Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Как бы ярко ни светило солнце,
Не миновать заката.
Фердинанд Раймунд
Мария Веласкес с удовольствием оглядела обитый розовым шелком будуар, роскошная обстановка которого служила достойным обрамлением для ее изысканной красоты. Зеркала в позолоченных рамах ловили отблески свечей, вставленных в напольные шандалы, утопавшие медными витыми ножками в толстом персидском ковре. Из-под укороченных бархатных гардин виднелись кружева тончайшего тюля. С тщательно продуманной небрежностью по комнате были расставлены мягкие пуфы и шезлонги. Но господствующее место в интерьере, что вполне естественно для будуара, занимала огромная кровать под балдахином, покрытая расшитым шелковым покрывалом. Здесь царила атмосфера покоя и умиротворенности, более всего ценившаяся мужчинами, вырвавшимися из Сьерры или только что ступившими на землю после утомительного путешествия по океану. Однако эта чудесная комната и восхитительная женщина предназначались далеко не каждому, а лишь тому, у кого в кошельке имелось бессчетное количество золота.
Мария Веласкес никогда не делила ложе с мужчиной, не убедившись прежде, что у того достаточно денег, чтобы заплатить за ее ласки. В городе с богатым выбором клиентов терять время на голодранцев или скупердяев было преступлением. Мария подошла к окну, отдернула гардины и стала смотреть на дождевые капли, медленно ползущие вниз по стеклу. Вскоре ей это надоело, и, завернувшись в пеньюар из тончайшего газа, она подошла к постели, сорвала с нее покрывало и набросила его на плечи.
Со скучающим видом она подошла к столику, заставленному всевозможными напитками, среди которых были ликеры, бренди, кларет и вина, и остановила свой выбор на шампанском. Мария налила себе бокал и задумалась. Сан-Франциско несколько разочаровал ее, когда месяц назад она приехала сюда из Европы. Однако природный ум и опытность позволили ей разглядеть за грубостью и неустроенностью здешней жизни огромное количество возможностей для предприимчивой красивой женщины. Здесь многое из того, что казалось раньше нереальным, могло претвориться в действительность. В особенности если приложить к этому все силы своего тщеславного, амбициозного характера, которых Марии было не занимать.
Соблазнительно покачивая бедрами — это давно вошло у нее в привычку настолько, что даже в одиночестве она не выходила из роли куртизанки, — Мария подошла к гардеробу, отливающему в свете свечей дорогим красным деревом, и распахнула дверцы. Ее взору предстала внушительная вереница нарядов. Мария провела несколько минут в задумчивости и выбрала, наконец, пурпурное шелковое платье. Она достала его из темного плена и тесноты гардероба и разложила на постели. К этому платью подойдет аметистовое ожерелье и серьги, а поверх можно надеть алую накидку, отороченную норкой, в которой будет тепло и уютно. В этот вечер Мария настроилась не один час заниматься своим туалетом. Ей предстоял ужин с необыкновенным мужчиной, и она хотела покорить его. Жак д'Арси не похож на прочих, таких людей ждет большое будущее. Он привлекал Марию своей искушенностью и умением прекрасно разбираться в жизни, а кроме того, ему тоже, как и ей, не была чужда амбициозность. Остальные мужчины, с которыми ей приходилось иметь дело в Сан-Франциско, могли быть щедрыми и нежными с ней, но джентльменов среди них не встречалось. Да и откуда им взяться, если вокруг одни фермеры, клерки, школьные учителя и библиотекари, а то и дезертиры! Богатство не делало их шикарными и благородными. Они ели черепаховый суп и пили шампанское, но не становились от этого воспитаннее.
Мария многого успела добиться в качестве любовницы принцев и князей, генералов и банкиров, пока блистала в европейском обществе. Более того, беря пример со своего идола, Лолы Монте, она нередко оказывала влияние на политику и экономику некоторых стран посредством своих интимных связей. Ей нравилось вести роскошную жизнь, тратить целые состояния на наряды, казнить или миловать слуг по своему усмотрению. Однако пришло время, когда ей надоело приносить в жертву свое тело богатым похотливым старикам, надеясь на их щедрость.
Мария Веласкес позвонила в колокольчик, чтобы пришла служанка, и снова задумалась. В Сан-Франциско все будет по-другому. Она разбогатеет и станет владелицей собственного капитала, ей больше не придется сносить оскорбления от порядочных светских дам и униженно умолять о милости тех, кого она всем сердцем презирает. Придет день, и она всем им еще покажет! Она явится в Европу богачкой и рассмеется в лицо чопорным женам своих бывших любовников, которые отказывали ей от дома! Мария нетерпеливо стукнула каблучком в пол. Где же эта чертова горничная? Почему она должна терпеть рядом с собой эту идиотку? Мария снова схватила колокольчик и яростно его встряхнула, но в этот момент дверь отворилась и на пороге появилась смущенная девушка в белом переднике.
Мария взяла с туалетного столика щетку для волос и запустила ею в горничную. Та не успела увернуться и вскрикнула от боли, поскольку щетка попала в плечо. Прикусив губу, чтобы не расплакаться, девушка молча опустила глаза.
— Где тебя носило? Я плачу жалованье за то, чтобы ты выполняла мои приказания, а не развлекалась с грязными проходимцами из бухты, — выпалила Мария, презрительно оглядывая молоденькую девушку, почти ребенка, с еще неразвитым телом и белокурыми кудряшками, обрамлявшими хорошенькое личико.
? Но я… — начала было та дрожащим голосом.
— Я не желаю ничего слушать, Эллен. Мне отвратительна твоя распущенность и неразборчивость. Уж, по крайней мере, бери деньги с тех, с кем путаешься. А теперь приготовь мне ванну и все, что нужно к вечеру.
Бедная девушка лениво принялась выполнять распоряжения хозяйки. Она тут же забыла об обиде и унижениях, которым подвергала ее Мария, стоило ей взять в руки ожерелье, предназначенное для того, чтобы красоваться на шее хозяйки. А нижняя рубашка! Разве справедливо, что в нее будут облачены роскошные формы этой распутницы? Эллен поджала губы и с досадой оглянулась на Марию, которая нежилась в горячей ванне.
— Снова ты забыла капнуть духов в воду, дура, — продолжала ругаться Мария. — Надо сделать воду погорячее. Смотри, будешь плохо справляться со своими обязанностями, отошлю в портовый бордель, — пригрозила она девушке, с удовольствием наблюдая за тем, как округлились от ужаса ее глаза, а на лице застыло немое страдание. — Ну что ты окаменела, как статуя? Пошевеливайся! Если из-за тебя весь вечер пойдет насмарку, я так тебя отделаю, что живого места не останется, — заключила Мария, усмехнувшись при виде того, как Эллен, подобрав юбки, опрометью бросилась вон из комнаты.
