Читать онлайн Магия звезд, автора - Макданиел Сильвия, Раздел - Глава ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магия звезд - Макданиел Сильвия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магия звезд - Макданиел Сильвия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магия звезд - Макданиел Сильвия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макданиел Сильвия

Магия звезд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава ТРЕТЬЯ

Дрю Солье закончил чтение газетной статьи, которая поведала всему миру о порочном многоженстве Жана Кювье. В сотый раз Дрю спросил себя, каким образом его клиенту удавалось вести столь экстравагантную жизнь без ведома личного адвоката, — ведь Жан стал его клиентом много лет назад. В те времена Дрю был еще так молод и неопытен! Быть может, именно поэтому Жан назначил его исполнителем завещания, равно как и многих коммерческих сделок. Хоть Дрю и осуждал двуличие своего патрона, он не мог не отрицать того факта, что именно пароходство Кювье помогло ему открыть собственную фирму без какой-либо финансовой помощи со стороны родного отца.
В дверях показалась голова служащего его конторы Эрика.
— Простите меня сэр, но вас хочет видеть некий мистер Брайен Сикамор.
— Спасибо, — ответил Дрю, гадая, какие же проблемы с законом у его нового клиента. — Попросите его войти.
В офис влетел громила с кустистыми бровями и коротко стриженными черными кудрями. Светлые брюки, голубая рубашка и серая шляпа говорили о том, что их владелец, скорее всего, плантатор. Казалось, приемная Дрю слишком мала для такого великана.
— Брайен Сикамор, — представился он гудящим баритоном, сжав в своей руке ладонь адвоката.
— Дрю Солье… Садитесь, пожалуйста, — Дрю указал на стул, стоявший напротив у стены с книжными полками.
— Джозеф Хоффман порекомендовал мне вас. Губы плантатора скривились в нервной усмешке.
Мистер Хоффман, начальник четвертого округа Нового Орлеана, был другом Солье-старшего и как главный политик этого района обещал помочь Дрю получить хорошее местечко в городской администрации.
— Чем могу быть вам полезен, мистер Сикамор?
Верзила тяжело вздохнул и нахмурил брови.
— Моя жена хочет развода. Она уже переехала к своей матери, наняла себе какого-то модного адвоката и добивается так называемого фиктивного развода, — сказал Брайен. Его руки заметно дрожали. — Я не хочу никакого развода.
Внешне Дрю никак не отреагировал на исповедь своего очередного клиента. Он просто сидел и слушал, впитывая информацию, одновременно пытаясь представить себе, чего этот человек не договаривает. Большая часть его клиентуры скрывала от него всю правду, так что частью работы Дрю было узнавать то, о чем эти люди умалчивали.
— Я хорошо знаю, что такое фиктивные разводы, — промолвил он, делая пометки в записной книжке. — Вы по-прежнему остаетесь в браке, но уже не проживаете вместе. Через пару лет суд может дать такому разводу законную силу, не это, конечно, в том случае, если обе стороны не помирятся. А что заставило вашу жену пойти на этот шаг?
Великан положил на колени свои огромные лапищи.
— У меня за городом скромная плантация. И мне целыми днями приходится следить за тем, чтобы полевые рабочие не отлынивали от работы. Жена говорит, что дети не знают меня, потому что редко видят. Но если у нас не будет денег, нам нечего будет есть, и потому я должен быть уверен в том, что эти батраки нас не надуют.
Брайен с грустью покачал головой.
— Она ведь мать моих детей. Я не хочу, чтобы она меня бросила и забрала их с собой.
— Я прекрасно вас понимаю, мистер Сикамор, промолвил Дрю, отметив про себя, «сколь напряженным делается лицо этого мужчины, когда он говорит о своей супруге.
— Я не хочу, чтобы на моих детях стояло клеймо развода! — не унимался здоровяк. — Я хочу вернуть свою семью, и вы сделаете все ради того, чтобы жена вернулась ко мне.
Дрю понимал боевой настрой своего клиента, но в этом случае впереди их ждут долгие месяцы судебных разбирательств. Со временем даже Брайен Сикамор станет мягким и неуверенным.
