Читать онлайн Заклятье луны, автора - Макфазер Нелли, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заклятье луны - Макфазер Нелли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заклятье луны - Макфазер Нелли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заклятье луны - Макфазер Нелли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макфазер Нелли

Заклятье луны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

– Лорд Лансфорд, вы приказывали проследить за ней. – Тюремщик, который отвел Эннабел в отдельную комнату, где ей приказано было ждать, протянул Дереку письмо, предназначенное для Джереми. – Она пыталась уговорить меня передать это письмо тому, молодому.
Лансфорд вставил монокль и развернул письмо.
– Не сомневаюсь, что это была ее последняя попытка устроить побег. Хорошая работа. А сейчас хорошенько присматривай за леди, пока за ней не придет кучер, чтобы отвезти в Шеффилд Холл. И смотри, чтобы она не убежала и не устроила сцену во время казни. – Он выглянул в окно и посмотрел на неясные очертания виселицы, там проходили последние приготовления. – Я хочу, чтобы она была далеко, когда петля палача обнимет шею ее возлюбленного.
– Да, сэр. Я не спущу с нее глаз. А если попытается убежать, свяжу.
Лансфорд сурово посмотрел на подчиненного.
– Ну, ну, не так рьяно. Если хоть пальцем дотронешься до этой женщины, я собственноручно сдеру с тебя кожу. Иди! Передай мисс Изабелле, что мы встретимся сегодня вечером, как и договаривались, в Шеффилд Холле.
Когда тюремщик ушел, Лансфорд дважды внимательно прочитал письмо, хмуря брови в тех местах, которые были непонятны ему.
– Оно зашифровано? Возможно, эта смазливая сучка решила сражаться до последнего в своем намерении устроить побег. В письме содержатся какие-то инструкции. Хм!
«Дорогой Джереми, это письмо должно стать моим прощанием с тобой. С самого начала я полюбила тебя, как могла бы полюбить сестра, за которую ты меня и принимал. Я знаю, что ты тоже любил меня искренне и беззаветно, как способен любить брат.
Я знаю о том, что произойдет в будущем, о многих вещах, о которых ты даже не догадываешься. Я не могу рассказать тебе, откуда у меня этот дар предвидения. Просто поверь, что это действительно так. Причину моего приезда в Англию невозможно объяснить, но я знаю, что оказалась здесь с более высокой и важной целью, чем простое знакомство с родиной моей матери и ее семьей. У меня больше не вызывает сомнений, что мне предназначалось познакомиться с тобой и с твоей поэзией, а также с теми людьми, чьи имена станут всемирно известными в ближайшие годы. Спасибо за те прекрасные минуты, которые я провела с тобой и твоими друзьями.
Клянусь, настанет день, и твое имя будет таким же известным, как и их имена. Я разделю твою гордость, когда тысячи, сотни тысяч читателей будут наслаждаться твоими стихотворениями.
Мне было предназначено встретиться и с Фальконом, Тримейном Шеффилдом, чью страшную судьбу так же, как и твою, я не в силах изменить.
На могиле Китса напишут (не спрашивай, откуда я знаю это): «Здесь покоится тот, чье имя неизвестно». Но это не так. И его, и твое имя, мой дорогой Джереми, навсегда будут в моем сердце и на устах многих людей. Я всегда буду помнить о тебе. Твоя кузина Эннабел».
– Эннабел? – Лансфорд внимательно посмотрел на подпись и покачал головой. – Определенно, это какой-то шифр. Ну что ж, маленькая мисс Заговорщица, ничего не удастся сделать для своих драгоценных родственников. – Ревность терзала его сердце, когда он думал о том, как она занималась любовью с Фальконом в его грязной камере и превратила ее в ночной рай. – Но теперь она моя!
Дерек услышал стук кареты, увозившей Эннабел. Пора начинать. Он ждал этого момента с таким нетерпением с тех пор, как схватили Фалькона.
