Читать онлайн Когда сияние нисходит, автора - Макбейн Лори, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Когда сияние нисходит - Макбейн Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.56 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Когда сияние нисходит - Макбейн Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Когда сияние нисходит - Макбейн Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макбейн Лори

Когда сияние нисходит

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Глубокая тьма синевы, прекрасной синевы…
Роберт Саути
Добраться до Треверс-Хилла оказалось куда легче, чем воображала Ли. Запыхавшаяся после своих эскапад, она присоединилась к Блайт и Джулии, при каждом движении ощущая, как во все еще влажную попку вонзается что-то острое. Очевидно, краденое добро впрок не идет! Зато ни одного подозрительного взгляда или вопроса со стороны щебечущих пассажирок тележки! И ни одна не заметила, как часто оглядывалась Ли, но, поскольку тропинка позади них оставалась безлюдной, вряд ли стоило сообщать о грозившей им опасности навеки осквернить девичьи взоры видом голого мужчины.
Однако ситуация становилась все неприятнее, по мере того как они приближались к дому. К сожалению, почти вся семья сидела на веранде. Пришлось подъехать к конюшне с другой стороны под предлогом необходимости завести в стойла Дамасену и Капитана и надеть новые чулки. Блайт и Джулия, развалившись в тележке с видом королевских особ, подобрались к самой веранде. Лохматенький пони с невозмутимым видом перебирал короткими ножками, гордо вскидывая увенчанную венком голову. Ли надеялась, что ведерки с ежевикой и сильно преувеличенная в устах Джулии версия их дневных приключений надолго удержат внимание родных, пока она проникнет в дом и надежно запрячет чужую одежду. А потом, переодевшись в сухие панталоны и сорочку, она выйдет на веранду, словно ничего не произошло.
Оставив кобылу с жеребенком в руках опытного конюха, который, казалось, не увидел ничего странного в свертке оленьей кожи под мышкой у юной леди, Ли поспешила по выложенной плитами тропинке мимо огородов и развешанного на веревках мокрого белья. Цель уже была почти рядом: дверь помещения для мытья посуды, ведущая в кухню, буфетную, кладовую и прачечную. Оказавшись внутри, она промчится по крытому коридору между кухней и большим домом, избегая открытого пространства двора, где ее можно легко увидеть из окна материнской спальни. Каждый день приблизительно в это время мать сидела перед окном за маленьким секретером, водрузив на нос очки, и детально обсуждала с Джоли меню и список дел на следующий день. А Джоли, стоявшая за спиной у матери, зорко обозревала двор и всех, кто проходил мимо.
Решив держаться подальше от предательского окна, Ли сделала еще шаг и оцепенела. Посреди кухонного двора возвышалась тощая, длинная меднокожая особа, обозревая свое маленькое королевство и служанок, занятых стиркой белья.
Джоли!
Ли безнадежно вздохнула. Пройти такой путь никем не обнаруженной, и все зря, зря, потому что никто на свете, ни зверь, ни человек, не мог ускользнуть от взгляда этих странных желтых глаз.
Частично скрытая длинной веревкой с болтавшимся на ней бельем, Ли не двигалась, пытаясь сообразить, что делать. Она не сумеет добраться до дома незамеченной, и вернуться тоже нельзя, поскольку Джоли переместилась в дальний конец двора, откуда видны конюшни. Кажется, она рассматривает только что засаженный травами клочок земли у самой каменной ограды, идущей параллельно тропинке. Услышав голос Джоли, девушка поспешно стала на колени и прижала к груди похищенную одежду. В ноздри ударил запах кожи, лошадей и мужского пота вместе со слабым ароматом лаванды и роз от ее влажных панталон.
Ли поморщилась и вытянула руки, держа вещи на почтительном расстоянии. Может, удастся сунуть их в корыто с мыльной водой? Она совсем забыла, что стирку перенесли на день раньше: слишком много предстояло уборки и стряпни на этой неделе! Пока она прячется за слегка раскачивавшимся рядом чистых панталон и кружевных сорочек, Джоли ничего не увидит, но нельзя же торчать тут вечно!
