Читать онлайн Найди меня, любимый, автора - Макбейн Лори, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Найди меня, любимый - Макбейн Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.89 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Найди меня, любимый - Макбейн Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Найди меня, любимый - Макбейн Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макбейн Лори

Найди меня, любимый

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Так вещи, однородные в основе,
Свершаться могут разными путями:
Как стрелы с разных точек в цель летят,
Как ряд путей ведет в единый город,
Как много рек в одно впадает море…
Так тысячи предпринятых шагов
Приводят к одному с успехом полным.
Уильям Шекспир
type="note" l:href="#FbAutId_41">note 41
Сэр Раймонд Уолчемпс последние несколько лет мог считаться человеком преуспевающим. Будучи посвященным в рыцари благодарной королевой, которой он спас жизнь, он пользовался ее благосклонностью.
Кроме того, самая красивая женщина Англии, Корделия Хауэрд, вскоре должна была обвенчаться с ним. Ему удалось отбить ее у Валентина. Пока храбрый капитан бороздил моря в поисках испанского золота, красавица приняла предложение сэра Раймонда.
— Тебе не слишком жарко, дорогая? — спросил сэр Раймонд спутницу.
— Вовсе нет, дорогой, — ответила Корделия, переступая через коровью лепешку. — О Раймонд! Неужели ты не можешь смотреть, куда идешь? Туфли твои теперь безнадежно испорчены!
Сэр Раймонд посмотрел на свою обувь. Она была вся в вонючем месиве. Он скривился и пробормотал:
— Черт, я так и думал. Что-то в этом роде всегда случается в подобных местах. Не знаю, Корделия, зачел ты меня сюда притащила. К вечеру здесь будет как в хлеву.
— Не беспокойся. Мы скоро уйдем с ярмарки. Нас пригласили на ужин сэр Уильям и леди Элспет Дэвис. Ты не забыл? Мне надо время, чтобы привести себя в порядок. Полагаю, это будет чудесный прием. Говорят, сэр Уильям отделал дом на редкость богато.
— Трудно забыть об этом визите, дорогая. Ты не устаешь напоминать о нем каждый день с тех пор, как получила приглашение.
— Знаешь, на ярмарке можно по дешевке купить самые изумительные вещи. В прошлом месяце на Варфоломеевской ярмарке я купила отрез очаровательной золотой парчи. А посмотри на этот шелк. Разве он не восхитителен?! Пойдем скорее, вон там тоже продают ткань, — сказала Корделия, прижимая к носу надушенный платок. — И не забывай, ты сам решил меня сопровождать.
— Если мне удастся выбраться отсюда, пока никто не стащил мой кошелек и не перерезал горло, я буду считать себя счастливчиком, — пробормотал сэр Раймонд. Однако вид у этого господина был такой грозный, что окружающие сторонились и давали ему проход. — И, смею напомнить, это я купил тебе шелковый отрез. Удивительно, как это у меня еще остались монеты.
— Мне бы хотелось, чтобы ты что-то сделал со своей обувью, — поспешила напомнить Корделия. — Пахнет ужасно.
— Как только я найду скамейку, прикажу Прескоту почистить мне обувь, — заявил Раймонд, к явному неудовольствию слуги.
— Надо же, Джордж Хагрэйвс! — воскликнула Корделия, заметив коротышку, продирающегося сквозь толпу. — Опять со своими шуточками. Он меня раздражает, честное слово. А кто это с ним?
Сэр Раймонд проследил за взглядом спутницы:
— Который из них? Один похож на сэра Чарльза Деннинга.
— Ну, этого я сразу узнала! Кто тот, другой?
— Томас Сэндрик?
— Нет, не он. Странно. Элиза ничего не говорила о том, что собирается сегодня пойти на ярмарку. А ведь я с ней разговаривала утром.
— Может быть, она и не пошла. У нее и так достаточно дел. Не забывай, что у них маленький сын.
— Глянь-ка! Я так и думала! Это он! — Корделия узнала Валентина Уайтлоу.
— Он? Я удивлен, дорогая, что ты снисходишь до того, чтобы смотреть на него таким восторженным взглядом, — едко заметил сэр Раймонд.
— А, нет, это не Уайтлоу. Это Вальтер Ралли. Так его, кажется, зовут? — Корделия была разочарована. — А как он похож на Валентина! Такой же красавчик.