— Радость моя, — нетерпеливо прокричал Брендан с лестницы. — Неужели ты еще не одета? Хотелось бы успеть поужинать до рассвета.
У себя в комнате, наверху, Mapa лишь усмехнулась в ответ на жалобную мольбу брата и продолжала не спеша заканчивать туалет. Нанося капельки духов за уши и в ложбинку между грудями, она думала о том, какие перемены привнесло в ее жизнь возвращение Брендана. До чего же странно, как кусок желтого металла может в один миг преобразить человека! Брендану улыбнулась удача, и на своем ничем не выдающемся участке он наткнулся на самородок, оцененный в сорок пять тысяч долларов.
Немудрено, что брат находился на вершине счастья. Mapa никогда не видела его таким прежде. Ему хотелось плясать и петь, он чувствовал себя в силах покорить весь мир. Однако погоня за золотом подорвала его здоровье. Брендан никогда не отличался особенной телесной крепостью, и суровые погодные условия в сочетании с неумеренным потреблением виски и скудной пищей оказали на него разрушительное воздействие. Как бы то ни было, Брендан категорически отвергал любую возможность отдыха, необходимую ему, по мнению Мары, для поправки пошатнувшегося здоровья. «Золотая лихорадка» дала новый виток, и Брендан не хотел тратить впустую время, которое могло удвоить или даже утроить его состояние.
Разбогатев, Брендан не изменился и тратил деньги на себя и сестру с какой-то одержимой расточительностью, внушавшей Маре опасения. Он полностью обновил ее гардероб, покупал драгоценности и безделушки. Стоило сестре только заикнуться, что та или иная вещица ей нравится, как Брендан спешил ее приобрести. Mapa считала, что было бы благоразумнее ограничить траты и сохранить какую-то часть денег. После стольких бед и тревог, которые им пришлось вынести из-за их отсутствия, видеть, как они рекой текут сквозь пальцы Брендана и бесследно уходят в песок, было для Мары настоящей мукой. Но все ее попытки повлиять на брата ни к чему не приводили, Брендан лишь беспечно пожимал плечами и уверял ее, что найти еще золота для него не составляет труда.
Единственное, на чем Маре удалось настоять, так это на том, что они с Пэдди и Джэми останутся в пансионе и не, переедут в самый роскошный в Сан-Франциско отель на площади Святого Фрэнсиса, где Брендан снял номер. Решимости ей придала уверенность в том, что обстановка отеля дурно повлияет на Пэдди, а кроме того, при переезде малышу пришлось бы расстаться со своими друзьями. Но главное, Mapa предпочитала оставаться в тени потому, что слишком хорошо помнила свою последнюю встречу с Николя и не хотела ее повторения.
Брендан легко уступил настояниям сестры, поскольку его больше устраивало заботиться о сыне, держа того на расстоянии и избегая таким образом необходимости постоянно заниматься его воспитанием. Присутствие сестры также было нежелательно для Брендана, так как это ограничивало бы его свободу, ведь, вернувшись со Сьерра-Невады, он не отказывал себе в удовольствии посетить казино или провести ночь в обществе хорошенькой женщины. Однако со своей семьей Брендан продолжал поддерживать тесный контакт. По нескольку раз в неделю они с сестрой ужинали вместе, и Mapa по-прежнему находила в Брендане доверительного собеседника и галантного кавалера.
В этот вечер они снова собирались поужинать вдвоем. Более того, им удалось сломить сопротивление Дженни и пригласить ее составить им компанию. Скромная женщина согласилась не сразу, уверяя, что вдове простого фермера не место в роскошном ресторане за одним столиком с благородными О'Флиннами. Однако Дженни недооценила их упорства, которое становилось поистине непреодолимым, когда О'Флинны решали любой ценой настоять на своем. Прошло всего полчаса с того момента, как Mapa пригласила ее на ужин, и Дженни уже стояла перед зеркалом в вечернем туалете, словно у нее и сомнений не возникало к том, чтобы пойти в ресторан.
Mapa критически оглядела Дженни с головы до пят, и довольная улыбка заиграла на ее губах при виде того, как преобразили подругу новое дорогое платье и роскошная прическа, в которую Mapa вложила все свое мастерство. Дженни выглядела великолепно. Mapa заметила, что подруга испытывает неловкость и даже страх от своего вида. Стоило Дженни бросить взгляд на свое отражение в зеркале, как она тут же заливалась краской и смущенно опускала глаза. Всю свою жизнь она привыкла трудиться и считать каждый заработанный доллар. Она редко тратила деньги на себя, думая прежде всего о нуждах детей, поэтому видеть себя в роскошном платье было ей в диковинку. Дженни вдруг поняла, как может изменить ее дорогая вещь, и со стыдом внутренне призналась в том, что нравится себе такой.
— Ну вот, теперь ты видишь? — сказала Mapa. — Голубой шелк мне совсем не идет, а тебе наоборот. С твоими глазами только голубой и надо носить.
На самом деле это платье Mapa заказала специально для Дженни, но сохранила это в тайне. Дженни была слишком щепетильна, чтобы принять такой дорогой подарок, поэтому Маре пришлось убедить ее, что она ошиблась в выборе ткани и фасона для себя. Дженни очень шли светло-голубые кружева, украшавшие декольте. Ее густые рыжеватые волосы, подобранные кверху и зачесанные назад, поддерживали ленты, в которые были вплетены два букетика искусственных цветов. Голубая бархотка с изящной камеей привлекала внимание к ее красивой шее, плавно переходящей в пышные плечи.
— Это тоже забирай, — добавила Mapa, указывая на синюю накидку, висящую на стуле. — У меня в гардеробе все равно нет ни одного платья, с которым можно ее надеть.
— Ну что ж… — Дженни с сомнением оглядела свою скромную серую накидку и отложила ее в сторону. — Я и без того непозволительно далеко зашла, так зачем же портить вид старой потертой накидкой?
— Прекрасно! — улыбнулась Mapa и, в последний раз оглядев себя в зеркало, добавила: — Нам пора. А то Брендан устанет ждать и уйдет без нас.
С этими словами Mapa подхватила накидку, сумочку и поспешила следом за Дженни из комнаты. Появление дам было встречено восторженным восклицанием Брендана.
— Клянусь Богом, Брендан О'Флинн никогда еще не проводил вечер в обществе таких обворожительных леди, — заявил он, беря под руку обеих и сводя по лестнице к экипажу, который специально нанял на весь вечер.
Брендан с удовольствием заметил, что является объектом зависти для всех без исключения мужчин, ужинающих в ресторане. Еще бы! Ведь за одним столиком с ним сидели две восхитительные женщины, по отношению к которым он разыгрывал роль щедрого и галантного кавалера, и ни одна не держалась с ним как любовница. Дженни Маркхэм поразила Брендана своей элегантностью, и в какой-то момент ему даже пришла в голову мысль о любовном приключении, но он вовремя вспомнил о троих сыновьях и тут же отказался от нее. Всем своим видом Дженни давала понять, что единственный путь в ее постель лежит через брак.