— Давайте еще немного поговорим о вашей жене и о том, почему она ушла от вас, — сказал Дрю, пытаясь найти общий язык с клиентом, и продолжая делать какие-то пометки.
Черные глаза плантатора подозрительно сузились.
— А что это вы все время пишете?
— Делаю записи, чтобы потом, когда вы уйдете, вспомнить то, что мы сейчас обсуждаем. Записки эти будут видеть только мой помощник и я.
— Позаботьтесь, чтобы они не попали в чужие руки, — озабоченно сказал Брайен.
Солье попытался успокоить клиента.
— Все, что вы мне говорите, будет сохранено в строжайшей тайне.
— Так-то лучше.
Дрю проигнорировал это замечание.
— Итак, ваша жена считает, что вы слишком много времени проводите на полях. Это единственная причина, по которой она решила оскандалить вашу семью бракоразводным процессом?
Взяв свою шляпу, мистер Сикамор ритмично похлопал ею по своей ноге.
— Нет.
— Скажите мне, что вынудило ее переехать к матери?
Плантатор вздохнул.
— У нас возник спор. Она взбесилась и убежала из дома.
— О чем вы спорили? — спросил Дрю, чувствуя, что клиент колеблется между стеснительностью и гневом на свою супругу.
— Я застал ее болтавшей с посторонним мужчиной в лавке на плантации. Он коммивояжер. Знаете, ходит по домам, продает всякие вещи. Я дважды заставал его у себя дома.
Из глотки Брайена донеслось сдавленное рычание.
— Она наряжается к его приходу. Приветливо ему улыбается, а один раз я даже видел, как они смеялись. Этот торговец не имеет права приходить в мой дом, когда я на плантации!
— Думаете, между ними что-то было? — спросил Дрю, подумав, что скорее всего в этом кроется главная причина переезда жены мистера Сикамора к матери.
— Не знаю, — ответил клиент, скрестив руки на груди. — Она стала вести себя как-то не так. Что-то здесь нечисто.
— У вас есть доказательства, что он и ваша жена — больше, чем просто знакомые? — спросил Дрю, зная, что на этот вопрос может последовать довольно резкий ответ.
— Нет! — воскликнул Сикамор. — Я ничего не могу доказать, и это бесит меня больше всего. Я рассказал ей, как это выглядело со стороны, а она рассердилась и убежала.
— Что именно вы ей сказали?
— Я сказал ей, что моя жена не смеет мне изменять.
Грифель карандаша Дрю ожесточенно скрипел по бумаге. Скорее всего, ссора была ужасной.
— Я хочу задать вам несколько личных вопросов, и чем больше информации вы мне предоставите, тем быстрее я выиграю это дело.
Похоже, Сикамор впервые за время визита к адвокату расслабился.
— Видите ли, супруги частенько бранятся и в порыве могут натворить всякого. Позднее, когда они приходят в себя, то прекрасно понимают, что не хотят развода. Не ваш ли это случай, мистер? Плантатор недоуменно посмотрел на Солье.
— Как я уже говорил, мы поругались из-за коммивояжера, приходившего к нам в дом вечером того дня, когда она от меня ушла. Она и раньше психовала… Но никогда не отсутствовала дома столь долго и не пыталась получить развод.
Сикамор вздохнул.
— Я отдал этой женщине больше, чем она того заслуживает. И смотрите, как она мне отплатила! Она уехала к своей матери и забрала с собой детей.
— А сколько у вас детей?
— Только двое. После того как родился второй, она сказала, что больше не станет спать со мной в одной постели и более рожать не может…
Дрю помолчал.
— А как зовут вашу супругу?
— Тереза.
— И в данный момент она находится у своей матери?
— Да.
— А где проживает ее мать?
— В Вашери.
Дрю оторвался от своих записок.
— В начале нашего разговора вы сообщили мне, что ваше жена хочет фиктивного развода. Вы знаете имя ее адвоката?
Джозеф Лейссон. Я ходил к нему, но он отказался меня принять, — ответил вновь помрачневший Брайен. — А зачем он вам?