Услышав смешок, сопровождаемый поспешно заглушенным шепотом, Ли придержала сборчатые штанины панталон и глянула туда, где по двору были расставлены корыта разных размеров. Над каждым склонилась прачка, старательно оттиравшая пятна с грязной одежды, которую потом прополаскивала в чистой воде, после чего баки с бельем ставили на огромную медную печь и кипятили. Затем идеально белые вещи снова прополаскивались и вешались на веревки. Эта бесконечная работа выполнялась каждый понедельник, и весь дом находился в непрестанном волнении, пока Джоли собирала свои войска и принималась охотиться за ношеными вещами, которые потом сортировала по степени загрязнения, проверяя заодно, не нужна ли починка. Вечером половина служанок будут трудиться за гладильными досками, отпаривая изящные воротнички, манжеты и оборки.
Хозяйка Треверс-Хилла уделяла огромное внимание чистоте белья и одежды. И хотя некоторые предметы латались по много раз, гость никогда не обнаруживал на своей кровати засаленной или порванной простыни, а все домочадцы были безупречно аккуратны. Беатрис Амелия любила говаривать, что даже в чиненых чулках и манжетах можно сохранить гордость.
Ли медленно продвигалась по тропинке, все еще скрытая бельем. Раз-другой она рискнула оглядеться, но Джоли, казалось, была повсюду и видела все. Ли нерешительно остановилась за подштанниками отца, но тут на другом конце веревки появилась молоденькая служанка с тяжелой корзиной, полной мокрых чулок, воротничков и манжет, и принялась надежно закреплять их деревянными прищепками.
— Джесси, — тихо позвала девушка, заметив, что Джоли стоит над запуганной прачкой, распекая ту за плохо выстиранные манжеты. Джесси удивленно вскрикнула, но тут же улыбнулась, узнав молодую хозяйку.
— О, миз Ли, как же вы меня напугали. Думала, это Джоли подкралась сзади. Не хватало мне ее щипков! Уж поверьте, миз Ли, я целый день рук не покладала, а она все щипается да раздает оплеух и, да так и сверлит глазами! А теперь эта партия уже закончена, а она, того и гляди, подсунет новую, а у меня еще крошки во рту не было, потому что пришлось и гладить, и складывать, а сегодня воскресенье, а мы получим лепешки, а может, и жареную зубатку. Дэниел и Сладкий Джон ходили рыбачить, а эта Джоли ужасно злая. Наверное, это все дурная кровь ее па.
Ли ухмыльнулась, сообразив, что нашла решение всех проблем, как ее собственных, так и Джесси.
— Ты не выстираешь вот это? — спросила она, сунув охапку одежды растерянной девушке. — Это много времени не займет. А Джоли тем временем увидит, что ты занята, и оставит тебя в покое.
Теперь сама она спокойно войдет в дом, не опасаясь проницательной домоправительницы. И при этом не только сделает незнакомцу огромное одолжение, учитывая состояние его вещей, но и избавит Джесси от гнева Джоли.
Джесси, хмурясь, уставилась на груду одежды.
— Это мужские штаны, миз Ли! — ахнула она. — Уж оченно длинноногий этот джентмун, доложу я вам! Где вы это взяли, миз Ли? И зря я назвала его джентмуном. Ни один джентмун такого не напялит!
— Ш-ш, — прошипела Ли.
— Как это попало в ваши пригожие ручки? Ваша мама здорово рассердится, если узнает, — мудро заметила девушка, ибо всем было известно, что хозяйка Треверс-Хилла — истинная леди.
— Пожалуйста, Джесси, выстирай это ради меня, — умоляла Ли, глядя в ту сторону, где все еще стояла подбоченившаяся Джоли. — Это секрет!
— Секрет? — с сомнением переспросила Джесси, поднимая рубашку. — Глянь, да это, наверное, вы у мастера Гая взяли? Опять вы за свое, миз Ли! Только он такое не носит, да они и шибко для него длинны. Он почти такой же коротконожка, как мист Стюарт. А это? Тоже выстирать?