— Уверен, он мечтает зваться сэром Вальтером Ралли, — пробормотал Раймонд, — да только мечты его так и останутся мечтами, если я не приду на помощь.
— Я слышала, что он душка. — Корделия разглядывала молодого джентльмена.
Сэр Раймонд фыркнул:
— Его и понять-то трудно. Вечно мямлит, будто у него во рту каша. Шотландца и то понять легче, чем этого — с запада.
— Валентина я всегда понимала прекрасно, хоть он тоже с запада, — заметила красавица. — Знаешь, мне кажется, все эти мужчины из Девоншира и Корнуолла такие необычно высокие и темные. Смотри, какое у этого Ралли лицо — как у Валентина. Это просто чудесно.
— Насколько я знаю, ни Валентин, ни Ралли не славятся своим остроумием. Впрочем, ты знакома с Уайтлоу гораздо ближе, чем я. Не так ли, дорогая? Честно говоря, я всегда считал, что этого твоего бесстрашного капитана можно слушать только вполуха. Да он вообще говорит мало, так ведь, милая? Смею предположить, что, когда вы бывали вместе, вы не много времени тратили на бесполезные беседы, верно? Но он слишком подолгу отлучался, чтобы ты могла испытать его не только как любовника, но и как собеседника. Жаль, но ничего не поделаешь. Твоих чар не хватило, чтобы удержать его подле себя надолго. Впрочем, — продолжал он, — не сочти за нескромность сказать, что ты сделала правильный выбор. Через месяц тебе стало бы с ним смертельно скучно. Ты бы измучилась, дорогая, постоянно слушать восхваление твоей красоты.
Впервые в жизни Корделия покраснела. Валентин Уайтлоу не просил ее руки. Не просил с тех пор, как однажды она ему отказала. А было это больше трех лет назад. В преданности Валентина она не сомневалась ни на минуту. По крайней мере до той поры, пока не приняла его приглашение посетить дом в Корнуолле. После этого визита, который никак нельзя было назвать удачным, в их отношениях произошла перемена. Корделия, не стесняясь, высказала все, что думает о Равиндзаре.
Только здесь, в Равиндзаре, он понял: какой бы ни была Корделия Хауэрд красавицей, она не та, с кем бы он хотел прожить жизнь. Их отношения стали более холодными.
Для Корделии настали трудные времена. Привыкшая к сонму поклонников, она внезапно обнаружила, что остался всего один соискатель ее руки и сердца — Раймонд Уолчемпс.
— Пойдем догоним их. — Корделия ускорила шаг.
— Будь я трижды неладен, Корделия, если подойду к ним вот с этим. — Раймонд кивнул на носок туфли. — Я буду здесь, возле этого помоста. — И он нырнул в толпу.
Не хватало только дать повод этому Хагрэйвсу высмеять его завтра на приеме. Зная Джорджа, нетрудно было предположить, что навоз на обуви послужит для него достаточным поводом, чтобы сочинить какую-нибудь историйку.
«Будь проклята эта толчея», — думал Раймонд, высматривая нужного ему человека. Слуга Уолчемпса решил, что хозяин очень щедрый человек, когда тот отослал его прочь, заплатив за работу хорошие деньги. Сэр Раймонд улыбался, несмотря на то, что со всех сторон несло потом. Душу ему грел пакет, спрятанный в рукаве. Не позднее чем через полчаса он должен был передать его курьеру, который отправит послание Марии Стюарт.
Сэр Раймонд вздохнул и огляделся. Кто на этот раз будет посыльным? Наверное, письмо заберет какой-нибудь незнакомец. Раймонду сообщили лишь, что он должен отдать послание человеку в синем бархатном берете с красным пером. Он скажет пароль, после чего заберет письмо и исчезнет. Посланник не появлялся, и Раймонд, чтобы скоротать время, стал смотреть представление.
Он не поверил глазам.
На маленькой сцене разворачивалось кукольное представление — сказка. Четверка белых лошадей, запряженных в колесницу из коралла, появилась над ширмой. Деревянные ноги лошадок, приводимые в движение кукловодом, дергавшим за нити, двигались в ритм. Кукла, наряженная по-королевски и представленная как принц Бэзил, правила лошадьми. Рядом с ним была кукла поменьше — Сладкая Розочка.