Брендан заказал вторую бутылку шампанского, когда ужин был сервирован, и это не считая вин, которые подавались к каждой перемене блюд. Такое роскошество не могло не привлечь внимание посетителей к джентльмену, ухаживающему одновременно за двумя красавицами.
Николя Шанталь и Швед по воле случая также оказались в этот вечер среди посетителей ресторана и не явились исключением, каждый по-своему, но с большим интересом наблюдая за Бренданом и его спутницами. Они уже поужинали и теперь пили бренди, терпеливо ожидая, пока их дама, привлекательная блондинка из казино «Белла-унион», покончит с десертом.
— Я как раз собирался расспросить тебя о ней, — вмешался Швед в неровный строй мыслей Николя, наблюдающего за О'Флиннами. Как раз в этот момент он, прищурившись, разглядывал даму в белом вечернем платье. Ее открытые плечи переливались матовым блеском, по ним веером рассыпались искры от блистающего ожерелья и длинных сережек с драгоценными камнями.
— О ком из них двух ты хотел бы узнать? — нехотя отводя взгляд от Мары, вкрадчиво поинтересовался Николя.
— О Маре О'Флинн.
— Вот как! А что тебе о ней известно? Я и не предполагал, что вы знакомы.
— Мы познакомились здесь, в Сан-Франциско. Я знаю, что вы с ней уже встречались. Давно, еще в Лондоне.
— Интересно, и что же тебе поведала об этом наша красавица? ? недружелюбно усмехнулся Николя.
— Я полагаю, она сказала правду, — ответил Швед, нимало не смущенный реакцией друга. — Mapa рассказала мне про Джулиана. Она очень сожалеет о том, что с ним произошло, и искренне раскаивается в своем жестокосердии.
— Ну конечно! — рассмеялся Николя. — Ведь ее опрометчивый поступок выплыл наружу! Но уверяю тебя, она вовсе не изменилась с тех пор. Только взгляни на нее, Швед. Она не думает ни о ком и ни о чем, кроме удовлетворения своих капризов.
— Ты заблуждаешься на ее счет, Николя, — решительно возразил Швед.
— Неужели ты в нее влюбился? — внимательно приглядевшись к другу, спросил Николя. — Я не могу поверить в то, что ты совершил такую глупость! Она лжива и жестока, Швед. Как ты с твоим знанием людей этого не понял? В прошлом году она со своим братцем обманом проникла в дом одного почтенного калифорнийца и выдавала себя за совершенно другого человека. А когда их разоблачили, они позорно бежали. Но прежде напали на меня, оглушили и обчистили до нитки. — Швед молча уставился в бокал и нахмурился. — Вижу, что мой рассказ огорчил тебя. Хотел бы я знать, что еще она предпочла утаить от тебя? — мрачно усмехнулся Николя.
— Кое-что об этом случае она мне рассказала. Но ведь я не принуждал ее к этому, она поступила так по своей воле. И потом, Николя, кто я такой, чтобы судить ее? Согласен, она совершила ошибку. — Швед в сердцах стукнул кулаком по столу. — Но ведь она была девчонкой, когда встретила Джулиана! Гораздо моложе тебя, когда ты совершил ошибку, за которую расплачиваешься теперь. И ты не можешь простить ее? Это несправедливо и бесчеловечно с твоей стороны! Ты не можешь избавиться от предубеждения против нее.
— Не думай, что она изменилась, Швед. Напротив, за последние три года девчонка лишь усовершенствовала свои таланты, обманывая людей. Интересно, скольких она оставила в дураках за то время, что мы с ней не встречались? Поверь, у меня достаточно оснований для того, чтобы относиться к ней настороженно и без идеализма.
— У меня сложилось иное впечатление, — заметил Швед, перехватив взгляд друга, который тот бросил в сторону Мары. — Твоя беда в том, что она тебе нравится. И не пытайся это отрицать. У тебя ничего не выйдет. Ты находишь ее чертовски привлекательной. Достаточно увидеть, как ты на нее смотришь, чтобы в этом убедиться. Жаль, что ты был настроен враждебно по отношению к ней еще до вашей встречи. Из вас двоих могла бы получиться отличная парочка, — улыбнулся он. — Как из спичек и динамита.
— Я-то думал, что в тебе достаточно здравого смысла, чтобы устоять против такой женщины, — снисходительно усмехнулся Николя. — Мой долг предупредить тебя о том, что Mapa О'Флинн всего лишь актриса. Она привыкла играть чувствами мужчин. Постарайся не оказаться в дураках, Швед. Она тебя не стоит.
— Это ты дурачишь самого себя, Николя. Опомнись, а не то будет слишком поздно.
— Как хочешь, Швед. В конце концов, я тебе не нянька, — равнодушно отозвался Николя, поднимаясь и расплачиваясь по счету. — Вы идете? — обратился он к своим спутникам.
— Я, пожалуй, посижу еще немного, — сказал Швед. Николя пожал плечом и направился к выходу, ведя под руку блондинку, ласково льнувшую к нему. Через несколько шагов он остановился и, обернувшись к Шведу, добавил:
— Ты не прав. Разве забыл, что я всегда предпочитал блондинок?
Замечание Николя заставило его спутницу разомлеть от восторга и теснее прижаться к его мускулистому телу. Ее шансы колоссально возрастали!
Швед покачал головой, представляя себе, какой финал будет иметь сегодняшний ужин после публичного выражения пристрастий, на которое решился Николя. Обычно Шанталь отличался восприимчивостью и способностью трезво оценивать жизненные ситуации, но в случае с Марой на его мнение никак нельзя было полагаться. Бедная Mapa! Возможно, она права, и Николя никогда не простит ее. И виновата во всем эта проклятая креольская гордыня! Шведа не покидало ощущение, что оба они не договаривают всего о случившемся на ранчо и что между ними произошло нечто повлиявшее на их теперешние отношения.
Mapa от души смеялась над рассказом брата о случае из его жизни на приисках, когда, подняв глаза, увидела Николя, выходящего из ресторана под руку с блондинкой. От ее ревнивого взгляда не ускользнуло то, с какой нежностью он накинул на ее плечи накидку, как будто ненароком коснувшись кончиками пальцев ее груди.
Черт бы побрал эту дрянь с ее накидкой! Каким он стал заботливым! Опасается, как бы красотку не продуло на сквозняке! Mapa видела, как Николя склонился к своей спутнице и прошептал ей что-то на ухо, небрежно играя белокурым локоном на ее затылке. Блондинка кокетливо опустила глаза, а ее густо нарумяненные щеки зарделись. Mapa заставила себя отвернуться и уставилась в тарелку. Еще минуту назад кушанья казались ей такими вкусными, а теперь ей даже смотреть на них стало противно.