Ли, растерянно хлопая глазами, воззрилась на лежавший на дорожке кожаный кисет. Что это?
Но, подняв его и нащупав несколько предметов различной формы, в том числе и один очень острый, она поняла, на чем сидела всю обратную дорогу.
— Не волнуйся. Это я возьму с собой, — заверила она, едва сдерживая любопытство. — Только поспеши, Джесси, и поскорее выстирай одежду, прежде чем Джоли узнает и заставит тебя возиться с постельным бельем. А я за это тебя отблагодарю, — пообещала Ли, и поскольку Джесси знала, что молодая хозяйка всегда держит слово, она молча спрятала одежду в пустую корзину и направилась к большому корыту, у которого провела почти весь день. Выждав момент, когда Джоли не смотрела в ее сторону, она сунула вещи в воду, а Ли спрятала кисет в складки юбки и с облегченным вздохом поспешила к дому, в полной уверенности, что сумела благополучно избежать выговора.
Она была уже почти у двери, когда услышала свое имя. Ли с невинным видом обернулась, приветственно кивнула и скрылась за дверью. К счастью, она не заметила изумленного лица Джоли, а также молнии, промелькнувшей в глазах при виде тоненькой фигурки, исчезнувшей в доме. Пробежав по выложенному кирпичами полу посудомойни и с трудом обходя большие железные котлы и сковороды, которые обычно хранили и мыли именно здесь, Ли вошла в кухню, душное и жаркое помещение, приветливый вид которому придавали чисто выбеленные стены, отражавшие солнечный свет, лившийся из двух больших окон. Ярко-красные герани и лечебные травы Джоли росли в маленьких глиняных горшках, расставленных на широких подоконниках. Толстый серый кот, охранявший кухню по ночам от мышей-воровок, спал на солнышке, среди горшков с цветами. Из медных кастрюль, стоявших на плите, поднимались невероятно вкусные ароматы. Одна из кухарок деревянной лопаткой доставала из духовки бисквиты с золотистой корочкой. Глиняные миски со свежесбитым маслом, яйцами, медом, грецкими и пекановыми орехами, лимонами и апельсинами, чашка с бренди, куски сырого шоколада и небольшие мисочки с пряностями сгрудились на одном конце длинного стола, стоявшего в самом центре. Розамунда, единственная судомойка, которой Джоли доверяла отмерять ингредиенты и готовить под ее неусыпным наблюдением, помещала в оловянные банки сдобу: когда гости начнут разъезжаться, все эти деликатесы будут уложены в специальные корзинки, как вкусное напоминание о легендарном гостеприимстве Треверсов.
Уловив едкий запах уксуса, Ли наморщила носик. На маленьком столе громоздились приготовленные для маринада нарезанные овощи: бобы, цветная капуста, лук, огурцы и травы. Джоли собиралась готовить свои знаменитые пикули.
Ли споткнулась о корзину с белой кукурузой, а потом едва не села еще в одну, с зелеными томатами. Гай очень любил, когда Джоли обваливала их в кукурузной муке, жарила с беконом и подавала с соусом чили.
С трудом сохранив равновесие, Ли чудом не налетела на служанку. Та, встав на четвереньки, отскребала с пола липкий экстракт сорго, пролившийся из опрокинутого кувшина.
Кое-как увернувшись, Ли отправилась дальше. Проходя мимо очередного стола, на котором в одиноком великолепии стоял любимый пекановый торт отца, пропитанный бурбоном, она чуть не поддалась искушению отщипнуть орешек, но вовремя сообразила, что в проделке обвинят кого-то из служанок, поскольку все орешки и засахаренные вишни, украшавшие торт, были тщательно сосчитаны. Кроме того, она терпеть не могла вкус виски, которым пропитывались орехи, когда торт заворачивали в смоченную спиртным ткань, чтобы предохранить от высыхания.
По мере того как шли дни, привкус бурбона становился все сильнее, но отцу, вероятно, это нравилось, потому что к концу недели от торта не оставалось ни крошки.