Во время очень важного путешествия они узнали о кознях джинна, замышлявшего убить королеву Елизавету — правительницу Туманного острова. Они спешили в Англию, но злой колдун из Северной страны, притворившийся другом, предал принца и принцессу. Он поднял бурю и выбросил их на далекий Западный остров.
Однако Лилия, королева Индийских островов, сделала подарок потерпевшим крушение принцу и маленькой принцессе: подарила им четверку лошадей и колесницу из ярко-алого коралла. Королева сдержала слово, и быстрые кони понесли их по небу к Туманному острову.
Затем на заднике сцены, изображающей остров с несколькими пальмами, появился священник в темном. В тот же момент навстречу колеснице выскочило существо в странном головном уборе из перьев и в золоченой маске. Началась битва, и принца Бэзила со Сладкой Розочкой взяли в плен.
Тут появилась кукла с развевающимися рыжими волосами верхом на морском коньке. Лилия, королева Индийских островов, вступила в бой с похожим на птицу существом, захватившим принца и принцессу. Джинн не испугался и бросил королеву на риф. Бородатая кукла в короне и со шпагой появилась из моря и спасла несчастную королеву. Но морской царь и королева Индийских островов исчезли, как только появились испанские солдаты, марширующие под барабанную дробь.
Занавес закрылся.
Следующее действие происходило уже при других декорациях. На заднике было изображено сказочное подводное царство с причудливыми башнями и странными деревьями. Русалка и Нептун плыли в пещеру, где был спрятан сундук с сокровищами. Усевшись на золоченый трон, повелитель вызвал свое подводное войско. На его зов приплыли дельфины, черепахи, морские звезды и другие обитатели моря. Вел их юный Тристрам. Беспокоясь за своих друзей, принца Бэзила и Сладкую Розочку, русалка отправилась за помощью.
Сэр Раймонд с нетерпением ждал развязки.
Начался третий акт. На этот раз задник превратился в океан с маленьким, теряющимся в тумане островком. По морю плыл корабль с золотыми парусами и красно-белым флагом па мачте. Английский корабль вступил в бой с испанским и потопил его под одобрительный рев толпы.
В следующем акте опять возникли пальмы и остров. Трусливый священник прятался за деревом, но черный ягуар заметил врага и, схватив его, утащил в лес. Джинн напал на принца и принцессу. Но принц, освободившись от веревок, выхватил шпагу и вступил с джинном в бой.
Раймонд Уолчемпс застыл, когда золотая маска и головной убор из перьев упали с куклы. По толпе зрителей прокатился ропот: джинн оказался вовсе не сказочным существом из Нового Света, а злым колдуном из Северной страны. Глаза у него были разные — голубой и карий. Не мигая смотрел Раймонд, как принц Бэзил сносит кукле голову.
Финальная сцена происходила при дворе. Елизавета — красивая кукла в ярко-рыжем парике и бархатном платье — посвящала в рыцари капитана и благословляла его на брак с королевой Индийских островов. Принц Бэзил, Сладкая Розочка и Тристрам стояли подле нее. А голова куклы с разными глазами торчала на шесте у импровизированных ворот Лондонского моста.
— Они спасли королеву! Да благословит их Бог!
— Справились с разноглазым колдуном, — сказал кто-то совсем рядом с Уолчемпсом.
— Посадили урода на кол! Пусть вороны склюют его башку!
— Как ты думаешь, а такое и впрямь было?
Пять фигур в черных плащах и масках кланялись зрителям.
Раймонд, расталкивая народ локтями, пошел прочь, даже не заметив, как женщина, случайно встретившись с ним взглядом, вскрикнула. Не заметил Раймонд и того, что прошел мимо человека в синем бархатном берете с красным пером, который последние десять минут тщетно пытался протиснуться к нему.
Однако Уолчемпс не ушел далеко. Делая вид, что интересуется изделиями из меди, выставленными в ларьке неподалеку, он смотрел, как высокий молодой человек в зеленой куртке переносит маленькую, закутанную в черное фигурку через заборчик у помоста. Оказалось, маска была на девочке лет семи. Мальчик лет десяти перебрался через деревянное заграждение без посторонней помощи. Дети смеялись над шуткой своего взрослого друга. Парень в куртке подал руку последнему артисту в плаще. Тот легко перелез через заборчик.
У Раймонда перехватило дыхание. Он узнал Лили Кристиан.