В то время, как Эннабел плакала в карете, увозившей ее из Лондона, Дерек Лансфорд смеялся и предвкушал, как эти двое будут болтаться на виселице.
– Отличное зрелище! Ни единого звука, ни единой судороги. Палач получит достойное вознаграждение!
Мужчинам, которые подкатили телегу и положили на нее тела, напомнили, что по приказу лорда Лансфорда похороны Фалькона должны пройти секретно. Похоронить нужно немедленно, не должно быть ни присутствующих, ни плакальщиков, ни фанфар. Могильщики пробормотали, что все поняли, и тронулись в скорбный путь по булыжной мостовой.
Однако тела легендарного Фалькона и его сводного брата были похищены их сторонниками.
Их тела, как и их могилы, так и не обнаружили, хотя Лансфорд приказал обыскать весь Кент.
Тогда и родилась легенда, что Фалькон не умер, что он часто появляется на черном скакуне в Кенте и соседних графствах.
Лансфорд приказал своим людям передать любовницу Фалькона в руки Фенморов и выделил еще одного человека для ее охраны.
Происходящее очень злило леди Фенмор, и она не могла скрыть своего гнева. Эннабел привели в зал, где брат и сестра обедали.
– Ну что ж, – произнесла Эннабел, глядя на роскошные продукты из кладовых замка и на коллекционное вино из подвалов Шеффилда. – Я вижу, вы не ограничиваете себя в еде, хотя каждому из вас не мешало бы сбросить несколько фунтов. – Девушка едва не лишилась чувств, когда подошла к двери, ведущей в комнату, с которой у нее было так много связано.
Фелиция пристально посмотрела на нее. Положив вилку с кусочком знаменитого «сладкого мяса» Мод, она произнесла:
– Теперь это наш дом, мисс Сарказм, и мы с братом не потерпим ваших оскорблений. Мы выполнили свое обещание, и теперь вы не можете давить на нас. Если только, конечно, мы не имеем дела с женщиной, у которой недостает чести сдержать данное ею слово.
– Честь? Вы осмеливаетесь употреблять это слово? Только что в Лондоне казнили двух самых честных, самых замечательных, самых смелых людей. А вы сидите за их столом, в их доме и набиваете желудки тем, что успели украсть из их кладовых. У вас полный рот свинины, Ньютон. Разве при упоминании о такой неприятной вещи, как виселица, вас не тошнит?
«Розовый человечек» подавился, и его вырвало прямо на стол.
– Ради Бога, Ньютон, если хочешь набить свое чрево, по крайней мере, проглатывай пищу.
Эннабел снова стало плохо, но причиной ее слабости была не эта отвратительная парочка, а ужасная потеря людей, которых она любила. Ей необходимо побыть одной, наедине со своей болью, до приезда Лансфорда. Она вспомнила прощальные слова Фалькона, и печаль сжала ее сердце.
– Полагаю, мы должны заключить мир на какое-то время, раз уж ваш друг Лансфорд решил поручить меня вашим заботам. Я не убегу, и вам не придется отчитываться перед Лансфордом, ведь я дала обещание и выполню его.
– А какое обещание? – спросила Фелиция, подозрительно прищурив глаза. – Что у вас есть, чего бы он мог пожелать?
Ньютон Фенмор, почти опорожнивший свой кубок, снова подавился и фыркнул. Фелиция вскочила и, неистово размазывая салфеткой красные пятна на платье, закричала:
– Неуклюжий дурак! Ты испортил мое платье!
Эннабел заметила:
– В самом деле, Фелиция, вам надо было подать к свинине белое вино…
– Что?! – Она бросила салфетку на пол и выскочила из комнаты.
– Поезжайте верхом! Идите, куда хотите! Идите все к черту!
– Мне бы хотелось прогуляться вместе с вами, мисс Изабелла, – пробормотал Ньютон, тщетно вытирая свой жилет.
– О, Ньютон, лорду Лансфорду это может не понравиться, ведь Фелиция не будет нас сопровождать. А мой страж, Пол Баньон, получил приказ следить за тем, чтобы никто не смел даже в перчатке прикоснуться ко мне.
