Читать онлайн Когда сияние нисходит, автора - Макбейн Лори, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Когда сияние нисходит - Макбейн Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.56 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Когда сияние нисходит - Макбейн Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Когда сияние нисходит - Макбейн Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макбейн Лори

Когда сияние нисходит

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Я мирно бродил по полям и лугам,
Вкушая все прелести лета,
Как вдруг принц любви повстречался мне там,
Скользящий по лучикам света.
Уильям Блейк
— Надеюсь, ты не набрала вороньих ягод вместо ежевики? — пробормотала Блайт, с подозрением изучая полное ведро, гордо протянутое Джулией.
— Можно подумать, я не знаю, как выглядит ежевика, дорогая, — самодовольно хмыкнула Джулия, состроив гримасу Блайт, но все же опустила глаза и перебрала несколько ягодок, на случай если противная девчонка права. — Даже если и так, больше я не сделаю ни единого шага к этим кустам, — поклялась она, рухнув на покрывало и стаскивая шляпку, после чего перевернулась на живот и скрестила голые ноги, словно готовилась остаться в такой позе не меньше часа.
Лениво обмахиваясь, она настороженно наблюдала за сестрами Треверс, деловито грузившими ведра с ягодами в тележку.
— Да у твоей матушки, Ли, случится удар при виде доченьки! Волосы висят как солома, и я надеюсь, что у тебя не выступили веснушки. Ой, а руки-то! Они такие черные, что тебя можно спутать с негритянкой, а юбки бесстыдно обнажают ноги! — хихикнула она, совершенно упустив из виду, что сама выглядит ничуть не лучше. — Что сказала бы мадам, узрев одну из своих лучших учениц? «Вы неисправимая, ужасная, упрямая девчонка, позорящая звание леди!»
— Но не могу же я рвать ягоды в перчатках, и даже мадам поняла бы это! — хмуро возразила Ли, оглядывая фиолетово-синие ногти и пятнистые ладони. — О Боже… какой кошмар!
— Клянусь, Ли, ты умудрилась даже щеки запачкать! Или это царапина? Ну-ка покажи язык! — скомандовала Джулия, высовывая для примера свой. — Бьюсь об заклад, он черный! Неудивительно, что ты набрала только полведра, а остальное съела!
— Я просто старалась отбирать лучшие ягоды, Джулейн, — запротестовала Ли, видевшая в ведре Джулии немало зелени.
— Ну да, к тебе в рот попадали самые спелые, — торжествующе фыркнула Джулия, складывая руки, но тут же потрясенно открыла рот, увидев, во что превратились ее ладони.
— О-о-о, нет, — заплакала она, с ужасом подставляя ладони поближе солнцу. — Это ужасно! Неужели они до пятницы не отойдут?!
— Ты всегда сможешь повязать в волосы огромный фиолетовый бант, — посоветовала Блайт, ныряя за тележку, чтобы увернуться от летевшей в голову изящной лайковой туфельки. Ли, не обращая внимания на возню, вышла из тени, тихо свистнула и принялась терпеливо ждать, пока не услышала ржания. Еще минута, и за кустами мелькнула гнедая шкура Дамасены. Кобыла пустилась рысью, заметив протянутую руку Ли и лежавшее на ладони яблоко.
— Молодец, девочка, — похвалила Ли, нежно расчесывая длинную спутанную гриву и любовно почесывая лошадку за ушами. — И ты иди сюда, малыш, я тебя не забыла.
Ощутив теплое дыхание жеребенка, она вытащила из кармана еще одно яблоко. Жеребенок фыркнул и, протиснувшись между матерью и Ли, с хрустом раскусил лакомство. Покончив с ним в одну минуту, конек резво взбрыкнул задними ногами и стал носиться по лугу. Ли, заслонившись рукой, внимательно следила за ним, отмечая длину и легкость прыжков. Он будет победителем, ее маленький Капитан!
Она так задумалась, что вздрогнула, почувствовав осторожный, ничуть не болезненный укус в плечо. Это забытый пони требовал своей доли.
Ли потерла плечо, полезла за последним яблоком, заранее припрятанным для озорника, и, быстро отскочив, чтобы избежать очередного, на этот раз более серьезного наказания за медлительность, уже хотела лишить его вкусного кусочка, но вовремя увидела жалобные карие глаза пони.
