Читать онлайн Парус любви, автора - Макбейн Лори, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Парус любви - Макбейн Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.68 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Парус любви - Макбейн Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Парус любви - Макбейн Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макбейн Лори

Парус любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Ну, судьба, еще раз улыбнись мне.
Доброй ночи. К удаче поверни мне колесо.
Шекспир «Король Лир». Действие I, сцена 2. Перевод Б. Пастернака.
С правого борта, за сине-зелеными волнами рассветного моря, замаячили покрытые сахарным тростником горы Антигуа. Впервые за долгое время «Морской дракон» приближался к земле. Под сверкающими парусами он проскользнул в гавань Сент-Джонса. Когда «Морской дракон» вошел в мелкие воды, вахтенный стал выкрикивать результаты измерения лотом. На приветствие, адресованное форту Джеймса – форт этот, как часовой, стоял на зеленом мысу, где пасся скот, – был получен должный ответ, и корабль встал на якорь. Местный лоцман, который сопровождал «Морского дракона», чтобы он не сел на рифы, уже возвратился на берег, и к новоприбывшему судну подплывали местные лодки.
По холмам вокруг гавани были разбросаны окаймленные пальмами поля, между которыми пролегли затененные тамариндами и кедрами долины; тут же, на склонах, стояли и большие каменные дома плантаторов. Жаркое вест-индское солнце ярко озаряло земельные угодья, которым завидовали даже богатые английские землевладельцы в метрополии. Круглые каменные сахарные заводы среди тростниковых плантаций были еще одним наглядным свидетельством процветания архипелага Антильских островов.
Над изумрудными холмами Антигуа плыли гряды пушистых белых облаков. В раскачивающихся листьях пальм, что росли вдоль песчаных берегов, шелестел ветер. Со шканцев «Морского дракона» извилистые берега выглядели как упавшие с неба сверкающие полумесяцы.
По приказу капитана Ри Клэр сидела в каюте, пока лоцман не покинул корабль. Только после этого она вышла на палубу. Тропическое великолепие бирюзового залива, окруженного аквамариновыми холмами с распахнувшимися над ними лазоревыми небесами, не могло не вызвать ее восхищения. Никогда в жизни не видела она таких ярких и разнообразных красок. Ри даже казалось, что перед пей нечто сказочно нереальное.
– Ничего не скажешь, зрелище просто удивительное, – заметил Сеймус Фицсиммонс. – Затмевает красотой даже зеленые холмы моей родины, хотя я и не осмелился бы признать это в присутствии другого ирландца, – произнес он с широкой улыбкой, посматривая поблескивающими черными глазами на Ри. Однако ее обычно искренняя, теплая улыбка на этот раз выглядела принужденной, и под прекрасными глазами лежали бледно-лиловые тени, по-видимому, свидетельствовавшие, что она провела беспокойную ночь.
– Сегодня на вас просто приятно посмотреть, – сказал Мак-Доиалд, поднявшись по трапу на полуют. Его отеческий взгляд скользнул с кожаной юбки на обнаженные руки, на стройные пожки, и густые, песчаного цвета брови мрачно нахмурились. – Придется мне, не откладывая, поговорить с мистером Кёрби, – пробурчал он, уловив блеск в глазах ирландца, который смотрел на безупречный профиль Ри и еще пониже, куда приличия не разрешают заглядывать истинным джентльменам.
– Матросы просто заглядятся, верно, Алек? – заметил Сеймус Фицсиммонс.
– Да, Сеймус, этого-то я и побаиваюсь, – лаконично ответил шотландец. Услышав чьи-то шаги на трапе, он вздернул кустистые брови и, повернувшись, увидел ухмыляющегося всем своим щербатым ртом Лонгакра. По пятам за ним следовал Конни Бренди. – Мои опасения, кажется, сбываются, – он, выпуская колышущееся облачко дыма.
– Я же вам говорил, мистер Лонгакр, – донесся до них голос юнги.
– Да, верно, парень, – хихикнул шлюпочный, искоса поглядывая на Ри. – Гляжу и радуюсь, будто высаженный на необитаемый остров моряк при виде появившегося на горизонте паруса, – сказал он, потирая щетинистый подбородок и едва не выплясывая джигу.
Стараясь подавить свои мучительные мысли, Ри принудила себя улыбнуться старому пирату.
– Надеюсь, Конни передал мою благодарность вам и всей команде, мистер Лонгакр, – сказала Ри, глядя ему прямо в глаза.
– Передал, передал, миледи, – отозвался Лонгакр, довольный тем, что на него, человека уже пожилого, обратила внимание молодая леди.
– Я и в самом деле очень вам благодарна, – повторила она, испытывая теплое чувство к человеку, смотревшему на нее с таким искренним удовольствием и улыбкой.
– Я сделал это по своей доброй воле, как и весь экипаж, – сказал Лонгакр и тут же прибавил с дьявольской ухмылкой: – Конечно, я зарыл бы их живьем в землю, не сделай они этого.
Слушая его, Ри подумала, что ему, может быть, случалось и в самом деле подвергать людей такой жестокой казни.
– Парни, вы видели, кто бросил якорь недалеко от нас? – спросил Сеймус Фицсиммонс, кидая многозначительный взгляд на судно под пестрым флагом.
– Видел, – равнодушно уронил Мак-Доналд, но Лонгакр отнюдь не склонен был держать язык за зубами.
– В последнее время этот стервятник изрядно намозолил нам глаза, – сказал он, сплевывая коричневую табачную жижу за поручень.
– Наверное, дела у него тут какие-то, – заметил Мак-Доналд, не слишком встревоженный появлением пестрого флага.
– Да уж, Берти Мак-Кей – человек деловой, – с кислым видом сказал Фицсиммонс, вспомнив, что видел эти паруса у мыса Сан-Антонио.
– Берти Мак-Кей? – Ри почудилось в этом имени что-то знакомое. – Я, кажется, слышала его имя.
– Да. Он, можно сказать, занимается тем же делом, что и мы, – с усмешкой произнес Сеймус и подмигнул Лонгакру, не отводящему злобных глаз от стоящего неподалеку судна.
– Значит, он знакомый капитана Лейтона? – спросила Ри, в глубине души надеясь, что капитан прикажет спустить шлюпку и навестить друга. И тогда она в его отсутствие...
– Вот уж никак не скажешь, что они большие друзья. Навряд ли станут пить чай вместе. Слишком часто их дороги пересекались, миледи, – загоготал Лонгакр, согнувшись от хохота, настолько смешной показалась ему мысль, что капитан сядет пить чай с Берти Мак-Кеем.
– Я бы сказал так, – с легкой усмешкой заметил Сеймус Фицсиммонс. – Имея такого друга, как Берти Мак-Кей, во врагах уже необходимости не будет...
Слушая их язвительные отзывы, Ри постепенно вспомнила, где она слышала имя Берти Мак-Кея. Она с ужасом поняла, как должен был беситься такой подозрительный человек, как Лейтон, предполагая, что она сообщница его соперника, тоже контрабандиста.
– Среди врагов Берти Мак-Кея живых уже. немного, – сказал Лонгакр и, невзирая на явное отвращение, с которым наблюдал за ним помощник капитана, снова сплюнул табачную жижу.
– Наш капитан, верно, уже давно с ним враждует, – гордо произнес Конни. – Был случай, в проливе, когда мы здорово его одурачили.
– Я вам не говорил об этом, миледи? – вставил Лонгакр, откашливаясь, прежде чем начать рассказ. – Старина Берти Мак-Кей думал провести нас, бывалых ребят с «Морского дракона», но сам остался с носом. Он заслал к нам на борт своего шпиона. Хотел разведать все наши тайники, а затем напустить на нас королевский флот, – с хмурым видом рассказывал старый пират, пылая негодованием при одном воспоминании о такой низости. – Но мы хорошо проучили и его, и его шпиона, правда, Конни?
– Да, капитан быстро расправился с этим гадом, – с удовольствием вспомнил Конни.
– Каким же образом? – нерешительно спросила Ри, ибо выражение глаз Лонгакра не оставляло сомнения, что он вспоминает свое пиратское прошлое.
– Мы схватили шпиона и посадили его в лодку с зажженным сигнальным фонарем, чтобы Берти Мак-Кей не заблудился. – Поперхнувшись табаком, шлюпочный вдруг посинел, и Мак-Доналду пришлось сильно хлопнуть его по спине.
– Что стало с этим человеком? – робко спросила Ри. Теперь она наконец поняла, как разумен был совет капитана не упоминать о тех обстоятельствах, при которых она появилась на борту «Морского дракона». Ведь если даже он подозревал, что она может быть в сговоре с Берти Мак-Кеем, то что подумали бы эти люди?