— Ты не смеешься, моя радость, — заметил Брендан. — Разве я утратил, способность веселить дам? Впрочем, нет, ведь Дженни вполне благосклонна ко мне.
— Извини, Брендан, — попыталась улыбнуться девушка. — Я не слушала тебя.
— В последнее время с тобой это часто случается. Ты стала слишком рассеянной.
— Если слушать тебя постоянно, то можно оглохнуть, — пошутила Mapa, стараясь попасть в тон брату.
— Я рада, что пришла сюда, — сказала Дженни. Она не тратила времени впустую и налегала на телятину, запивая ее шампанским. — Почему вы совсем ничего не едите?
— Зато мы много пьем. Кстати, попробуйте это вино. К мясу лучшего и не придумаешь, — ответил Брендан, поднимая бутылку, чтобы наполнить бокал Дженни.
— Нет, спасибо, — возразила та. — Я никогда прежде не пробовала шампанское, и мне хотелось бы выпить еще, не мешая его с вином.
— Хорошо, — согласился Брендан, переливая вино из ее бокала в свой. — Не могу допустить, чтобы спиртное пропадало.
— Расскажите, пожалуйста, еще раз, как к вам в палатку ночью забрался хорек, — попросила Дженни Брендана.
— Разве я могу отказать почтенной публике! — рассмеялся он.
История уже подходила к концу, когда на их столик упала огромная тень. Все как по команде подняли головы и увидели Шведа.
— Вы позволите к вам присоединиться и что-нибудь выпить? — смущенно вымолвил он.
— Разумеется! — гостеприимно протянул руку Брендан. — Я считаю, это лучший способ для знакомства. Тем более что наша первая встреча убедила меня в том, что мы могли бы стать друзьями.
Швед присел за столик и с благодарностью принял из рук Брендана бокал шампанского. Он улыбнулся Маре и, поспешно отведя от нее взгляд, полный страсти, обратился к Дженни:
— Простите, мэм, не думаю, что мы встречались. Меня зовут Карл Свенгард, а еще лучше — просто Швед.
Дженни изумленно смотрела на него, пока он вежливо представлялся, а потом расхохоталась от всего сердца.
— У вас плохая память, Швед. Или вы намеренно предпочитаете забыть о том, что устроили настоящее побоище в прихожей моего дома? — В голову ей ударило шампанское, и Дженни веселилась от души.
Швед внимательно присмотрелся и узнал миссис Маркхэм.
— Как же это я не узнал вас! Можно было и догадаться. У кого еще могут быть такие великолепные рыжие волосы, — ответил он со смехом, но взгляд его, скользящий по платью Дженни, оставался серьезным и немного печальным.
Почему он раньше не замечал, как она хороша? Конечно, ослепительной красавицей, как Мару, ее не назовешь, но в изяществе черт, хрупкой фигуре, добрых глазах и полных, великолепно очерченных губах таилось невероятное очарование. У Шведа было ощущение, что на его глазах Золушка превратилась в прекрасную принцессу, и он смущенно вымолвил:
— Вы сыграли со мной жестокую шутку, мэм. Извините, что я не узнал вас сразу.
— Не стоит извиняться, Швед. Напротив, мне было бы грустно думать, что даже такое великолепное платье не в состоянии меня изменить.
— Еще шампанского! — кивнул Брендан проходившему мимо официанту.
Mapa обеспокоенно взглянула на брата. На его щеках пылал румянец, и невозможно было определить, вино или последствия тяжелой болезни разрумянили его лицо. Глаза брата жарко пылали. Тарелка перед ним осталась почти нетронутой, но Брендан не переставал подливать себе вина.
Она тяжело вздохнула, понимая, что все ее слова не произведут никакого впечатления на Брендана. Ей ничего не оставалось делать. Mapa отпила из бокала вино и стала разглядывать публику. Ее взгляд равнодушно скользил по лицам до тех пор, пока не натолкнулся на пару глаз, пристально смотрящих на нее.
— Брендан… — в ужасе вымолвила Mapa, инстинктивно схватившись за руку брата и сжав его запястье с такой силой, что пальцы девушки мертвенно побелели.
Мария Веласкес давно наблюдала за компанией, расположившейся за роскошно сервированным столиком. Двоих она знала. Прошло много лет с тех пор, как они виделись в последний раз, но ошибиться она не могла.
О'Флинны! Ей казалось, что она давно забыла их имена, равно как и лица. Ностальгически печальный взгляд Марии задержался на красивом профиле Брендана. Он по-прежнему неотразим, хотя и сильно похудел. Похоже, прожитые годы сделали его более циничным и умудренным в жизни. Мария посмотрела на его сестру и с неудовольствием отметила, что та невероятно похорошела. Гадкий утенок превратился в прекрасного лебедя! Впрочем, что же тут удивительного! О'Флинны унаследовали привлекательную внешность от своей матери, некогда прослывшей первой красавицей британской сцены. Мария припомнила портрет Мод и пришла к выводу, что Mapa куда более утонченна и изысканна, чем ее мать. Интересно, а в их глазах сама она очень изменилась за эти годы? И вообще, помнят ли О'Флинны о ее существовании?
Брендан разжал пальцы Мары, тревожно глянул ей в лицо и проследил за ее взглядом, устремленным вдаль. Сердце больно екнуло у него в груди, когда он понял, чем вызвано такое смятение сестры.
— Господи! Да это же Молли, — прошептал он.
— Нет, это не может быть она. Брендан, это не она. Скажи, что это неправда, — повторяла девушка, словно заклинание, с мольбой и ужасом.
Однако Брендан вовсе не испытывал страха и продолжал молча разглядывать свою бывшую жену, не упуская ни малейшей детали ее внешности. На какой-то миг у Мары зародилась мысль о том, что Брендан все еще любит Молли. Но ее опасения тут же развеялись, стоило ему заговорить, поскольку в словах его не было иного чувства, кроме сострадания.
— Кто бы мог подумать, что она так располнеет с годами! Да, время сослужило ей плохую службу. Пожалуй, она выглядит старше, чем я, — отводя взгляд от ее полной груди и тугого корсажа, сказал он.
Дженни обратила внимание на насмешливое замечание Брендана и постаралась понять, что привело О'Флиннов в замешательство. Она увидела женщину, на которую искоса поглядывали брат и сестра, но прежде всего узнала ее спутника.
— Швед, взгляните, разве не этого человека вы сбросили с крыльца моего дома? — спросила она.