— Так и быть, Тыковка, — смягчилась Ли и не успела протянуть яблоко, как оно немедленно исчезло.
Крошка пони, в самом деле кругленький как тыква, не собирался ни с кем делить лакомство, поэтому неспешно потрусил в безопасное местечко под деревом и только там принялся жевать, кося глазом на беспечного жеребенка, так и летавшего по траве.
— Не волнуйся насчет пятен, Джулия, — посоветовала Ли подруге, лихорадочно пытавшейся оттереть засохший сок смоченным в одеколоне платком. Но чем больше она старалась, тем пятна становились темнее.
— Не волноваться?! — взвизгнула та, с ужасом взирая на фиолетовые ладони. — Конечно, Мэтью Уиклифф, ослепленный любовью к тебе, может, и не найдет в этом ничего страшного, но мне вряд ли так повезет! Как я могу принять предложение жениха, когда она так выглядит? На этой неделе я намеревалась получить несколько предложений, а теперь даже не могу быть на дне рождения малышки Люси, потому что стану там всеобщим посмешищем! Пойдут сплетни, и что будет с моей репутацией?! Да что говорить, слухи, возможно, дойдут до Либби Сен-Мартен, и эта дурочка будет хохотать во весь свой глупый голос! Кроме того, Либби твердит, что ее волосы светлее, чем мои!
Джулия мгновенно забыла об угрозе своей красоте: старые обиды оказались сильнее.
— По-моему, они просто отсвечивают медью!
Ли, однако, ничуть не расстроившись, направилась к тележке. За много лет она привыкла к истерикам Джулии и редко принимала их всерьез. Порывшись под сиденьем, она извлекла сверток.
— Джоли обо всем подумала еще раньше мамы, — объявила она с довольной ухмылкой и, вытащив заткнутый пробкой пузырек, повертела перед носом Джулии.
— Что это? — пролепетала та, едва смея дышать из страха, что ее надежды сейчас разлетятся в пыль. — Неужели знаменитый бальзам Джоли? Какое счастье! Он прекрасно действует, и все в один голос твердят, что для женщины своего возраста у твоей мамы самая мягкая, белая и прозрачная кожа во всей Виргинии!
— Джоли посчитала, что мамин лимонно-огуречный лосьон окажется недостаточно сильным, и, кроме того, не хотела, чтобы мама упала в обморок, когда увидит наши руки!
— А это что? — удивилась Джулия, когда Ли протянула ей другой пузырек, поменьше, с нежно-розовым содержимым.
— Розы и лаванда, — пояснила Блайт. — Любимый мамин лосьон, от которого твоя кожа наверняка станет мягкой и душистой, после того как сдерешь ее до костей вудуистским зельем Джоли.
— Вуду? В самом деле? Как по-твоему, что в нем? — ахнула Джулия с испуганным любопытством, ничуть, однако, не умалившим ее решимости попробовать действие снадобья на своих перемазанных ручках.
— Зев ехидны, клюв совиный
type="note" l:href="#FbAutId_7">[7]
… — процитировала Ли Шекспира, увернувшись от второй туфельки. — По правде говоря, я думаю, что в нем миндаль, овсяная мука и…
— Ненавижу овсянку.
—…лимонный сок, простокваша и кое-какие секретные травы Джоли, которые она собирает только в полнолуние.
Джулия ошеломленно открыла рот.
— Да неужели? — выдохнула она потрясенно. — И он очень действенный, верно? Помнишь, как Джоли вывела им ужасные травяные пятна с моего воскресного платья? Должно быть, волшебство.
Послышался странный, подозрительно похожий на фырканье звук. Джулия надменно уставилась на Блайт, но та с самым невинным видом ставила в тележку последнее ведро.
— Припоминаю также, как зелье проело дыру в лучших бриджах Гая для верховой езды, — услужливо добавила она.
— Нужно сразу же смыть его, пока не вызвало раздражения, — предупредила Ли, морщась от неприятного запаха, прежде чем налить немного жидкости в радостно подставленные ладони подруги.
