Читать онлайн Струны сердца, автора - Макбрайд Мэри, Раздел - Глава пятнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Струны сердца - Макбрайд Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Струны сердца - Макбрайд Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Струны сердца - Макбрайд Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макбрайд Мэри

Струны сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава пятнадцатая

Гидеон замер, закрыв глаза и боясь пошевелиться. А Хани стала гладить его мокрые волосы, кое-где уже посеребренные сединой.
Когда-то давно Хани видела, как дядя Айзек гладил раненого барса. Глаза зверя были прикрыты, и он не то мурлыкал, не то урчал, а его пятнистая шерсть вставала дыбом под рукой Айзека. Гидеон напомнил ей того барса. Дикий зверь, пусть на мгновение, но прирученный.
Несколько минут тому назад, когда она смотрела, как Гидеон раздевается, у нее что-то шевельнулось внутри. Сначала ее внимание привлекла рана на боку, но потом ее взгляд скользнул ниже, по животу и мускулистым ногам. Ощущения усилились, когда она увидела, как он пытается скрыть затвердевшую плоть, а потом и вовсе превратились в ураган — где-то глубоко внутри ее бушевал циклон.
Пока они разговаривали, она неотрывно смотрела, как вода омывает его тело, как шевелятся волосы у него на груди. К тому моменту, когда они заговорили о фермерстве, Хани уже с трудом сдерживалась, чтобы не спрыгнуть с кровати. Она пожирала глазами это сильное тело, ей хотелось провести руками по блестевшим от воды мускулам.
Хани так переполняли новые для нее ощущения, что предложение о браке вырвалось у нее совершенно неожиданно, помимо ее воли и разума, и удивило девушку не меньше, чем Гидеона. Но она не пожалела о том, что сказала. Даже была рада тому, что на этот раз благоразумие не взяло верх над чувствами.
Хотя здравый смысл твердил: еще неделю назад ты не знала о его существовании. Как можно полюбить так скоро да еще набиваться в жены? Ведь брак — это на всю жизнь! Что за безумие на нее нашло!
Но сердце возражало: так бывает! Разве ее мать не полюбила отца с первого взгляда? И разве не отдалась ему в первый же день их знакомства?
Хани соскользнула с кровати и, подойдя сзади, обвила Гидеона за шею, прижавшись губами к мокрым волосам.
— Я так тебя люблю, Гидеон, что просто задыхаюсь.
А я и вовсе не дышу, подумал он. Рука девушки легла ему на сердце, и она наверняка почувствовала, как сильно оно стучит. Будет чудо, если оно не вырвется из груди. Он крепко зажмурился: только бы не потерять над собой контроль, не поддаться ее ласковому шепоту, ее нежным прикосновениям. Но как сохранить холодную голову, если от него уже пышет таким жаром, что кажется, вода в ванне вот-вот закипит?
— Люби меня, Гидеон.
Он накрыл ее руку своей. Охваченный желанием, он все же попытался сдержать себя.
— Эд, дорогая…
Ее язычок скользнул ему в ухо, и она едва слышно попросила:
— Люби меня, Гидеон, пожалуйста. Я так хочу тебя.
Его сдержанность — вернее, ее жалкие остатки — лопнула, как туго натянутая тетива. Видение, промелькнувшее в этот момент в его сознании, было ослепительным: они с Хани лежат где-то — может, в Канзасе — на кукурузном поле, в густых зарослях, а легкий ветерок колышет золотистые початки и шуршит в зеленой листве.
Сейчас он готов жизнь отдать за то, чтобы превратить это видение в реальность и обладать им во всей его красоте. Гидеон уже был не в силах отрицать, что желает эту женщину. Одним резким движением встал и вышел из воды. Обняв Хани, он отнес ее на кровать.
Кожа его, все еще мокрая, была гладкой и прохладной, и пахло от него мылом и жарким летом. И его поцелуй был тоже горячим и страстным. Он словно утверждал свои права на нее. А когда Гидеон осторожно прихватил зубами ее нижнюю губу, Хани пронзило такое острое желание, что она застонала.
Гидеон, тяжело дыша, приподнялся на локте, и Хани прочла в его глазах немой вопрос.
— Да, — сказала она. — Просто я не много боюсь. Я еще никогда… Ах, Гиде он, я хочу все делать, как надо, чтобы доставить тебе удовольствие… Я не знаю…что делать… как…
— Шш, — прервал ее Гидеон, целуя. — Я уже так давно этим не занимался, любимая, что и для меня это будто в первый раз. Я буду очень нежен и осторожен.
— Мне тебя… трогать?
— Не надо пока. Позволь сначала мне. — Приподняв ее, он стянул с нее полотенце.
— Эд, дорогая, — прошептал он, оглядывая ее от шеи до плоского живота, задержавшись на мгновение на упругих грудях. — Как ты прекрасна!
Он провел пальцем по соскам. Наблюдая с восторгом, какими они стали твердыми от его прикосновения, он взял губами один розовый бутон.
— Гидеон, у меня внутри все трепещет!
— Замечательно! — Он поднял голову только для того, чтобы произнести одно это слово и, обратив свое внимание на вторую грудь, одновременно провел рукою по ее бедру. Когда его пальцы нащупали влажную бархатистую плоть у нее между ног и она застонала от наслаждения, Гидеон снова ее поцеловал. И теперь уже язычок Хани проник ему в рот, приглашая продлить удовольствие. — Не торопись, — шепнул Гидеон, когда она прогнулась ему навстречу. Его голос звучал хрипло и напряженно. Казалось, он сдерживает свой порыв, чтобы дать Хани возможность в полной мере испытать неведомое ей доселе наслаждение. Наслаждение, которого такая красавица заслуживает в свой первый раз… и каждый раз. Да, он не может подарить ей мир, но ему по силам преобразить его, сделать так, чтобы сегодняшний день вспыхнул всеми своими волшебными красками.
Гидеон заставил себя отвлечься от ее нежной плоти и вернуться к мысли о Канзасе, о бескрайних полях кукурузы и о ветре, гуляющем среди высоких стеблей, подобно неуловимому зверю. Если бы он однажды оказался там с Хани, жизнь для него, возможно, началась бы сызнова. Может быть, может быть… Эти слова стучали у него в мозгу как некий припев, отвлекая от растущего желания.
— Гидеон.
Он очнулся и стал снова ее целовать, но уже более настойчиво, коленом раздвигая ей ноги. Он что-то прошептал — она не расслышала, что именно, — и, заглушив ее вскрик поцелуем, осторожно вошел в нее.
