Читать онлайн Заклятье луны, автора - Макфазер Нелли, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заклятье луны - Макфазер Нелли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заклятье луны - Макфазер Нелли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заклятье луны - Макфазер Нелли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макфазер Нелли

Заклятье луны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

– Великолепно! Просто великолепно!
Эннабел и Роман любовались закатом из окна башни. Внизу открывался живописный пейзаж Кента. Лучи заходящего солнца окрасили новое убранство комнаты в розовый цвет. Неужели все это сделали они? Эннабел не могла поверить. Сейчас комната была именно такой, какой она представила ее себе, впервые увидев башню.
– Просто потрясающе! Хочу увидеть эту комнату в лунном свете.
Девушка повернулась к Роману, ее лицо светилось от счастья.
– Не могу выразить свою благодарность. Никогда еще не встречала человека, который трудился бы над чем-нибудь с таким упорством, с каким вы приводили в порядок мое жилище.
– Да и вы, надо признать, мастерски орудовали шпателем и кистью. А что касается благодарности, кажется, вы обещали пообедать при свечах в этой населенной призраками башне. Договор еще в силе?
– Можете быть уверены! Раз уж я играю роль хозяйки башни, предлагаю выпить шампанского Кстати, как называется это место? Забываю спросить об этом.
– По правде говоря, не знаю. Мне некого спросить. А как бы вы назвали ее?
Эннабел оглядела комнату.
– Мне кажется, название должно быть как-то связано с луной. Когда я нахожусь здесь, все окрашено в серебристый цвет. Первую ночь, проведенную в этой башне, я просыпалась от того, что луна смотрела на меня.
– Похоже на черную магию. Вы не колдунья, мисс По? Как насчет «Мунстоун»?
type="note" l:href="#n_12">[12]
Внизу, у реки, лежит камень. За долгие годы вода так отшлифовала его, что в лунном свете он блестит, как драгоценный.
– О, мне нравится! «Мунстоун».
Эннабел заглянула в маленькую спальню, не переставая изумляться, как она преобразилась. Ситцевые шторы, покрывало и ковер были куплены два дня назад на аукционе в Мейдстоне, но, казалось, что эти вещи были здесь всегда.
– Вы знаете легенду о лунном камне? – спросил Роман.
– Нет.
– Существует поверье, что это волшебный камень. В свое время я интересовался драгоценными камнями. Только, пожалуйста, не спрашивайте меня, как это сочетается с профессиональным бейсболом или английской историей. Просто, я занялся этим после того, как нашел месторождение аметиста на севере Джорджии.
– Я уже не удивляюсь ничему, что связано с вами. Продолжайте. Скоро подадут обед, а ваша история одинаково разжигает и мое любопытство, и мой аппетит.
– По правде говоря, этот рассказ не очень длинный. Впервые лунный камень нашли на острове Шри-Ланка, точнее, около Думкары. Все драгоценные и полудрагоценные камни овеяны легендами. Еще в древние века люди приписывали им магические свойства. Говорят, что лунный камень приносит счастье его обладателю. И возбуждает страсть у влюбленных.
– Это вы сами придумали!
– Нет! Запомните две вещи, пожалуйста. Я всегда веду честную игру и никогда не лгу. – Роман налил шампанское в бокалы. – Может быть, поднимемся наверх и полюбуемся закатом оттуда?
– Прекрасная идея! Кажется, я влюбилась в это место.
– Как здорово все получилось, правда? Мы добились потрясающих успехов, восстановив интерьер башни.
Копии маяков, которые Эннабел заказала своему приятелю с острова Сент-Симон в Джорджии, были доставлены утром. Когда Роман приехал, она тут же показала их.
– Я думаю, они будут прекрасно смотреться на пристани. Мне очень нравится их серебристый цвет. Спасибо, что избавили меня от бежевого.
– Бежевый – вполне естественный цвет для тех, кто жил здесь раньше. Кстати, кто владел этим замком? Я знаю, что пока поместье не перешло в руки Ньютона Фенмора то ли в 1818, то ли в 1819 году, здесь со времен средневековья жили Шеффилды. Но кто именно жил в этой башне? Здесь все овеяно историей, я чувствую это. Клянусь, когда я мыла здесь окна, мне казалось, что я вижу картины прошлого – плавающих в пруду лебедей…
– … Лордов, гарцующих на лошадях, – засмеялся Роман.
Он уже поднимался по лестнице.
– Черт возьми, как вкусно пахнет! Когда мой повар сказал, что вы заказали что-то необычное на ужин, я даже забеспокоился.