— Краснота? — удивленно пробормотала Джулия, хмурясь при мысли о безупречной прелести своих кремовых плечиков, выгодно оттененных вырезом нового платья.
— Так бывает только у людей с очень нежной кожей…
— У меня очень нежная кожа, — сообщила Джулия, глядя на капли, стекавшие с ее ладоней, с таким ужасом, словно жидкость внезапно превратилась в кровь.
—…но я очень редко видела нечто подобное, — продолжала Ли, щедро наливая лосьон в ладони Блайт и принимаясь растирать собственные, пока густое, зернистое снадобье не высохло.
— Сходит! — взвизгнула Джулия.
— Твоя кожа? — с искренним изумлением осведомилась Блайт, подумав, что сегодня Джулию просто преследуют несчастья.
— Нет, глупая, пятна! Пятна от ежевики! — благоговейно выдохнула она. — Скорее, Ли, где вода?
Ли показала на ручей, вода в котором выглядела соблазнительно прохладной.
— О, ни за что! Если Блайт обрызгает меня, платье пропадет! Пятна от воды с этой ткани ничем не вывести!
Блайт открыла рот, чтобы возразить, но промолчала, вспомнив, как они в последний раз были у реки и она плеснула в Джулию мутной водой.
— Значит, придется снять платье и нижние юбки. Я так и сделаю, несмотря на то что надела старое платье. А юбки? Да если их намочить, они никогда не высохнут! И кстати, ты видела свои ноги?
Джулия уставилась на свои красновато-зеленые пальцы и потеряла дар речи… к сожалению, ненадолго!
— Мои ножки! Ой! Ли Александра Треверс, я тебя ненавижу! Если бы не ты и не твои ягоды, такого никогда бы не случилось! Этого дня я тебе не забуду и не прощу! — всхлипнула она.
— Ну что ты, Джулейн, — примирительно сказала Ли. Блайт усмехнулась, подумав, что сестра умеет управляться с подругой еще лучше, чем с толстым Тыковкой. — Давай я помогу тебе раздеться. Натрешь бальзамом ступни и все смоешь. Вспомни, как мы любили бродить по воде, особенно в жару!
Так приговаривая, Ли расстегивала платье Джулии, развязывала нижние юбки и наливала бальзам в ладони Джулии.
— Ну… сегодня и вправду жарко, — согласилась Джулия. Кроме того, оказалось так приятно освободиться от тяжелых тканей и остаться в сорочке и панталончиках. — Жаль, что Белла так туго зашнуровала меня сегодня утром, но, клянусь, с тех пор, как я вернулась домой, с трудом влезаю в лучшие платья!
Ах, зачем только она прикончила все яйца с пряностями! Теперь корсет не расшнуруешь!
Но при виде подруг, развесивших платья и юбки на тележке, девушка хихикнула.
— О Господи, что сказала бы мадам, увидев нас? Мы выглядим хуже цыганок! Да уж, в таком виде по батарее не погулять! — воскликнула она, едва не пошатнувшись при мысли о скандальной сцене… и все же, представив, как стоит перед джентльменом в одной рубашке и панталонах, почувствовала, как сильно бьется сердце.
— Кажется, ты краснеешь, Джулия, — заметила Блайт, сбегая со склона к ручейку и самозабвенно бросаясь в воду. Джулия последовала за ней куда более торжественным шагом, словно действительно шла на прогулку. Даже зонтик не забыла!
Ли, развесив одежду подруги, вошла в ручей последней. К этому времени Джулия успела усесться на плоский камень и болтала ногами в воде. Ли нагнулась, вымыла руки и ноги и выпрямилась, ловя взгляды девушек. Но Блайт направилась к противоположному берегу, где заприметила лягушку, а Джулия была занята своими фантазиями.
— Нам следует делать это чаще, Ли, — объявила она, наконечником зонта смахивая с ноги жучка. — Так освежает. Кстати, ты помнишь, что сегодня я у вас ночую? Надеюсь только, что меня не поселят вместе с Ноуэлл!
— Ты будешь спать в нашей комнате, — заверила Ли, глядя на свои безупречно чистые ноги.
— Ты не забыла захватить лосьон, Блайт? — спросила Джулия. — Не хочу, чтобы моя кожа покраснела.