— Медленно, — глухим голосом, будто разговаривая сам с собою, внушал Гидеон.
Своими большими руками он сжал ее бедра, направляя их в такт медленным и ритмичным движениям. Горячая волна снова захлестнула Хани. Она подчинилась ритму, заданному Гидеоном. Ее руки блуждали по широкой спине, грудь стала мокрой от его пота, пахнувшего мускусом, а имя любимого звучало как песня на ее губах.
Хани казалось, что она больше не выдержит напряжения, словно внутри у нее все туже закручивалась пружина. А потом эта пружина вдруг взорвалась — в то самое мгновение, как Гидеон содрогнулся и со стоном упал на нее, уткнувшись лицом ей в плечо.
В наступившей тишине Хани отчетливо слышала, как бьются их сердца — так, словно у них было одно сердце на двоих. Она знала, что никакое другое сердце не будет стучать в унисон с ее сердцем. Никогда.
Гидеон проснулся оттого, что волосы Хани щекотали его плечо.
— Прости, что разбудила тебя, — сказа ла она тихо.
— Ничего. — Он не сумел сделать свой голос помягче. Ему только что снилось, что он в тюрьме, на холодном каменном полу в одиночной камере, и огромная крыса-в тюрьме они вымахивали размером с кошку — пробежала у него по плечу.
В комнате было почти темно, в окно падал лишь слабый, колеблющийся свет двух уличных фонарей. Снизу, из салуна, доносились звуки музыки: оркестр играл какую-то незнакомую мелодию. Вот что значит провести столько времени в таком аду, как тюрьма в Миссури, думал Гидеон, уставившись в потолок. Жизнь течет своим чередом — одни пишут новые книги, сочиняют новые песни, занимаются любовью, а другие в это время сидят в холодных, темных одиночках.
Хани, примостившаяся у него под боком, шевельнулась, и мысли его потекли в другом направлении. Он только что занимался любовью с прекрасной женщиной. Такой страсти, с какой она отдалась ему, он еще не знал. Ему бы сейчас быть на седьмом небе от счастья. А он вместо этого проклинает себя за то, что потерял над собой контроль и лишил Хани невинности, не имея ничего, что можно предложить взамен.
Она так наивна, что, верно, даже не понимает, какому подверглась риску. Что, если она забеременеет? При этой мысли сердце Гидеона екнуло. У них с Корой был сын, которого он так ни разу в жизни и не видел, похороненный где-то в Техасе. Дуайт Сэмьюэл заплатит и за него.
Хани вдруг открыла глаза и, словно читая его мысли, спросила:
— Как ты думаешь, у нас может быть ребенок, Гидеон?
Боже милостивый! Только не это!
— Сомневаюсь. В первый раз такое редко случается.
Она помолчала, задумавшись, а потом сказала:
— Моя мать забеременела мною именно так. В свой первый раз с моим отцом.
— Это случилось в ночь на четвертое июля. Она признавалась мне, что влюбилась в отца с первого взгляда.
— Так вот почему так блестят твои глаза, — рассмеялся Гидеон. — Твое зачатие, верно, как-то связано с фейерверками, которые устраивают в эту ночь.
— Вполне возможно, — согласилась Хани. — Отец уехал на следующий день, а мама вышла замуж за другого, чтобы дать мне имя. И моим отцом стал Нэд.
— Кэссиди?
Так она назвалась при первой встрече. Гидеону с трудом представлялось, что Рейс Логан мог бросить беременную женщину. Еще невероятней казалось, что банкир мог доверить кому-либо воспитание своего ребенка. Гидеон вспомнил, как переживал, когда Кора сбежала от него с Дуайтом Сэмьюэлом. Ему вдруг стало невыносимо больно при мысли, что Хани может уйти к другому, независимо от того, беременна она или нет.
Он погладил ее руку и спросил — не столько из любопытства, сколько из желания переменить тему:
— Что сталось с Кэссиди?
— Он умер. Мой настоящий отец, Рейс Логан, вернулся с войны, забрал нас с мамой, и мы стали жить вместе.
Ее слова прозвучали немного печально, и Гидеон понял, что не все было так гладко в этой семье. Как бы он хотел сделать счастливой это удивительное создание! Если бы только ему дали шанс, он сумел бы! Но проблема в том, что никто этого шанса ему не даст.
Особенно Рейс Логан. Особенно теперь. Банкир обещал Гидеону освобождение из тюрьмы, если он выполнит его поручение, заманив Дуайта Сэмьюэла и его банду в ловушку в Санта-Фе. Свобода! Гидеон с самого начала не очень-то верил в то, что Логан выполнит свое обещание, а теперь и вовсе поставил на своих надеждах крест. В отместку за позор дочери Рейс Логан наверняка упрячет его за решетку на веки вечные.
И поделом. Он поступил бы так с каждым, кто удрал бы с его дочерью и затащил ее в постель. В общем-то он согласился помочь Логану не потому, что хотел освободиться из тюрьмы. Не это главное. Месть была его целью. Он хотел разыскать своего кузена и сбежавшую жену, хотя не совсем ясно себе представлял, что с ними делать в случае удачи. Теперь, после смерти Коры, остался один Дуайт, с которым надо рассчитаться.
Рейс Логан вряд ли выполнит свое обещание. Наоборот, он с радостью захлопнет за ним дверь камеры и забросит куда-нибудь подальше ключи. Так что придется внести кое-какие поправки в намеченный план. После того как Дуайт и его бандиты попадутся в расставленные сети, Гидеон сам устроит свое освобождение — махнет через границу в Мексику.
Несмотря на Хани Логан. Или из-за нее? Несмотря на его чувства к ней. А может, из-за этих самых чувств, которые отняли у него покой? Он любит ее, в этом нет сомнения. Но придется ее оставить. Невозможно снова возвращаться в тюрьму.
Хватит с него одной отсидки. Второй он не выдержит. Достаточно одного удара прикладом, одного пинка сапогом под ребра, первого холодного прикосновения каменного пола, мертвой тишины одиночки — и он просто сойдет с ума.
Пальцы Хани медленно скользили по его груди и животу и далее вниз…
Но Гидеон остановил ее. Зря он сразу не встал и не оделся.
— Мне хочется к тебе прикасаться. — Ее голос дрожал. — Разве ты не…
Сколько раз можно обладать ею? — думал он. Один, два? Сколько раз можно наполнять ее своей страстью, не испытывая при этом судьбу? Но как сказать «нет», если это все, что ему отмерено, если одна-единственная ночь должна обеспечить их обоих любовью на всю оставшуюся жизнь!
— Хочу, дорогая… Я так люблю твои нежные руки…