– Можо быть, он все еще болтается в проливе? – с надеждой в голосе хрипло предположил Лонгакр.
– Тогда кого же я видел в Сан-Эустахио – привидение? – вспомнил помощник капитана. На лице старого пирата появилось почти комическое выражение разочарования.
– Бьюсь об заклад, он пожалел, что не остался в ялике, когда Берти Мак-Кей взял его на борт. – вмешался Конни, представив себе встречу Мак-Кея с его неудачливым соглядатаем.
Ри принялась осматриватъ гавань, где стояло множество судов под разными флагами. Сперва она заметила «Юнион Джек», затем, на нескольких судах красно-сине-белые и другие флаги. Английские суда, с растущей надеждой подумала она, среди них и один корабль королевского флота. Здесь она наверняка сможет найти кого-нибудь, кто ей поможет, только бы удалось сойти на берег.
– Небось не терпится попасть на берег? – заметил Лонгакр, с ухмылкой глядя на членов экипажа, которые, перевесившись через фальшборт, смотрели на город Сент-Джонс, уютно разместившийся в заливе. Узкие переулки, ряды лавок и таверн, открывавшихся на широкую гавань, были расположены так, чтобы их продували прохладные ветры. Часть города, однако, недавно пострадала от пожара, о чем свидетельствовали несколько обгорелых зданий.
– Да и ты тоже небось не прочь отправиться в город, – поддел его Сеймус Фицсиммонс.
– Да, не прочь, только сами не сшибите меня второпях, сбегая по сходням, – парировал Лонгакр, который никому не давал спуску, тем более сладкоречивому ирландцу.
– Ждать осталось недолго, ребята, – вставил Мак-Доналд. – Капитан сейчас отправится в таможню, чтобы уладить все формальности. У вас есть время принарядиться, мистер Фицсиммонс, – бросил он как бы мимоходом, его губы под густыми усами подрагивали.
Впервые в своей жизни Сеймус Фицсиммонс проявлял непонятное беспокойство. Ри с любопытством поглядела на него своими фиалковыми глазами, и он понял, что она думает о лентах, которые он ей подарил, и о том, как он с пустыми руками явится к даме своего сердца.
Ри вздохнула, не зная, что ей предпринять. Поскольку Лейтон ни с кем не поделился своими подозрениями отпосительно ее и весь экипаж сочувствует ей в ее несчастьях, может быть, она сможет в отсутствие капитана упросить кого-нибудь отвезти ее на берег?
Размышления Ри были прерваны веселым криком матросов, собравшихся на шкафуте. Они махали руками и свистели, полаивая лодчонки с берега.
Ощутив знакомое прикосновение меха к ногам, Ри нагнулась и не глядя подобрала Ямайку. Держа кота на руках, она перегнулась через поручень и посмотрела вниз.
Лодчонки уже подплывали к борту «Морского дракона». Они были нагружены фруктами, овощами, рыбой, раковинами и даже пестрыми букетами. Несколько чернокожих лодочников упирались веслами в обшивку корабля, чтобы случайной волной их не ударило о нее.
– Леди! Леди! Купите красивые цветы. Для такой красивой леди у нас есть красивые цветы, – прокричала женщина, сидевшая на носу одной из лодчонок, увидев свешивающуюся вниз золотистую головку Ри.
Вокруг женщины лежали охапки дивных экзотических цветов: лавандовая бугенвиллся, розовые жасмины, алый гибискус, а в руках она держала еще более прекрасные и благоуханные цветы. До Ри даже доносился густой аромат всех этих цветов.
– Жасмины, – печально проронила Ри, заметив нежные кремовые цветы, запах которых особенно любила. На ее туалетном столике в Камарсе всегда стоял хрустальный флакон с жасминовыми духами.
Заметив, с какой глубокой грустью она смотрит на цветы, Сеймус Фицсиммонс бросил монетку женщине в лодке и поймал на лету подкинутый ею букет жасминов.
– Миледи, – сказал Сеймус, эффектным жестом преподнося букет бледной Ри. – Как они ни хороши, эти цветы, вы все равно гораздо красивее, миледи, – тихо произнес он, и на этот раз в его черных глазах не было обычной насмешливости.
Ри погрузила лицо в большой букет и так глубоко вдохнула густой аромат, что ей едва не стало дурно.
– Спасибо, Сеймус, – промолвила она, и ее фиалковые глаза засветились чувством признательности. Глядя на нее, Сеймус Фицсиммонс сознавал, что не может надеяться ни на какое иное, кроме дружеского, чувство с ее стороны. И все же это лучше, чем ничего, подумал он, стоически принимая то, что посылает ему судьба.
Ямайку, однако, отнюдь не привлекал сладкий аромат жасмина, зато мучительно волновал запах свежей рыбы и молока в ведрах.
Почувствовав, как напряжены задние лапы кота, Ри отпустила его. Ямайка хорошо знал, где выбрать место, чтобы привлечь внимание какого-нибудь доброго, щедрого островитянина который мог бы бросить ему рыбину.
Пожав плечами, Сеймус кивнул головой группе матросов внизу, которые со смехом дружески заигрывали с молодыми женщинами в лодках.
– Надо присмотреть за ребятами, – с хитрой усмешкой сказал он Ри, и вслед за Лонгакром поспешил вниз по трапу.
Довольно покуривая свою трубку, Мак-Доналд посматривал на остров, но чувствовалось, что мысли его где-то далеко. Поэтому ничто не мешало разговору Конни и Ри.
– Леди Ри, почему цветы, которые подарил мистер Фицсиммонс, как будто бы наводят на вас грусть? – спросил Конни с недоумением в своих больших голубых глазах; он считал, что люди бывают либо счастливы, либо несчастливы, а леди Ри, казалось, одновременно была и счастлива, и несчастлива, ее настроение как-то необъяснимо менялось. – Ведь минуту назад вы так радовались, нюхая цветы.
– Наверное, они напоминают мне о других временах, – шепнула Ри, подходя к поручням штирборта и устремив взгляд на море, которое держало ее в плену на борту «Морского дракона».
– О временах, когда вы жили в Камарее? – спросил Конни, чувствуя, что Ри тоскует по своей семье. А он тоже расстраивался, когда видел ее несчастной.
– Да, я очень скучаю по своим, Конни. Хочу вернуться домой! – воскликнула она, вся дрожа, готовая разрыдаться. Думая о том, что могло случиться прошлой ночью, она удивлялась, как плохо еще знает саму себя. Чтобы стать прежней Ри Клэр, она должна возвратиться домой.
– Леди, не хотите ли еще цветов, чтобы вплести их в волосы? Посмотрите, какой богатый выбор. Красивые цветы для красивой леди. А может быть, желаете сладких апельсинов? Или вкусных бананов? – донесся голос из лодки – множество их плавало вокруг «Морского дракона».
Как хорошо было бы добраться на такой лодке до берега, подумала Ри. А ведь это так просто, вдруг осознала она, совершенно просто. Повернувшись, Ри посмотрела на Мак-Доналда, который.был так погружен в свои мысли, что не видел ничего вокруг. Весь остальной экипаж у противоположного борта продолжал торговать с лодочниками и флиртовать с молодыми женщинами. Сходни же были у этого борта.
Ри помахала чернокожему лодочнику, чтобы он подъехал к сходням. Затем повернулась к озадаченному Конни Брейди, заглянула в его большие простодушные глаза. У нее было такое чувство, будто она прощается со своим братом Робином.
– Конни, я сяду в эту лодку и поплыву на берег. Я не могу больше ждать, Конни. Подумай сам, скоро ли мне представится такой шанс? Если ты мой добрый друг, то не выдашь меня. Пожалуйста, скажи, Конни, могу я тебе доверять? – умоляющим тоном произнесла Ри.
– Но капитан сам отвезет вас на берег, миледи, – возразил Конни.
– Нет, Конни. Поверь мне, так будет гораздо лучше. Это только избавит капитана от лишних хлопот. Попрощайся за меня со всеми. Вот только, Конни, – Ри смущенно заколебалась, прежде чем продолжить, – у меня нет денег. Тм не можешь одолжить мне немножко? Чтобы я могла расплатиться с лодочником...
Конни кивнул, сунул руку в карман и вытащил пару монет:
– Вот, возьмите.
– Спасибо тебе, Конни. Я никогда тебя не забуду. Ты ведь приедешь ко мне в Камарей, Конни? – спросила девушка, крепко обнимая юнгу и ласково целуя его в покрасневшую щеку.