Около двери стояли керамические кувшины, где бродили ежевика, смородина и цветы одуванчика, из которых потом получалось великолепное вино, достойное уст прекрасных дам, посещавших Треверс-Хилл. Медного перегонного куба в дальнем углу кухни не касался никто, кроме Стивена, который собственноручно гнал кукурузное виски и бренди для хозяина Треверс-Хилла и его вечно жаждущих друзей.
Ли почти пробежала по переходу в большой дом и не оглядываясь скользнула мимо библиотеки. На столике рядом с вазой севрского фарфора, полной роз, лежали тряпки, щетки и банки с лимонным воском. Двери бального зала были распахнуты. Паркет уже был натерт до блеска, зеркала и хрустальные люстры сверкали.
Ли на цыпочках прошла мимо столовой, где Стивен, фальшиво насвистывая, чистил серебро к обеду, и, бесшумно ступая босыми ногами, заглянула в гостиную. К ее облегчению, комната оказалась пустой. Ли, бессознательно улыбаясь, посмотрела на дедовское кремневое ружье, красовавшееся над дверью. Рядом висел рожок для пороха, с выгравированной на нем картой Виргинии. Ли всегда подозревала, что грозный вид длинноствольного оружия препятствовал задержавшимся гостям слишком долго торчать в дверях. Над дверями в салон, где отец и его приятели беседовали за бренди и сигарами и играли в карты, сверкала немецкая шпага с медной рукоятью и длинным заостренным клинком. Ее гарда была украшена изображением лошади: подходящий символ для Треверс-Хилла. Ее отдал прадеду гессенский наемник, сдавшийся ему в плен во время войны за независимость. Она прекрасно дополняла кавалерийскую саблю, захваченную тем же прадедом у британского драгуна, которого тот ранил в сражении при Йорктауне. Дед любил расписывать подвиги отца и заливался кудахтающим смехом, рассказывая, как лорд Данмор, последний губернатор Виргинии, бежал, поджав хвост, под вопли и проклятия Патрика Генри.
Сквозь открытое окно доносились голоса и смех: очевидно, Джулия красочно описывала их сегодняшние похождения. Ли едва не вскрикнула от изумления, когда напольные часы, стоявшие рядом с диваном, пробили час. Широкополая шляпа матери, в которой та работала в саду, свисала с подлокотника дивана. Шелковые ленточки тихо трепетали на легком ветерке. Ли, не теряя времени, взлетела наверх и прокралась мимо материнской спальни. Не нужно и заглядывать внутрь, чтобы знать: матушка сидит в любимом кресле, обитом розовым дамасским шелком, и старательно вышивает, прежде чем спуститься вниз, проследить за приготовлением воскресного обеда. Хотя спальня у родителей была общей, во всем виднелся вкус матери: розовые с кремовым стены, мебель теплых тонов из вишневого дерева и сильный аромат роз и лаванды. Здесь Беатрис Амелия проверяла счета, платила долги, писала письма друзьям и родственникам, вела дневник, отдавала приказы слугам и журила детей.
Слава Богу, кажется, обошлось, и она спокойно миновала закрытую дверь! Интересно, каким будет наказание, когда мать узнает о ее поведении!
Постаравшись выбросить из головы неприятные мысли, девушка миновала прежние спальни Алтеи и Стюарта Джеймса, в которых они жили и теперь, приезжая в родительский дом. К ее сожалению, в комнате Гая никого не оказалось. Здесь была чисто мужская обстановка: коричневые с зеленым обои, охотничьи и морские сцены на стенах. На камине — модель трехмачтовой бригантины с пушками наготове и фигурки стаффордширского фарфора, изображавшие боксеров с поднятыми кулаками, готовых ринуться в бой. Ли хотелось поделиться своей волнующей историей с Гаем: брат, узнав о том, как она ошибочно приняла за Адама незнакомого человека, нашел бы случившееся весьма забавным. Но может, к лучшему, если никто, даже Гай, не узнает ее тайны.