— Похоже, вы правы, — без любопытства оглядев дальний столик, ответил он. — Сегодня он предпочитает держаться на приличном расстоянии. А женщину зовут Мария Веласкес, Одно время она была довольно популярна в Европе как исполнительница цыганских танцев. Хотя настоящую известность ей принесли любовные романы. Она знаменитая куртизанка. — Вдруг Швед густо покраснел, вспомнив, что сидит за одним столиком с дамами. — Приношу свои извинения, миссис Маркхэм, Mapa. Я забылся.
— Мария Веласкес? — задумчиво повторил Брендан, и тень сомнения промелькнула в его глазах. — Цыганские танцы, гм…
— Вероятно, она сменила имя, — сказала Mapa.
— Вы ее знаете? — поинтересовался Швед.
— Я было подумал, что мы знакомы, но имя у нее другое, — поспешил удовлетворить любопытство Шведа Брендан.
— Это, как тебе известно, может ровным счетом ничего не значить, — аккуратно вставила Mapa.
— Да, пожалуй. — Брендан встряхнулся и добавил уже весело: — Давайте-ка лучше выпьем и не будем портить воспоминаниями о прошлом такой чудесный вечер! Черт меня побери, если я уйду отсюда трезвым!
Он хитро сощурился на Шведа и подлил ему в бокал виски.
— Интересно знать, сколько виски может выпить такой богатырь, как вы? Уж никак не меньше, чем половину запаса всего графства Корк!
— Графство Корк? — улыбнулся Швед, которому нравился дружелюбно-насмешливый тон Брендана. — Поднимайте выше! Я готов осушить всю Ирландию!
— Больше всего на свете люблю честных, открытых людей, которым можно без опаски доверять, как самому себе, — отозвался Брендан, предлагая тост за здоровье Шведа.
Mapa вполуха слушала балагурящего Брендана, понимая, что тот притворяется беспечным, а на самом деле лихорадочно обдумывает возможные последствия появления на их жизненном пути Молли О'Флинн. В том, что это была она, сомнений ни у кого не было. Mapa то и дело взглядывала в ее сторону, с тревогой замечая, что они с Жаком д'Арси о чем-то шепчутся, близко придвинувшись друг к другу. Опасное соседство! Дорого бы Mapa согласилась заплатить за то, чтобы узнать, что они затевают. Надо же случиться такому, что из тысяч мужчин Молли выбрала для конфиденциальной беседы именно Жака, преисполненного ненависти к Маре и жаждавшего мести.
— Похоже, вас чрезвычайно заинтересовали О'Флинны, — заметил Жак небрежно, отметив, что на ее прекрасном лице отразились последовательно удивление, недоверие, отчаяние и, наконец, тревога.
— Значит… это действительно Брендан и Mapa О'Флинн, — задумчиво вымолвила Мария, покусывая ноготь большого пальца. — Что вам о них известно кроме того, что они, по всей видимости, купаются в деньгах?
— Он тратит деньги, не думая о том, что будет завтра, — презрительно поморщился Жак. — Я слышал, что парень нашел самородок стоимостью в сотню тысяч долларов и теперь живет как король в отеле на площади Святого Фрэнсиса. Каждую ночь он спускает по нескольку тысяч в казино. Но его не волнуют проигрыши, которые, кстати сказать, преобладают над выигрышами.
— Значит, Брендан богат, — тихо вымолвила Молли, и ее глаза хищно блеснули.
— Брендан? Вы знакомы с этим джентльменом?
— Вам нравится мое имя — Мария Веласкес? — неожиданно спросила она, свысока глядя на своего спутника.
— Прекрасное имя. — Правда, несколько необычное.
— Именно поэтому я и придумала его себе несколько лет назад, — рассмеялась она. — А вы знаете, что Лола Монте, моя ближайшая подруга, на самом деле родилась в Ирландии и ее настоящее имя Элиза Гилберт? Как вам кажется, не лучше ли мне называться Марией Веласкес, чем Молли О'Флинн? — равнодушно заключила она.
— Простите, как вы сказали? — Жак едва не поперхнулся шампанским.
— Молли О'Флинн, — четко, почти по слогам повторила она. — Я была миссис Брендан О'Флинн в свое время. До тех пор, пока не сбежала от своего мужа.
— Бог мой! — прошептал Жак, потирая ладонью лоб.
— Скажите, а нет ли при этой парочке маленького мальчишки? — спросила она вдруг, словно припомнив нечто важное из своего далекого прошлого.
— Ребенок, которого Mapa растит как своего сына, ваш? — усмехнулся Жак, сопоставив все обстоятельства этой истории.
— Выходит, Маре еще не надоело разыгрывать из себя любящую мамашу, — презрительно скривила губы Мария. — Если этому отродью что-то около семи лет, значит, он мой.
— С трудом представляю вас в роли матери, моя дорогая, — язвительно заметил Жак.
— У меня и в мыслях этого не было до сегодняшнего дня, — отозвалась Мария и добавила после паузы с кровожадной улыбкой: — Впрочем, тут есть над чем подумать. Брендан всегда души во мне не чаял.
— Что вы задумали, дорогая? — с подозрением спросил Жак.
— Что, если по городу распространится слух о том, что Брендан и его сестра выкрали моего сына, обманули меня и бросили без средств к существованию? Ведь по закону я все еще жена Брендана, а значит, вправе разделить с ним его богатство. И общественное мнение будет на моей стороне, — самодовольно заявила Молли. — Но к этому я намерена прибегнуть в самом крайнем случае, если Брендан категорически откажется принять меня обратно. Скорее всего этого не случится. Ведь сейчас я куда красивее, чем в те годы, когда он любил меня без памяти.
Жак окинул ее придирчивым взглядом профессионала и признал, что она действительно хороша. Однако в Молли не было той утонченности, которая влекла Жака к Маре, да и выглядела она гораздо старше. Вокруг глаз у Молли наметилась сетка морщинок — результат беспорядочного образа жизни и воздействия алкоголя, а толстый слой румян и пудры не мог скрыть ее возраста. Наблюдая за тем, как Молли отправляла в рот ложечку сладкого десерта, Жак подумал о том, что она склонна к полноте и через несколько лет превратится из пышнотелой красавицы в заплывшую жиром, бесформенную глыбу. Но пока ей незачем беспокоиться из-за своей фигуры. Всем своим видом Молли давала понять, что мужчина, решивший потратить на нее деньги, внакладе не останется.
— Интересно, узнали они меня или нет? — задумчиво сказала Молли. — Я полчаса смотрела прямо Маре в глаза, а она и бровью не повела, словно я для нее пустое место. Либо я действительно изменилась до неузнаваемости, либо она стала по-настоящему хорошей актрисой.