Конни Бренди даже прослезился, растроганный, и пока он вытирал глаза, Ри уже исчезла. Он всегда боялся ее исчезновения, и вот она исчезла.. Конни, как пригвожденный, стоял на месте. Что ему делать? Пожалуй, лучше никому не говорить, особенно капитану. Он кинул взгляд на мистера Мак-Доналда, но тот стоял, глядя вдаль на порт. И все же, вздохнул он, Ри не должна была уезжать, ни с кем не попрощавшись. Да и в Сент-Джоксе не стоит ей появляться одной, без спутников. «Куда она может там пойти?» – обеспокоенно подумал он, хорошо зная, что порговые города не слишком подходящее место для приличных девушек, тем более настоящих леди.
Закусив дрожащую губу, Конни посмотрел вниз на лодочника, который отплывал от «Морского дракона». Получив свои деньги от сидевшей на корме девушки, он довольно ухмылялся.
– Так что же вы собираетесь делать с леди Ри Клэр, капитан? – Аластер Марлоу смотрел прямо в упор на Данте Лейтона, его обычно добродушные глаза на этот раз горели решительным блеском, ибо он вознамерился идти прямо под пушечный огонь.
Капитан раздражающе медленно надел на себя голубовато-серый сюртук и стал оправлять кружева на рукавах.
– Как я намерен поступить с леди Ри Клэр, мистер Марлоу? – повторил Данте. – Я полагал, что вы так сильно заняты разгрузкой и иогрузкои товаров, что у вас просто нет времени интересоваться вопросами, вас не касающимися, – мягко сказал Данте, отворачиваясь от стола, где проверял записи в судовом журнале.
– При обычных обстоятельствах я не стал бы вас спрашивать, – начал Аластер, нервно сглотнув под испытующим взглядом светло-серых глаз. Теперь и он испытывал то же напряжение, что и Ри, когда в нее вонзался стальной взгляд капитана. – Но я считаю своим долгом затронуть эту тему не только потому, что беспокоюсь о вас, капитан, но и потому, что этого требуют элементарные приличия и честь джентльмена, поскольку затронута судьба леди Ри Клэр. Я не думаю, что вы все еще подозреваете ее в сговоре с Берти Мак-Кеем и верите, будто она шлюха с пристани Чарлз-Тауна. Я убежден, что вы принимаете ее именно за ту, за кого она себя выдает, – заключил Аластер, тяжело дыша после своей смелой попытки защитить Ри.
– Ну-ну, – проговорил Данте с улыбкой, которая не сулила ничего хорошего, – да вы, оказывается, ревностный защитник леди Ри Клэр, Аластер. Я всегда подозревал, что вы ошиблись в выборе профессии. Вам следовало бы стать адвокатом. Вы так красноречиво выступаете в защиту. Может быть, действуете по ее наущению?
Аластер поджал губы, ибо ему нечасто доводилось испытывать, как язвителен может быть язык капитана. Но он не намерен был отступать.
– Капитан, – запинаясь, проговорил Аластер, еще не зная, что скажет, но зная, что непременно что-нибудь скажет. – Так поступать – просто не похоже на вас. Насколько я знаю, вы всегда были человеком справедливым и не пользовались преимуществом своего положения. Но почему же, извините, вы обходитесь с леди Ри так жестоко, так...
– Не по-джентльменски, – поблескивая глазами, закончил за него Дайте.
– Да, капитан, – в некотором смущении подтвердил Аластер. – Она очень славная благородная леди, так много выстрадавшая и вряд ли нам стоит усугублять ее горе.
– Нам?
Аластер прочистил горло.
– Предстоящее нам плавание может оказаться весьма и весьма опасным. Вправе ли вы подвергать ее жизнь опасности только потому, что странно очарованы ею? Да, – уже более твердо повторил суперкарго, видя, что капитан слегка поднял свои изогнутые брови, – вы не можете отрицать этого, капитан, потому что нельзя не заметить, как вы на нее смотрите. Она буквально околдовала вас, но ведь в этом нет ее вины. Она не принадлежит к нам, экипажу «Морского дракона». – Тут Аластер выдержал паузу, видимо, набираясь сил, чтобы продолжить. – Мы не те люди, с которыми ей следует общаться. Хорошо ли это, чтобы утонченная, благородная девушка сидела на палубе босоногая и училась вязать морские узлы с помощью старого пирата, медоречивого ирландца и грубых простых матросов? – неловко заключил Аластер.
– Вы тактично хотите сказать, – тихо произнес Данте, – что я – неподходящая компания для молодой леди. Вы полагаете, что она возражает против общения с контрабандистом и его шайкой головорезов? – спросил он, но все его мысли были о прошлой ночи, о том страстном отклике, который ему наконец удалось вызвать у леди Ри Клэр Доминик. Он вспоминал ее нежные мягкие губы, вспоминал, как она его дразнила их легкими, мотыльковыми прикосновениями, прежде чем самозабвенно отдаться его поцелуям. Он сожалел, что они расстались так враждебно. Для него было неожиданностью, что темные от страсти глаза девушки наполнились вдруг такой явной ненавистью. Но он не очень-то беспокоился по этому поводу, уверенный, что, если однажды сумел пробудить в ней ответное чувство, сможет сделать это и в другой раз.
Повернувшись к кормовым окнам, Данте принялся считать взятые со стола монеты.
– Вы обладаете большим даром убеждения, капитан, а леди Ри, в конце концов, невинная молодая девушка, которой трудно противостоять вашему искусству соблазнения женщин, – решительно выложил Аластер то, что думает. Он старался говорить рассудительно, но, едва с его уст сорвались эти злополучные слова, по прищуренным глазам капитана он понял, что сказал именно то, чего никак не следовало говорить.
Обеспокоенный и опечаленный Аластер смотрел на спину и широкие плечи капитана, который, надменно выпрямившись, продолжал стоять лицом к окнам. Суперкарго служил на корабле уже много лет, всегда уважал капитана, считал его своим другом, и для него было мучительно думать, что эта дружба может распасться из-за женщины. Но другого пути он не видел. Он, Аластер, никогда не сможет жить в мире с собой, если с Ри Клэр приключится беда, не сможет он и сохранить прежнее уважение к Данте Лейтону, если она пострадает по вине капитана.
– Сдается мне, во всяком случае, хочется так думать, что мы оказали бесценную услугу леди Ри Клэр. Мы протянули ей руку помощи в тот момент, когда она отчаянно нуждалась в этом. Но мне кажется, что, хотя мы-все полюбили ее, отныне наши дороги расходятся. Судьба предоставила нам возможность сделать добрый поступок, не более того. Ри Клэр должна возвратиться в Англию, к своим родным. Мы не имеем права, Данте, отказывать ей в этом, – серьезным топом произнес Аластер, пытаясь переубедить своего друга. У него было такое впечатление, будто капитан не слышал ни единого слова из сказанного им.
Но он ошибался. Данте выслушал его внимательно, не упустив ни единого слова. Аластер, конечно, прав. Видит все в верном свете, тогда как он, Данте, может споткнуться, ослепленный... чем? Желанием обладать необыкновенно прекрасной и чистой девушкой? Неужели же это заслуживает такого сурового осуждения? Почему какому-то другому мужчине должно принадлежать то, что взрастил и лелеет он, Данте Лейтон, капитан «Морского дракона»? Справедливо ли, чтобы Ри отдала тому, другому, страсть, которая должна быть отдана ему? Почему он должен лишаться своего счастья?
– Но властны ли мы управлять своими чувствами, Аластер? – спросил вдруг Данте. – Можем ли мы рассуждать с холодной логичностью, когда влюбляемся?
– Влюбляемся? – повторил Аластер, опешив при этих неожиданных словах капитана, не зная, следует ли ему радоваться или тревожиться по поводу его признания. «Помоги нам Господь, если Данте Лейтон и впрямь влюблен в леди Ри Клэр!» – вдруг подумал он. Вся ситуация предстала теперь перед ним совершенно в новом свете. Она явно чревата различного рода опасностями и для Данте Лейтона, и для Ри Клэр.
– Вас, кажется, удивляет, мой друг, что я оказался настолько слаб, что влюбился, да еще в такую девушку, как Ри Клэр, почти полную мою противоположность. Мы ведь с ней отличаемся, как день и ночь, как дьявол и ангел, как святой и грешник. Наши с ней отношения начались со взаимного недоверия, которое все еще сохраняется, возможно, потому, что оба мы очень ранимы по отношению друг к другу. Я обращался с ней жестоко, намеренно ее запугивал, играл с ней, пытался ее соблазнить. – Тут Данте понизил голос. – Но в этой игре я нашел достойного противника, Аластер, ибо она ранит меня куда больнее, чем я ее. Я влюблен в нее. – Данте впервые оглашал свои сокровенные мысли. Прошлой ночью, все еще чувствуя вкус ее губ, попрежнему ощущая благоухание ее тела, он вдруг понял, что с ним никогда еще не происходило ничего подобного. Это было для него большим потрясением.