— Поздравляю, последнее представление на сегодня закончилось, Лили Франциска, — произнес Ромни. — Я думаю, тебе надо еще попрактиковаться с лошадьми, Одел. Ты чуть проволоки не оторвал, — сказал он Фарли.
— Хотел бы я посмотреть, как бы ты с этим справился, — хмыкнул Фарли, накидывая Тилли на плечи свой плащ. — Ни разу не слышал, чтобы ты жаловался по поводу денег, которые получаешь за нашу работу.
— Так ты и впрямь думаешь, что народ повалил бы любоваться на твое милое личико, если бы я не заговаривал им зубы? — усмехнулся цыган. — Мне надо бы брать себе побольше. Проклятая щедрость, ничего не могу с собой поделать. Я уже начинаю подумывать, не пустить ли тебя на кулачный бой с этим буйволом — твоим братцем. В перерыве между серьезными поединками, разумеется. Тогда мы, может быть, смогли бы купить тебе медвежонка, чтобы ты водил его.
— Эй, ты…
— Фарли, прошу тебя, не надо. — Лили встала между задирами. Братья Одел и Ромни Ли никак не могли поладить друг с другом. И чем дальше, тем хуже…
— Ромни, не смей! — воскликнула Лили, заметив, что тот хочет вытащить нож.
— Только ради тебя, — пробормотал цыган и посмотрел на Лили таким взглядом, который встревожил Фарли сильнее, чем угроза получить ножом в живот.
— Раф, лежать! — заорал Тристрам, спасая реквизит от любопытного пса, норовившего засунуть нос в коробку, куда Тилли аккуратно сложила кукол, плащи и прочие принадлежности кукольного театра.
— Не кричи на него, он и так тебя поймет. — Дульси погладила свою большую собаку.
— Интересно, как там Фэрфакс? Пойду посмотрю, — пробурчал Фарли.
— Сначала будку запри, — напомнил ему Ромни.
— Я сама запру, иди, — сказала Лили, заметив, что Фарли надувает грудь, как боевой петушок.
— Спасибо, госпожа Лили, — быстро ответил Одел. Широкая улыбка расцвела на его лице, когда цыган открыл рот, чтобы возразить.
— Можно мне с тобой, Фарли? — спросил Тристрам.
— Я-то не против. Как, госпожа Лили?..
— Хорошо, — кивнула девушка. — Но только не задерживайтесь, а то пропустите ужин. И я не хочу, чтобы вы смотрели на травлю быков: потом Тристрам заснуть не может.
— Опять мясной пирог? — скривил губы Тристрам.
— У меня нет ни времени, ни денег приготовить что-нибудь другое, Тристрам.
— Он холодный, — протянул мальчик, — а значит, невкусный.
— Я сегодня кое-что заработала, так что можно купить булочки; — предложила Тилли.
— Ах ты моя булочка! — воскликнул Фарли. — Тогда мы точно не опоздаем.
В самом деле, рисковать не стоило, потому что Тилли сейчас ела за целую роту солдат.
— Присматривай за ним, ладно, Фарли? — попросила Лили, мало надеясь на то, что Одел ее послушает.
— Хорошо, госпожа. Пошли, Тристрам.
— Я уже говорил тебе, Лили Франциска, ты слишком добрая. — Ромни пристально смотрел на нее. — Ты очень похудела. Я видел, как ты отдавала свою долю той женщине. Ты должна была позволить мне разобраться с Оделами. Они пользуются твоей добротой. Все пользуются, и я в том числе, — добавил он едва слышно.
— Ты? Ты для нас сделал очень много. Я у тебя в неоплатном долгу, Ромни. Если бы ты не помог нам убежать из Хайкрос тогда… я даже думать боюсь, что могло бы случиться. Но за Оделов я отвечаю. Фарли и Фэрфакс работали в Хайкрос с самого детства. Разве ты забыл, что у Тилли будет ребенок? Это ее первенец. Она боится. К тому же Барклай никогда не кормил ее досыта, и она истощена. Кроме меня и Фарли с Фэрфаксом, у нее никого нет. — И Лили повернулась.
— Ты куда?
— Я хочу забрать из будки куклу-колдуна. Ей достается больше, чем другим. Неудивительно — сколько раз на день мы рубим ему голову!
— Почему колдун, а не ведьма? В сказках чаще встречаются злые колдуньи.