Ньютон был удивлен.
– Изабелла, вы так странно выражаетесь. Конечно, я не должен давать лорду Лансфорду повод сердиться на меня.
– Я уверена, этого не произойдет, – вежливо согласилась Эннабел. – Ну что ж, Тразан, ты готов для небольшой прогулки вдоль реки? Я попрошу Перкинса оседлать для тебя самую спокойную лошадь и обещаю, никаких фокусов.
Телохранитель Эннабел (она обнаружила это очень быстро) не был отягощен большими умственными способностями. Он хохотал над всем, что она говорила, хотя многое из ее слов не показалось бы ему забавным, если бы он понимал, о чем идет речь.
Она не могла дождаться, когда выйдет из дома и оседлает Леди Годиву, которую Перкинс в рекордное время подготовил к прогулке.
– Не могу выразить словами, как мы сожалеем, мисс. Ходят слухи о новом восстании. И я обещаю вам, что даже после смерти Фалькона мы не перестанем сражаться за его дело.
– Он знал об этом, – ответила Эннабел, и на ее глаза навернулись слезы. – Он хотел бы, чтобы вы позаботились о себе и, в первую очередь, о своих семьях.
– Обязательно. Мне кажется, ваш страж начинает нервничать. Поезжайте. – Перкинс помог Эннабел сесть в седло.
Девушка через силу улыбнулась ему, в ее глазах все еще блестели слезы.
– Не жди меня, Перкинс. Может быть, меня не будет целый день. Мне нужно выплакаться.
– Никогда не будет таких людей, как они. Я не могу поверить, что их больше нет.
Эннабел тоже не могла поверить в это. Теперь все зависело от нее. Настанет день, и Джереми воскреснет в своих стихотворениях, а Тримейн… Эннабел не знала точно, что произойдет. Но он сказал, что когда-нибудь они будут вместе.
Фалькон не нарушал своих обещаний.
Эннабел пустила Леди Годиву галопом. Они мчались вдоль реки, время от времени останавливаясь, чтобы подождать неуклюжего телохранителя.
– Значит, Перкинс оседлал для тебя Олд Блю? – Эннабел взглянула на клячу, на которой гарцевал Пол. – Я и не знала, что у этой кобылы три ноги.
Со слезами на глазах Эннабел встретилась на кухне с Тоддом и Мод. За чаем она рассказала им обо всем, что случилось, и они вместе плакали, не скрывая слез. Неусыпный телохранитель стоял тут же и чувствовал себя не в своей тарелке.
– О, мисс Изабелла, если бы вы знали, как больно нам думать о том, что нашего хозяина казнили. Самого лучшего человека в нашей стране. И молодого хозяина Джереми тоже. Неужели в Англии нет справедливости? Люди говорят, что необходимо провести реформы, что нужно всем собраться и выгнать из страны этих мерзавцев, раз и навсегда.
– Именно этого хотел Фалькон.
Их беседа была прервана появлением пожилой женщины в сопровождении молодой служанки. Им было приказано помочь Эннабел приготовиться к свиданию с лордом Лансфордом. Девушка встала.
– Все в порядке, – сказала она, успокаивая Мод и Тодда. – У нас с лордом Лансфордом старые дела, которые мы решим сегодня за ужином. Пожалуйста, оставайтесь в Шеффилд Холле как можно дольше. Мне будет приятно думать, что вы заботитесь о замке.
Преданные слуги обещали девушке, что останутся в Шеффилд Холле, если Фенморы не прогонят их. Расставаясь, все трое заплакали…
Эннабел в сопровождении свиты пошла в свою прежнюю комнату, где ей предстояло приготовиться к ужину, после которого она должна будет сдержать свое обещание. Немного приотстав, шествие замыкал ее телохранитель.