– А как леди Ри? – спросил Аластер, пораженный этими откровениями человека, который никогда не выражал вслух своих мыслей или чувств.
– Со временем, надеюсь, она тоже полюбит меня. Я знаю, что небезразличен ей, но она испугана своими собственными чувствами и... – Он запнулся, увидев проплывающую мимо кормы лодку, в которой сидела та, о ком они сейчас говорили. Она махала рукой кому-то на борту «Морского дракона».
Неожиданно, к удивлению Аластера, капитан резко рассмеялся.
– Похоже, прекрасная миледи решила лишить меня своего общества, – едко заметил Данте.
Подойдя к нему, Аластер также увидел лодку, хотя ему понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что привлекло внимание Данте Лейтона.
– Боже праведный, – пробормотал Аластер, увидев золотистую головку Ри и трепещущие у нее на рукаве кружева. Девушка кому-то махала, и на какой-то миг суперкарго показалось, что она видит в окне их обоих и имеет смелость махать им в знак прощания.
Еще никогда в жизни. Аластер не чувствовал себя так неловко. Надо же такому случиться. Капитан только что рассказал ему о любви к женщине, которая воспользовалась первым удобным случаем, чтобы сбежать от него.
Суженными в щелочку глазами Данте молча наблюдал, как лодка с Ри проплывает мимо окон.
– Что вы собираетесь делать? – нерешительно спросил суперкарго, думая, что игра, возможно, все-таки выиграна.
– Вы хотите знать, что собираемся делать мы с вами? Как намеревались, отправимся в Сент-Джонс. Вам нужно позаботиться о загрузке судна, а я должен уладить кое-какие дела в таможне. К тому же, если не ошибаюсь, леди Ри Клэр окажется в довольно-таки трудном положении. Если она рассчитывает, что ее примут как желанную гостью, то сильно заблуждается, – мрачно обронил Данте.
– Что вы хотите сказать, капитан? – недоуменно спросил Аластер.
– Подумайте сами, она не слишком-то хорошо одета, при ней нет никаких компаньонок, к тому же она только что прибыла на «Морском драконе» как его единственная пассажирка, – невесело объяснил Даитс. – Сомнительно, чтобы кто-нибудь поверил, что она похищенная дочь герцога.
Аластер нахмурился, смятенно думая о том, что может случиться с Ри Клэр в Сент-Джонсе. Конечно, своим странным видом она привлечет к себе внимание, но это будет не то внимание, какого она ожидает.
– А теперь, – сказал Данте, отвернувшись от кормовых окон, откуда открывался широкий вид на залив, – я хочу выяснить, каким образом Ри удалось бежать с корабля и сесть в эту лодку и почему ее никто не остановил. – Он замолк, нахмурив брови, а затем закончил: – И еще я хочу знать, кому на нашем корабле она махала рукой.
Услышав, что трап поскрипывает под чьими-то ногами. Конни Брсйди выжидающе обернулся, хотя знал, что это не может быть леди Ри. Однако он был не подготовлен к тому, чтобы вместо ее золотистых волос увидеть каштановые волосы капитана, а также угрожающий блеск в его серых глазах.
– Мастер Брсйди, – сказал капитан, подходя к бледпокожс-му, с большими, в пол-лица, голубыми глазами юнге, – ты знаешь, где находится сейчас леди Ри?
Мак-Доналд, все еще стоявший на прежнем месте, повернулся, изумленный, ибо полагал, что леди Ри все еще находится рядом с юным Конни.
– Да она только что была здесь, – сказал он, глядя вниз, – я сам с ней разговаривал. Она что, пошла к себе в каюту, Конни? – спросил он, всматриваясь в пепельное лицо юнги. Как плохо бедняга выглядит, уж не заболел ли?
– Отвечай мистеру Мак-Доналду, Конни, – вроде бы спокойно произнес Данте. Но его голос прозвучал с резкостью, которая удивила Мак-Доналда и вызвала сильные угрызения совести у Конни, чувствовавшего себя виноватым.
Конни больно, до крови, прикусил дрожащую губу.
– Она поплыла в Сент-Джонс, – потупив глаза, хрипло выговорил он.
– В Сент-Джонс?! – недоверчиво повторил Мак-Доналд. – Капитан, парень, должно быть, просто шутит. В Сент-Джонс? – вновь повторил он, все еще не оправившись от изумления. – И как же она туда отправилась? Превратилась в чайку и полетела?
– Она села в лодку одного из местных жителей, – сообщил Данте пораженному шотландцу, который держал в своей заскорузлой ладони остывшую трубку. – Но не расстраивайтесь, она не простилась ни со мной, ни, очевидно, с кем-либо другим. – Видя, что весь экипаж собрался с левого борта и оживленно перекликается с лодочниками, Данте понял, каким образом Ри удалось ускользнуть незамеченной.
Проводя своей большой рукой по серебристым волосам, Мак-Доналд смотрел попеременно на капитана, Конни Бренди и Аластера.
– Но почему девчушка бежала вот так, тайком? Я этого не понимаю, – пробормотал он, обиженный, что Ри с ним даже не простилась. Тут его осенила неожиданная догадка, и он с подозрением посмотрел на капитана: – Она бежала не из-за вас, капитан? Я наблюдал за вами обоими, и мне показалось, в ваших с ней отношениях не все было гладко.
– Да, не все было гладко, но если бы мы могли поговорить, то без труда уладили бы наши разногласия, – ответил Данте, не желая отчитываться в своих поступках перед шотландцем.
– Дело не в разговорах.
– Я не хочу оправдываться перед вами, Мак-Доналд, скажу только, что мои намерения в отношении леди Ри Клэр самые честные. Надеюсь, это вас успокоит.
– Да, это снимает все вопросы, – сказал Мак-Доналд, пробуя вдохнуть жизнь в погасшую трубку. – Я бы не был на борту этого корабля, капитан, если бы не верил вашему слову.
– Она сказала, что соскучилась по дому, капитан. Еще сказала, что не хочет беспокоить вас и лучше всего, чтобы никто не знал, что она поехала на берег, – почти умоляющим тоном сказал Конни своему капитану, одновременно жалобно прося глазами понимания и прощения, ибо знал, что каким-то образом предал Данте Лейтона.
– Ты должен был прийти ко мне, мастер Брсйди, – сказал Данте, не проявляя никакой жалости к огорченному юнге. – Ты член экипажа «Морского дракона» и должен быть верен всем, кто плавает с тобой вместе, а прежде всего капитану. К тому же из-за твоей неосторожности леди Ри Клэр может оказаться в большой опасности.
– Я бы никогда не мог причинить зла леди Ри Клэр, – сказал юнга с повлажневшими от слез глазами.
– Ты разрешил ей поехать в Сент-Джонс без сопровождающих, без денег. И ведь она не имеет никакого понятия, куда ей обратиться за помощью.
– Я дал ей немножко денег, чтобы она могла расплатиться с лодочником, – признался Конни, стараясь не встречаться глазами с капитаном.
– Понятно, – сказал Данте, отворачиваясь от несчастного юнги. Провожая взглядом неумолимого капитана, Конни Брейди чувствовал, как рушится весь его мир. По его вине леди Ри Клэр угрожает опасность, да еще и капитан ire желает иметь с ним никакого дела.
– Если сможете оторвать Лонгакра от поручней, велите ему спустить шлюпку. Мы отправляемся на берег, – сказал Данте Аластеру, чье сердце было полно жалости к юнге.
– Да, капитан, – ответил Аластер, спускаясь вниз по трапу.
– Сэр капитан! – воскликнул Конни Брейди, рискуя навлечь на себя гнев Данте Лейтона.
Тот, повернувшись, поглядел на юнгу отчужденным взглядом. Конни должен усвоить свой урок, а урок состоит в том, что его святой долг – хранить непоколебимую верность капитану если он хочет продолжать службу на борту «Морского дракона». Моряк, чтобы выжить, должен повиноваться незыблемым морским законам, другого пути просто-напросто нет.
– С вашего позволения, я хотел бы поехать в Сент-Джонс вместе с вами, сэр! – выпалил юнга. – Я могу помочь отыскать леди Ри. Ну пожалуйста, сэр, – хрипло попросил он, чувствуя ком в горле.