— Не знаю, — ответила Лили, разглядывая деревянную голову с разными глазами. — Наверное, потому, что Бэзил нам рассказывал о колдуне, а не о колдунье. И еще потому, что этот колдун напоминает мне одного человека, — добавила Лили, отвернувшись от куклы, чьи неживые глаза смотрели прямо на нее.
Она оступилась.
— Осторожнее. — Ром поддержал ее. — Не хочу, что-нибудь случилось с моим лучшим артистом.
— Что со мной может случиться, если ты всегда рядом? Ромни рассмеялся, запирая двери будки.
— Я просто берегу свою собственность. За тобой нужен глаз да глаз. Слишком много бездельников шляется вокруг. Отвернешься — а тебя уже кто-нибудь утащил.
Лили рассмеялась.
Что было дальше, Раймонд не знал, ибо людей, за которыми он наблюдал, скрыла толпа.
Валентин стоял на палубе «Мадригала» и смотрел на город. Впервые за долгие месяцы вместо мачт он видел уходящие в небо шпили церквей. Вместо грохота пушек слух его ласкал колокольный звон. Над городом стлался дымок, но то был мирный дым из каминных труб, а не пороховой дым битвы. «Как хорошо дома», — думал капитан. Корабль возвращался после очередного плавания.
Валентин взглянул на спущенные паруса. Вот такими они будут, когда он сойдет на берег. Такими останутся еще долго. Капитан решил не покидать Англию, пока Артемис не родит. Он обещал ей, что будет около нее. Как странно: у него родится племянник или племянница — Пенморли. Валентин тряхнул головой. Ничего против сэра Роджера он не имел, и если Артемис с ним счастлива, что же — и он может чувствовать себя счастливым.
— Шутка? — спросил Мустафа, словно прочел мысли хозяина.
— Нет, просто каприз судьбы, — усмехнулся капитан.
— Не думать всякое плохое. Не думать вперед, капитан. Никто не знать. Случаться. А почему — не знать, — сказал турок. — Мустафа не думать — и все хорошо.
— Да, Мустафа, ты прямо настоящим философом стал, — прищурился Валентин.
— Много ошибок, капитан. Много плохо. Мустафа давно маленький. И много думать. Мустафа вырасти. И не думать. И хорошо.
Уайтлоу улыбался.
— Ну что же, я благодарен судьбе за то, что свела нас тогда на александрийском базаре.
Турок поклонился. Ему легче было объясняться жестами, чем словами.
— Вот это и впрямь можно назвать подарком судьбы, — пробормотал Валентин, глядя на берег. — Ты видишь ее, Мустафа, или это мираж? Может, наваждение или Нереида, что обольщает моряков и уводит за собой в пучину?
Мустафа посмотрел туда, куда показывал капитан.
По берегу на белоснежном коне скакала самая красивая женщина на свете. В зеленом платье, ярком, как трава, растущая на берегу реки, с волосами, похожими на пламя, она скакала, свободная и прекрасная.
— Хотел бы я знать, кто она такая, — пробормотал Валентин. — Надо будет найти ее. Она скачет к ярмарке. Странно, что я не заметил ее там днем. Завтра после встречи с королевой я вернусь и попробую ее отыскать.
Шелковые портьеры колыхались от легкого ветерка. Они закрывали широкие окна с цветными витражами. На стенах огромного зала висели гобелены. Потолок украшала богатая лепнина. На длинном столе стояли серебряные блюда со всевозможными лакомствами. Шесть музыкантов играли чудесную музыку.
— Работа по разбивке сада еще не совсем завершена — мы решили вначале отделать дом, — но к следующей весне, думаю, закончим. Парк должен получиться чудесный, — говорила одному из гостей леди Элспет. — Уже посадили деревья. Да, конечно, оранжерея тоже будет. В самом деле? Право, хороший совет.
Ужин закончился. Стол был накрыт для десерта.
— Надеюсь, всем здесь нравится? — спросил сэр Уильям. Элспет кивнула. Хозяева заняли места во главе стола.
— Всем, всем, — ответил сэр Чарльз с набитым ртом. — Вы должны дать нам рецепт этого пирожного, леди Элспет.
— Непременно, сэр Чарльз. Я прослежу за тем, чтобы леди Деннинг получила его перед отъездом.
— Пока все идет хорошо, — шепнул сэр Уильям и незаметно пожал жене руку.
— Да. О, спасибо, я рада, что вам у нас нравится, — с улыбкой ответила леди Элспет на очередной комплимент.