Дрю было знакомо это имя. Когда-то он вел совместные дела именно с этим адвокатом.
— На тот случай, если дело дойдет до суда.
— Никакого развода не будет! — еще раз воскликнул мистер Сикамор. — Так что не станем обсуждать тему суда.
— Будем надеяться, — спокойно отреагировал Дрю на эмоциональный всплеск клиента. — Чем еще могу быть вам полезен, мистер Сикамор? Рассказывая о своей жене, вы ничего от меня не утаили?
— Конечно же, нет.
Он ответил слишком быстро, и оттого подозрения адвоката только усилились. Что-то здесь было не так, и Дрю подумал, что, судя по всему, этот мужчина лжет. Большинство его клиентов всегда придумывало красивые истории, дабы выставить себя в выгодном свете.
— Итак, что же вы хотите от меня? — спросил Дрю. — Что, если она откажется пойти на мировую?
— Вы скажете ей, что я приказываю вернуться домой.
На какой-то миг Дрю стало жалко этого человека. Тому очень хотелось вернуть свою жену, однако он не понимал, что может вообще ее больше не увидеть. А возможно, все окажется гораздо проще, и эти двое осознают, что просто не поняли друг друга.
— Хорошо, мистер Сикамор, я собираюсь начать с визита к вашей жене, чтобы узнать, существует ли возможность примирения, и прошу вас не идти с ней на контакт, до тех пор, пока я с ней не побеседую.
— Хватит, погуляла… Пора ей возвращаться домой.
Дрю улыбнулся и встал из-за стола, обозначив конец беседы.
— Я подумаю о том, что можно сделать.
— Мистер Хоффман сообщил мне, что ваш отец участвовал в выборах в Конгресс и проиграл. После скандала с мэром Фитцпатриком и процессом по импичменту мы активно подыскиваем нового кандидата на эту должность. Клубу демократов нужны молодые люди вроде вас, никак не связанные со стоявшими прежде у власти коррупционерами.
Удивленный таким поворотом, Дрю согласно кивнул.
— Да, я довольно хорошо знаю мистера Хоффмана через своего отца. Он знает, что я мечтаю стать мэром. После всех обвинений и процесса по импичменту мэра Фитцпатрика сейчас как раз самое время войти в большую политику.
— Давайте сходим вместе на одно из собраний. Я познакомлю вас с людьми, которые профинансируют вашу предвыборную кампанию.
Отношение Дрю к новому клиенту мгновенно изменилось. Возможно, Брайен поможет ему получить пост мэра!..
— Я буду рад любой помощи с вашей стороны. Спасибо, что пришли, мистер Сикамор. Я дам вам знать о результатах моей встречи с вашей женой.
— Как только захотите принять участие в собраниях Клуба демократов, я вас там встречу и познакомлю с другими его членами.
Пожав на прощание руку Дрю, Брайен Сикамор вышел из приемной.
Клиент с такими связями в престижном Клубе демократов мог помочь завести знакомства с городской администрацией Нового Орлеана и стать членом правящего политического клуба.
И вновь в дверях показалась голова Эрика.
— Простите, не хотел мешать вашей встрече с мистером Сикамором, но вам только что принесли записку от Колетт Малоун. Лайлу Дю Шамп арестовали по обвинению в убийстве Жана Кювье.
Спешно поднимаясь из-за стола, Дрю разразился проклятиями. Образ Лайлы, сидящей за решеткой вместе с новоорлеанскими проститутками, толкал его на решительные действия. Он ведь пытался ее предупредить, но в глубине души надеялся, что она права и полиция никогда не обвинит ее в убийстве. К несчастью, он знал, что если полиция получает ордер на обыск, это значит, что у них достаточно улик для обвинения.
— Бегу, бегу, — бросил он, надевая на ходу шляпу, быстро покинув офис.
Будет ли она рада увидеть его в тюрьме? Ведь она обвиняла его во всех несчастьях, что случились с ней после того, как Жан поручил ему составить контракт на продажу компании Энтони Дю Шампа.