– Очень хорошо, мастер Брейди. С твоей помощью ей удалось покинуть корабль, может быть, с твоей помощью мы сможем ее найти. Надеюсь только, что мы подоспеем вовремя. – Данте говорил резко, но если бы Конни поднял глаза, то увидел бы, что взгляд капитана смягчился. Однако юнга был так смущен и растерян, что смотрел только себе под ноги.
Между тем Ри Клэр начала с досадой убеждаться, как прав был Данте, предостерегая ее, ведь в Сент-Джонсе она не знала ни одной живой души, к тому же на ней была довольно странная для посторонних глаз одежда. Слишком поздно поняла она, что ее просьбы о помощи могут оказаться здесь безответными, а ее рассказу о том, что с ней произошло, вряд ли кто-нибудь поверит, все это покажется слишком невероятным.
На пристани Ри пробыла недолго, так как, видя, что она одна, без спутниц, к ней тут же начали приставать матросы, разгружавшие свои суда, и рыбаки, чинившие сети. Первый же человек, к которому она обратилась с вежливым вопросом, сделал ей самое вульгарное предложение. По внешнему облику он не отличался от обычного лондонского джентльмена, но здесь не Лондон, да и она не похожа на леди Ри Клэр Доминик, благовоспитанную дочь уважаемого всеми герцога Кама-376 рейского.
Идя по улице, где носились одичавшие свиньи, она слышала, как из противоположных окоп перекликаются местные жители, и хотя никто не предлагал ей своей помощи, общая атмосфера казалась ей довольно дружественной. Проходя мимо гостиницы, в надежде выяснить кое-что для себя она зашла в тенистый холл. Даже в этот ранний час солнце уже сильно пекло, и она была рада очутиться в прохладе.
– Нет, нет, здесь вам не место, мисси, – остановил Ри раздраженный голос. – Эта гостиница для почтенных людей, не та ких, как ты. Я не допущу, чтобы ты таращила свои глазища на моих постояльцев, они люди приличные, с деньгами. Выметайся сейчас же, или я велю послать кого-нибудь в магистрат. – Чтобы доказать, что это не пустая угроза, хозяйка выхватила метлу у чернокожей женщины, которая подметала двор, и направилась к Ри, угрожающе размахивая этим своим оружием. Увидев, что девушка обратилась в бегство, хозяйка разразилась пронзительным смехом.
Сбегая с крыльца, Ри едва не попала под копыта пары гордо выступающих лошадей, которые везли красивую открытую коляску. В коляске восседала дама в платье из бледно-зеленой сверкающей ткани, в широкополой соломенной шляпе и зеленой вуали, которая защищала ее лицо от солнца. Напротив нее сидела служанка-мулатка, а управлял коляской мулат, делая это так же умело, как любой камарейский кучер.
Коляска исчезла за поворотом. Ри осталась стоять на улице, размышляя, что ей делать; теперь она сильно сомневалась, что ее впустят в какую-нибудь лавку, гостиницу или просто чей-либо дом. Проходя мимо, ее задела какая-то нарядно одетая пара, и, пробормотав свои извинения, Ри решила обратиться к ним за помощью.
– Простите, пожалуйста. Я хотела бы попросить вас помочь мне. Я ле...
Пожилая женщина, успевшая уже разглядеть странный наряд Ри, пренебрежительно фыркнула:
– Ну и времена! До чего же неприлично ведут себя эти простолюдинки, хоть не выходи на улицу. Что ты глазеешь на нее? Пошли, Джон, – сердито сказала она своему мужу, поправлявшему очки в золотой оправе, чтобы лучше рассмотреть стройные лодыжки Ри.
Ри со вздохом проводила их взглядом. На улице было уже полно людей, которые куда-то торопились по своим делам, слишком занятые, чтобы интересоваться стоящей в одиночестве молодой девушкой с длинными, до бедер, красивыми золотыми волосами. Она продолжала бродить по городу, не зная, что ей делать, и, как ни странно, чувствуя, что ей недостает плавного покачивания «Морского дракона». Вспомнив о корабле, она подумала: любопытно, что готовит сейчас Хаустои Кёрби? Она как раз проходила мимо булочной, и от запаха свежеиспеченного хлеба у нее потекли слюнки. Рядом с ним, наверное, и Ямайка, и юный Конни. Хотелось бы повидать их обоих, но в таком случае ей пришлось бы встретиться с Данте Лейтоном, а она надеялась, что никогда больше его не увидит.
Бросившись в сторону, Ри спряталась в тени глубокого дверного проема. В конце улицы высилась так хорошо знакомая ей фигура. Опираясь спиной о прохладные камни, Ри чувствовала, как колотится ее сердце. Капитан «Морского дракона» стоял, широко расставив ноги, как на палубе своего корабля. У него был такой вид, словно все кругом принадлежит ему. Ри покоробило, что он выглядит таким самоуверенным.
Пока девушка пряталась в прохладной тени глубокого проема, на противоположной стороне улицы отворилась дверь одного из домов и наружу высыпала шумная группа пестро одетых матросов. Вслед им чей-то повелительный голос бросил несколько крепких ругательств. Голос принадлежал какой-то девице из таверны. Слова, адресованные ею уходящим, были весьма выразительны. Обойдя грудастую девицу, вслед за матросами вышел полный мужчина в бархатной одежде. Проходя мимо девицы, он с простодушным видом ущипнул ее за толстые ягодицы и тут же извинился, точно это была чистейшая случайность. Девица, видимо, не ожидавшая такой шалости со стороны столь почтенного человека, удивленно взвизгнула.
Вся группа на глазах у Ри направилась к концу улицы, где стоял Данте Лейтон. К этому времени к нему присоединились Аластер Марлоу, Мак-Доналд, Коббс, Лонгакр, Барнаби Кларкс и еще несколько членов команды, включая Конни Брейди. Ри заметила, что он стоит чуть в стороне от всех, словно отверженный.
Встав так, чтобы было удобнее наблюдать за происходящим, Ри точно зачарованная следила, как сходятся две группы. Даже на расстоянии чувствовалось, что это отнюдь не дружеская встреча старых знакомых, скорее столкновение ненавидящих друг друга соперников.
– Ну-ну, и кого это мы видим? – спросил Берти Мак-Кей, словно не доверяя собственным глазам.
– Похоже, морс выбросило на берег каких-то чудных рыб, – весело засмеялся один из его матросов, ткнув в бок своего приятеля.
– И как вы добрались сюда на этой своей лохани, котрую вы называете кораблем? – съязвил в свой черед Лонгакр, сплевывая табачную жижу прямо к ногам этого матроса.
– Послушай, ты, старый стервятник, – буркнул тот. Однако отступил назад, заметив зловещий блеск в глазах старого джентльмена удачи, а также едва уловимое движение его руки к поясу, где висел нож.
– Ну-ну, и кого это мы видим? – передразнил Коббс. В его глазах было еще большее изумление, чем то, какое изобразил Мак-Кей. – Неужели это Джордж Граймс собственной персоной? – спросил он, подавляя рвущийся наружу.смех, при виде матроса, которого они высадили на ялик в проливе.
– Небось натерпелся страху, приятель? Не обделался? – спросил Мак-Доналд, и широкая ухмылка встопорщила его густые усы.
– Сейчас мы с ребятами скажем вам пару ласковых слов, – пригрозил Граймс, чувствуя себя среди дружков куда более уверенно, чем в тот день, когда стоял перед готовыми растерзать его членами команды «Морского дракона». Будь у него возможность хорошо прицелиться, он не колеблясь метнул бы свой острый матросский нож в широкую грудь Данте Лейтона.
– Успокойтесь, ребята, – умиротворяющим тоном произнес Берти Мак-Кей, опасаясь стычки в присутствии стольких свидетелей, да еще на глазах у влиятельных горожан. К тому же ему надо было беречь свою репутацию. – Вряд ли нам стоит привлекать внимание местной милиции.
– Думаю, вы правы, капитан. Да и вряд ли этот расфранченный хмырь может оказать какое-нибудь сопротивление, – поддержал Берти Мак-Кея один из его матросов, не преминув, однако, грубо задеть Барнаби Кларкс.
– Ну погоди, я научу тебя хорошим манерам, – огрызнулся штурвальный «Морского дракона», протягивая руку к висящей на боку шпаге.
– Ах ты, миляга, да я раскромсаю тебя на куски, прежде чем ты успеешь вытащить этот свой вертел, – пригрозил другой матрос с корабля Берти Мак-Кея, заметив, как блеснула сталь в руке шотландца.
