Читать онлайн Когда сияние нисходит, автора - Макбейн Лори, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Когда сияние нисходит - Макбейн Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.56 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Когда сияние нисходит - Макбейн Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Когда сияние нисходит - Макбейн Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макбейн Лори

Когда сияние нисходит

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Когтистой лапой пригвоздив добычу,
Склонил кровавый клюв над нею кречет.
Альфред Теннисон
— Ты слышал гром прошлой ночью, Стивен? — осведомилась Ли, бесшумно подкравшись к дворецкому, стоявшему в столовой. Тот испуганно подпрыгнул.
— Мисс Ли! Старого Стивена чуть кондрашка не хватил! Разве можно так пугать человека? И почему вы на ногах ни свет ни заря? Даже старый петух еще спит на насесте! — причитал он, поднимая крышку с серебряного блюда, откуда немедленно донесся соблазнительный аромат.
— Мне кое-что нужно сделать утром и, боюсь, отложить нельзя, — заявила Ли с уверенностью, которой не чувствовала, и, взяв из вазы пару яблок, спрятала в карман.
— Старый Стивен все знает, мисс Ли, — понимающе кивнул дворецкий.
— Знаешь? — ахнула Ли, посчитав, что Джоли разучилась хранить секреты.
— Ходил в конюшню проведать старину Бродягу. Сказал Сладкому Джону, что, когда мисс Ли услышит, как мистер Гай снова пытался перепрыгнуть через забор, наверняка не устоит и тоже попробует. Ваш папа здорово сердился на мальчика, но и гордился тоже.
Ли, облегченно вздохнув, подошла к красивой птичьей клетке, стоявшей на столике между двумя выходившими на веранду окнами.
— Вижу, мамины птички тоже проснулись, — заметила она, разглядывая ярко окрашенных пичужек, прыгавших в позолоченной клетке. Мелодичные трели наполняли комнату.
— Ваша мама с детства любит их чириканье по утрам. А вот полковник Ли ненавидел пташек и все грозил ощипать им перья, но малышка Беатрис Амелия храбро защищала своих питомцев. И если слух у меня не такой, как раньше, я еще не совсем ослеп, мисс Ли, — объявил Стивен, показывая на ее выцветшее голубое платье. — В таком виде этих задавак, сестер Кэнби, не навестишь!
Ли с сожалением оглядела ситцевое платьишко со споротой отделкой. Три года назад оно было намного длиннее!
Обтрепанный подол открывал щиколотки в белых чулочках. С распущенными по плечам и подхваченными старенькой лентой волосами она выглядела четырнадцатилетним подростком… если не считать того, что теперь лиф подхватывал нежные округлости грудей и не оставлял сомнений, что его владелица — молодая женщина.
Ли пожала плечами. Ее любимый муслиновый наряд в розовато-лиловую полоску подождет, пока она не выполнит задуманное. Она оставила его висеть на дверце бельевого шкафа вместе с отороченной кружевами нижней юбкой и тонкими шелковыми чулками. Когда она на цыпочках вышла из комнаты, Блайт и Джулия еще мирно посапывали. Боясь их потревожить, она недолго возилась с туалетом: всего лишь наскоро причесалась и плеснула сиреневой воды на лицо и руки. Если все пойдет, как планировалось, она успеет вернуться еще до того, как встанут девушки.
— Кстати, Стивен, разве мама еще не встала? — удивилась Ли, разглядывая свои поношенные туфли с такими тонкими подошвами, что она с успехом могла бы идти в одних чулках. Только вчера Джоли пригрозила их выбросить, объявив, что даже судомойка постыдилась бы показаться на людях в подобной обуви. — В жизни не видела, чтобы она так долго спала! Это папа все еще храпит в детской. Ой, она ведь не заболела? Папа поэтому лег в детской? Я и Джоли не видела.
— Мистер Стюарт засиделся допоздна с мистером Натаном, а вы знаете, что с ним творится, когда слишком много выпьет! У него уже не такая крепкая голова, как раньше. Но кто же ему об этом скажет, тем более что он пил с мистером Натаном, а уж тот такой здоровяк, что во всем округе не хватит кукурузного виски, чтобы уложить его под стол! Ну так вот, мистер Натан, все еще твердо держась на ногах, помог мне уложить мистера Стюарта в детской, чтобы не потревожить мисс Беатрис Амелию. Но мистер Стюарт все равно распевал свои грустные песни, да так громко! А мисс Беатрис Амелия вместе с Джоли отправились с самого утра лечить больных. Джоли клянется, что эта Джесси вчера вечером объелась зубатки и свежего хлеба. Совсем пустоголовая дурочка… и боится грозы, да еще других пугает… так что все едва не выпрыгивают из своей трусливой кожи. Никогда еще не слыхал такого переполоха, как сегодня ночью! Визжат, стонут, трясутся… даже лиса в курятнике и та не наделала бы столько шума.