— Жаль, что Саймона нет.
— Мне тоже. Я надеялась, что он приедет, но теперь у него появилось множество обязанностей как у хозяина Уайтсвуда. Боюсь, он взваливает на себя слишком много дел.
— Он ведь еще мальчик, Элспет.
— Мальчик, который очень скоро станет мужчиной, Уильям.
— Что ты имеешь в виду?
Элспет Дэвис улыбнулась:
— Только то, что недолго ему еще жить в Уайтсвуде одному. Ты помнишь, зимой он навещал Хайкрос?
— Да, ничего странного в этом не было, — ответил сэр Уильям. — Дульси — его сестра.
Сэр Уильям пожалел о своих словах: тень пробежала по лицу леди Элспет.
— Он обожает Дульси, но, как я подозреваю, еще больше — Лили Кристиан. После этого визита он изменился — сначала из него слова было не вытянуть, а когда он вернулся из своих заоблачных мечтаний, то только и говорил о том, какая красавица Лили.
Сэр Уильям задумался.
— Ну что же, — сказал он. — Если парень ее любит, так тому и быть. Лили Кристиан была бы нам прекрасной невесткой. У меня нет никаких возражений. А ты как на это смотришь?
— Как бы я на это ни смотрела, моего сына едва ли заинтересует мое мнение, если он влюблен по-настоящему. Нам надо пригласить сюда Лили Кристиан и ее брата и сестру.
— Корделия выглядит сегодня прелестно, — бросил Дэвис.
— Да, как всегда. Я не думала, что она примет приглашение. Она едва не опоздала на ужин, — произнесла Элспет.
— А эти? Тоже припозднились? Я не заметил, когда они появились. — Ее супруг кивнул в сторону Джорджа Хагрэйвса под руку с очень высокой молодой женщиной. Бедный Джордж был вынужден почти бежать, чтобы поспевать за широким шагом своей дамы.
— Клянусь, он это нарочно устроил, — пробормотал Уильям, заметив, что многие из гостей смеются, глядя на ужимки коротышки.
— Тебе не стоит переживать из-за того, что Минерва якобы страдает от насмешек. У нее совершенно особенное чувство юмора. А ее рост распугивает большинство молодых людей. Я, однако, уверена, что ей все это очень нравится. Скажу больше, она одна из очень немногих женщин, с которыми любят общаться.
— Валентин когда возвращается?
— На днях. Почему ты спрашиваешь?
— Мне любопытно, знает ли он о помолвке Корделии с Раймондом. Я всегда думал, что они с Валентином поженятся. Она в прошлом году ездила в его дом в Корнуолле.
— Артемис говорила, что этот визит не оправдал надежд ни той, ни другой стороны, — заметила леди Элспет.
— Кстати, о сестре Валентина. Мне странно видеть здесь сэра Роджера. Никак не думал, что он уедет из Корнуолла, когда Артемис в положении.
— Я встретила его в городе и убедила сопровождать нас в Риверхаст. Я уговорила Роджера дождаться у нас возвращения Квинты из Шотландии. Она, кстати, очень беспокоится за Артемис и решила вернуться в Равиндзару пораньше. Я думаю, сэр Роджер здесь потому, что ему нужно отвезти ее в Корнуолл. Ну и… найти хорошего доктора для Артемис. Они могли бы приехать в Корнуолл все вместе.
— Что-то случилось?
— Нет, все пока идет хорошо. Но этот ребенок будет у Роджера первым, и он беспокоится. Гонория, сестра Роджера, осталась с Артемис. Ты уже забыл, как волновался, когда я собиралась родить тебе первенца?
— Вторых родов я боялся куда больше. Эй, Томас! Как дела? Элиза, вы как всегда прелестны. Могу я для вас что-нибудь сделать?
— Прекрасный банкет, сэр Уильям.
— Я покорена Риверхастом, леди Элспет, — застенчиво сказала Элиза.
— Спасибо. А как поживает юный Генри, Томас?
— Последнее время капризничает. Все время плачет. Мне кажется, это из-за сыпи. Не знаю, чем снять зуд.
— Слишком много ночей я провел без сна, чтобы достойно изображать гордого отца, — вздохнул сэр Томас.
— Я дам вам мазь. Она творит чудеса. Извините меня, я отлучусь за лекарством, пока не забыла.