Напротив спальни, которая была отведена ей и Блайт, находилась пока еще пустая комната Палмера Уильяма. Ли вошла к себе и повертела перед глазами кожаный кисет. Где бы его спрятать, пока она не вернет похищенное при первой возможности… после того, как рассмотрит содержимое?
В изножье кровати лежало свернутое одеяло с ярким цветочным рисунком. Можно бы положить туда, но Джулия непременно начнет вертеться и нащупает кисет ногами. А зимние надкроватные занавески сняты и заменены легким прозрачным пологом. Да и на тумбочке его сразу заметят. Даже между кроватью и стеной его не сунешь, поскольку кровать выдвинули на середину и сняли изголовье, чтобы девушкам не было так жарко спать. А если сунуть мешочек в комод, Блайт наверняка его обнаружит.
Ли порылась в ящиках, достала чистые панталоны и чулки, бросила на постель и на минуту застыла, глядя на ларь для одеял в ногах кровати. Вот он, идеальный тайник для…
— Мисс Ли!
Круто развернувшись, Ли встретилась глазами со сверлящим взглядом Джоли и от растерянности онемела. Боясь, что выдаст себя, она поспешно опустила руку в складки юбки, чтобы скрыть кисет.
— Мисс Ли, идите-ка сюда. И нечего дергать плечиком, я вам не поклонник. Только не думайте одурачить бедную старую Джоли, я не поддамся на ваши уловки. Видела я ваше личико, когда вы крались к двери. Я как раз была во дворе, присматривала за девчонками, на случай если кто вздумает небрежничать с бельем мисс Беатрис Амелии. Не кто иной, как вы, сунул Джесси эту рвань. Думаете, я ничего не вижу и не слышу? Ничего, она свое получила! До сих пор уши горят! Ей следовало бы больше думать об этом никчемном Дэниеле! И я предупредила, что, если увижу, как она строит глазки Сладкому Джону, напущу на нее родичей со стороны моего па. Я собираюсь сосватать Сладкому Джону малышку Розамунду. Так и сказала этой задаваке Джесси, что старый полковник Ли назвал моего па Рейнаром, что значит по-французски «лис». Так Стивен говорит. А люди моего па звали его Крадущимся Лисом. Хороший был охотник за беглыми. Думаете, раб мог сделать больше двух шагов за границы поместья полковника? Крадущийся Лис так их запугал, что все верили, будто он забрал желтые глаза у лиса, которого затравил, чтобы украсть у него душу.
Джоли энергично кивнула головой с туго заколотыми на макушке черными косами, и Ли поняла, что та верит легенде, потому что унаследовала те же самые глаза и наверняка видит в темноте.
— И никакие медовые речи меня с толку не собьют, недаром, мисс, я растила вас с пеленок, — продолжала Джоли, глядя в спину девушки. — Так что либо признаетесь, где раздобыли эти лохмотья, либо я пойду к мисс Беатрис Амелии, и ваша мама уж точно в обморок упадет, узнав, что вы стащили штаны у какого-то джентмуна. Ага! То-то вы съежились, как от удара кнутом! Вы когда-нибудь сведете в могилу свою несчастную матушку, а если мы начнем приводить ее в чувство нюхательными солями, ваш па обязательно проведает и… и тогда просто не знаю, что будет! Мало того, что скоро крышу с дома снесет от всех этих приготовлений, и к пятнице все с ног собьются, и ваша тетя Мэрибел вот-вот появится вместе с гостями из Чарлстона и Саванны, и мисс Беатрис Амелия чуть с ума не сошла от страха, что вы руки перепачкаете ежевичным соком, так еще вам нужно было тащиться на задний двор с мужскими штанами!
Ли молча воздела к небу глаза. Ах, если бы только удалось пробраться в спальню незаметно… но разве от Джоли что-то ускользнет?! И если ей что-то не понравится, горе провинившемуся!
— Джоли! — пробормотала она с просительной улыбкой и медленно повернулась, спрятав за спину руку с кисетом.