— А ты знал, что Джоли предсказала грозу? — спросила Ли, нервно крутя ленты шляпки.
— Как всегда, — пожал плечами дворецкий, ничуть не обеспокоенный сверхъестественными способностями жены.
— Она сказала, что это духи сердятся.
— Скорее уж палец на ноге разболелся. В последнее время ноет, прямо что-то ужасное, — фыркнул Стивен.
— Ты вправду так считаешь? — пробормотала Ли. Слава Богу, от сердца немного отлегло!
— Ну, мисс Ли, что будете есть на завтрак? — озабоченно осведомился Стивен, вспомнив о своих обязанностях.
— Пышку и сладкую булочку, — ответила Ли, потянувшись к слоеным пирожкам с карамелью и пеканами, выложенным в серебряную корзинку. Сейчас ее больше волновала судьба чужой одежды, чем завтрак. Джоли пообещала повесить вещи незнакомца на кухне, чтобы быстрее высохли. Следует забрать их, пока никто не увидел, а потом прокрасться в конюшню до того, как мать и Джоли вернутся в дом.
— Ну уж нет, мисс Ли, я не выпущу вас из дома, пока не поедите как полагается. Что скажет мисс Беатрис Амелия? А мой папа? Боже ты мой! Вот что он сказал бы, будь сейчас жив! А если вы удерете с двумя булочками, значит, скормите их своим ненасытным чудовищам! Я уже видел, как вы стащили со стола два яблока, а ведь я битый час их укладывал покрасивее, — упрекнул Стивен, качая головой.
— Ах, Стивен, ты все такой же хитрый лис. И не настолько состарился, чтобы не схватить меня за руку.
— Вовсе нет, просто слишком долго живу в этой семье, — ухмыльнулся дворецкий.
Ли вытащила яблоки, вытерла о юбку и уже потянулась к серебряной вазе, но, к несчастью, сбила на скатерть пару спелых вишен. Правда, успела нагнуться и поймать ягоды, прежде чем они свалились на ковер, а потом заткнуть их за гроздь росистого винограда, лежавшую подле розовых персиков и фиолетовых слив, искусно расположенных вокруг ананаса в самом центре.
Стивен удовлетворенно кивнул, поправил фрукты по своему вкусу и стал перечислять:
— Сегодня у нас печеные яйца, как любит мисс Алтея, с тостом, намазанным маслом и джемом. Не знаю, в чем дело, но что-то в последнее время она плохо ест по утрам. Может, собирается на этот раз подарить мистеру Натану маленького сыночка? А я уже тревожился, что у них всего одно дитя. Похоже, они скоро переселятся в Ройял-Бей. Мистер Ноубл совсем плох. Вчера приезжал с визитом в экипаже, да и то еле сидел. Уж проще было сразу принести его в носилках. А как он выходил из коляски! Уж мисс Эффи толкала его, и тянула, и все причитала над ним, как курица над цыпленком. Так о чем я? Да, еще есть яичница, оладьи с яблоками, жареный картофель с кусочками бекона для мистера Гая. Он, должно быть, проголодается, когда приедет от Кэнби. Сдается, там рады ему, особенно одна дама, хотя он приедет разгоряченный и потный.
Ли с брезгливой миной покачала головой:
— Надеюсь, что Гай умнее, чем кажется. Он всегда умудряется выйти сухим из воды. Но если воображает, что сумеет улестить одну из Кэнби и при этом не попасться, хотя ясно как день, что все остальные станут подслушивать у дверей гостиной, тогда он еще глупее, чем мы все думали. Когда-нибудь найдет коса на камень, и дама, которой он так мило улыбается и дает обещания, без всякого намерения их сдержать, заполучит его колечко на пальчик, а второе проденет ему в нос. Считает, что может приручить любую женщину в округе, а потом прогнать ее, как бездомную собаку, когда минует надобность и дама станет чересчур требовательной. И если возлюбленная откажет ему, представляю, как будет страдать самолюбие бедняги. Но пока что… ему не повредило бы иметь ноги подлиннее, чтобы обогнать Саретт Кэнби, когда та попытается его поймать.
— Да уж, на вид она здоровенькая. И ест с аппетитом, — согласился Стивен.
— Надеюсь только, что тебе не придется подавать ей завтрак каждое утро, а я не буду сидеть напротив невестки, которую видеть не могу и которая терпеть не может меня. Она скорее всего уже вещи складывает, готовясь перебраться в Треверс-Хилл, тем более что теперь, когда Стюарт Джеймс получил Уиллоу-Крик, папа надеется, что Гай будет управлять фермой. Она вытурит моих бедных родителей в Англию, навестить дальних родственников. И поскольку я не замужем, заставит меня с утра до вечера гнуться над шитьем для себя и своих сестер, а несчастную Люси попытается спихнуть своему братцу. Она знает, что я не пожелаю иметь с ним ничего общего. В жизни не видела, чтобы кто-то сидел на лошади хуже Джона Роя. А Саретт, та вообще к лошадям не подходит. Торчит в Эвергринз, как жирная кошка, и точит когти на Гая и других неосторожных женихов.