— Пузырек стоит за тобой, на камне, — откликнулась Блайт, хватая лягушку и спеша к тому месту, где предавалась грезам Джулия. — Не трудись, дорогая, я сама принесу. Ну вот, держи!
С этими словами она положила лягушку в доверчиво протянутую ладонь и, не дожидаясь кары, удрала к противоположному берегу. Джулия с оглушительным визгом вскочила. Лягушка прыгнула ей на плечо, и девушка, стараясь сохранить равновесие, уронила в воду зонтик. Ли, не растерявшись и едва сдержав смех, бросилась вслед и успела поймать уплывавший зонтик. К сожалению, при этом она еще сильнее забрызгала Джулию, раскрасневшуюся от праведного негодования.
— Возьми, Джулейн! — крикнула она, вручая ей зонтик, с бахромы которого капала вода.
— Спасибо, и учти, я поквитаюсь с Блайт Люсиндой Треверс! Берегись, Люси, ибо я сестра Адама Брейдона, и ты оглянуться не успеешь, как моя месть тебя настигнет!
Выхватив у Ли зонтик, она проследовала на берег и при этом топала так, что окончательно вымочила и без того влажные панталоны.
— Не стоило мне этого делать, — виновато посетовала Блайт.
— Не стоило, — мягко согласилась Ли, но прежде чем Блайт успела отойти, на нее обрушились потоки воды.
Смех Джулии разнесся по всему лесу, но Ли, не дожидаясь ответного удара сестры, поплыла на середину ручья, где естественная дамба образовала нечто вроде пруда, погрузилась в воду, так что наружу выглядывали только голова и плечи, и блаженно вздохнула, призывая взглядом Блайт последовать ее примеру.
— Ли! Что ты делаешь? — ужаснулась Джулия с берега, где поспешно собирала юбки, вспомнив о девической скромности.
— Когда-нибудь ты себя перехитришь, Ли Александра, — предостерегла Блайт, но Ли вместо ответа тоже обрызгала ее.
— Лучше я, чем чужие, сестричка, — хмыкнула она, лукаво сверкнув глазами. — М-м, до чего же чудесно! Я была такая разгоряченная и потная! Почему бы и вам не поплавать? Наше белье в два счета высохнет на такой жаре!
— Только не я! — негодующе объявила Джулия. — Ли, ты ведешь себя крайне неприлично, даже учитывая, что мы находимся на земле Треверсов и нас вряд ли кто-то увидит, кроме твоей мамы, когда ты попытаешься прокрасться обратно в дом и намочишь ее дорогие ковры. Надеюсь, ты не простудишься и не сляжешь в постель в день рождения Люси. Кроме того, теперь ты ни за что не развяжешь тесемки корсета!
— Они высохнут, — заверила Ли, сонно рассекая ласковые воды и прикрыв глаза от солнца. — И потом никто, кроме Джоли, их все равно не распутает.
Она нехотя подняла веки и уставилась в безбрежное синее небо, на котором не было ни одного облачка.
Миссис Мэтью Уиклифф. Миссис Мэтью Ратерфорд Уиклифф. Ли Александра Уиклифф, из Уиклифф-Холла, Чарлстон, Южная Каролина.
Ли вздохнула. Жаль, что Мэтью родом не из Виргинии! Конечно, она всегда знала, что рано или поздно придется покинуть Треверс-Хилл. И как это ни грустно, но день разлуки будет также днем ее свадьбы.
Ли так живо представляла Мэтью, что даже губы приоткрылись, как в поцелуе. Густые блестящие темные волосы, широко поставленные карие глаза, густо опушенные и сияющие умом. Квадратный подбородок, полные губы, ровные белые зубы, прямой нос. Ростом он выше отца и сидит на коне ничуть… ничуть не хуже Гая. И Мэтью — настоящий джентльмен. Словом, он был воплощенной мечтой каждой девушки и ее семьи. Когда Мэтью сделает предложение, отец наверняка даст согласие, а мать — благословение. «Да», она ответит «да», когда Мэтт попросит ее стать его женой.
— Ли! — ворвался в ее мысли голос Джулии. — Если не очнешься, доплывешь до самого Ричмонда в дезабилье!