– Мисс? – молодая женщина, помогавшая Эннабел одеться, была непреклонна в выборе наряда для ужин. – Лорд Лансфорд прислал вам это платье, чтобы вы надели его сегодня. – Она указала на блестящее красное платье, покрой которого, Эннабел сразу отметила это, был намного смелее, чем у простого платья, выбранного девушкой из своего гардероба.
– Послушай… Венди, правильно? Я не собираюсь выглядеть шикарно по этому случаю, поэтому надену платье попроще. – Это происходило в спальне Эннабел, которую Фелиция как хозяйка Шеффилд Холла еще не реквизировала.
– Очень мило, – сказала служанка о сливового цвета щелке, покрывавшем плечи и грудь Эннабел. – Но лорд Лансфорд настаивал, чтобы вы надели это. Он специально выбрал его для вас.
Эннабел хотела заупрямиться, но, увидев отчаяние на лице девушки, поняла, что Венди принуждают делать это.
– Ну, ладно.
Когда Эннабел надела платье и посмотрелась в зеркало, ей захотелось выть. Она была похожа на жертвенного ягненка, которого ведут на заклание.
– Вы очень красивы, – искренне восхищалась Венди. – Не удивительно, что лорд Лансфорд так щедр к вам. Еще он прислал вам вот это. Он сказал, что они прекрасно подойдут к вашему костюму. – Девушка улыбнулась, и на ее щеках появились ямочки. – Леди Фенмор не очень обрадовалась, когда я попросила ее передать эти украшения вам.
Не веря своим глазам, Эннабел смотрела на драгоценности, которые причинили ей столько горя. Но сегодня вечером она не должна дать волю своим чувствам! Она сидела неподвижно, пока Венди застегивала ожерелье и вдевала серьги.
– Они похожи на капельки крови, – прошептала Эннабел, глядя на себя в зеркало.
В комнату вошла пожилая женщина и стала укладывать волосы Эннабел, восхищаясь их густотой и блеском. Когда она закончила, обе отошли на несколько шагов и с восторгом посмотрели на девушку. При взгляде на свое отражение в зеркале у Эннабел возникло острое желание взять в руки что-нибудь тяжелое и вдребезги разбить ненавистное стекло.
– Боже, да вы самая красивая женщина в мире! Лорд Лансфорд сказал, что вы его племянница из Америки и он собирается вывести вас в лондонский свет. Жаль, что никто не увидит вас сегодня!
Так вот как он объяснил это своим слугам! Эннабел невесело улыбнулась и вежливо взяла протянутое ей маленькое зеркальце, чтобы посмотреть, как выглядит сзади ее изысканная прическа.
– Я не думаю, что этой ночью ваш хозяин планирует демонстрировать меня своим друзьям. – В комнату вошел человек, охранявший дверь. – Ну, Бруно, что скажешь? Нам необходимо мнение мужчины.
Телохранитель Эннабел глупо ухмылялся и краснел до тех пор, пока девушка не засмеялась вместе с другими женщинами.
На балконе, который прежде соединял комнату Эннабел и спальню Тримейна, внимательно наблюдая за всем и кипя от злости, стояла Фелиция Фенмор. Увидев, как прекрасна Эннабел, она крепко сжала кулаки.
– Этот мерзавец никогда не переспит с ней! Я убью ее!
Она достала сверкающий, инкрустированный драгоценными камнями кинжал, который прятала в кармане накидки, и направилась в комнату соперницы.
В этот момент телохранитель Эннабел подошел к балконной двери, его крупная фигура загородила проход. Фелиция отступила в темноту.
Тяжело дыша, она стала ждать. При первой возможности она разделается и с этой шлюхой, и с мерзавцем Лансфордом.
В башне Джереми Эннабел стояла у окна, думая о человеке, которого любила. Она почувствовала, как слезы вновь потекли по щекам, когда увидела грациозного лебедя, расправляющего крылья.
– Лети, мой дорогой, к солнцу. Лети!
– Разве это не самая приятная картина для глаз любого мужчины? Что может быть прекраснее!
Услышав голос Лансфорда, Эннабел резко обернулась.