— А по мне, так ни Кэнби, ни какая другая семья, кроме Брейдонов, не хороша для Треверсов, — согласился Стивен, и оба они знали, что он включает Фисбу, жену Стюарта Джеймса, в число этих недостойных.
— Подозреваю, что на земле вообще не осталось приличных людей, которых можно было бы принять в семью, — съязвила Ли, думая о самых невероятных слухах об очередной выходке Стюарта Треверса и его родичей, ходивших в округе после каждых скачек, барбекю и пикника.
— Я спокоен, пока старушка Джоли присматривает за всеми. И ничего страшного не случится, тем более что я тоже рядом и вполне способен уберечь каждого, — заверил Стивен. — Но я опять отвлекся. У нас есть жареные устрицы и блинчики для мистера Натана. Вроде они с мистером Стюартом хотели сегодня утром ехать на лесопилку. Я положу вам немного, вместе с подливкой и лепешками. Ох, кажется, забыл мяту! Никогда со мной такого не случалось! Пойду принесу, пока не проснулся мистер Стюарт. После прогулки ему понадобится прохладительное, а ведь он любит мои джулепы. Правда, я успел сделать пунш, но не помешает иметь под рукой пару бутылок бренди: недаром мистер Натан упоминал, что мистер Адам может приехать сегодня.
Стивен осмотрел ряды графинов с вином, мадерой, сидром и более крепкими напитками. Большой серебряный чайник и такой же кофейник, кувшинчик для шоколада и стопки чашек с блюдцами стояли на другом конце буфета.
— Я знаю, что вы и мисс Люси любите вафли. И я добыл кленового сиропа, потому что вы не любите сорго. Зато полковник Ли любил. Хорошим человеком был ваш дедушка. Рад, что он позволил Джоли уехать в Треверс-Хилл со мной. Как насчет пирожных с ежевикой? Джоли приказала испечь их для мисс Ноуэлл. Эта милая малышка их любит. Джоли сегодня удар хватит, потому что у вашей мамы не было времени съесть омлет. А ведь в нем полно грибов, и соус такой вкусный! Ваша бабушка Ли его обожала. Настоящая была леди. В жизни голоса не повысила, даже когда полковника ранили на дуэли. Ох, Господи, никогда не видел столько крови, как в тот день! А ведь полковник вовсе не был таким уж большим джентмуном! Думал, что он отдаст Богу душу. Но мисс Луиза объявила, что он не покинет ее, пока не объяснит, с чего это вдруг дрался с этим ничтожным креолом. Ужасно разозлилась, что он стрелялся с каким-то типом, которого нельзя назвать джентмуном. И едва не позволил убить себя неизвестно почему. Джентмуны не пачкают руки, связываясь со швалью. Так что она заставила полковника объясняться всю ночь, и у него даже времени помереть не было. А еще у нас есть сладкий дрожжевой хлеб с сосисками, на случай если мистер Палмер Уильям приедет раньше, чем обещал. На кухне есть еще несколько караваев: вдруг он привезет с собой друзей. И ямс остался со вчерашнего вечера, и немного рубленой курятины, и…
Ли терпеливо выслушивала длиннющие тирады Стивена, но под конец не вытерпела.
— Ладно, Стивен, ты победил, — вздохнула она и, взглянув на часы, покачала головой. Если она задержится еще немного, в столовую начнут спускаться родственники, и тогда без объяснений не обойтись.
— Выпейте томатного сока, а я положу вам чего-нибудь вкусненького. Нужно подкормить вас немного. Вот мисс Джулия такая аппетитная толстушка! Странно, что она еще не замужем. Такая красотка должна была уже родить пару ребятишек!
Ли тихо радовалась, что Джулии здесь нет. Услышав столь лестное мнение Стивена, она наверняка потеряла бы аппетит, а заодно и хорошее настроение. Хорошо еще, что Джесси вчера вечером объелась рыбы и теперь не придется говорить с матерью и упрашивать Джоли. Кроме того, Стивен вообразил, что она идет в конюшню помочь Сладкому Джону с Бродягой, так что никто не удивится ее отсутствию за утренним столом. Теперь осталось найти одежду, а кожаный кисет она уже привязала к поясу под нижними юбками. Потом она поскачет к пруду и вернет вещи незнакомцу, хотя не лично. Она предпочла бы не брать с собой конюха, потому что быстрее обернется одна. Но Сладкий Джон ей не помеха!
