилась прочь.
– Догони меня, если сможешь, – злобно крикнула она сопернице.
Секунду Эннабел стояла неподвижно, ярость кипела в ней. Затем она спокойно сказала:
– Эта женщина – отъявленная стерва. Черт с ней! Давай-ка поедем в объезд.
Лошадь чувствовала себя прекрасно, ее хозяйка умело управляла ею. Они взбирались вверх по зеленому холму. Несколько раз лошадь спотыкалась и один или два раза ей пришлось перепрыгнуть через ямы.
Эннабел подъехала к забору несколькими секундами раньше своей соперницы. Прыжок, в котором Леди Годива преодолела препятствие, был просто великолепным. На долю секунды девушка приподнялась в седле и в этот момент почувствовала, как с ее головы, словно птица, слетела шляпка. Обернувшись, чтобы проследить, куда она упадет, Эннабел краем глаза увидела, как лошадь Фелиции преодолевает препятствие, а ее соперница вылетает из седла, сделав головокружительное сальто.
– Ну что ж, вот прекрасное доказательство преимущества женского седла, – пробормотала Эннабел, пустив лошадь рысью.
– Злючка-колючка получила по заслугам, – произнесла она.
Джереми и Ньютон смотрели на нее в полном замешательстве.
– Не обращайте на меня внимания. Ньютон, надеюсь, вы захватили с собой лед. Вашей сестре он понадобится. А если у вас есть еще и бренди, я бы не отказалась от пары глотков.
Эннабел пила бренди, пока Фелиция Фенмор хромала, ведя в поводу свою лошадь. Девушка взглянула на холм, где совершила свой последний бросок, и застыла в изумлении, увидев неподвижную темную фигуру на черной лошади.
– Фалькон!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заклятье луны - Макфазер Нелли



Роман мне понравился.Но интересней всё-таки было бы, если Эннабел изменила бы прошлое, не зря же она туда попала.
Заклятье луны - Макфазер НеллиЕлена
26.05.2012, 17.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100