В душе у нее все кипело. Как это она не догадалась запереть дверь спальни? Спеша поскорее порыться в кисете, из-за которого на попке наверняка появился синяк, она совсем забыла о Джоли!
— Но, Джоли, ты же знаешь, я собирала ежевику с Блайт и Джулией и нашла столько чудесных сочных ягод! Представляю, каким получится пирог! Лучшим за все лето! И мы так хорошо пообедали. Джулии особенно понравились твой паштет и бисквиты на пахте. Даю слово, ни крошки не осталось. И на руках совсем нет пятен. Мама будет очень довольна. Откуда ты взяла, что я… — начала Ли, соображая, как бы получше вывернуться.
— И не заговаривайте мне зубы, мисс. Я точно знаю, где вам следовало быть и что делать, так что объясните, как к вам в руки попали мужские штаны!
— Джоли, пожалуйста…
— С места не сойду, пока не докопаюсь до правды! Поглядите на себя! А я-то испугалась, что в дом лезут воры! Что, если бы соседи застали вас в таком виде: платье мокрое, ноги босые, волосы разметались по плечам, как у той белой швали, что даже ленточки не имеет! Ваша бедная матушка умерла бы от стыда! Хорошо еще, что старая Джоли ходит так же неслышно, как мисс Ли, иначе ваша мама давно уже была бы здесь. И повезло, что старая Джоли знает, какой лисичкой может обернуться мисс Ли, так что выкладывайте, с чего это вы стоите передо мной в промокших панталонах.
— Я не обязана ничего тебе говорить, — смело выпалила Ли, не желавшая признавать свои преступления и терпеть свирепый взгляд экономки.
— А вот это мы еще посмотрим, мисси, — фыркнула Джоли, считавшая, что мисс Ли стала сильно задирать нос с тех пор, как побывала в чарлстонском пансионе, но тут же вспомнив о причине спора, а именно, о кожаном кисете, до которого мечтала добраться, добавила:
— Вряд ли мисс Люси или мисс Джулия будут молчать о том, что случилось. Правда, если я начну задавать вопросы, истина выйдет наружу, и мисс Эффи обо всем услышит, а уж она хранит секреты не лучше своей доченьки. С таким же успехом можно сразу обо всем поведать вашей тете, Мэрибел Лу.
— Давай, действуй, только они ничегошеньки не знают, — бросила Ли, изображая спокойствие, хотя ужасно не хотелось, чтобы Блайт и Джулия пронюхали что-то, стали расспрашивать, хихикать и сплетничать о нагом незнакомце… и вот тогда дойдет до матери, и Ли не поздоровится.
— Посмотрим, — объявила Джоли, решительно скрестив руки на худой груди. Ли поняла, что игра безнадежно проиграна, ибо Джоли никогда не сдавалась.
— Ладно, так и быть, — вздохнула она. — Только обещай, что слова никому не проронишь, особенно маме.
Она потянулась к Джоли, но та покачала головой:
— Никаких обещаний, пока не узнаю точно, что вы натворили.
Теперь можно и расслабиться. Добыча загнана в угол и никуда не денется. Но даже Джоли не представляла, что сейчас услышит. Такого она не ожидала. Ли начала подумывать, что дела обстоят хуже, чем предполагалось. Выражение неверящего изумления на обычно бесстрастном лице Джоли лучше любых слов убедило ее в чудовищности проступка.
— О Господи, — пробормотала метиска. — Я не доживу до новых седых волос на своей несчастной голове.
Она поспешно прикрыла глаза, чтобы Ли не разглядела в них симпатии и сочувствия. Но головка девушки была опущена, очевидно, чтобы показать всю меру раскаяния. Джоли поняла, что не может долго сердиться на нее. Из детей Беатрис Амелии она больше всех любила Гая и Ли Александру, хотя именно эти двое доставляли немало неприятностей семье. Недаром оба унаследовали каштановые волосы отца, который в свое время слыл настоящим сорвиголовой и буяном. С тех пор как ее милая мисс Беатрис Амелия вышла замуж в семью Треверсов, Джоли пережила немало бессонных ночей.