Она так глубоко задумалась, что очнулась, только когда Стивен поставил перед ней тарелку, на которой две золотистые вафли плавали в растопленном масле и густом кленовом сиропе. Рядом возвышались горы из яичницы, жареных сосисок, картофельной соломки, яблочных оладий, и на самом краю примостились две кукурузные пышки. Как еще фарфор не треснул под такой тяжестью.
Ли открыла было рот, чтобы запротестовать, но, встретившись с довольным выжидательным взглядом Стивена, принялась орудовать вилкой. Удовлетворенно кивнув лохматой головой, он занялся своими делами и минуту спустя поставил перед ней чашку ароматного дымящегося чая, придвинул мед, вазочки с джемами и вареньями и в последний раз оглядел стол.
— Теперь я вас покину, мисс Ли, — с сожалением объявил он, оглядывая недоеденные вафли на ее тарелке. Хорошо еще, что она съела почти всю яичницу и половину картофеля!
Он поднял глаза к потолку, заслышав скрип досок. Нужно вернуться в столовую, когда соберется вся семья. Что будет, когда он больше не сможет их обслужить? Стивен надеялся со временем обучить сына, но тому лучше на конюшне с лошадьми. Не будь хозяин так доволен Сладким Джоном, Стивен разочаровался бы в единственном сыне. Но теперь гордился им. Пусть он не мажордом и даже не камердинер, но дело свое знает.
— Спущусь-ка я в подвал и принесу пару бутылок бренди, а потом нарву в саду мяты. А вы, солнышко, съедите все до крошки? — спросил он с поистине отцовской тревогой.
— Обязательно, — пообещала Ли, для его успокоения поднося к губам оладью в сиропе и с досадой глядя на огромную липкую каплю, плюхнувшуюся на лиф платья. Какое счастье, что она догадалась надеть эти лохмотья. Ну вот, ничего не оттирается. Впрочем, теперь, после завтрака, она чувствует в себе гораздо больше сил и готова отправиться на подвиги.
Водрузив обе пышки в фруктовую вазу на место яблок, она поспешила на кухню, где и нашла одежду, висевшую перед большим очагом. Пришлось сделать вид, что ее не волнуют любопытные взгляды и смешки кухонной прислуги. Однако, выбежав во двор, девушка в ужасе уставилась на добычу. Высохшая кожа задубела и сморщилась. Правда, по штанам тянулись влажные дорожки, но что теперь делать? Даже сложить невозможно: одежда попросту поломается.
Она все же свернула штаны, морщась от громкого треска. Рубашка, еще влажноватая, оказалась куда мягче.
Преисполненная решимости не тратить драгоценного времени, девушка побежала к конюшне. Даже в этот ранний час тут кипела работа. В горне уже пылали угли, и кузнечный молот выбивал монотонную мелодию. Конюхи чистили стойла и меняли солому. Большинство лошадей были уже накормлены и напоены и ожидали, когда их выпустят на луг.
Здешние конюшни славились безупречной чистотой. Весь навоз вывозился на поля или, смешанный с коровьими лепешками, костями и молотыми семенами хлопчатника, шел на удобрение для розария Беатрис Амелии. А поскольку ее розы славились на весь штат, даже самые брезгливые с благодарностью принимали от хозяйки Треверс-Хилла пакеты с навозом.
Ли, шагая по еще влажному от мытья полу, с удовольствием вдыхала сильный знакомый запах выделанной кожи. В каждом стойле были поилка с водой и кормушка со смесью отрубей, овса и патоки.
— Доброе утро, Сладкий Джон, — приветствовала Ли, подходя к стойлу Бродяги, где конюх что-то тихо говорил чалому, обтирая щеткой.
— Я говорил старине Бродяге что мисс Ли навестит его с утра пораньше. Он просто обожает вас, мисс Ли. По-моему, он и позволяет мистеру Гаю садиться на него толь ко потому, что может скакать рядом с вами и вашей милой кобылкой, — заявил он и улыбнулся, когда конь тихо заржал, и даже утвердительно мотнул головой. — Ну же, парень, не спутай гриву! Я только что расчесал тебя, чтобы показать мисс Ли!
Здоровяк Сладкий Джон был не таким черным, как отец, но и не унаследовал от матери медного отлива кожи. Его собственная имела цвет сладкого шоколада, поэтому Джоли и назвала его так, с той минуты, когда увидела впервые.
Индейская кровь сказывалась в высоких скулах и орлином носе, но Джоли клялась, что его осанка и манера держать себя пугающе живо напоминали о его дедушке, Жан-Жаке, а не о Крадущемся Лисе.
Ли чмокнула Бродягу в нос, почесала за ушами и, глядя в огромные карие глаза, вздохнула:
— Настоящий красавчик! Совсем как его бездушный хозяин! Научится ли когда-нибудь Гай думать, прежде чем делать?! Как его нога?