— В дезабилье? Это что такое? Нечто вроде баржи? — удивилась Блайт, все еще державшаяся подальше от Джулии.
Ли неспешно, размеренно поплыла к берегу, где мирно ждали обе девушки. Джулия щедро втирала розовый лосьон в руки и ноги, а Блайт плела венок из ярких полевых цветов.
— Ли! — взвизгнула Джулия, — Ты капаешь на нас холодной водой!
— Простите, — пробормотала Ли, вытаскивая щетку из приготовленного Джоли узелка. Наскоро обтершись подолом платья, она сняла сетку для волос, вытащила шпильки из сбившегося набок узла и принялась расчесывать влажные волосы. Кругом царила тишина. Ленивый пони мирно пасся под деревом, не собираясь отходить от уютного местечка. Похоже, его с трудом удастся запрячь.
Ли тихо свистнула, но лошадей нигде не было видно. Она продолжала ждать, орудуя щеткой, пока гладкая шелковая вуаль с загибавшимися у бедра кончиками не легла на плечо. Наконец она заметила какое-то движение за кустами ежевики и снова свистнула. Ничего. Заросли оставались безмолвными и непотревоженными.
Неожиданно с противоположного направления послышался знакомый топот копыт, и откуда-то из чащи вырвались кобыла с жеребенком. Девушка с негромким смехом открыла им объятия.
А в это время в прохладной тени ежевичника, там, где Ли почудилось шевеление, одинокий всадник наблюдал за дриадами. Легкая улыбка смягчила жесткие черты бронзового от загара лица при виде романтической сценки на берегу лесного ручейка.
Он находился здесь уже довольно долго, не желая нарушить идиллию или пожертвовать столь редким случаем полюбоваться на трех ничего не подозревавших красавиц. Он подоспел как раз в тот момент, когда они раздевались. Его зоркий взгляд не скользнул мимо ведер с ежевикой. Что же, в такую жару и после тяжелой работы не грех и освежиться. Он и сам хотел последовать их примеру и поэтому направился к ручью. Но забыл о своих желаниях, когда заметил резвившихся девушек. Сразу стало ясно, что блондинка мечтает стать знатной леди. Капризная и надменная, она обладала всеми чертами будущей хозяйки поместья, чье любое желание мгновенно исполняется.
Он тихо засмеялся, когда брюнетка посадила лягушку ей на ладонь. Темноволосой девочке, казалось, нравилось озорничать, словно она чувствовала, что скоро придется покинуть беззаботный мир детства и это лето будет последним летом свободы.
Но когда из тени выступила третья, всадник чуть прищурился. Именно она больше всех привлекла его внимание. Странно, почему его так тянет к ней? Но было нечто неуловимо легкое в ее походке, так что даже вода едва взволновалась, когда она шла к берегу. Незнакомке были присущи естественная грация и красота. Ничего лишнего. Ничего искусственного.
И хотя девушке приходилось во всем прислуживать своей избалованной хозяйке, улыбка давалась ей так же легко, как смех.
Глядя вдаль, она стала расчесывать длинные волосы, и мужчина почувствовал, как восстает его плоть. Насколько женщина соблазнительнее, когда полуодета, а роскошь волос ничем не прикрыта!
Остро ощущая странное очарование этого момента, он вдруг понял, что недостаточно смотреть на прелести юной волшебницы издалека. В ней была душевная теплота, привлекавшая его. Он хотел познать высшее наслаждение, лаская ее, возбуждая в ней неукротимую страсть, которая не уступит его собственной.
Не ведая о его желании, она продолжала причесываться. Сколько мужчин до него она соблазнила своей красотой? Невозможно поверить, что она столь бесхитростна! Кто-то уже лежал с ней. Обладал.
Мужчина поразился внезапному уколу ревности, вспышке ненависти к незнакомым мужчинам, потому что хотел быть первым, кто пробудит в ней желание. Первым, кто прижмет эту женщину к своей груди. Интересно, каково это — брать ее раз за разом, познать ее любовь?