Дрю понимал, что в случившемся есть и его вина, но он ни разу в жизни не причинил преднамеренного вреда кому бы то ни было. И не его вина, что отец Лайлы подписал невыгодную сделку, а сама она вышла замуж за Жана. Он ведь даже не знал о ее браке до тех пор, пока его клиент не умер.
Лайла мерила шагами камеру, которую делила вместе с проститутками, воровками и прочими уголовницами. В темнице стоял запах немытых тел. Лайла содрогнулась при мысли о том, сколько ей еще придется здесь просидеть.
Несмотря на все предупреждения Дрю, она и представить себе не могла, что полиция посчитает ее виновной. Но как бы она не ненавидела Жана, сколь бы ни желала его смерти, она все равно никогда бы не смогла убить мужа.
Довольно часто она чувствовала себя виноватой, когда мечтала о его смерти. Но она никогда бы не смогла его отравить. По крайней мере, преднамеренно. И если полиция арестовала ее, располагая столь незначительными уликами, что же будет, когда им станут известны куда более важные факты?
Она посмотрела на лежавших на полу и на нарах женщин, ожидавших, что кто-то вытащит их из этой грязи. В этой камере и секунды нельзя было пробыть в одиночестве, и, тем не менее, Лайла чувствовала себя так, будто бы осталась одна-одинешенька на всем белом свете.
Неужели Бог оставил ее, позволив обвинить в столь гнусном преступлении?
Она ходила из угла в угол, скрестив руки на груди, стараясь не смотреть на этих вызывающе одетых женщин.
— Эй ты, модное платьице… За что сидишь? — обратилась к ней низкорослая, крутого вида бабенка.
Когда-то она, наверное, была красивой, но теперь ее размалеванное лицо растрескалось, а краса увяла. С тех самых пор, как офицер в форме запихнул Лайлу в камеру, эта проститутка то и дело бросала на нее злобный взгляд.
— Я? — переспросила Лайла, мечтая, чтобы ее поскорее забрали отсюда. Сейчас она была бы рада увидеть даже лицо двуличного Дрю Солье.
— А с кем ты думаешь, милочка, я разговариваю? Итак, что же ты натворила… Небось подала к чаю не тот десерт?
Сокамерницы рассмеялись, группируясь вокруг этой плотной коротышки, словно готовая к бою армия. На уголовнице было алое платье с низким вырезом, из-под которого торчала черная ночная рубашка.
Лайла проглотила застрявший в горле комок, почувствовав страх, когда эта женщина приблизилась к ней. Остановившись в трех шагах от Лайлы, шлюха похлопала ладонями по своим крутым бедрам, затем подошла ближе и потрогала пальцами шелк платья Лайлы.
— Крутое у тебя платье. Хоть сейчас на бал. А у меня вот нет приличного бального платья…
Она продолжала пробовать ткань на ощупь. Лайла брезгливо посмотрела на руку проститутки. А потом, тяжело вздохнув, заставила себя посмотреть в глаза женщины.
— Меня обвиняют в убийстве, — выдержав паузу, с ожесточением промолвила Дю Шамп. — А теперь, будьте добры убрать свою руку с моего платья.
Желание сесть и разрыдаться стало непреодолимым, но Лайла собрала всю свою волю в кулак и гордо подняла подбородок, будучи решительно настроена не выказывать ни малейшей слабости.
Уголовница удивилась, криво улыбнувшись, и, как ни в чем не бывало, убрала свою руку.
— Для леди ты уж больно буйная. Так кого ты грохнула?
Лайла мрачно посмотрела на женщину и твердо решила ни с кем не обсуждать убийство Жана, а уж тем более — с сокамерницами.
— Оставьте меня в покое.
Она отвернулась от заключенных и с тоской посмотрела на железную дверь, отделявшую ее от внешнего мира.
Пребывая в этой камере с решетками и бетонными стенами, она ощущала на себе несмываемое пятно вины за смерть Жана. С потолка свисала паутина, и Лайла видела, как бурый паук плетет кокон вокруг пойманного им ночного мотылька.