– Лорд Лансфорд! Я думала, что, может быть, вы поступите как джентльмен и поймете, как глубока моя скорбь после этих страшных событий.
Лансфорд не мог отвести глаз от очаровательной картины: у открытого окна на фоне заката и реки стояла Эннабел, невероятно изящная и очаровательная. Затем, взглянув на изысканно сервированный столик на двоих в центре комнаты, он довольно потер руки.
– Но ведь этот вечер и должен помочь вам избавиться от печали. Как здесь прекрасно! Я выполнил все ваши пожелания, и даже место встречи выбрано вами. Разве не так?
Эннабел вздрогнула. Ей казалось, что она слышит голос Джереми, его смех еще звучал в этой комнате. Как она могла выбрать его башню для этого отвратительного свидания с его злейшим врагом!
Здесь все началось, здесь и должно закончиться, услышала она внутренний голос.
– Красивый вид! Надеюсь, Фенморы оставят это место таким, каким его сохраняют уже в течение трех столетий.
– Если я вас правильно понял, и вы действительно надеетесь на то, что они не нарушат эту гармонию и не превратят замок в подтверждение своего дурного вкуса, то вы слишком хорошо думаете о них. Фелиция и Ньютон иногда бывают полезны, но когда дело касается вкуса… Да, кстати, о вкусе, пожалуйста, попробуйте вот это. – Лансфорд подошел к Эннабел и протянул ей бокал вина. – В подвале Шеффилда хранятся бесценные сокровища. Мне даже пришлось вернуть этому идиоту Ньютону некоторые из его расписок в обмен на вино из подвала лорда Шеффилда.
Эннабел не взяла бокал и не стала пить.
– Наверняка вы знаете, как отвратительно поступили, подкупив судей и передав право владения поместьем Шеффилдов Фенморам. Вы же англичанин. Как вы могли участвовать в этой отвратительной сделке и лишить прекрасный старинный род его фамильного замка!
Дерек допил вино, затем отпил глоток из ее бокала.
– Моя дорогая Изабелла, вы американка. Ваши соотечественники не испытывают угрызений совести, когда присваивают чужие земли. Послушайте, мы не должны быть врагами, вы и я. Мы представители двух великих культур. Возможно, когда-нибудь мы будем учить наших детей тому, что Англия и Америка могут объединиться, чтобы править миром.
Ошеломленная, Эннабел отступила назад.
– Детей?
– Да. – Он осушил бокал и наполнил его снова, затем внимательно посмотрел на Эннабел. – Вы из хорошей семьи. Вы сильная, красивая, умная и очень молодая. Моя жена больна, она не может родить мне детей. Ребенок, который у нас есть, долго не проживет, а я не хочу, чтобы мой род закончился.
– Было бы очень жаль! – насмешливо произнесла Эннабел.
– Да. Я последний из Лансфордов по линии отца. Я могу пообещать, что все дети, которые у нас будут, получат все самое лучшее: заботу, лучшую школу, лучших нянек с лучшими рекомендациями.
– Я не верю!
– Ну, перестаньте, Вы ведь знаете, что если я сделаю вас матерью моих детей, то я выполню все, что обещаю, я сдержу свое слово и не обману ваших ожиданий.
– Нет, я говорю не об этом. Как вы смеете после того, что произошло сегодня утром, говорить мне о том, что я рожу вам детей, которых вы будете воспитывать по своему усмотрению. Неужели вам наплевать на то, что я презираю и ненавижу вас и никогда бы не родила вам ребенка, даже если бы мы остались вдвоем на планете и необходимо было продолжать жизнь.
Эннабел стояла, выпрямившись, вонзая в него слова, словно копья. Но ни одно из них не достигало цели. Греймалкин была права. Дерек Лансфорд был рожден самим сатаной.
Даже его улыбка была дьявольской.
– С той первой ночи, когда я встретил вас, я знал, что сделал правильный выбор.
– Вы ведь никогда не встречались с моей матерью? Это ложь, придуманная, чтобы скомпрометировать меня.