Резкий свист прорезал тишину, вернув его к действительности. Он услышал стук копыт еще до того, как увидел кобылу с жеребенком. И, как ни странно, не удивился, когда молодая женщина открыла им объятия. Почти с завистью наблюдал он, как жеребенок с уверенностью любимца трется бархатистым носом о ее плечо. Девушка бросила щетку и с невероятной легкостью вскочила на неоседланную кобылу, очевидно, даже не нуждаясь в поводьях. Слегка сжав бока лошади, незнакомка пустила ее по лугу рысью. Рядом трусил жеребенок.
Впервые довелось всаднику увидеть столь поразительное зрелище. И если он раньше считал женщину красивой, теперь она стала поистине неотразимой. Густая блестящая грива волос, того же оттенка, что и шкура лошади, падала на спину животного. Наездница словно слилась с кобылкой, став с ней единым целым. Когда она подъехала поближе, мужчина отметил необычайную тонкость черт ее лица. Влажные панталоны и сорочка льнули к телу, обрисовывая каждый изгиб. Плечи были откинуты, руки вытянуты в попытке сохранить равновесие. Упругие холмики грудей натягивали тонкую ткань сорочки. Маленькие соски затвердели, будто под ласками его рук. И хотя корсет был туго затянут, сразу становилось ясно, что талию можно обхватить пальцами и крепко держать, пока женственные прелести ее бедер и живота не встретятся с твердостью его плоти. Тонкое полотно, прикрывающее ягодицы, позволяло любоваться формой ее круглого задика. Узкие бедра были, однако, достаточно мускулистыми: сказывалась привычка ездить верхом. Такие будут держать его крепко, после того как раздвинутся под давлением его колена. Изящные щиколотки и маленькие ступни прямо созданы для прикосновения мужских губ. Его губ.
А каков на вкус ее рот? Каковы на ощупь шелковистые пряди? Что будет, когда он ощутит жар и аромат ее тела?
Улыбка всадника вдруг стала циничной, стоило ему осознать, куда завели его сладострастные мысли. Теплый свет в его глазах сменился ледяным блеском. Станет ли она в его постели нежной и любящей? Или окажется холодной и безучастной, терпя его прикосновение только потому, что она его жена и исполняет супружеский долг? А может, это просто шлюха, которой нужны только деньги?
И так уж ли она отличается от остальных женщин? Истинна ли ее красота?
Его руки замерли на поводьях огромного гнедого жеребца. Но он не тронулся с места, продолжая молчаливо сидеть под деревьями, наслаждаясь чудесным видением, несмотря на обуревавшие сомнения и разочарования.
Интересно, какое отношение она имеет к светловолосой барышне? Скорее всего ее горничная… но, судя по тому, как сидит на лошади, может быть дочерью конюха или тренера с близлежащих конеферм.
Наездница приблизилась к брюнетке, и та протянула ей венок. Девушка легко поймала его, нанизала на руку, покрутила и со смехом нацепила на голову. В этот момент простые полевые цветы казались ему красивее драгоценностей короны.
Она снова объехала луг, и мужчина все внимательнее всматривался в ее лицо, пытаясь угадать цвет глаз.
Если бы только она оказалась чуть ближе…
К сожалению, девушка остановилась перед брюнеткой, все это время подбадривавшей ее громкими криками. Спешившись, красотка с распущенными волосами похлопала кобылу по крупу и отослала ее и жеребенка пастись, а сама вместе с подругой направилась туда, где блондинка почти ухитрилась закончить свой туалет. Оставалось только застегнуть элегантное платье на спине, но не давали объемистые юбки.
Мужчина с досадой наблюдал, как остальные девушки натянули юбки, далеко не столь дорогие, как у блондинки, что, впрочем, было неудивительно. Теперь осталось только застегнуть друг другу платья. И с каждым движением их беззаботная непринужденность куда-то исчезала, сменяясь некоей скованностью. Следующие несколько минут они, казалось, искали потерянные предметы одежды, потому что брюнетка, исчезнув на миг за тележкой, с торжествующим криком подняла туфельку.
Неожиданно воздух прорезал пронзительный вопль. Мужчина инстинктивно потянулся к ружью, висевшему у колена. Выхватив его из чехла, он взвел курок и прицелился, готовый стрелять, но тут же понял, в чем дело, и тихо рассмеялся.