— Mapa О'Флинн — крепкий орешек, — заметил Жак, оглядываясь, но тут он заметил светловолосого гиганта, с которым имел столкновение, накануне, и поспешно отвел взгляд, — Пожалуй, нам имеет смысл как следует обдумать это интересное дельце. Не стоит ничего предпринимать по крайней мере до завтра. Будет обидно, если из-за какой-то непродуманной мелочи наш план сорвется, моя дорогая.
— Наш? — удивленно воззрилась на своего кавалера Молли. — Вот уж не думала, что вы тоже когда-то были замужем за Бренданом!
Жак пропустил мимо ушей саркастическое замечание и погладил под столом ее колено.
— Моя дорогая, вам ведь понадобится человек, которому можно довериться и который позаботится о том, чтобы О'Флинны не обманули вас в очередной раз, не так ли? У меня большие связи в Сан-Франциско, я могу быть вам полезен. Особенно в случае, если О'Флинны не согласятся добровольно расстаться с частью своего состояния, — с улыбкой сказал он.
— Я вижу, что в вашем лице можно найти ценного делового партнера, — ответила Молли, убирая его руку со своего колена.
— Я не сомневался в вашем решении ни на минуту, — с этими словами Жак проводил недружелюбным взглядом О'Флиннов, покидавших ресторан. Когда Mapa будто ненароком посмотрела на него, Жак не удержался от кивка, но ни один мускул на ее лице не дрогнул. Mapa прошла мимо, не замечая его и гордо неся свою красивую голову.
— Брендан, я до сих пор не могу поверить в то, что это была Молли! — говорила Mapa своему брату на следующее утро во время завтрака в его гостиничном номере.
— Я и представить себе не мог, что наши с Молли жизненные пути когда-либо пересекутся, — признался Брендан, потягивая кофе. Он был бледен и измучен после бессонной ночи и не мог смотреть на еду.
— Но самое неприятное заключается в том, что она знакома с Жаком, — нахмурилась Mapa.
— Да, с тем типом, которого наш великан спустил с лестницы пансиона Дженни, — кивнул Брендан.
— Жак — отпетый головорез. Он никогда не забудет и не простит того, кто нанес ему оскорбление.
— Радость моя, как же тебя угораздило связаться с таким бандитом? — поинтересовался Брендан.
— Должна же я была как-то зарабатывать на хлеб, пока ты искал свое золото! Он владеет казино, а я одно время работала у него крупье. Но потом у нас возникли некоторые разногласия, и я уволилась незадолго до твоего возвращения.
— Говоришь, разногласия? Наверное, та же старая песня. Ты решила с ним поиграть, а когда он понял, что его водят за нос, разозлился, не так ли?
— По-твоему, я круглая дура? Да разве кому-нибудь может прийти в голову заигрывать с таким, как он! Клянусь, у меня и в мыслях этого не было. Я всегда держалась от него в стороне, но когда д'Арси стал слишком навязчив, мне пришлось уйти.
— Как бы то ни было, у него есть основания таить на тебя зло. А значит, приходится отнести его в число наших врагов.
— Брендан, — Mapa решилась поделиться с братом замыслом, который не так давно у нее возник, — а что, если нам вложить часть денег в какое-нибудь дело? Мы, например, могли бы открыть пансион. Или построить свой собственный отель. Что ты об этом думаешь? — завершила она не совсем уверенно, видя, что на лице у Брендана отразилось живейшее удивление.
— Я никогда не перестану восхищаться твоим остроумием, моя радость. Я не ошибаюсь, ведь ты хотела пошутить? Неужели ты и вправду можешь представить себе Брендана О'Флинна в роли хозяина отеля? Да сама мысль об этом невероятна! Подумать только! Брендан О'Флинн в белой рубашке с-галстуком и в переднике развешивает говядину! А может быть, лучше открыть прачечную? Китайцы составляют серьезную конкуренцию, но если я отращу косичку на затылке, мы можем с ними посоперничать. Нет, моя радость, — добавил он уже серьезно, — я подумываю о том, чтобы отправить свою семью обратно в Лондон. Американцы с их классовой неразберихой дурно на тебя влияют. Дорогая моя, да я прямо вижу газетный заголовок: «Mapa О'Флинн, в прошлом известная актриса, оставляет сцену, чтобы открыть шляпный магазинчик, выйти замуж за зеленщика и заняться воспитанием целого выводка маленьких морковок». Не очень-то весело звучит, а? Отвратительно, черт побери!
Mapa молча изучала ногти на своих руках, будучи не в силах признаться себе в том, что слова брата затронули ее сердце.
— Радость моя, поверь мне, ведь никто не знает тебя лучше, чем я, — продолжал Брендан, догадавшись, какое воздействие оказывают его слова на сестру. — Да ты через полгода сойдешь с ума от такой жизни. Тебе просто необходимо блистательное общество, дорогие рестораны, элегантные… — Внезапный стук в дверь прервал его.
— Ты кого-нибудь ждешь? — спросила Mapa.
— Нет. Не помню, чтобы я кого-то приглашал. Впрочем, мои знакомые дамы зачастую не дожидаются приглашения и приходят когда им вздумается, — ответил Брендан и нехотя поплелся к двери.
Mapa лениво листала журнал, оказавшийся на столике, когда из прихожей донеслись голоса и в комнату пятясь вошел Брендан, за которым твердым шагом следовала нежданная гостья.
Увидев Молли, Mapa вынуждена была признать, что та сильно изменилась с тех пор, как сбежала среди ночи. Маре было невдомек, как она могла когда-то восхищаться этой вульгарной особой, по-детски завидовать ей, стараться походить на нее. На Молли было ярко-красное платье из тафты с неприлично глубоким для дневного наряда вырезом и отороченной черными кружевами юбкой. Меховая накидка и муфта довершали ее наряд. На руке у нее болталась сумочка на длинной позолоченной цепочке.
— Посмотри, кто к нам пришел, моя радость, — с холодным равнодушием обратился Брендан к Маре. — Давно потерянная и почти позабытая Молли.
— Ты по-прежнему остроумен и находчив, моя любовь, — язвительно парировала та, но, вспомнив о цели своего визита, радушно заулыбалась. — Mapa, как ты выросла и похорошела! Я всегда говорила, что ты со временем станешь настоящей красавицей, — с плохо скрытой завистью добавила она.
Естественная грация и элегантность, которые так украшали Мару, были ей самой недоступны.
— Зачем ты пришла, Молли? — резко перебил Брендан, явно нарушая все правила приличия и не приглашая гостью к накрытому столу. В его движениях и словах проявлялось нетерпение и непреодолимое желание поскорее выставить жену за дверь. — Ну?
Молли, пребывая в заблуждении относительно тех чувств, которые он к ней испытывает, лукаво сощурилась и капризно надула губки.
— И это все, что ты можешь сказать мне после стольких лет разлуки, любимый? А я ужасно без тебя скучала. Ты должен мне верить, Брендан. — Она внезапно бросилась на колени перед ним и обняла его за ноги. Ее умоляющий взгляд был полон притворного раскаяния.