Хоть она и добавляла ему в чай опиумную настойку, но ни в ту ночь, ни в предыдущие она не собиралась причинить ему сколь-нибудь значительного вреда. А что если она убила Жана случайно? Она ведь не сможет отрицать того, что регулярно давала ему лауданум, а накопившийся в организме препарат со временем мог, наверное, подействовать как отрава.
Холодный страх сковал ее тело, и женщина изо всех сил вцепилась руками в железную решетку.
Где же Солье? Ведь обещал вытащить ее в случае ареста из тюрьмы. Сколько бы она ни винила его в своих бедах, сколь бы ни презирала, сейчас она была готова отдать все, лишь бы еще раз увидеть его самонадеянное лицо.
Дрю находился в мрачной сторожке у ворот тюрьмы вместе с другими адвокатами и родственниками, терпеливо ожидавшими появления своих родных и близких. Обычно, добившись разрешения на освобождение под залог, он оставлял родственников в этом битком набитом людьми помещении. Но на сей раз все было не так. Конечно же, клиентки у него бывали и прежде, но обвиняемая в убийстве попалась впервые. Тем более он чувствовал влечение к этой женщине и знал ее лично.
Здесь царило отчаяние, и Дрю побыстрее хотелось вернуться в свой городской дом. Однако мысли о Лайле заставляли его оставаться на месте. Похоже, у этой женщины хватало сил, чтобы держать себя в руках. Но как на ней отразится пребывание в камере с представительницами самых низов общества? И не будет ли она озлоблена и враждебно настроена по отношению к нему после того, как ее отпустят?
Он направился сюда сразу же, как получил записку, сообщавшую об аресте Лайлы. Но понадобилось время, чтобы добиться разрешения на освобождение под залог и оформить его юридически. Теперь оставалось ждать, пока тюремное начальство рассмотрит все необходимые бумаги, чтобы отпустить подозреваемую.
Солье сидел в этой приемной, то и дело поглядывая на карманные часы. Он ждал и думал, будет ли все еще хуже, чем есть.
Могла ли она убить Жана? В полицейских протоколах говорится, что он был отравлен. Но неужели Лайла настолько жестока, чтобы подлить яд в чай? Она призналась, что добавляла туда лауданум. Но если она действительно виновна, зачем ей в этом признаваться? Тем более, если она и так главная подозреваемая.
Дрю достал из кармана часы и вновь посмотрел на циферблат. Казалось, на освобождение Лайлы уйдет целая вечность. А быть может, он сам обезумел от волнения?
Судья дал разрешение на освобождение под залог лишь после того, как адвокат поручился за обвиняемую и внес необходимую сумму. Он гарантировал присутствие Лайлы на предварительных слушаниях и на суде. Хотя до слушаний дата суда назначена не будет.
Дверь открылась, и в комнату вошел адвокат-обвинитель Пол Финни.
— Солье, ходят слухи, что ты будешь вести дело Кювье?
Финни, а ты еще работаешь окружным адвокатом?! — наигранно удивился, Дрю. — А я-то думал, что ты сделал одолжение нашему городу и бросил юридическую практику.
Пол бросил на Дрю отрешенно-философский взгляд и проигнорировал оскорбление.
— Солье, мы не работали вместе с тех пор, как закончился процесс по делу об убийстве Петерсона. Ты же помнишь это дело? Ты его проиграл…
Дрю еле сдержался. До сегодняшнего дня он все еще не мог забыть о том провале.
— Я намерен и это дело выиграть, — промолвил окружной адвокат, изучая взглядом соперника.
— Если выиграешь, то это будет твоя вторая победа в жизни. Так что, я думаю, что окажу тебе большую честь, приняв участие в процессе.
Дрю с удовольствием видел, как закипает ирландский темперамент Пола Финни. Тот даже распрямил спину, чтобы казаться выше…
— Я не собираюсь отвечать на подобный выпад.