— Вроде бы ничего серьезного, мисс Ли, — заверил Сладкий Джон, гладя плечо Бродяги. — Я положил на больное место компресс из глины. Пусть отдохнет несколько дней. А мистеру Гаю придется ездить на Девичьем Румянце. Чудесная кобылка, только вот ни за что не прыгнет через изгородь!
Теперь Ли могла улыбаться, но в душе ощущала тот же самый гнев, который вскипел в Сладком Джоне вчера при виде хромавшего Бродяги.
— Думаю, Гаю неплохо бы обойтись Тыковкой, особенно если попытается заставить того перескочить забор! Он научит Гая, как себя вести, да еще в довершение всего и укусит, — предсказала она, осторожно дотрагиваясь до передней ноги чалого. — Похоже, опухоль уже спадает, и жар уже поменьше. Не то что прошлой ночью.
— Ваша кобылка и маленький Капитан ждут вас в загоне, мисс Ли. Я попрошу одного из конюхов поехать с вами.
— Нет, Сладкий Джон, это ни к чему. Я всего лишь немного проедусь по дороге и вернусь, пока все спят.
— Прямо не знаю, мисс Ли, — начал Сладкий Джон, хмурясь. Но Ли уже была на полдороге к дверям.
Сладкий Джон смотрел вслед бежавшей по двору девушке. Пронзительный свист привлек внимание кобылки с жеребенком, пустившихся галопом через весь загон к тому месту, куда направлялась хозяйка. Еще минута — и на ее ладони появились яблоки. Животные не успели слизнуть лакомство, как она открыла ворота, встала на поперечный брус и, вскочив в седло, поскакала к дальнему пастбищу. Капитан рысил впереди.
Сладкий Джон невольно сравнил девушку с одной из своих подопечных кобылок. Как бы ей не попасть в беду из-за своей резвости!
Несколько секунд он простоял, прижавшись головой к боку жеребца, но, когда тот подул ему в ухо своим теплым дыханием, рассмеялся и снова принялся за работу, насвистывая ту же унылую мелодию, которую так любил его отец.
Уже через несколько минут Ли добралась до узкой тропы, которая отходила от основной дорожки. Внутри бурлило странное волнение, вернее, возбуждение, смешанное со страхом и предвкушением чего-то необычного. Проснувшись на рассвете от громовых раскатов, она долго лежала, думая о незнакомце. Стоило закрыть глаза — и перед ней снова вставал загорелый нагой мужчина, поднимавшийся из воды. С мокрых золотистых волос сбегали капли воды.
Не слушая мерного дыхания спящих девушек, она позволила себе вспоминать, и сердце забилось так, что казалось странным, почему Джулия и Блайт еще не проснулись от громкого стука! Да и мысли ее отнюдь не были невинными!
Ли залилась краской.
В памяти всплыли собственные слова о спаривании животных, так небрежно сказанные Джулии. Но с мужчиной, должно быть, все происходит по-другому. Каково это — лежать в объятиях этого человека, прижимаясь к его обнаженной груди, ощущая, как его ладони скользят по телу? Что она почувствует, если он поцелует ее?
А его лицо… хищное, словно отлитое из бронзы. Вряд ли он может считаться красивым в общепринятом смысле, и, уж конечно, ему далеко до Мэтью Уиклиффа или даже Гая, чьи черты лица были мужественными, но при этом куда тоньше. Орлиный нос… высокие скулы, квадратный подбородок. Ни малейшего признака мягкости, даже в твердо очерченных губах! Темно-золотистые волосы были длиннее, чем допускалось приличиями. Она не разглядела цвета глаз, затененных густыми ресницами, но почему-то знала, что они должны быть светлыми, отражая солнечное сияние днем или свет свечи по ночам. Его движения были исполнены неторопливой грации дикого животного, каждый шаг которого точно выверен.
Ощущение непонятной досады, ноющей пустоты сбивало с толку. Она никогда не думала о Мэтью ничего подобного, почему же ее так занимает совершенно незнакомый человек, да еще к тому же и не джентльмен? Если Джоли права, он немногим лучше дикаря индейца, иначе почему одевался в оленью кожу и носил кисет, набитый странными варварскими предметами?
Почему же она не может его забыть?
Девушка тихонько провела пальцем по одежде, лежавшей на спине кобылки, и тут же нервно отдернула руку, словно обжегшись.
Какой-то внутренний голос предупреждал о необходимости соблюдать осторожность, и она объехала луг, вместо того чтобы вырваться на открытое пространство. Оставив Дамасену под тем же деревом, что и накануне, она подождала, пока Капитан не исчезнет среди деревьев, а сама поспешила к зарослям ежевики. На этот раз ей навстречу не выскочил белохвостый олень. Тишину нарушало только воркование горлиц да нежное журчание ручейка, манившего ее в тень гемлоков. Никого. Незнакомец уехал.