– Откровенно говоря, я однажды видел вашу мать на утреннем представлении, но я тогда был еще довольно мал. У нее была небольшая роль, и я никогда не запомнил бы ее, если бы не роскошная грудь, способная разбудить воображение даже такого маленького мальчика.
Эннабел удалось сдержаться, несмотря на то, что ей страшно хотелось залепить ему пощечину.
Интересно, как его монокль будет смотреться на затылке его надменной головы?
– Значит, сексуальные извращения проявились у вас еще в детстве?
– И никогда не переставали восхищать меня. И сегодня ночью я докажу вам это. Я знаю, вы думаете, что, откладывая ужин и позволяя мне пить, вы можете спасти себя от вашего… ах, обязательства. Но позвольте вас заверить, что я могу потягивать вино до рассвета, и это никак не скажется на моем физическом состоянии.
– Замечательное качество, которым обладают алкоголики всего света.
– О, да у вас острый язычок, не так ли? А ведь терпкое вино смягчается, когда перекатываешь его по языку, во рту… – Дерек приближался к Эннабел, его губы были влажными, глаза блестели от вина и желания.
Девушка медленно обходила вокруг стола, который был поставлен как раз над секретным тайником. Именно о нем рассказала Греймалкин.
– Я думала, вы будете соблазнять меня более романтичными методами. В конце концов, вы заручились моим словом. Не получив моего сердца, вы в любом случае будете вознаграждены куском бесчувственной человеческой плоти.
– Я так не думаю, – прошептал Дерек. – Женщины находят меня очень… возбуждающим. И вы тоже. – Он в мгновение ока оказался по другую сторону стола и крепко схватил руку девушки. – Ну, хватит играть, моя дорогая. Тебе не удастся сбежать от меня в этот раз, ты дала слово.
– Ну тогда давайте начнем этот ужасный фарс с дегустации того, что так старательно готовила Мод.
– Конечно! Мне доставит большое удовольствие видеть, как деликатесы проходят через рот, сладость которого я испробую позже вечером. – Лансфорд убрал руку с запястья девушки и подвел ее к стулу, который отодвинул с чрезмерной предупредительностью. – Вина? Я надеюсь, вам понравится мой выбор. – Эннабел кивнула, и Дерек наполнил ее бокал. – Ничто не может сравниться с вечером в деревне в обществе красивой женщины, с изысканной пищей и вином, когда душа наполнена предвосхищением экстаза.
Эннабел затошнило, но она заставила себя попробовать обед, который действительно был изысканным. Если она хочет избежать судьбы, которая ей уготована, у нее должны быть силы для этого.
– Говорите только за себя, лорд Лансфорд. Я с нетерпением жду наступления следующего дня, когда буду свободна от этого ужасного сговора с вами.
– К утру вы будете принадлежать мне целиком, и все ваши мысли о драгоценном Фальконе будут забыты. – Дерек взял клубнику с блюда с фруктами и положил ее себе в рот.
Эннабел отвернулась, вспомнив о другой ночи, которая, казалось, была целую вечность назад.
– Хм… Ягоды великолепны. Пожалуйста, попробуйте.
Эннабел прижала ладонь к губам.
– У меня аллергия на фрукты, лорд Лансфорд. Странно, почему Мод забыла о том, что от ягод мне становится плохо.
– Аллергия? – изумленно спросил Лансфорд. – О, еще одно странное слово из вашего американского лексикона. Вы знаете, я нахожу ваши выражения просто очаровательными. Надеюсь, вы расскажете мне о вашей стране много интересного.
– Лорд Лансфорд, – возбужденно начала Эннабел, – буду вам очень признательна, если вы прекратите делать нелепые замечания по поводу нашего совместного будущего. – Эннабел уронила салфетку на пол, намеренно закрывая место, где находился тайник. – Пожалуйста, оставьте меня одну на несколько минут, мне надо собраться с силами.
Лансфорд изящно вытер салфеткой рот.