— Да ладно, Финни, мы-то знаем, что со временем ты выиграешь куда больше дел, но продолжаться это будет до тех пор, пока я не начну заниматься политикой, — промолвил Дрю, преднамеренно задирая адвоката. — А следующей весной состоятся выборы мэра. Самое время для меня взять бразды правления этим городом и как следует подчистить Ново-Орлеанскую управу.
Горожане, слава богу, не дураки и никогда тебя не выберут. И не надейся выиграть это дело. Тут и так все ясно. Лайла Кювье отравила мужчину, которого считала своим мужем. У меня есть мотив и улики. — Он ухмыльнулся так, что Дрю захотелось разбить ему физиономию.
— В этом-то вся твоя беда, Финни… Ты никогда не зришь в корень. Все, что кажется простым, на самом деле сложно, и мне доставит большое удовольствие оправдать свою клиентку на глазах у всего города, — подытожил Дрю.
— Ты не можешь быть настолько туп, чтобы верить в ее невиновность, Солье. Она призналась в том, что давала мистеру Кювье лауданум. И нам известно, что у нее имелось достаточно поводов, чтобы его убить.
— Я буду ее защищать, и никто не поверит в то, что примерная девушка-католичка способна на преступление. Думаю, не найдется и дюжины людей, способных поверить в то, что она убила своего супруга.
И вновь окружной адвокат усмехнулся.
— Как бы там ни было, но ее муж-многоженец мертв, а ей очень нравилось капать ему в чай опиумную настойку. Только на сей раз она добавила в его лауданум немножко цианистого калия, и он уснул навсегда». Так что мне остается лишь поведать эту правду присяжным, а дальше они сделают выводы сами.
Дрю улыбнулся, стараясь не выдать, сколь обеспокоили его эти новые данные. Неужели Лайла и впрямь подсыпала в чай Жану цианистого калия?
— Думаю, присяжные решат и без наших подсказок.
— Если дело дойдет до суда присяжных, — съехидничал Финни.
— О, можете в этом не сомневаться, — парировал Дрю.
— У меня предостаточно улик, чтобы отправить эту бабу на виселицу, и я, несомненно, буду требовать для нее смертной казни, — зловеще ухмыльнулся окружной адвокат. — Когда жители Нового Орлеана увидят, как она болтается на веревке, они поймут, что именно я избавляю их город от преступников. Так что, может быть, это я буду баллотироваться на пост мэра.
Дрю старался казаться невозмутимым.
— Она не преступница. Ты обманываешь сам себя, если думаешь, что присяжные способны отправить на виселицу добрую католичку, обманутую ублюдком-мужем.
— Да будь она хоть дочкой самого президента Гровера Кливленда. Убийство пока еще вне закона… А я смогу доказать, что именно она убила своего супруга, — вкрадчиво объяснял Финни.
В ответ Дрю лишь пожал плечами.
— Думаю, лишь в суде станет ясно, кто из нас более убедителен.
— Безусловно, а теперь извини, но меня ждут дела, учитывая то, что мне придется оспаривать тебя в суде.
Дрю посмотрел вслед уходящему Полу, и ему захотелось изо всех сил ударить кулаком о стену. Почему из двух окружных адвокатов Нового Орлеана в качестве обвинителя на будущем суде ему попался именно Пол?! Ведь этот ирландец пойдет на все, лишь бы выиграть!..
Среди собравшихся пробежал шепоток, и многие с интересом оглянулись на него. А Дрю стоял у стены и терпеливо ждал, пока один за другим все не ушли, и он остался один.
Наконец дверь открылась, и в комнату вышла оторопевшая Лайла. На пороге она остановилась… Лицо белое, под глазами круги. Но вот женщина заметила Дрю и сделала шаг вперед. Он подбежал к ней и инстинктивно обнял. Ему захотелось хоть немного ее приласкать. Ведь она сейчас так нуждается в поддержке!..
Лайла прижалась к нему.
— Вытащи меня отсюда, — прошептала она, уткнувшись головой в его плечо.
Обняв за плечи, он поспешил вывести женщину поскорее на улицу, где поймал первый попавшийся кеб. Он помог ей забраться в затемненный салон экипажа и крикнул вознице адрес ее отеля. После этого, откинувшись на кожаном сидении, он снова заключил ее в объятия.