Без всякого сожаления, как старалась убедить себя Ли, она положила чистую одежду на землю, подняла юбки, отвязала кисет и поместила сверху. Какое счастье, что она отделалась от чужих вещей!
Ли повернулась и направилась к лугу, над которым ярко сияло солнышко. Но не прошла и четверти пути, как ноги стали заплетаться. Спину сверлил чей-то взгляд. Ли ускорила шаг, но Дамасена, щипавшая травку, вдруг оказалась ужасно далеко. Напрямик через луг она быстрее доберется до лошади, но что, если там подстерегает опасность?
Ли досадливо тряхнула головой. Она бредит наяву! Тут нет ни души. Только какая-то птица кричит так пронзительно, что уши режет. Неизвестный наверняка уехал, очевидно, не слишком сокрушаясь о потере. Или ищет вора в другом месте. Но она выполнила задуманное и теперь может со спокойной совестью вернуться домой. Остается надеяться, что она никогда больше не увидит ни дикаря, ни его чертовой одежды!
Спеша через луг, Ли уже поздравляла себя с удачей, когда скорее ощутила, чем увидела надвигавшуюся на нее закрывшую солнце тень. Девушка словно ослепла на мгновение и заслонилась ладонью, чтобы лучше видеть. Перед ней, загораживая дорогу, высился давешний незнакомец.
Бежать! Немедленно бежать!
Но на этот раз инстинкт подвел ее. Шансов на спасение не было. Не успела она сделать двух шагов, как на плечо опустилась тяжелая рука.
— Так вот она, воровка, укравшая мои вещи, — тихо пробормотал Нейл Брейдон, необычайно довольный своим открытием. Он и ожидать не мог, что воровкой окажется именно та, о ком он думал со вчерашнего дня.
«Будь зорким и терпеливым, как сокол, выжидающий момента, чтобы ринуться на добычу», — наставлял его воин-команчи, Голодный, Как Преследующий Волк, назавтра после того, как они охотились в пустынных каньонах и редких рощах горных склонов. И вот теперь его терпение было вознаграждено. Прошлую ночь он провел у ручья, довольствуясь сушеной говядиной на ужин и подстерегая появление вора, который вполне мог вернуться в поисках более дорогих ценностей. Если же он ошибается и вор не покажется, придется просить у дяди и кузенов из Ройял-Бей помощи в поисках грабителя. Утром он и в самом деле услышал стук копыт, но его злорадство быстро сменилось изумлением, а потом и радостью при виде злоумышленницы. Интересно, почему она решила вернуть похищенное?
— Пустите меня! Это ошибка! Пожалуйста, поверьте! — умоляла Ли, злясь на собственную наивность. Как она могла поверить, что он преспокойно уедет, забыв обиду?
— Ошибка? — с сомнением переспросил он, наслаждаясь ее бесплодными попытками освободиться.
— Да! — подтвердила Ли, впервые за все время осмелившаяся взглянуть ему в глаза, о чем немедленно пожалела. Потому что вдруг забыла все, что хотела сказать, ибо они оказались такими же светлыми, как она себе представляла. — Да. Я приняла вас за другого человека.
Незнакомец рассмеялся низким, теплым смехом.
— За кого-то другого? Означает ли это, что в ваших привычках бродить по округе, воруя мужскую одежду? Что случилось с прославленным виргинским гостеприимством? Не догадайся я захватить с собой еще один костюм, вполне возможно, простудился бы во время вчерашней грозы. И тогда бы моя смерть была на вашей совести.
— Прошлой ночью было очень тепло, даже жарко, да и дождя не было, только гром гремел, — поправила Ли, не желая, чтобы ее обвиняли в том, к чему она не имела никакого отношения. — Пожалуйста, отпустите меня! И простите за то, что случилось. Мне ужасно жаль.
— Вероятно, потому, что я оказался не тем, кому вы мстили?
— Нет-нет, вы никак не желаете меня понять, а это так неприятно. Говорю же, я обозналась. Тот человек заслуживал всяческой кары!
— Совсем негостеприимно, — продолжал он, наслаждаясь происходившей сценой. Подумать только, и девушка, и вещи — все при нем!
— Мне показалось, что это Адам Брейдон, — резонно объяснила Ли, отказываясь поддаться панике и не замечая, как вспыхнули его глаза при упоминании имени кузена. — Знай вы этого человека, наверняка все поняли бы и не посчитали бы меня воровкой!
— Но дело в том, что я знаю вышеупомянутого джентльмена и уверен в ваших злых умыслах! За свои действия нужно отвечать.