Mapa наблюдала за этой сценой в немом оцепенении. Если бы не тревожное предчувствие, охватившее Мару при повторном появлении Молли, она посмеялась бы от чистого сердца над этой бездарно и безвкусно разыгранной комедией. Молли никогда не отличалась особенным артистическим талантом, но теперь ее наигранные интонации и неестественные жесты напоминали представление в дешевом провинциальном балагане.
— Я была тогда так молода и неопытна в жизни. Только потом я поняла, что допустила огромную ошибку, оставив любимого мужа и ребенка. Мой бедный малыш! Ему было суждено расти без материнской ласки и заботы. Господи, Брендан, какой я была дурой! — вымолвила Молли дрожащим голосом, и на ресницах у нее блеснула одинокая слезинка. Она тут же открыла сумочку и промокнула сухие глаза платочком. — Я вернулась, но вы уже уехали из Лондона, и я не знала, где вас искать. У меня не было ни гроша, чтобы колесить следом за вами по Европе. — Молли покаянно опустила голову и нервно теребила платочек, ожидая ответа Брендана. Но тот молчал. По мнению Молли, пауза несколько затянулась, и она сочла необходимым добавить кое-что к своей партии. Из-под ее шляпки раздалось жалобное всхлипывание. — Брендан, стоило мне увидеть в ресторане твое потрясающе красивое лицо, и я поняла, что все эти годы только и мечтала о тебе. Я знаю, что наша любовь не могла умереть, она по-прежнему жива в моем, а значит, и в твоем сердце. Мне было так одиноко и плохо без тебя, любимый. Я благодарю судьбу за то, что мы снова встретились с тобой! — патетически воскликнула Молли и рискнула взглянуть на Брендана.
Кружевной платочек выпал из рук Молли, когда она увидела выражение презрительного удивления на его окаменевшем лице. Горделиво приподняв подбородок, Молли обвела взглядом застывших в молчании О'Флиннов. Никогда прежде ей не приходилось сносить такого унижения. Молли видела, что брат и сестра даже не пытаются скрыть отвращения. Ее присутствие здесь вежливо терпели, как сносят вторжение горничной в кабинет господа, занятые важной приватной беседой.
— Попробуй еще раз, Молли, дорогая, — безжалостно отозвался Брендан, закуривая сигару и грубо выпуская сизый дым ей в лицо.
У Мары отлегло от сердца. В какой-то момент ей показалось, что Брендан поддастся на лживые заверения Молли и примет ее обратно. Но он, похоже, навсегда излечился от любви к этой женщине. Молли смотрела на мужа с на удивление искренним сожалением и грустью. Ведь он не только остался таким же красивым, каким был раньше, но еще и сказочно разбогател.
— Не забывай, что я все еще твоя жена, Брендан, — вызывающе заявила Молли, поднимаясь с колен. — Тебя призовут к ответу, когда все узнают, что ты выкрал моего ребенка, а меня бросил без цента за душой и к тому же смертельно больную.
Из груди Мары вырвался вздох возмущения, когда она услышала эту беспардонную клевету. Это привлекло внимание Молли, и она угрожающе сощурилась, злясь на саму себя за то, что завидует молодости и привлекательности Мары.
— Я потребую возвращения своего ребенка. Он должен быть с матерью. Тебе ведь это не понравится, дорогая? Ты уже привыкла относиться к нему как к собственному сыну. Так вот, пришла пора отказаться от этой привычки.
Брендан медленно подошел к Молли вплотную. Mapa с изумлением увидела, что его руки дрожат, а в глазах появился кровожадный блеск.
— Не стоит нас запугивать, Молли, — сказал он глухим от ярости голосом. — Ты давно бросила нас с Пэдди и с тех пор перестала для меня существовать. Так что продолжай изображать Марию Веласкес! Мне все равно, потому что Молли О'Флинн больше нет, она умерла. Не думаю, что у кого-нибудь поднимется рука отобрать у меня сына и отдать его на воспитание куртизанке. Каждому ясно, что ты не можешь быть достойной матерью для ребенка. Так что отступись от своей бредовой идеи, Молли.
— Брендан, пожалуйста, умоляю тебя, прости меня, позволь мне снова быть с тобой. — Молли решилась на последнюю отчаянную попытку вернуть мужа и вцепилась ему в руки.
Брендан стряхнул ее с себя, как прилипшую соринку, и отступил назад.
— Не унижайся, Молли. Ты же знаешь, я всегда терпеть не мог назойливых попрошаек, которые не дают прохода, пока не кинешь им медный грош.
— Черт бы тебя побрал, Брендан О'Флинн! — воскликнула Молли, оставляя позу смиренно кающейся грешницы. — Ты все такой же заносчивый ублюдок, который строит из себя джентльмена! А на самом деле мы с тобой оба родились в одной сточной канаве, не забывай. Я рада напомнить тебе об этом. Не воображай, что все только и думают о том, как бы услужить такому богатому, знатному господину, каким ты себя считаешь. Найдутся и такие, кто с удовольствием захлопнет свою дверь перед самым твоим носом. И таких будет большинство! — Она направилась к выходу, но на пороге задержалась. — И подумай как следует о моем предложении. Потом тебе это будет стоить гораздо больше, чем теперь. По-моему, лучше договориться мирно. Но решать тебе.
— Ты всегда была великолепна только в одной роли, Молли, — ответил Брендан. — Я имею в виду роль грязной потаскухи, приходящей к раскаянию в конце последнего акта.
Отвратительная гримаса исказила черты Молли. Она круто развернулась и, шурша юбками, вышла из комнаты. Дверь громко захлопнулась. Брендан молча смотрел на сестру. Та потерла похолодевшие от испуга и нервного напряжения руки и с облегчением подумала о том, что визит Молли завершен. Вспомнив ярко накрашенные губы, броский наряд и развязные манеры Молли, Mapa пришла к выводу, что та прочно стоит на пути порока. В воздухе до сих пор сохранился густой, тяжелый запах ее духов. Mapa поспешила открыть окно и впустить в комнату свежий ветерок, чтобы уничтожить последние следы пребывания здесь Молли. Когда она обернулась, то увидела, что Брендан устало развалился в кресле, вытянув ноги и запрокинув голову.
— С тобой все в порядке? — обеспокоенно поинтересовалась девушка, подмечая болезненный румянец у него на щеках.
— Пожалуй, встреча с Молли после стольких лет разлуки оказала на меня более серьезное воздействие, чем я предполагал, — вздохнул он. — Я чувствую себя разбитым. Ты не против, если я ненадолго прилягу? Наверное, я становлюсь старым и уже плохо переношу такие встряски после бессонной ночи, — вяло пошутил он и направился к двери спальни, но по пути задержался и заявил со своей обычной лукавой улыбкой: — Знаешь, есть одна вещь, которая меня радует.