– Мы с Армандом составили великолепное меню. Надеюсь, вам понравится. – Эннабел приподняла крышку кастрюли, стоящей на столе рядом с зеленым салатом. – Вот, пожалуйста! Мои «фирменные» креветки, артишоки и творожная запеканка. Ваш повар сказал, что непременно внесет эти блюда в меню ресторана «У Романа».
– Я начинаю думать, что вы скорее, чем я, завоюете доверие моего штата. Романтики были бы в восторге.
– Особенно Байрон. Если бы мне представилась возможность познакомиться с кем-нибудь из них, я выбрала бы его. Какую жизнь он прожил! Сумасшедшая мать, заставляющая его ползать с искалеченной ногой по огромной железной клетке! Женщины, проводившие дни и ночи возле его дома в Лондоне. Даже сводная сестра Шелли Клэр и, возможно, его жена Мери…
– Я начинаю ревновать! Вернитесь в настоящее, к нашему восхитительному ужину и ко мне.
Роман нежно взял Эннабел за руку и подвел ее к дивану, покрытому розовой тканью с изображением лебедей и сцен английской охоты. Эннабел вздохнула:
– Взгляните на реку! О, если бы она могла рассказать о прошлом! Если бы эта башня могла поведать… Послушайте, перестаньте смотреть на меня так, словно собираетесь съесть! Для этой цели приготовлен ужин. Отпустите мою руку и займитесь запеканкой.
– Это нелегко, – прошептал Роман, не отводя глаз от выреза тонкого прозрачного платья в стиле викторианской эпохи, которое Эннабел надела специально для этого вечера.
Оно как нельзя лучше подходило к царившей в башне атмосфере.
– Это место оказывает на меня магическое действие. Я хочу…
– … Есть! – продолжила девушка, легонько подталкивая собеседника к столу.
Прекрасный сервировочный столик они отыскали на «блошином рынке» в Мейдстоне.
– Вспомните о том, что завтра вы должны лететь в Штаты. Возможно, этот ужин – последний прием пищи до приземления в Атланте.
Через минуту тарелки были пусты, от креветок и артишоков осталось лишь приятное воспоминание.
– Мне не хочется улетать, но другого выхода нет. Мой тренер всегда хорошо относился ко мне. И я не могу оставаться здесь, в то время как его пытаются выжить из клуба. Ему сейчас нелегко, и я должен поддержать его.
– Роман, не делайте такую кислую физиономию, – рассмеялась Эннабел, – похоже, вам самому нужна поддержка. Хотите, я перескажу вам плоские шутки Морриса Келлера, которыми он сыпал за обедом несколько дней назад? Клянусь, он несколько раз даже поперхнулся от смеха!
– Этот человек – ядовитая змея, – сказал Роман. – Эннабел… – Лицо его посерьезнело.
– Выпейте! – Перебила Эннабел, протягивая бокал с вином. – Не запугивайте меня раньше времени. Мне еще предстоит несколько месяцев работать под руководством доктора Келлера.
После ужина они сели на диван у окна, глядя на ночное небо и считая звезды, пили кофе и бренди. Роман не мог больше откладывать разговор о том, что происходило с ним, об отношениях, установившихся между ними за эти несколько дней.
– Достаточно астрономии и любования звездами. Я хочу, чтобы вы посмотрели мне в глаза и сказали, как сильно будете скучать.
Эннабел ответила ему поцелуем. Почувствовав тепло ее губ на своей щеке, Роман облегченно вздохнул.
– Ты не представляешь, что это значит для меня!
Он обнял Эннабел. Это было первое в его жизни объяснение в любви.
– О, – прошептала девушка, приходя в себя после поцелуя.
Со времени окончания средней школы ее никто так не целовал.
– Думаю, это можно назвать мастерским пасом.
– Ты удивительно быстро овладела спортивной терминологией, – сказал Роман, вновь склоняясь над ней.
Его губы сначала нежно, а потом со страстной одержимостью ласкали Эннабел. Девушка вскрикнула.
– Я никогда не причиню тебе боли, дорогая, – прошептал Роман, касаясь ее волос.
Черные локоны рассыпались, он ласково их погладил.
– Боже, ты так красива, так очаровательна… Эннабел, где же ты была все эти годы? Я потратил половину жизни, чтобы найти тебя. Я знаю, ты была где-то рядом, просто я не мог отыскать тебя.
В объятиях этого сильного мужчины Эннабел чувствовала, себя защищенной от одиночества, от всего мира. Она закрыла глаза. Поцелуи и ласки Романа волновали ее. Она чувствовала волшебство страсти, захватившее их обоих. Ей хотелось близости. Водоворот чувств и эмоций полностью поглотил ее.