— Я не похищала ваши вещи, мало того, выстирала их, прежде чем вернуть, за что не мешало бы меня поблагодарить. Мало того, ваш кисет в целости и сохранности. Джоли считает, что его содержимое крайне важно для вас, и не растеряйся я так, когда вы обернулись и оказались не Адамом…
— Вы видели меня в воде? — встрепенулся он, пристально вглядываясь в ее пристыженное лицо.
— Я так растерялась, — повторила она, — и забыла, что держу в руках вашу одежду. Это вы во всем виноваты, нечего было нарушать границы чужих владений! И кроме того, я отвернулась, когда вы выходили из ручья.
Не привыкшая лгать, Ли упорно смотрела ему в грудь, только сейчас сообразив, что одет незнакомец весьма модно, в песочного цвета бриджи для верховой езды, высокие сапоги из бычьей кожи. Заложенный складками перед рубашки был безупречно выглажен. Белизна резко контрастировала с почти черным загаром.
— Как удачно для вас и Адама, что вы приняли меня за него! — заметил он.
— Простите, но к вам это действительно не имеет никакого отношения. Я уже извинилась и требую, чтобы вы немедленно меня отпустили, — холодно вымолвила Ли.
— Боюсь, тут вы ошибаетесь. Имеет, и еще какое, поскольку я оскорбленная сторона и могу притянуть вас к суду за воровство. Представляю, какой скандал в округе это вызовет! — размышлял он, смешливо щурясь.
— О нет, прошу вас, не надо, — взмолилась Ли, живо представившая горе родителей при известии о выходке дочери. — Я же вернула вам вещи, так что никакой беды тут нет. Чего же еще вы хотите?
Нейл Брейдон смотрел в трогательное личико сердечком, и легкая улыбка, кривившая края губ, расплывалась все шире.
— Глубокая тьма синевы, прекрасной синевы, — процитировал он. Совсем как предрассветное небо. И до чего же густы каштановые с золотистыми кончиками ресницы, нервно трепещущие под его взглядом! Он жадно вдыхал все то же чудесное благоухание роз и лаванды, которым веяло от шелкового чулка, и сладостный аромат сирени, который источало ее разгоряченное тело. Но, нагнувшись ближе, он ощутил иной, неодолимо искушавший запах.
Нейл громко рассмеялся, испугав Ли, завороженно уставившуюся на темно-золотистую волну волос, упавшую на высокий лоб.
— Лаванда и розы, сирень и кленовый сироп. Пьянящая смесь для мужчины, который провел в пути целый месяц, — пробормотал он, не отрывая взгляда от ее полураскрытых губ. Изумительный ротик, идеально очерченный, не слишком широкий, но и не маленький, с чуть приподнятыми уголками губ, нижняя из которых казалась полной и мягкой. — Так вы и Адам — друзья? У него всегда был прекрасный вкус, но на этот раз он превзошел самого себя, — заметил Нейл, захватывая горсть каштановых прядей. На ощупь — настоящий шелк, прошитый золотыми нитями. Как он мечтал запутаться в них пальцами!
— О чем это вы? — недоумевала Ли, почувствовав мимолетное прикосновение к груди, когда незнакомец дерзко завладел голубой лентой, словно заслуженным призом. Если не считать родственниц, никто, кроме отца и Гая, не дергал ее за волосы!
— Вы подружка Адама Брейдона, верно?
— Что?! — взорвалась возмущенная Ли, всем своим видом опровергая столь скандальное предположение.
— Значит, не подружка? — уточнил он.
— Разумеется, нет!
— Прекрасно, это каким-то образом облегчает мою совесть, хотя мы кровные братья и, следовательно, должны всем делиться. Все его — мое, и мне очень хочется воспользоваться этим правом. Но вы кое-чем обязаны мне за причиненный ущерб, а именно похищение, и не только одежды, но и очень дорогих мне вещей.
Ли, стараясь не обращать внимания на тяжесть его руки, гордо выпрямилась.
— Со мной, к сожалению, сейчас нет денег, но я позабочусь, чтобы вам заплатили сполна за беспокойство.
— Я имел в виду не деньги, — спокойно возразил незнакомец. — Даже будь Адам вашим любовником, вряд ли станет возражать, если я украду один невинный поцелуй.
И прежде чем Ли успела опомниться, нашел ее губы.
Она и не думала сопротивляться, только плотнее сжала рот и никак не ответила на поцелуй. Незнакомец, озадаченно хмурясь, поднял голову. Он стоял близко, слишком близко, так, что можно было разглядеть рыжеватую щетину и впалые щеки. Золотистые ресницы были густыми и длинными, чересчур длинными для мужчины.
Ли неприязненно поморщилась и отвернулась, но теплые руки сжали ее щеки. Ли беспомощно уставилась в прищуренные глаза, взгляд которых пронзал ее, словно кинжалом. Зачарованная их серо-зелеными глубинами, в которых, подобно рыбкам в прохладном горном ручье, плавали золотистые искорки, Ли покорилась его власти. Жар, исходивший от него, сжигал ее, пробуждая странные ощущения.