— Какая?
— Я выставил Молли вон. И не только из этой комнаты, но и из своего сердца. Она тяготила меня все эти годы. Я семь лет ждал случая сказать этой шлюхе то, что сказал сегодня. У меня теперь словно камень с души свалился. Черт побери, это было здорово!
— Знаешь, я горжусь тобой, Брендан, — тихо сказала Mapa, и в глазах ее засветилась ласковая нежность.
— Ты удивляешь меня, моя радость, — задумчиво покачал головой Брендан. — Еще полгода назад в подобной ситуации, ты ограничилась бы каким-нибудь саркастическим замечанием на мой счет. Ты очень изменилась, Mapa, и я ума не приложу отчего. Однако в одном Молли права. Ты действительно превратилась в красивую молодую женщину. Послушай, а может быть, в этом все дело? Просто ты выросла и стала женщиной?
— Да, стала, — с сожалением призналась Mapa. — Мне стали понятны женские страхи и сердечные муки. Во мне оказалось слишком много человеческого, Брендан. Я прихожу в ужас, когда думаю об этом.
Брендан понимающе улыбнулся в ответ и ушел в спальню, прикрыв за собой дверь.
Mapa некоторое время смотрела ему вслед, размышляя над тем, стоит ли послать за доктором. Брендан, конечно же, будет против, но домашние снадобья, изготовленные для него Джэми, по всей видимости, не приносят облегчения. Она собралась и вышла из комнаты, вспоминая визит Молли и думая о том, какие последствия он может иметь. Она спустилась по лестнице и пошла через холл, не обращая внимания на пристальные взгляды мужчин, слоняющихся здесь без дела, которыми те провожали ее одинокую фигуру. В тот момент, когда она оказалась у двери, чья-то неведомо откуда возникшая рука широко распахнула ее перед Марой.
Mapa подняла глаза, чтобы поблагодарить галантного джентльмена, но улыбка застыла у нее на губах, когда девушка узнала Николя Шанталя. Mapa ни секунды не противилась тому, что он взял ее под локоть и вывел на улицу. Они долго шли по тротуару, пока Николя не свернул в какую-то подворотню. Запах гнилых овощей ударил Маре в нос, так что ее затошнило.
— Прекрасно! — усмехнулась она.
— Прошу прощения, мадемуазель, но я хотел бы поговорить с вами без свидетелей, — небрежно ответил Николя, словно извинялся за то, что нечаянно пролил пунш ей на юбку, а не затащил силком в зловонную, кишащую крысами дыру.
Mapa вздрогнула, услышав возню, писк и шебаршение в куче мусора, сваленного у стены. Крысы стали в последнее время настоящим бедствием в городе, население которого мало заботилось о чистоте улиц. Mapa взглянула в смеющиеся глаза своего спутника и подавила крик ужаса, который готов был вырваться у нее из груди, когда толстая серая крыса метнулась у нее из-под ног в. канаву. Николя доставит удовольствие видеть ее страх, но этого он не дождется!
— Ты не кричишь, моя радость? — ласково спросил Николя, и Mapa ощутила тепло его дыхания на своей щеке.
— Из-за крыс или из-за тебя? — выпалила Mapa. Николя против воли расхохотался.
— Нет, Mapa, ты никогда мне не прискучишь. Ты можешь меня злить, раздражать, оскорблять, приводить в ярость, но наскучить ты не можешь.
— Что тебе нужно, Николя? — гордо приподняв подбородок, сказала Mapa.
— Приятно видеть, что тебе надоело лгать и выкручиваться и ты предпочитаешь говорить без обиняков. Я хочу, чтобы ты оставила Шведа в покое.
— Ты защищаешь своего друга от меня? — удивленно поинтересовалась Mapa. — А он знает, что ты таким оригинальным способом вмешиваешься в его личные дела? Не думаю, что Швед одобрит твою посредническую инициативу. Он взрослый человек и в состоянии сам о себе позаботиться. Ему не нужна дуэнья! — Mapa решила не разуверять Николя относительно своих отношений со Шведом и не признаваться в том, что они просто друзья.
— Прислушайся к моему пока что дружескому совету, Mapa О'Флинн, — поджав губы, продолжал Николя. — Не вздумай сыграть со Шведом одну из своих злых шуток. Помни, я все о тебе знаю, и если что-нибудь случится, тебе не удастся незаметно бежать в Париж или куда-либо еще. Я повсюду последую за тобой.
— Как же нам нравится запугивать людей! — презрительно усмехнулась Mapa, глядя в его пылающее гневом лицо. — Как только у тебя хватает времени на самого себя? Ты лицемер и лжец, Николя!
— Поосторожнее со словами, моя радость. — Он стиснул зубы и, сжав кулаки, подступил к ней вплотную. Он вдруг вспомнил ощущение ее нежной руки на своей щеке.
— Я не согласилась бы прикоснуться к тебе за все золото Калифорнии, Николя. Ты солгал мне. Ты заставил меня поверить, что твой племянник погиб, и обвинил меня в убийстве. Подобная низость не имеет названия!
Николя охватило минутное замешательство, но он быстро овладел собой.
— Тебе полезно было хотя бы раз в жизни испытать что-то похожее на раскаяние. Может быть, это научит тебя уважать чувства других людей. Впрочем, что касается тебя, в чудеса я не верю, — надменно заявил он.
Mapa молча развернулась и пошла прочь. Ее плечи поникли и еле заметно дрожали. Нет, ей не суждено изменить его мнение о себе! Что бы она ни делала, Николя не перестанет презирать и ненавидеть ее. У нее нет ни малейшего шанса завоевать его любовь. Mapa торопливо шагала по шумной улице, и вскоре ее фигура в плотно запахнутой накидке затерялась в толпе.
Следующие несколько дней пронеслись в трудах и заботах. Молли больше не объявлялась. Но Мару не отпускало беспокойство, она не верила, что бывшая жена брата оставит их в покое. Наверняка Молли просто выжидает удобного момента для нападения. Так что им с Бренданом следовало заранее подготовиться к тому, что может разразиться скандал, поскольку именно такая опасность со стороны Молли была наиболее реальной.
Брендан, казалось, забыл о бывшей жене и продолжал проводить время в казино и ресторанах. Mapa предполагала, что он нарочно старается быть на виду, чтобы продемонстрировать Молли, что нисколько ее не боится. Mapa привыкла к роскошествам, которым предавался Брендан, и смирилась с его транжирством, поскольку поверила в его рассказы о том, что в горах еще достаточно золота. Оно лежит там и терпеливо ждет, пока какой-нибудь предприимчивый парень вроде него самого не положит его себе в карман.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100