– Долго пробудете в Антигуа, капитан Лейтон? – как бы мимоходом поинтересовался Берти Мак-Кей, разделяя своим большим телом враждебные группы, чтобы как-то разрядить обстановку.
– Вероятно, столько же, сколько и вы, капитан Мак-Кей, – неопределенно ответил Данте, по оба они прекрасно поняли друг друга.
Смех Берти Мак-Кея отозвался эхом по всей улице, докатившись и до Ри, которая ждала, когда обе группы уйдут, чтобы ускользнуть незамеченной.
– Ах, капитан Лейтон, всегда-то вы меня смешите, сэр, – прохрипел Берти. – Но я все же хотел бы быть вашим компаньоном. Не передумали насчет нашего компаньонства? – спросил он, прищуренными глазами оглядывая угрюмых членов экипажа «Морского дракона», столпившихся вокруг своего капитана. – Почему бы вам не вернуться в таверну и не выпить еще по паре порций рома? – посоветовал он своим людям и, вытащив из кошелька несколько монет, бросил деньги в чьи-то протянутые ладони. – Отправляйтесь.
Слегка поворчав, отпустив две-три язвительные шуточки, матросы Мак-Кея повернули обратно и исчезли в самом конце улицы, направляясь, очевидно, в какую-то другую таверну:
– Теперь, когда атмосфера слегка разрядилась, капитан... – начал Берти и, многозначительно поглядев на людей, все еще толпящихся вокруг Данте, негромко добавил: – Могу я поговорить с вами с глазу на глаз?
Данте взглянул на своих людей, которые уже нетерпеливо посматривали кругом: не мелькнет ли где-нибудь знакомая золотистая коса?
– Хорошо, – согласился он и сделал знак своим людям отойти.
– Что вы хотели мне сказать, капитан Мак-Кей? – спросил вежливо Данте, хотя ему и не терпелось уйти.
– Я хотел бы продолжить наш недавний разговор, капитан, – сказал Берти, приветливо улыбаясь паре проходивших мимо горожан и снимая шляпу перед дамой.
– В самом деле?
– Да, капитан. Я думаю, что вам необходим не слишком разговорчивый партнер. Такой человек, как я, мог бы заниматься своим собственным делом в Чарлз-Тауне, тогда как вы занимались бы своим здесь, в Антигуа. Вы понимаете, что я хочу сказать? – спросил он доверительным тоном.
– Не вполне. Боюсь, я не очень хорошо понимаю ваши намерения, – пробормотал Данте, заметив, что как раз в этот момент в конце улицы мелькнула фигурка, очень похожая на Ри.
– Я могу убедить других, что вы просто занимаетесь обычными делами, могу даже сделать так, капитан, чтобы моя команда ничего не заподозрила. Тогда не придется делиться со многими, если вы все же отыщете сокровища, – предложил Мак-Кей с сияющим видом.
Данте заметил бегущего по улице юношу. Конни не ушел вместе с другими, а поджидал своего капитана, стоя в тени. А теперь, так и не дождавшись, куда-то побежал.
– Я же говорил вам, капитан Мак-Кей, – сказал Данте, – у нас с вами уже была весьма интересная, но, боюсь, малополезная беседа на эту тему. По-моему, нет никакого смысла ее продолжать, ибо, как вы хорошо знаете, экипаж «Морского дракона» нашел затонувшее голландское судно с трюмами, полными испортившихся специй. Я бы, во всяком случае, посоветовал вам покупать себе чеснок и перец на местном рынке. Всего вам хорошего, капитан Мак-Кей, – попрощался Данте, обходя побледневшего Берти Мак-Кея, который разразился таким потоком ругательств, что проходившая мимо дама едва не шлепнулась в обморок. Служанка тут же стала обмахивать госпожу веером, и как только та опомнилась, обе они поспешили прочь.
Когда две враждующие группы разошлись, Ри продолжала оставаться в своем укрытии, дожидаясь, пока Данте поспешит вслед за своими людьми. Однако, вместо того чтобы уйти, Данте принялся беседовать с дородным джентльменом в бархатной одежде.
Она размышляла, что же ей делать, когда вдруг увидела голубой мундир, отделанный золотым шитьем и кружевами. Догадавшись, что это, должно быть, офицер королевского флота, она решила, что не должна упускать такой шанс. Ведь ее ищут полкоманды «Морского дракона» и сам капитан, и это только вопрос времени, когда они ее найдут.
Ри выбежала из своего укрытия, даже не взглянув в сторону Данте Лейтона, поэтому не заметила, что следом за ней побежал и прятавшийся до сих пор Конни.
Узкая улочка была теперь полна народу. В толпе прохожих странно одетая фигурка Ри уже не привлекала к себе особого внимания. Девушка бежала, стараясь не задевать чернокожих женщин, одетых в белые муслиновые блузки и юбки; многие из них несли на голове плетеные белые корзинки. На мужчинах были широкие штаны и жилеты. Офицер королевского флота очень бы выделялся среди них, но Ри нигде его не видела: он словно сквозь землю провалился.
Осмотревшись, девушка поняла, что находится на рынке; сотни чернокожих мулатов торговали здесь свининой, курятиной и всевозможной дичыо. Кругом большими грудами были навалены плоды хлебного дерева, бататы, кокосовые орехи, папайи, авокадо, стояли корзины с ароматными кофейными зернами.
Вокруг без всякого присмотра носились ребятишки и собаки, которые облаивали все, что встречалось на их пути, и так и норовили утащить какой-нибудь лакомый кусочек. Стирая крупные капли-пота со лба, Ри с досадой вздохнула. Голубого мундира по-прежнему нигде не было видно.
Прекратив поиски, девушка решила, что самое для нес лучшее – зайти в какую-нибудь лавку или гостиницу. Там она поведет себя так, чтобы хозяин или хозяйка немедленно послали за властями. Тогда она сможет наконец рассказать свою историю, ее по крайней мере выслушают.
Идя по рынку, Ри вдруг заметила, что к ней направляется Мак-Доналд, и спряталась за большими коробками с обеспокоенно попискивающими цыплятами. Шотландец прошел так близко от нее, что она могла бы дотянуться до него рукой. И вдруг ее охватило невыносимое чувство одиночества, она затосковала по своим друзьям на борту «Морского дракона» и по этому шотландцу, который был знаком с ее прадедом. И все же Ри молча дождалась, пока он растворится среди толпы, вышла из своего убежища и поспешила в противоположном направлении, углубившись в узкий извилистый переулочек, ведущий прочь от рынка. Смех и голоса торгующихся продавцов и покупателей остались позади. Только-только успела она понять, что зашла далеко не в самую лучшую часть города, как из ближайшей таверны вывалилась группа мужчин. Убыстрив шаг, она попыталась незаметно проскользнуть мимо них, но, увы, это ей не удалось. При виде ее покачивающихся бедер один из нализавшихся рома дюжих матросов издал радостный вопль.
Оглянувшись в испуге, Ри поняла, что это те же задиры, которые менее получаса назад готовы были напасть на экипаж и капитана «Морского дракона». Они были не в самом хорошем настроении и, казалось, только искали повода побуянить. Вероятно, им безразлично было, кто перед ними: женщина или мужчина – лишь бы поглумиться над человеком.
На этот раз жертвой их оказалась леди Ри Клэр Доминик. Когда она побежала, матросы кинулись в погоню. Ее золотая коса маячила перед ними, как бакен.
Ри, спотыкаясь, бежала по неровной мостовой переулка. На ее беду, кругом не было ни души. И вдруг улица закончилась, Ри оказалась среди густых тропических кустарников. Она в панике заметалась, слыша приближающийся топот nor. Но бежать было некуда: кустарники впереди стояли сплошной стеной. Громко зазвучали возбужденные голоса и смех пьяных матросов, которые остановились перед ней в конце пустынного переулка.
– Девочка что надо! – воскликнул один из них. – Чего ты удирала от нас, милашка?
– Мы бы тебе хорошо заплатили, но ты заставила нас гоняться за тобой, так что теперь мы будем в расчете, – широко ухмыльнулся Джордж Граймс.
Он не сводил глаз со стройной фигурки Ри, особенно ек привлекали ее вздымающиеся грудки.
– Да она красоточка!
– Да, смазливеиькая.
– Надо бы познакомиться с ней поближе, ребята.
Ри, как заколдованная, смотрела на стоящих перед ней отъявленных негодяев; никогда еще, с тех пор как очнулась в трюме «Лондонской леди», не знала она такого цепенящего страха.
– Как тебя зовут, малышка?
– Скажи старине Джеко, он хочет знать.