— Спасибо, буду очень благодарна за любые советы. Леди Элспет ушла.
— Мэри Уортиштон нас ищет, Томас. — Хагрэйвс спрятался за спину своей высокой подруги.
— Мне нечего бояться. Или ты забыл, что я женат? — напомнил Томас своему пугливому приятелю.
— Прежде ее это не слишком заботило. — Джордж украдкой взглянул на приближающуюся женщину. — Едва ли тебе повезло больше, чем мне, дружище.
— Она идет не к вам, а ко мне, — беспечно сказала Элиза. — Мы не закончили разговор, — добавила она и направилась к Мэри.
— Без обид, Томас, но с тех пор, как ты женился на Элизе, в ней все больше и больше проявляется общего с братом. Никогда не замечал раньше, что у нее острый язычок, — добродушно произнес Джордж, жалея в глубине души о том, что проглядел такую партию.
— Раймонд ставит себя выше всех и особенно выше сестры. Он всегда считал ее серой мышкой.
— А у мышки оказались зубки, да?
— В том, что касается меня или нашего сына, она — настоящая тигрица. Так что советую тебе быть осторожнее.
— Спасибо за предупреждение.
— Интересно, где Раймонд? — Томас смотрел на Корделию и Вальтера Ралли.
— Скорее всего сидит где-нибудь и дуется на свою невесту. Мне казалось, он и раньше не жаловал этого красавчика брюнета.
— Я начинаю беспокоиться за Ралли. — Джордж налил себе пунша. — Конечно, скрестить шпагу с Уолчемпсом опасно, но еще опаснее флиртовать с этой волчицей. Может, предупредить его?
— Не стоит. Ралли сам о себе позаботится.
— Ну, скажешь тоже, — ухмыльнулся Джордж. — Скорее этот красавчик…
Вернувшись в зал минут через пятнадцать, леди Элспет не нашла ни мужа, ни Томаса с Джорджем.
— Похоже, нас бросили, Элиза, — сказала она. — Куда все исчезли?
— Действительно, странно…
— Может быть, Уильям повел джентльменов в галерею? Давайте выручать Минерву, ей, кажется, нелегко поддерживать беседу с леди Деннинг. Даже сэр Чарльз и тот исчез.
— Моя будущая невестка нисколько не скучает, — заметила Элиза. — Интересно, знает ли она, что говорит о Вальтере Ралли в обществе?
Леди Элспет быстро посмотрела на скромницу Элизу. Эта женщина оказалась совсем не тихоней-провинциалкой, какой представлялась вначале. Кто знает, чего еще можно ожидать от этой «темной лошадки»!
— Что же говорят? — со сдержанным интересом спросила хозяйка дома.
— Говорят, что он любит девок подоступнее.
Леди Элспет не знала, верить ли ушам. Но каким бы грубым ни было замечание, от правды не уйдешь. Хозяйка дома присмотрелась к парочке. Действительно, складывалось впечатление, что эти двое нашли друг друга. Оставалось лишь надеяться, что Раймонд Уолчемпс не наблюдает сию прелестную идиллию.
— Да уж, ты действительно не торопишься. Смотри, луна скоро взойдет. Неужели ты не мог подойти пораньше? — выговаривал Уолчемпс.
— Нет не мог, — ответил пришедший. Лицо его было в тени. — Зачем ты меня искал? Что случилось? Ты весь вечер был как на иголках.
— Ты еще спрашиваешь, что случилось? — взорвался Раймонд.
— Ты заболел?
— Мы попали в беду, мой друг.
— Какую беду?
— Я сегодня был на ярмарке.
— Ну и что?
— Мне поручили передать письмо от папы посланнику, который должен был доставить его Марии Стюарт.
— Я знаю. Тебя ведь не поймали, не так ли? — Собеседник Уолчемпса начал терять терпение.
— Беспокоишься обо мне или о своей собственной драгоценной шкуре? Если бы меня поймали, то я был бы сейчас не здесь, а совсем в другом месте. Но если ты все знаешь, тогда вот что: передай письмо сам. У меня есть дела поважнее. — Сэр Раймонд сунул бумагу в руки сообщника.
— Господи! Оно все еще у тебя! И ты принес его сюда, когда вокруг столько людей! Ты с ума сошел?!
— Ты считаешь меня сумасшедшим? Нет, мой друг, я в отчаянии. И сейчас ты поймешь почему.