– О, конечно! Понимаю, вы хотите, чтобы я вышел из комнаты, пока вы будете готовиться… – Он поднялся и у двери обернулся с мерзкой улыбкой:
– Кстати, я не пытался бы воспользоваться потайной дверью, чтобы уйти отсюда. Ее обнаружили во время обыска, когда искали клеветнические бумаги вашего кузена. Я поставил там своего человека на случай, если вы захотите… нарушить свое обещание.
– Вы просто молодец, – ответила Эннабел, стараясь не показать, как сильно это расстроило ее.
Хотя она и не собиралась убегать, все же, зная о потайном ходе, она рассчитывала на него. Теперь этот путь был закрыт.
– Я не сомневаюсь, что вы позаботились обо всем.
– Обо всем, – эхом отозвался Дерек. – В конце концов, я не мог думать ни о чем другом, кроме вас, с тех пор, как впервые увидел. Моя дорогая, у вас есть несколько минут. Используйте их. В конце концов, у вас нет другого выхода. Почему бы нам не насладиться друг другом?
Эннабел хотелось бросить что-нибудь в дверь, закрывшуюся за Дереком.
– Чудовище! Гнилое, грязное чудовище!
Затем девушка вспомнила о Фальконе, о том, как он обещал защищать ее.
– Но не сейчас мой дорогой! Никто не может спасти меня от этой ужасной ночи!
Эннабел сидела неподвижно, потеряв всякую надежду, и вдруг словно услышала чей-то голос «Не забывай о талисмане, девочка!» Она подошла к столу и, сняв блюдо с фруктами, рассыпала их по полу, на тот случай, если войдет Лансфорд и увидит ее ползающую на коленях под столом. Эннабел легко подняла камень. В тайнике она увидела старый серый мешочек. Девушка взяла его в руки. Он оказался достаточно тяжелым, словно там лежал какой-то металлический предмет.
Ей так хотелось поскорее увидеть его содержимое, что она не заметила пакет, спрятанный Джереми в тайнике.
– О! – Эннабел достала тяжелый кулон, думая о том, что где-то она уже видела нечто подобное.
Огромный лунный камень сиял, притягивая лунный свет в свои волшебные глубины, отражаясь в глазах Эннабел.
– Лунный камень! Греймалкин, как ты узнала, что с помощью этого камня я попала сюда? – В ее голове все перепуталось, но одно она знала точно: в своих руках она держит билет в другое время.
Она крепко прижала кулон к груди.
– Сейчас? – прошептала она.
– Нет еще, – услышала она в ответ – Когда луна осветит камень и на мгновение ослепит твоего врага, – вот тогда.
Эннабел спрятала лунный камень под подушку, которую Лансфорд так заботливо положил на диван.
Фелиция Фенмор столкнулась с большими трудностями, убеждая человека, охранявшего потайной ход, что у нее есть личное приглашение Лансфорда на ужин. Она просила, угрожала, но охранник был неумолим.
В конце концов, леди Фенмор отступила, дрожа от злости. Ее ревность была настолько сильной, что женщина не могла совладать с ней. Она пошла к главному входу и неожиданно для себя обнаружила, что он открыт.
– Этот мерзавец так мечтал поскорее уложить в постель свою новую любовницу, что забыл даже закрыть дверь. Хорошо, лорд Лансфорд, увидим, как далеко ты зашел с этой шлюхой.
На цыпочках Фелиция поднялась по лестнице, и как раз в тот момент, когда она ступила на верхнюю площадку, дверь в комнату закрылась за человеком, которого она искала. Значит, Дерек еще не соблазнил Изабеллу. Сердце женщины забилось, когда она увидела, как тщательно он продумал все детали свидания с этой девкой. Сквозь щель она рассмотрела остатки изысканного ужина, а также шелковые подушки и простыни, которые превратили комнату в залитый лунным светом будуар.
– Он ухаживает за ней, черт бы его побрал! Он никогда не ухаживал за мной, просто сбрасывал штаны и… – Вульгарная сцена подхлестнула ее злость.