— Хм-м, — буркнула она, успокаивающе погладив тонкую руку. Стоит взглянуть в эти синие глаза, и она тотчас вспоминает мисс Беатрис Амелию в юности. Правда, последняя всегда отличалась послушанием и рассудительностью. — Этот ваш джентмун вовсе не джентмун, лапочка, — заявила она, дословно повторяя проницательное замечание Джесси. — Видела я эту одежду. Вышита бусинами, в точности как у родичей моего па, что живут в горах. И что вы там держите за спиной, позвольте узнать? Покажите старой Джоли.
— Он не может быть чероки, Джоли. Волосы золотистые. Поэтому я и приняла его за Адама Брейдона, — призналась Ли, игнорируя требование Джоли. Она не собиралась отдавать находку, не узнав сначала, что там лежит.
— Ну же, детка, не стесняйтесь, — настаивала Джоли, не любившая тайн.
Ли понурилась, но медленно вынула руку из-за спины. Джоли потянулась к кисету, но Ли оказалась проворнее и, распустив шнур, сунула руку внутрь.
— Ой, что это? — ахнула она.
— Не делайте этого, мисс Ли. Нельзя! Это не ваше дело, и то, что там находится, должно оставаться скрытым от белых людей, — посоветовала Джоли, но было поздно. Ли уже высыпала на ладонь содержимое кисета. — О Господи, вот теперь вы пропали, мисси! — выпалила Джоли, отступая, когда девушка подняла сначала перо, потом наконечник стрелы, кусочки стали и кремня, плитку табака, локон черных волос, сплетенных в тугую косичку и украшенных цветными бусами, комок красноватой глины, крошечную сосновую шишку, маленькую прядь чего-то, подозрительно похожего на конский волос, и, наконец, пожелтевший клык какого-то зверя.
Ли ошеломленно уставилась на Джоли. Всем было известно бесстрашие домоправительницы, но сейчас ее глаза были полны страхом и непонятной тоской. Пожав плечами, Ли сунула руку в мешочек и нашла последний, самый интересный и занимательный предмет.
— О, взгляни, Джоли, — выдохнула она, протягивая домоправительнице изящный серебряный кинжал. — Вот это да!
— Что вы натворили, сердечко мое? О Боже, Боже милостивый, пощади неразумное дитя, — причитала Джоли, качая головой. — Так и знала, что это добром не кончится! Так и знала. С самого утра чувствовала! И остерегала Стивена, да, мэм, точно. Нюхом чуяла, будет худо! А этот чертов Стивен только и твердил, что вроде бы мало мяты положил в джулеп! Можно подумать, велика беда! Совсем стал суетливый, как старая дева. Волнуется по пустякам! О, малышка моя, что же теперь будет? Должно быть, к ночи разразится гроза. Духи ужасно злятся, когда их тревожат понапрасну, и начинают кого-то проклинать!
— Проклинать? — удивленно переспросила Ли, поднимая глаза от царапины на ладони, куда впился один из острых лучей солнца, украшавшего рукоять кинжала.
— Этот ваш джентмун наверняка дикарь, сердечко мое. Подумать только, моя сладкая малышка оказалась наедине с этим человеком. Страшно подумать, что случилось бы, доберись он до вас! Эти дикари снимают скальпы, сердечко мое, а у вас такие мягкие красивые волосы, — проворковала Джоли, приглаживая худой рукой длинную каштановую косу Ли.
— О, Джоли, да ведь мы в Виргинии, — засмеялась девушка, но когда принялась укладывать вещички обратно в кисет, заметила, что пальцы слегка дрожат. Проведя рядом с Джоли большую часть жизни, она привыкла прислушиваться к мудрым речам. — Что это, Джоли? — робко спросила она.
— Джу-джу, солнышко, — ответила та еще тише, чем сама Ли. Глаза ее были закрыты, как на молитве. — Защищают человека от злых духов. Это его тотем, амулеты, для того чтобы призвать духов на помощь. И постороннему человеку не годится их видеть. Вот увидишь, он здорово рассердится. Никому нельзя их видеть. Воины надевают их перед битвой.