Вопли блондинки сменились потоком рассерженных слов. Выползший из корзины безвредный уж медленно полз по покрывалу. Очевидно, именно он и был причиной испуга блондинки. Куда более храбрая брюнетка подхватила змею и подняла вверх, на всеобщее обозрение, чем еще больше рассердила блондинку.
Всадник, к своему удивлению, услышал звонкий смех остальных девушек, которые, казалось, были не прочь взглянуть на змею поближе. Но блондинка явно предпочитала держаться на расстоянии.
Видя, что опасность миновала, мужчина поставил ружье на предохранитель и сунул обратно в кожаный чехол, свисавший с седла. До чего обидно, что они так быстро сложили покрывало и погрузили корзины в тележку! Упиравшегося пони запрягли, и, когда блондинка и брюнетка уселись, третья девушка взяла его под уздцы и повела прочь. Кобыла с жеребенком покорно шли рядом с хозяйкой.
Всадник не отрываясь смотрел вслед удалявшейся процессии, отмечая, что солнечные лучи зажгли волосы незнакомки золотистым цветом. Ему ужасно хотелось дотронуться до нее. Удостовериться, что она настоящая.
— Хочешь пить, мальчик? — тихо спросил он, направляя коня к ручью. И неожиданно ухмыльнулся. Похоже, тщательный осмотр местности принес плоды. Совсем рядом, на кусте ежевики, висел легкий шелковый чулок бледно-голубого цвета. Мужчина поднес его к лицу и глубоко вдохнул сладостный аромат лаванды и роз, стараясь не порвать грубой кожей перчаток тонкую ткань.
Это ее. Он видел, как девушка ходит босиком по траве. Значит, она действительно настоящая.
Он осмотрел добычу с таким же удовольствием, как древний конкистадор военные трофеи, и только потом спешился и повел гнедого к воде. Теперь мужчина двигался быстро и бесшумно. Орлиный взор не упускал ничего, ни малейшей детали: примятую траву, следы на берегу, колесные колеи в земле, кусты и деревья, которые подступали к самой воде и могли скрывать врага.
Немного помедлив на берегу, он снова поднес к носу чулок и, словно очнувшись, осознал, как манит прохладная вода его пропыленное и потное тело.
— Ну же, парни, давайте пить, — произнес он, обращаясь к лошадям, и принялся расседлывать сначала гнедого, а потом и вьючную лошадь. Пустив их попастись на травке, мужчина принялся было раздеваться, но нагнулся и подобрал несколько оброненных из корзины сладких и сочных ягод. Бережно спрятав их в один из обмотанных парусиной свертков, он сбросил одежду и вошел в воду.
Почти сразу же боль в натруженных мышцах стала угасать. Мужчина лег на спину и, глядя в голубое небо, стал думать о неизвестной девушке с распущенными волосами. Как бы изловчиться и поскорее вернуть ей голубой чулок?
Ли легко коснулась боков кобылы голыми пятками, торопя ее по тропинке, пятнистой от солнечных зайчиков. Скорее, скорее, ведь Блайт и Джулия сгорают от нетерпения, сидя в тележке. Она только что обнаружила пропажу чулка, когда остановилась у обочины, чтобы обуться.
Ах, во всем виноват этот безобразник Адам Брейдон! Ничего, она еще ему устроит! Не подложи он в корзину ужа, Джулия не устроила бы такой переполох, и Ли не растеряла бы свои вещи! А это точно его проделки, поскольку в природе вряд ли попадаются змеи, перевязанные посредине ленточкой! А ведь Адам только накануне вернулся домой и успел взяться за старое! Вдруг кто-то подумал бы, что змея случайно заползла в корзинку! Этого баламут не пережил бы. Недаром так гордится своими выходками и охотно в них признается. Не исключено, что он все это время прятался в зарослях и громко хохотал над жертвами его шуточек.
Ли опасливо огляделась и только сейчас заметила пасшихся на лугу незнакомых лошадей. Остановив Дамасену под деревом, она спрыгнула и даже не позаботилась привязать кобылку. Та принялась щипать травку в ожидании хозяйки. Ли осторожно приблизилась к лошадям, и, хотя видела их впервые, происхождение гнедого сразу стало очевидным. Он наверняка из конюшен Ройял-Бей! Она узнала бы тамошних гнедых где угодно! И судя по цвету и звездочке на лбу, можно побиться об заклад, что его матерью была Ройал Блейз. Кажется, ее подозрения оправдываются.