— Ну?
— Сегодня я видел одно представление в кукольном театре на ярмарке.
Собеседник хмыкнул:
— Представление? Ты вызвал меня, чтобы рассказать о кукольном спектакле?
— Да, жаль, что тебя там не было. Увы, тебе уже не удастся увидеть этот восхитительный спектакль. Я сделаю все, чтобы это представление оказалось последним. Ты хотел бы послушать о белых конях и злом колдуне?
— Раймонд, я пойду.
— О, прошу тебя, потерпи мое общество еще немного. Я хочу рассказать тебе об одном злом колдуне с разными глазами, который хотел убить Елизавету, королеву Туманного острова. О том, как принц Бэзил, потерпевший кораблекрушение на Западном острове, должен был спасти королеву. О его помощниках — Лилии, Сладкой Розочке и Тристраме. Насколько я помню, «дульси» по-испански звучит как «сладкая», не так ли? Не кажутся ли тебе эти имена знакомыми? А должны бы. Все верно, так зовут тех самых детей, что сейчас путешествуют с цыганским табором и показывают это представление всему белому свету. Что с тобой? Ты больше не смеешься? О, не переживай, нас еще не ищут. Но это может произойти в любую минуту, мой многострадальный друг. Если кто-то увидит это представление и обо всем догадается, все наши планы рухнут.
— Наши?
— О, понимаю. Ты думаешь, что раз у меня лицо запоминающееся, а у тебя — нет, то ты в безопасности? Запомни, если меня арестуют за измену, то будут пытать. Когда я окажусь на дыбе, я назову твое имя. Если я должен буду умереть как предатель, то и тебя постигнет та же участь.
Собеседник Раймонда молчал.
— Ты говоришь, что сделаешь так, чтобы кукольного представления больше не было. Тогда что еще тебя беспокоит?
— С кукольным театром я разберусь. Но теперь я должен покончить с Лили Кристиан. Пока она жива, нам грозит опасность. Бэзил, кажется, предвидел свою смерть, не правда ли? Удивительно тонкий ход! Он не мог сказать королеве то, что знал, так вместо этого сочинил своим отпрыскам сказку о предательстве и возмездии. Как будет смешно, если кто-то еще поймет мораль сказки Бэзила Уайтлоу. Будь он проклят!
— Но почему сейчас? Что Лили Кристиан делает на ярмарке? Насколько я понимаю, она должна быть в Хайкрос. Почему она не там? Что нам делать?
— Я рад, что ты наконец понял всю серьезность нашего положения. Но ты по-прежнему хочешь остаться чистеньким. Что делать? Ты не понимаешь? Ты слишком добросердечен, мой друг. Я сам справлюсь. Почему Лили покинула Хайкрос — не наша забота. Довольно того, что она здесь, где я смогу до нее добраться. На этот раз я доведу дело до конца. Вскоре Лили Кристиан будет мертва. И никто ее не спасет.
Едва рассвело, Саймон Уайтлоу вскочил на коня. Так ему хотелось поскорее оказаться в Хайкрос.
Лили, Дульси и Тристрам, конечно же, удивятся его приезду. Он скажет им, что был поблизости и решил заехать. Как он мог проезжать мимо и не заскочить! Миля за милей он повторял имя Лили Кристиан и свое объяснение. Саймон Уайтлоу готовился произнести первое в своей жизни признание в любви.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Найди меня, любимый - Макбейн Лори



Отличная книга мне очень понравилось! Скажу одно когда читал я полностью вник в происходящее и читал по три четыре часа эта история унесла меня глубоко в мысли и в те времена!Хотел бы оценить и добавить что девочка Лили Кристиан которую так восхитительно описали все черты характера и её облик всё всё превосходно,в заключений я был бы невероятно счастлив и рад если в будучи я отцом моя родная девочка будет такой как описали в этой книге!Спасибо большое Лори Макбейн и переводчикам за эту восхитительную книгу!
Найди меня, любимый - Макбейн ЛориБекзат
12.04.2015, 15.05





Интересная книга. Много приключений.Любителям постельных сцен может не понравиться, тк их 1-2 на весь роман. Вначале читается немного нудновато, но потом сюжет развивается динамично. не пожалела что прочла, тк люблю про море и корабли.
Найди меня, любимый - Макбейн ЛориЛена
2.09.2016, 12.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100