— Не желаете платить долги? — вызывающе осведомился он. Ли задыхалась, не столько от гнева, сколько от хмельного, кружившего голову чувства, вызванного первым поцелуем. Сердце колотилось так, что она раздвинула губы, хватая ртом воздух, но он снова прижался к ним, лаская, гладя языком, открывая все шире. Ее еще не целовал ни один посторонний мужчина, а тем более в губы! Не веря себе, она ощутила, как его язык обводит контуры рта, и прокляла себя за любопытство. Сама ведь хотела испытать поцелуи этого незнакомца!
Она такая хрупкая и нежная в его объятиях! И хотя вчера казалась выше своих спутниц, ее макушка едва доходила ему до плеча! Он так легко мог сломать ее… или она сама покорится его воле? — лениво размышлял Нейл, сжимая худенькое тело, прижимая его к груди, скользя ладонью по изгибам бедра и ягодиц, соблазнявших его вчера.
Она пыталась отстраниться, напрягая мышцы живота, чтобы уклониться от тревожившей близости, но он крепче сжал руки, еще ближе притягивая к себе.
— Поцелуй меня, — прошептал он в мягкие подрагивавшие губы. — Поцелуй, и твой долг будет выплачен, и больше никто и никогда ничего не узнает.
Девушка, в надежде то ли как можно скорее отделаться от дерзкого незнакомца, то ли еще раз испытать страсть его поцелуев, обвила руками шею незнакомца, коснулась пальцами вьющегося золота волос и потянулась к его губам.
Нейл Брейдон затаил дыхание, словно пораженный громом, потрясенный тем, что творилось в душе при виде этого запрокинутого лица с томно полуопущенными веками и темными сапфирами глаз. Губы набухли в ожидании его поцелуя.
Нежно-нежно, как бабочка крыльями, коснулся он ее губ своими. Нежно-нежно провел цепочку из поцелуев по ее раскрасневшимся щекам и высоким скулам, прежде чем снова завладеть губами, на этот раз с куда большим пылом.
Теперь он смело стиснул ее бедра, чувствуя, как его плоть вжимается в эту обольстительную мягкость, понимая, что одного невинного поцелуя ему недостаточно. Другая рука нашла ее грудь, лаская мягкий холмик, обтянутый выцветшим ситцем. Девичий сосок непроизвольно затвердел под его большим пальцем: значит, она тоже возбуждена.
Ли действительно была возбуждена, но именно это и пугало ее. Из последних сил она пыталась спастись. В ушах звучал голос брата: «Когда проигрываешь сражение, не время быть джентльменом. Бей врага в самую уязвимую точку — в наиболее чувствительную часть его невыразимых
type="note" l:href="#FbAutId_8">[8]
».
А Гай, несмотря на довольно деликатное сложение, редко проигрывал битву.
Тогда Ли до слез смеялась его речам, но теперь вспомнила и воспользовалась мудрым советом. И судорожно вздернула коленку.
Ощутив острую боль в паху, Нейл согнулся и упал на колени. Руки разжались сами собой, отпустив женщину, которую он всего мгновение назад стискивал в объятиях. А бывшая пленница тем временем не зевала и со всех ног помчалась по лугу, показывая на бегу подол белоснежной нижней юбки.
Несмотря на поражение, он невольно улыбнулся, услышав призывный свист, зовущий кобылу.
«Словно призывный шепот холодного горного ручья — казалось бы, совсем рядом, только руку протяни, но вода неуловима, и все проскальзывает сквозь пальцы…» — любила говаривать сестра. До чего же верно!
Девушка вскочила на кобылку и ускакала под защиту деревьев. Нейл Брейдон снова улыбнулся.
— Мы еще встретимся, — тихо пообещал он и, кое-как встав, поплелся к ручью, где были сложены пожитки. Там он вынул голубой чулок и поднес к свету. Мягкий, тонкий, душистый… и теперь принадлежит ему, как и голубая лента. Недалек тот час, когда он овладеет той, что носила все это!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Когда сияние нисходит - Макбейн Лори



скучно. хотя и были некоторые моменты интересные, и даже смешные. но читать всю книгу скучно.
Когда сияние нисходит - Макбейн ЛориLili
9.09.2013, 12.21





Роман о судьбе большой южной семьи, попавшей в мясорубку войны Севера и Юга. Очень много действующих лиц, которых трудно запомнить моими старческими мозгами, но я справилась. Отмечу затянутость и нудность диалогов и монологов. Главным героям можно было бы говорить поменьше, а заниматься сексом побольше. А так очень милый роман, но не "Унесенные ветром".
Когда сияние нисходит - Макбейн ЛориВ.З.,67л.
16.10.2015, 12.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100