– Я делаю тебе больно?
– Нет. Просто я уже очень давно не была в объятиях мужчины. Похоже, я успела забыть, что это такое.
– Надеюсь, сейчас ты чувствуешь то же, что и я?
Эннабел обхватила ладонями голову Романа и нежно поцеловала его.
– Да, – проговорила она. – Мне очень хорошо. И это происходит в таком месте! – Эннабел обвела взглядом комнату, изумляясь тому, что в лунном свете даже пламя свечей кажется серебристым. – Я чувствую, что эта башня таит волшебство. Нас ждет здесь чудо – меня и тебя.
– Настоящее чудо я держу в своих руках, – прошептал Роман, склонив голову и коснувшись губами выреза ее платья. – Тебе не следовало снимать испачканную краской рабочую одежду. Мне гораздо труднее устоять перед этим восхитительным нарядом.
– И не нужно… – И вновь у нее возникло ощущение, что эта комната ей знакома, что все повторяется.
Она закрыла глаза, чтобы насладиться ароматом страсти, наполнившим воздух, словно запах магнолий.
Роман был удивительно нежным любовником. Когда он опустил девушку на залитый лунным светом диван, он был невероятно осторожен, стараясь неловким движением не причинить боли своей возлюбленной.
– Ты такая хрупкая, – прошептал он, – я безумно хочу тебя, но боюсь раздавить.
– Не бойся, – ответила Эннабел.
Роман наклонился над ней, и девушка увидела свое отражение в его глазах.
– Ты мой защитник. – Эннабел продолжала твердить эти слова, не зная, почему они всплыли в ее памяти. – Мой защитник, – повторила она. – Люби меня!
Роман поцеловал ее, и она почувствовала, как дрожит его тело.
– Я знаю, что должен защищать тебя.
– Раз уж мы заговорили о защите… – смущенно улыбнулась Эннабел и коснулась шрама на его щеке. – Могу я попросить тебя об этом?
– Ты можешь просить меня о чем угодно – хриплым голосом ответил Роман.
Он понял, чего опасалась Эннабел, и, приняв меры предосторожности, о которых она говорила, минуту спустя вернулся к девушке.
В тот момент, когда пальцы Романа проникли в ее лоно, Эннабел поняла, что именно этого чело века она ждала все эти… века? В этом открытии было что-то пугающее. Она ласкала тело своего возлюбленного, пытаясь удержать в настоящем те чувства и ощущения, которые он вызывал в ней. Ей не хотелось делить его с прошлым, сейчас он должен принадлежать только ей.
Романа влекла и очаровывала грудь Эннабел. Освободив ее от платья, он нежно поцеловал розовые холмики.
– Если бы я был поэтом, – прошептал Роман, наслаждаясь сладкими стонами любимой, – я нашел бы слова…
– Ты поэт и без слов. – Из-за плеча Романа Эннабел видела кусочек неба и благодарила звезды за то, что они послали ей этого мужчину. – Твое сердце бьется в ритме вселенной. В твоей душе гармония жизни, и я чувствую, как она проникает в меня. Обними меня крепче и никогда не отпускай!
Медлительность, с которой Роман проникал в нее, сводила Эннабел с ума. А движения ее бедер еще сильнее возбуждали его.
Словно эхо, комната повторяла их дыхание, их любовные крики и стоны.
Они были созданы друг для друга, незачем противиться этому.
В порыве страсти Роман спрятал свое лицо в ее волосах. Эннабел почувствовала, как завертелась комната. Ей казалось, что она находится в самом центре этого бешеного вращения, и бархатная ночь скрывает от глаз вселенной ее наготу. Она услышала, как произносит слова, о которых никогда даже не думала, желание переполняло ее.
Их потребность обладать друг другом достигла апогея.
– Ты уверена, дорогая? Ты уверена, что действительно хочешь этого?
– Да, да! – выкрикнула Эннабел, помогая Роману проникнуть в свое жаждущее лоно.
Девушке показалось, что когда они соединились, комната вздохнула. Она расслышала этот вздох, хотя в этот момент не слышала даже биения собственного сердца.
– О, Роман, Роман. Я даже не представляла, что такое может быть.
Он крепко обнял девушку.
– Со мной тоже никогда такого не было… Мне кажется… Я ждал тебя всю жизнь. Знаю, это звучит банально, но это так. Эннабел По, я все еще не могу поверить, что наконец-то нашел тебя.
– Все дело в этой комнате, – сказала Эннабел.
Ее губы почти касались груди Романа.