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Струны сердца - Макбрайд Мэри



прекрасный роман читала с большим интересом, сюжет потрясающий!
Струны сердца - Макбрайд МэриНаталья Сергеевна
9.09.2012, 17.07





Начала читать и прекратила. Юная девушка и уголовник, отсидевший 5 лет в тюрьме. Как говорил Станиславский: "Не верю!!!". Жизнь показывает, что когда юная девушка связывается с уголовником, ничего кроме ужаса для нее и ее ни в чем не повинной семьи не происходит.
Струны сердца - Макбрайд МэриВ.З.,66л.
14.02.2014, 12.12





Каждый раз, когда героиню называют дурой, я полностью согласна. Ну почему в любовных романах у героинь часто куриные мозги, полное отсутствие логики, скандальность и невероятно завышенная самооценка? Прочитала еще только три главы, но уже даже жаль этого уголовника. Это с такой идиоткой его автор заставит жить счастливо до конца жизни?
Струны сердца - Макбрайд МэриОля
8.10.2015, 21.51





В ФЕВРАЛЕ я бросила читать этот роман, но в декабре - прочитала до конца. Разговаривала с одним прорабом.По работе он встречал бывших ЗК, отсидевших по 10 лет, которые были достойными и благородными людьми, и законченных мразей, которые никогда не сидели. ПРАВДА, все-таки первых было мало. Поэтому можно допустить благородство Гидеона. Вторая половина романа лучше и оптимистичнее.
Струны сердца - Макбрайд МэриВ.З.,67л.
30.12.2015, 14.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100