– Вы только поглядите на ее волосы. Что твое золото. А глаза-то какие! Отродясь таких не видал. Надо посмотреть на них вблизи, ребята, – сказал один матрос, с омерзительной ухмылкой приближаясь к девушке и ни на миг не спуская глаз с ее лица.
Ри чувствовала, как трепещет ее тело, но боялась, что упадет, если побежит, такая слабость была у нее в ногах. Она только наблюдала, как к ней приближается человек с взлохмаченными волосами, в одежде такой же грязной, какими наверняка были и его мысли.
– Не подходите ко мне! – закричала она.
– Ишь ты, как она разговаривает. Будто настоящая леди, – сказал матрос, подбадриваемый своими пьяными приятелями, образовавшими полукольцо вокруг девушки. – А ну-ка, милашка, скажи еще что-нибудь старине Джеко. Мне так нравится слышать твой голосок, – насмешливо произнес он.
– Не смей прикасаться к ней, сукин ты сын! – послышался вдруг чей-то высокий голос. Небольшая фигурка, приближения которой никто не заметил, подбежала к Джеко и, врезавшись ему в спину, сбила его с ног. Двое, схватившись, покатились по мягкой пыли, однако маленький спаситель Ри весил вдвое меньше противника и к тому же в отличие от него не был убийцей. Джеко взмахнул ножом, затем, покачиваясь, поднялся на ноги и, явно растерянный, поглядел на свою жертву.
Ри в ужасе смотрела на неподвижное тело Конни Брейди, на его бледное лицо в обрамлении черных кудрей. Большие голубые глаза мальчика были закрыты, губы безмолвны.
– Господи, да он совсем еще ребенок! – с явным сочувствием воскликнул кто-то из матросов.
Воздух прорезал такой отчаянный вопль Ри, что матросы невольно вздрогнули.
– Заставьте ее замолчать. Дело опасное, мы все можем попасть на виселицу, – предостерег один из матросов.
Джеко хотел было схватить за волосы девушку, стоящую на коленях возле распростертого на земле Конни, когда вдруг почувствовал острую боль в плече. Подняв глаза, он со страхом встретил суровый взгляд офицера королевского флота. В одной руке тот держал еще дымившийся пистолет, в другой – шпагу, кончик которой был в опасной близости от его груди.
– Отпусти леди, или тебе конец, – резко сказал офицер, вставая между лежащим юношей, почти ребенком, девушкой и группой матросов. Ром еще придавал им смелости, и офицер без труда мог прочесть на их лицах, что у них на уме. Это явно не сулило ему ничего хорошего. К тому же он был один, а их шестеро, против его шпаги у них были ножи, и кто-нибудь из этих шестерых наверняка умел метать ножи с безопасного для себя расстояния. – Будьте разумными людьми и вернитесь на свой корабль. А ваш приятель останется со мной. Ему придется ответить на кое-какие вопросы магистрата, – сказал офицер матросам дружеским тоном, ни на миг не отводя от них глаз и ловя малейшее их движение.
– Ребята, вы же не бросите меня в беде? – вполголоса обратился к приятелям Джеко, взглядом предостерегая тех, кто потрусоватее, чтобы они не вздумали его покинуть.
– Подумайте хорошенько, ребята, – продолжал спокойным, убедительным тоном увещевать матросов офицер; точно так же он успокаивал своих людей, когда они оказывались под обстрелом. – Вы полагаете, этот смелый парень, что пырнул ножом ребенка, стал бы сражаться за кого-нибудь из вас? Обдумайте это, прежде чем своими руками надеть себе петли на шеи, – с подчеркнутым спокойствием, стараясь удержать их от опрометчивого поступка, сказал офицер.
Однако Джеко хорошо понимал, что ему грозит, и как только офицер в голубом мундире немного от него отвернулся, он вытащил из-за пазухи нож, которым с равной меткостью мог орудовать обеими руками. Но прежде чем Джеко успел метнуть свой нож, грянул выстрел. Пистолетная пуля.угодила ему прямо в руку, на уже окровавленную рубашку вновь закапала кровь.
Офицер посмотрел на лежащий подле его сапог теперь уже безопасный нож, затем перевел взгляд на стрелявшего.
Легкая улыбка тронула его губы, когда он увидел недалеко от себя Данте Лейтона, который смотрел на него своими серыми глазами.
– Капитан Ллойд, – приветствовал офицера капитан «Морского дракона». Затем он разглядел неподвижное тело Конни и стоящую рядом на коленях, всю в слезах, Ри и обратил свой взгляд на матросов с судна Берти Мак-Кея. И хотя матросы не успели еще отрезветь, они почувствовали, какая смертельная ненависть таится в холодных глубинах его глаз. Меньше всего они хотели бы видеть здесь именно Данте, понимая, что им не будет пощады. И вот, к горькому своему изумлению, сэр Морган Ллойд, капитан «Портикулуса», корабля, принадлежащего флоту его величества, увидел, что на его офицерский мундир, при виде которого матросы обычно плюются, устремлены сейчас пять пар умоляющих глаз.
– Данте! – вскричала Ри, увидев вблизи высокую фигуру. Она продолжала стоять на коленях возле юнги, пытаясь унять хлещущую из его плеча кровь. – Его зарезали. По моей вине, – причитала она, заливаясь горячими слезами, которые капали на покрасневшее лицо Конни. И вдруг, в то время как она сжимала его в своих объятиях, веки юнги затрепетали, а затем медленно разомкнулись.
– Леди Ри? – пробормотал он. – Я думал, что никогда вас больше не увижу. Я не хотел, чтобы вы покинули «Морского дракона», но я никому ничего не сказал о том, что вы бежали. Капитан ужасно на меня рассердился, теперь он совсем меня не любит, – прошептал юнга, глядя на Ри остекленевшими глазами. – Я увидел вас на улице и пошел следом за вами на рынок. Там я на несколько минут потерял вас, а когда наконец нашел, эти люди уже окружили вас, и я должен был вам помочь, леди Ри.
– Ты и спас меня, Конни. Да, спас, – сказала Ри, и слезы сше обильнее заструились из ее глаз.
Данте Лейтон спокойно подошел поближе. Он смотрел на явно нервничавших матросов, затем перевел взгляд на человека, который хотел метнуть свой смертоносный нож в капитана Ллойда, и выражение его лица резко изменилось.
Это сразу же насторожило сэра Моргана Ллойда. Судя по всему, Данте настолько разъярен, что может убить этого человека, и тогда ему, Моргану, придется давать против него показания в суде, а этого он предпочел бы не делать. Надо было что-то предпринять. Не теряя ни секунды.
– Данте, – в отчаянии позвала Ри, – мы должны показать Конни доктору! Он такой бледный и холодный.
Ее вмешательство дало сэру Ллойду Моргану возможность как-то разрядить обстановку.
– Вы знаете этих двоих? – спросил он.
– Мальчик – мой юнга, – коротко ответил Данте, глядя на спокойное лицо Конни.
– Я бы предложил последовать совету леди. Мальчик нуждается в срочной помощи, У нас на «Портикулусе» есть очень хороший хирург. Если хотите, я пришлю его на борт «Морского дракона», чтобы он осмотрел раненого, – сказал сэр Морган, думая про себя, что мальчик вряд ли выкарабкается.
– Благодарю вас, по мой стюард неплохо смыслит в лекарском деле, он сам справится, – ответил Данте, снова переводя взгляд на группу притихших матросов. – А что вы намерены делать с этим отребьем?
– Думаю, им трудно будет предъявить какое-либо обвинение. Пьянство – слишком обычное дело среди матросов, чтобы можно было притянуть за него к уголовной ответственности. Пускай уходят, – предложил сэр Морган.
Данте только пожал плечами и посмотрел на раненого матроса:
– А с этим как?
– Я лично отведу нашего не слишком-то отважного друга в магистрат. Мне понадобятся показания вас обоих. Вы еще пробудете несколько дней здесь, в гавани Сент-Джонса? – спросил он, подняв теперь уже хнычущего Джеко на ноги.
– День-другой побуду. Я рассчитываю отплыть в субботу, – сказал Данте, осторожно поднимая Конни Брейди и помогая встать пошатывающейся Ри.
– А как насчет леди? – спросил сэр Морган с вежливым любопытством; девушка была одета как островитянка, по говорила как человек хорошо образованный, а черты ее лица отличались редкой утонченностью. – Где я смогу ее найти, если мне понадобятся и ее показания?