– В этой комнате нас что-то ждет. Ты не чувствуешь этого?
– Сейчас я не испытываю ничего, кроме удивления, что держу тебя в своих объятиях. Благодарю Бога, что ты приехала сюда, неважно, по какой причине.
Эннабел взяла руку Романа, гладившую ее волосы, и поцеловала.
– Я думала, что приехала сюда из профессионального интереса. Но сейчас не уверена в этом.
– Мне все равно, ради чего ты приехала. Главное, что ты здесь. Мне очень не хочется оставлять тебя.
– Но ведь ты скоро вернешься!
– Пообещай, что будешь ждать меня здесь.
– Если ты пообещаешь мне, что обязательно вернешься. Обними меня, – попросила Эннабел, – и поклянись, что вернешься ко мне.
– Клянусь, – губы Романа произнесли клятву и тут же убедили Эннабел в состоятельности этого заявления.
Теперь они занимались любовью, как два человека, навеки связавшие свои жизни.


Эннабел держала в руках упакованную в прозрачную пленку коробочку, которую Роман вложил ей в руку, когда она провожала его.
– Любимый!
Распаковывая сверток, она улыбалась, вспоминая, каким он был романтичным и нежным.
Когда Эннабел подходила к замку, она увидела черную кошку.
– О, привет, Мунбим! Такая красивая кошечка! Хочешь креветок? О, дорогая, извини, ничего не осталось. Может быть, молока?
Девушка принесла миску с молоком и поставила на маленькую скамейку. Мунбим свернулась у ее ног, проигнорировав предложенный ужин.
– Ты ведь домашняя киска, правда? Я не знаю, что скажет мой хозяин, когда узнает, что я обзавелась соседкой. Но ведь у меня так много места…
Эннабел впустила кошку в комнату. Мунбим терпеливо ждала, пока девушка запрет дверь и включит свет.
Всем своим видом животное словно говорило, что Эннабел пора перестать суетиться и следует обратить внимание на более важные вещи, например, на нее.
– Ты замечательная подружка! – Эннабел взъерошила блестящую шерсть Мунбим и посмотрела в ее желто-зеленые пронзительные глаза. – Не привязывайся ко мне так сильно. Я не собираюсь жить в Англии всю жизнь.
Кошка отошла от Эннабел и пошла по лестнице в верхние комнаты башни. Она дождалась, пока девушка поднимется на площадку перед своей спальней, и вновь двинулась вверх по ступенькам.
– О, нет, не надо! Я иду спать. Мы все уберем завтра утром.
Кошка остановилась и выжидающе посмотрела на Эннабел.
Та не выдержала и рассмеялась.
– Хорошо, показывай дорогу. Мне хочется еще раз взглянуть на реку в лунном свете. Да ты очень шустрая!
Кошка побежала вперед. Только на верхней площадке она остановилась и оглянулась, чтобы удостовериться, идет ли за ней ее новая подружка.
– Иду! Я иду!
Увидев разбросанные на диване подушки, Эннабел улыбнулась. Она вспомнила, что было причиной этого беспорядка.
– Милый, – проговорила она вслух, – мой милый.
Комната была залита таинственным лунным светом. За окном ухала сова, и печальная гагара издавала грустный крик, похожий на плач. Эннабел размышляла, стало ли теперь ее тело, сексуально разбуженное и раскрепощенное, более созвучно с ночью, и чувствовала, как волнение охватывало ее, словно предстоит оторваться от земли в неведомое, к далеким зовущим звездам.
– Мунбим, ты где? Где ты, киска?
Мунбим прыгнула к Эннабел, немного испугав ее.
Девушка наклонилась, чтобы погладить кошку, но та ловко увернулась и растянулась на маленьком коврике в центре комнаты.
– Хочешь поиграть? – спросила Эннабел, склоняясь над кошкой.
– Ой! – Из оцарапанного пальца показалась капелька крови.
Однако кошка не обращала внимания на нанесенную ею рану. Она пыталась стащить с места коврик. Мунбим с завидной настойчивостью продолжала тянуть его, открывая небольшие гранитные плиты, которыми был выложен пол комнаты.
Кошка обнюхала пол, поскребла когтями каменную кладку, затем сунула лапку в щель между неплотно прилегавшими плитами и выразительно посмотрела на Эннабел. Взгляд Мунбим красноречиво говорил о том, что она сделала все, что было в ее силах.
Девушка приподняла камень, сломав ноготь.
– Не понимаю, почему позволяю впутывать меня в это, киска… Ну вот. Камень поддается. О, Боже! Что это? – Сердце Эннабел учащенно забилось, когда она увидела скрепленный печатью конверт, выцветший от времени.