— Правда? На шею? Как некоторые носят медальоны, внутри которых лежат локоны любимых?
— Верно. Иногда на шее, но по большей части на поясе, под набедренной повязкой. Воины считают, что там они в безопасности и наверняка ничего не случится с их… их…
Джоли запнулась, пытаясь объяснить, и под любопытным взглядом Ли меднокожие щеки залила краска.
— Не знаю, смогут ли мои чары вуду защитить вас, детка. Чуяла же, что дело неладно. Мне был подан знак.
— Джоли, да ведь ты христианка, — напомнила Ли, брезгливо рассматривая кисет. При мысли о том, где он находился, ей становилось дурно.
— И что же, мисси? — фыркнула та. — Меня крестили. Но мало ли какие силы могут быть на свете! Мудрый человек поостережется их оскорблять. Бывает много такого, о чем белые люди понятия не имеют. И это хорошо, иначе перепугались бы до смерти. А теперь давайте-ка снимем мокрое белье, а потом я пойду помогу вашей маме на кухне. Надеюсь, вы не умрете от простуды.
— Нет, если разгневанные боги доберутся до меня раньше, — пошутила Ли, морщась, когда Джоли принялась дергать за шнуровку корсета. — Ты ведь ей не скажешь?
— Я еще не решила. Посмотрим, что будет дальше.
— Завтра я верну одежду, — пообещала Ли.
— Ни за что.
— Но я должна, Джоли, — упрямо настаивала девушка.
— Пошлете кого-нибудь из этих никчемных лентяев работников. Пусть их скальпируют, велика важность! А вы никуда не пойдете.
— Но я одна знаю, где нашла одежду и куда ее положить, — возразила Ли, полная решимости исправить ошибку. — Это мой долг.
— Никуда вы не пойдете.
— Я возьму с собой Сладкого Джона, и тогда никто, даже твои духи, ничего мне не сделает, — заявила Ли.
Сын Стивена и Джоли вырос высоким и широкоплечим, и, хотя бережно обращался с лошадьми, никто не мог победить его в рукопашной.
— Не знаю, — нахмурилась Джоли, не любившая менять планы, но Ли уже спрятала кисет в ларь под одеяла.
— Если я верну одежду и кисет, никому не обязательно знать, что произошло, особенно маме. Ты же знаешь, как она расстроится. Таким образом я умилостивлю богов, — пояснила Ли, слегка улыбаясь.
— Ш-ш-ш, девочка, не смейтесь над ними, — прошептала Джоли, нервно оглядываясь, прежде чем обреченно вздохнуть. — Так и быть, но мне это не нравится, и вам лучше убрать с лица эту самодовольную улыбку кошки, слизавшей сливки, потому что я буду следить за вами, как лис за курятником, — буркнула она. — И не убегайте. Нужно смазать чем-то эту царапину.
Про себя Джоли подумала, что хозяйке лучше ничего не знать, а сама она, когда все мирно улягутся в постели, пожалуй, вызовет своих духов.
Неизвестно, каких духов имела в виду Джоли, но они оказались недостаточно сильны, чтобы заглушить гром, прокатившийся над Треверс-Хиллом как раз перед рассветом и пробудивший Ли от крепкого сна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Когда сияние нисходит - Макбейн Лори



скучно. хотя и были некоторые моменты интересные, и даже смешные. но читать всю книгу скучно.
Когда сияние нисходит - Макбейн ЛориLili
9.09.2013, 12.21





Роман о судьбе большой южной семьи, попавшей в мясорубку войны Севера и Юга. Очень много действующих лиц, которых трудно запомнить моими старческими мозгами, но я справилась. Отмечу затянутость и нудность диалогов и монологов. Главным героям можно было бы говорить поменьше, а заниматься сексом побольше. А так очень милый роман, но не "Унесенные ветром".
Когда сияние нисходит - Макбейн ЛориВ.З.,67л.
16.10.2015, 12.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100