Капитан «Морского дракона» не спешил прийти ему на помощь; в какую-то долю секунды он решил, что лучше всего предоставить Ри возможность ответить самой. Пусть, если хочет, расскажет, кто она такая, что с ней случилось, и, осудив его, обретет желанную свободу. Сэр Морган Ллойд отнюдь не глупец, он выслушает ее внимательно и позаботится, чтобы с ней все было в порядке, пока сам будет проверять правдивость ее рассказа. Если понадобится, сэр Морган даже сможет препроводить ее в Англию, где она воссоединится с семьей, и тогда уже не останется никаких сомнений в том, кто она такая.
– Ри, решай сама, – спокойно обратился к девушке Данте. Заглянул ей в глаза и тут же отвернулся, чтобы не влиять на ее ответ.
Ри посмотрела на пылающее лицо Конни Брейди, увидела, как шевелятся его губы, вновь и вновь почти беззвучно повторяя ее имя.
– Вы сможете найти меня на борту «Морского дракона», капитан, – тихо ответила она, нежно убирая со лба Конни завиток черных волос.
– Ри, Ри! Леди Ри! Не оставляйте меня, пожалуйста. Не оставляйте.
– Я здесь, Конни. И не оставлю тебя, – вполголоса заверила Ри горящего в сильном жару мальчика, прижимая его к груди.
– Не сердитесь на меня, капитан. Пожалуйста, не сердитесь. Она такая хорошенькая. Я только хотел сделать ей приятное. Леди Ри плакала. Была такая несчастная. Хотела поехать домой, капитан. И уехала, покинув меня, капитан. И вы тоже меня покинете, как и все остальные, – шептал он в полубреду, и его худые плечи сильно вздрагивали.
– Не волнуйся, Конни, – успокоила его Ри, приложив холодный компресс к его горячему лбу. – Я здесь, с тобой, Конни. И не покину тебя, обещаю, что не покину.
– Ведь слово Домиников нерушимо, верно, Ри? – сказал бесшумно вошедший в каюту Данте.
– А что сделают с человеком, который пырнул Конни? – спросила Ри, устало поднимаясь со своего места рядом с койкой. Вот уже три дня она сидела тут, ни на миг не отлучаясь. Вставая, она сделала вид, что не замечает протянутой ей руки.
– Я думаю, что местные власти упрячут его за решетку. И с пребольшим удовольствием. Он уже устраивал потасовки на Антигуа, его хорошо знают. Не простят ему и того, что он покушался на жизнь королевского офицера. К такого рода преступлениям власти беспощадны. Если Конни умрет, того матроса непременно повесят, – хрипло сказал Данте. Услышав, как охнула Ри, он вздрогнул, поняв, что слова его, помимо воли, прозвучали жестоко.
– Не говорите так. Конни не умрет! А если умрет, то только по моей вине! – воскликнула Ри, поникнув от горя и сознания собственной вины.
Она почувствовала, как, пытаясь утешить, ее обнимают сильные руки, услышала, как Данте шепчет ей в ухо ласковые слова. Она пыталась отодвинуться, ибо не хотела ни жалости, ни утешений. Пока бедного Конни сжигает лихорадочный жар, только справедливо, чтобы и она страдала.
– Не отодвигайтесь, Ри, – с мольбой в голосе произнес Данте, – тут нет вашей вины.
– Нет, я виновата. Я вовлекла мальчика в дела, касающиеся только меня. Воспользовалась его обожанием, чтобы настроить против вас. Я попросила его не говорить вам о моем бегстве. Знала, что это нехорошо, по мне так отчаянно хотелось бежать. Ведь я так истосковалась по дому! Стояла на палубе и, вдыхая аромат жасмина, вспоминала о Камарее. У меня уже не было сил больше терпеть. К тому же я боялась встретиться с вами после той ночи... – Ри вздрогнула, слезы помешали ей договорить.
– Я знаю и не виню вас, Ри, – сказал капитан, мрачно поджав губы. Он подумал, что она плачет потому, что вспомнила об отвращении, которое к нему испытывала. Данте смотрел сверху вниз на ее золотистую голову, остро ощущая, какая она легкая и хрупкая в его руках, и у него было одно желание – держать и не отпускать ее.
– Экипаж винит меня во всем случившемся. Я вижу это по их глазам, – хрипло сказала Ри.
– Нет, нет, ничего подобного. Просто они беспокоятся о мальчике, дорогая. Вас они, конечно, не винят, – сказал Данте, и это была сущая правда. Весь экипаж гордился смелым поступком юнги, не побоявшегося вступить в схватку при таких неблагоприятных обстоятельствах. Если они кого и винили.то в первую голову Берти Мак-Кея и его людей, а может быть, и своего капитана. – Я не допущу, чтобы вы одна терзались чувством вины, дорогая. Можете с полным основанием упрекать меня, – резко сказал Данте, пытаясь пробудить ее от апатии. – Я сурово поговорил с мальчиком, хотя хорошо понимал, как болезненно он это воспримет. И отпустил его на берег, чтобы он искал вас. Помня мои слова, что вам угрожает опасность, он действовал так, чтобы снискать мое одобрение. Я виноват не меньше вас, Ри, – сказал Данте, с беспокойством задерживая взгляд на мечущемся во сне юнге.
– Я сильно переживаю еще и потому, что ничем не могу помочь Конни, – сказала Ри, поднимая глаза на капитана, угнетаемая сознанием своей беспомощности. – Я знаю, Хаустоп Кёрби делает для него все, что может, – добавила она и запнулась, опасаясь, как бы в ее словах не прозвучало сомнение в лекарских способностях маленького стюарда, который не жалел сил, чтобы избавить мальчика от жара, вылечить его. – Но может быть, – продолжала она, – все-таки стоит пригласить доктора из Сент-Джонса?
– Боюсь, это невозможно, – коротко ответил Данте, и Ри почувствовала обиду в его голосе.
– Извините, я не сомневаюсь, что Кёрби очень хороший лекарь, по мне страшно за мальчика, – попыталась оправдаться Ри.
– Мы не можем пригласить врача из Антигуа, потому что... – Данте недоговорил, повернувшись к широким кормовым окнам, – потому что мы отплыли из Сент-Джонса. Мы в открытом море, дорогая, – добавил он ласково, осознав, что она не заметила, как «Морской дракон» поднял якоря.
Ри высвободилась из рук Данте и стала смотреть на безбрежное пустынное море, хорошо видимое через кормовые окна. На несколько мгновений у нее пресеклось дыхание при мысли, что отныне у нее нет никакой надежды покинуть «Морской дракон» и его капитана. Она ощутила, как плавно покачивается судно, услышала тихое поскрипывание обшивки мачт. С попутными ветрами «Морской дракон» направлялся к своей заветной цели.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Парус любви - Макбейн Лори

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Парус любви - Макбейн Лори



романы Лори Макбейн очень замечательны! Парус любви читала на одном дыханий и вообще она может передать то,что не могут другие писательницы! Она просто Молодец!!!
Парус любви - Макбейн ЛориК. Эльнара
20.03.2011, 23.34





фигня полная, еле дочитала три главы. много описаний и ни каких действий. скука
Парус любви - Макбейн Лориирина
23.10.2012, 23.38





По-моему это продолжение романа Лори Макбейн "Безумство любви" Ведь так?
Парус любви - Макбейн ЛориНаталья
17.03.2014, 20.18





Я много читаю, и нет такой книги о которой я отозвалась бы плохо. Но эта полная фигня! Такое чувство что она хотела быстро быстро закончить свой роман! Непонятно все кончилось! Вообщем не советую читать!
Парус любви - Макбейн ЛориЛуиза
18.06.2014, 18.37





У Лори Макбейн есть еще роман "Золотые слезы". Также прекрасная книга о ненависти главных героев, которая перерастает в любовь. Вначале читать скучно, но затем от романа невозможно оторваться. Советую прочесть.
Парус любви - Макбейн ЛориК.
2.02.2016, 20.04





роман неплохой .но у меня создалось впечатление что я читала не столько об отношениях сколько об пейзажах и об опесании домов и замков .не судите строго это мой первый комнтарий
Парус любви - Макбейн ЛориЕЛЕНКА
20.03.2016, 16.46





Мне очень понравился. Оторваться от него не смог
Парус любви - Макбейн ЛориМарк
23.05.2016, 10.29





Мне роман понравился. Согласна начало-завязка несколько тяжеловата, но затем сюжет настолько насыщен самыми разнообразными событиями, что удовлетворит любой вкус. Ну а обилие описаний природы и т.д. делает роман - романом. Это только в порно рассказах быка берут за ... без лишних слов. 10 баллов. Роман явно недооценен.
Парус любви - Макбейн ЛориНюша
24.05.2016, 16.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100