Кого из них убить первым? Фелиция дотронулась до кинжала, спрятанного в корсете. Безопаснее убить Изабеллу. За убийство Лансфорда можно попасть в тюрьму и гнить там до самой смерти. Кроме того, убрав Изабеллу, она сможет вернуть себе любовника.
Сможет ли? Если эта американская шлюха обманет его, – это другое дело. Лишившись ее, в порыве гнева Лансфорд может убить Фелицию.
Леди Фенмор разработала менее рискованный план, как убрать Изабеллу. Сквозь приоткрытую дверь она видела, как задрожало пламя свечи, когда Лансфорд прошел мимо.
– Мерзавец, он снимает с нее платье, как с невинной невесты, а не рвет одежду в клочья, как всегда поступает со мной.
Лансфорд ласкал девушку, а Фелиция, видя это, кипела от злости и проклинала негодяя. Ласковые слова, которыми он называл Эннабел, еще больше разжигали гнев отвергнутой любовницы.
– А для меня самое ласковое слово «шлюха».
Однако Фелиция была потрясена этим ласковым обращением. Лансфорд был так нежен с Эннабел. Фелиция всегда делала вид, что презирает нежности в сексе. Наблюдая за ними, леди Фенмор почувствовала, как ее охватила безумная страсть.
«Боже, я люблю этого мерзавца», – с удивлением осознала она. Она не могла видеть, как Лансфорд поднял Эннабел в белоснежном пеньюаре на руки и бережно уложил на залитую лунным светом кровать.
Фелиция закрыла глаза. Слезы текли по ее щекам.
Неожиданно послышался раскат грома, от которого задрожала башня. В момент ослепительной вспышки света Фелиция открыла глаза. Когда к ней вернулась способность видеть, она, приоткрыв дверь, заглянула в комнату. Свечи на столе погасли, луна, освещавшая башню, скрылась за облаками.
– Изабелла! Изабелла! Где ты? – Лансфорд ощупью передвигался в темноте. – Выходи, дорогая, я не обижу тебя, просто я на минуту потерял контроль над собой. Этого больше не случится, моя девочка. Обещаю, я буду нежным и терпеливым. Изабелла, черт побери, где ты?
«Изабелла сбежала, – подумала про себя Фелиция. Несомненно, этот побег она спланировала со своим придурковатым телохранителем, который поддался ее чарам».
Сбрасывая с себя платье и распуская волосы, Фелиция улыбалась. Она вошла в комнату и ласково прошептала:
– Я здесь, любовь моя. Меня напугал гром и те чувства, которые ты вызываешь во мне.
С победным криком Лансфорд бросился к ней и отнес на кровать.
Пока не рассвело, Фелиция выскользнула из объятий Лансфорда, посмеиваясь над тем, что он никогда не узнает, что всю ночь обнимал другую женщину. Фелиция вела себя очень осторожно и на его ласки отвечала с девичьей скромностью. Как ни странно, ей понравилась роль сексуальной инженю.
type="note" l:href="#n_40">[40]
Она была уверена, что Лансфорд остался доволен.
– Как жаль, что я не могу признаться тебе, что это была я, дорогой, – прошептала она изнуренному любовнику, которого, может быть, и ввели в заблуждение, но не одурачили.
Драгоценности лежали на столе. Взглянув на Лансфорда и удостоверившись, что он все еще спит, Фелиция торопливо засунула сверкающие украшения за корсет. Почему только эта дурочка не прихватила гранаты с собой?
– Будем надеяться, что эта маленькая распутница уже далеко отсюда. – Фелиция посмотрела на блеклый шар луны. – Может быть, она ведьма?
Леди Фенмор даже не представляла себе, как близка она к истине.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заклятье луны - Макфазер Нелли



Роман мне понравился.Но интересней всё-таки было бы, если Эннабел изменила бы прошлое, не зря же она туда попала.
Заклятье луны - Макфазер НеллиЕлена
26.05.2012, 17.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100