Девушка со страхом взяла его в руки. Содержимое пакета привлекало и пугало ее.
Клеенка, в которую был завернут конверт, была покрыта пятнами плесени. Эннабел тщательно вытерла руки о подол юбки.
– Что это?
Пергамент истлел, от времени он стал почти прозрачным. Девушка осторожно расправила бумагу и поднесла поближе свечу, силясь разобрать в полумраке тонкий небрежный почерк.
Она задохнулась от волнения, увидев поблекшую надпись на полях.
– Джон Китс! Китс делал пометки на этом листке! Боже, киска, что ты откопала!
Но Мунбим отыскала сверчка, совершенно не интересуясь драгоценной находкой.
Эннабел почувствовала благоговение, читая первые строки:
«Изабелле, в ее саду»
Ты плачешь, словно чувствуя беду,Свою печаль одна встречаешь ты.«Не может быть беды в твоем саду», —Твердят тебе влюбленные цветы.Но тихо слезы падают из глаз,Росою покрывая лепесткиБегоний жарких и пушистых астр,И вздохи их, как тени птиц, легки.С небес луна любуется тобой,И стрелки замедляют мерный бег.Отныне стала времени сестройИ не утратишь молодость вовек.Богиня-дева, жрица Сада Слез,Вдали от мира властвуешь над ним,Бежишь от счастья в окруженье роз,Где твой покой бесстрастный нерушим.И, хоть мечтаешь о любви порой,Не знаешь страсти и не слышишь зовТого, кто жизнь за смех счастливый твойОтдаст без сожалений и без слов.И уходя в страну безмолвных снов,Познав блаженство лишь в последний нас,Молиться будет за твою, любовь.И ангелы придут утешить вас.
Моей дорогой кузине
С любовью
Джереми Харкер Симмонз
Эннабел опустилась на диван. Только что она увидела рукопись стихотворения, которое прекрасно знала и не раз читала вслух. Стихотворение Ньютона Фенмора.
Но что это значит? Фенмор посвятил его своей сестре Фелиции. Странно. Кто такая Изабелла? И кто такой Джереми? О, Господи! Изабелла, Изабелла! Я помню это имя. Я чувствую ее присутствие, я слышу, как она зовет меня, она нуждается во мне. Но что я могу сделать? Как помочь? Изабелла! Я чувствую твою печаль, словно она моя. Ты являлась мне во сне. Что стало с тобой? Почему я приехала сюда? Боже, что происходит со мной?..
Пытаясь удостовериться в реальности происходящего, Эннабел сжала в руке подарок Романа.
– Любимый, что со мной? Как это связано с нами? – Дрожащими руками Эннабел подняла крышку коробочки и вскрикнула.
Там была старинная подвеска из лунного камня, блеск которого походил на сияние луны. Девушка поднесла украшение к своим пылающим щекам, затем надела на шею.
Вдруг все вокруг закружилось, а сама она оказалась в самом центре этой карусели. Снова возникло ощущение, пережитое во сне: Эннабел уплывает прочь от чего-то страшного, вызывающего в ее теле дрожь отвращения. Горьковатый вкус морской воды на губах и странный зеленоватый свет успокаивают ее, рождают надежду.
«Тебя ждут, Изабелла!» – звучат слова, и Эннабел стремится вынырнуть.
Волны бушующего моря подхватывают ее и выбрасывают на берег прошлого, ставшего настоящим.
Вдруг движение замедлилось, Эннабел снова в Шеффилд Холле, только время изменилось. Сейчас она не Эннабел, а Изабелла. Девушка поняла, что перенеслась в девятнадцатый век.
– Изабелла, Изабелла, где ты? – услышала она мужской голос.
«Необходимо поскорее справиться со своей растерянностью! Другого выхода нет. Кем бы ни была Изабелла, она существовала в этой тайне. Тайне, которая перенесла Эннабел По в прошлое. Что бы ни случилось, какова бы ни была причина этого, ей придется пройти через все испытания».
Девушка протянула руку, чтобы прикоснуться к лунному камню, но он бесследно исчез. Видимо, дверь в ее время захлопнулась.
Эннабел огляделась и увидела, что стоит в той же комнате, но за окном утро.
Мужской голос, зовущий Изабеллу, приближается и становится громче.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заклятье луны - Макфазер Нелли



Роман мне понравился.Но интересней всё-таки было бы, если Эннабел изменила бы прошлое, не зря же она туда попала.
Заклятье луны - Макфазер НеллиЕлена
26.05.2012, 17.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100