— С тобой все в порядке? — спросил он, чувствуя, как дрожит ее тело. Когда на повороте экипаж качнуло, и она вновь на мгновение прижалась к нему, у Дрю просто дыхание перехватило.
О, господи, он даже представить себе не мог, каково это будет, держать эту женщину в объятиях, чувствовать дивные округлости ее тела, ощущать нежность ее кожи. Сейчас она казалась ему маленькой девочкой, уснувшей у него на груди.
Лайла попыталась что-то сказать, но ее голос сорвался на всхлип. Она зарылась лицом в его жилетку, и шелк ее волос коснулся его подбородка. Дрю чувствовал себя сильным, как никогда.
Ему захотелось вечно оберегать и защищать эту хрупкую женщину. Подобные ощущения были прежде ему незнакомы и, честно говоря, они его самого удивили.
Наконец Лайла освободилась и с мольбой взглянула ему в глаза. На ее ресницах блестели слезы.
— Ты ведь пытался меня предупредить. Солье лишился дара речи. Ее губы, полные и мягкие, искушали его, и он не мог ни на чем сосредоточиться. Но при виде ее слез, ему показалось, будто у него вырвали сердце. О, господи, как же ему сейчас хотелось уберечь ее от страшного будущего!
— Да, но я не думал, что все произойдет так скоро.
Она посмотрела на него своими кроткими голубыми глазами, и ему так захотелось облегчить боль, таившуюся в ее взгляде.
— Я поспешил к тебе, как только узнал о случившемся…
Она кивнула, в очередной раз вытирая слезы.
— Дрю…
Лайла казалась такой беззащитной и уязвимой. Куда подевалась ее прежняя неприступность? Теперь она казалась смятенной и потерянной, и Солье был настроен, более чем когда-либо, помочь этой женщине.
Он чувствовал, как ее дыхание щекочет его губы. Ему надо было ее поцеловать. Экипаж основательно тряхнуло на повороте, но Дрю не обратил на это никакого внимания. Ее податливый рот манил его. Он должен был ее поцеловать. Он не мог вытерпеть и секунды. Застонав, он окончательно перестал себя сдерживать.
— Молчи… — прошептал он, закрывая ей рот губами. Сначала он целовал ее нежно, и его губы были так ласковы, что Лайла не отпрянула. Наоборот, она еще сильнее прижалась к нему. Ее плечо прижалось к его груди, он чувствовал упругое тело и знал, что теперь ни за что не позволит кому-либо отнять ее у него.
Ему хотелось только успокаивать ее, предложить ей утешение, попробовать ее на вкус, удовлетворить сны, преследовавшие его по ночам.
Внезапно Лайла напряглась и отстранилась.
О, господи, да он просто сошел с ума! Он позволил себе расслабиться. И с кем?! С новой клиенткой. Клиенткой, которую обвиняют в убийстве мужчины, которого она считала своим мужем.
Он еще никогда не поступал так по-идиотски! И в то же время ему еще никогда в жизни не хотелось так поцеловать женщину.
Похоже, он выбрал не самое удачное место и способ убедить ее в том, что именно ему следует представлять ее интересы в суде.
— Простите. Не знаю, почему я это сделал, — простонал Дрю, отодвигаясь от Лайлы. Он дрожал от напряжения, сдерживая себя от того, чтобы вновь к ней не прикоснуться.
Она тронула кончиками пальцев свои шелковые губы.
— Просто весь день прошел на нервах… И на какое-то время мы оба потеряли голову.
— Совершенно верно, — согласился Дрю, цепляясь за ее готовое оправдание.
Он позволил своим инстинктам возобладать над разумом, а ведь адвокат всегда должен держать себя в руках. Но каким-то образом ей удалось заставить его забыть об этом, и теперь он думал только о том, как бы еще раз ее обнять.
Ему хотелось повалить Лайлу на это мягкое сиденье и целовать ее губы до тех пор, пока она не станет умолять его дать волю страсти. Тяжело вздохнув, Дрю попытался сосредоточиться на необходимых деталях.
— Нам необходимо поговорить о суде, — сказал он, пытаясь думать о чем угодно, только не о ее губах и их потрясающем вкусе.
Экипаж остановился у входа в отель. Швейцар услужливо открыл дверь кареты.
— Давай обсудим все в твоей комнате. Она уперлась ладошкой в его грудь.
— Благодарю тебя за то, что вытащил меня из тюрьмы. Но сегодняшний вечер мне бы хотелось побыть одной. Мне надо немного подумать о том, как жить дальше.
Лайла вышла из экипажа, и Дрю поспешил за ней. Его каблуки застучали по брусчатому тротуару. Времени на раздумья не оставалось. Следовало теперь же объяснить ей, что он добился ее освобождения под свою ответственность и внес залог. Он обещал судье, что она появится на предварительных слушаниях и будет на процессе. Он не мог рисковать и давать ей шанс на побег. Иначе на мечтах о карьере политика можно будет поставить крест.
— Нам надо сейчас о многом поговорить, — повторил Солье, тронув Лайлу за локоть, чтобы остановить.
Она повернулась.
— Ценю твою помощь, Дрю. Благодарю за то, что вытащил меня из тюрьмы, но я очень устала. Так что плохие новости, которые ты намерен сообщить, подождут до утра.
Адвокат взял ее за руку.
— Наверное, ты не понимаешь до конца, что произошло. — Я заплатил за тебя залог в 25 000 долларов.
Глаза Лайлы расширились, и она невольно ахнула.
— К тому же тебя отпустили под мою ответственность, взяв с меня обещание, что ты будешь присутствовать на предварительных слушаниях и в суде. Я дал соответствующие гарантии.
Она смотрела на него, не в состоянии вымолвить ни слова.
— Знаю, что уже поздно, но нам необходимо поговорить о том, как я буду представлять твои интересы на процессе.
Лайла тяжело вздохнула, а затем ее голубые глаза мрачно сверкнули.
— Я вашей помощи не просила, сэр, — резко заявила она. — Я не просила вытаскивать меня из тюрьмы. Вы, может, и заплатили за мое освобождение, но пока я не дам своего согласия, вы не мой адвокат.
Резким движением она высвободила свой локоть, ее нижняя губа дрожала, и сердце Дрю невольно сжалось при виде слез, блестевших на ее ресницах.
— Сегодня вечером я согласия дать не могу, настаивала Лайла.
Он видел, что злость лишила ее последних сил. Пожалуй, он поспешил. Оставалось рисковать собственной репутацией.
Хоть было и настоящим безумием оставить ее одну именно сейчас, как можно было заставлять эту женщину принимать какие-то решения, когда она вот-вот лишится чувств?
— Хорошо, уже поздно. Эту ночь я дарю вам. Но даже и не думайте бежать, потому что я вас из-под земли достану и уверяю, в этом случае вам придется несладко.
— Не волнуйтесь, ваш залог в полной безопасности. У меня осталось сил лишь на то, чтобы добраться до своей комнаты, и я уверена, что утром вы нанесете мне визит, чтобы обсудить, как вы будете представлять мои интересы на суде.
— Рано утром.
— Спите спокойно, Дрю, — саркастически заметила Лайла.
Дрю бросил ей вслед прощальный взгляд. Потом он снова забрался в экипаж и захлопнул дверцу.
Да, он хотел ей помочь, но ему будет плохо, если она сбежит до суда. Он не мог рисковать. Но сегодня, когда она казалась столь беззащитной, ему не хотелось на нее давить…
Как только кеб тронулся, Дрю еще раз посмотрел на парадную дверь отеля, за которой только что скрылась Лайла.
Завтра она либо начнет игру по его правилам, либо снова вернется в тюрьму. Выбор за ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Магия звезд - Макданиел Сильвия



Очень хороший роман! Для тех, кто любит романы с детективной линией сюжета. Обязательно читайте! 9/10
Магия звезд - Макданиел СильвияМари
24.12.2015, 11.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100