Ли, держась края лужка, подобралась к ручью, замерла у самых ежевичных кустов и ошеломленно уставилась на воду. Чья-то темно-золотистая голова исчезла в глубине ручья, ближе к противоположному берегу. Несколько секунд спустя мужчина вынырнул, тряхнул длинными волосами и размял плечи, словно изгоняя усталость из тела.
Эти волосы и впрямь ей знакомы. Что ж, Адама Мертона Брейдона ждет большой сюрприз!
Под деревом, где недавно обедали девушки, неряшливой грудой лежала одежда Адама. Прижав ладонь к губам, чтобы заглушить смех, Ли подкралась ближе, собрала одежду и, не сводя глаз с ручья, бесшумно попятилась под прикрытие кустов ежевики. И тут впервые внимательно пригляделась к тому, что держала в руках. Пригляделась и очень удивилась. Странно, она никогда не видела, чтобы Адам носил бриджи из оленьей кожи! Он всегда выглядел прекрасно одетым джентльменом, гордился безупречным покроем брюк и жемчужными запонками рубашек из тонкого полотна. В их последнюю встречу он постоянно играл модной часовой цепочкой с брелоками, свисавшей с шелкового жилета. Нет, такой костюм он просто побрезговал бы надеть.
Ли обуяли мрачные сомнения. Правда, Адама долго не было дома, и, судя по всему, теперь он воображал себя старым морским волком, так что всякое может случиться.
Ли переступила с ноги на ногу и вдруг застыла: в наступившей тишине треск ветки, сломавшейся под ее ногами, прозвучал пистолетным выстрелом. Что делать? Ли проворно присела, боясь, что Адам слишком рано обнаружит пропажу одежды. Куда забавнее, если он подумает, что стал жертвой обыкновенного воришки. Ничего, долг платежом красен. Пусть Адам хоть раз побывает в шкуре своих жертв.
Она немного раздвинула листву, отыскала взглядом предполагаемого обидчика и ахнула. Вот такого она не ожидала. Потрясение оказалось слишком велико, ибо человек, пристально смотревший в сторону ее укрытия, оказался вовсе не Адамом! Мало того, она видела его впервые.
Ли задохнулась. Как же это произошло? Почему она ошиблась? Потому что солнце, падавшее на волосы незнакомца, придало им тот же оттенок потемневшего золота, что и у Адама? Зато лицо… Орлиный нос придавал ему сходство с хищной птицей. И выражение такое же: грозное, неприветливое, непрощающее.
Сердце Ли ушло в пятки. Как же объяснить ему? А вдруг он действительно посчитает ее воровкой, рывшейся в карманах в поисках ценностей?
Неизвестный, мощно разгребая воду, устремился к берегу. Взгляд, казалось пронизывал насквозь густые заросли и впивался в скорчившуюся под кустом Ли, напоминавшую себе самой испуганного кролика, прячущегося от распростершего над ним крылья орла.
И как этот самый кролик, Ли была парализована страхом. Если она пошевелится, он наверняка ее заметит. Сейчас она утешала себя тем, что он вряд ли обнаружил ее. Но вот если выйдет из воды… Господи, какой стыд!
Ли даже зажмурилась перед тем, как вновь опустить глаза на бриджи из оленьей кожи. Потом рискнула посмотреть в сторону ручья. Худшие ее опасения подтвердились: незнакомец медленно брел по воде. Прозрачные капли сверкали на широких плечах, стекали по бронзовой груди, бугрившейся мускулами и поросшей золотистыми завитками, по узким обнаженным бедрам, между которыми в гнезде из таких же завитков покоилась мужская плоть.
Ли поняла, что выдаст себя или нет, а оставаться здесь нельзя. Сейчас она больше боялась за свою скромность и репутацию, чем за безопасность, и поэтому нашла в себе силы встать. Но тут за спиной раздался громовой топот. Ли, потеряв равновесие, упала на колени. Из-за деревьев выскочил Капитан, которому пришло в голову позабавиться. Игривое ржание заглушило ее удивленный вскрик. Малыш весело прогалопировал мимо. Хвостик развевался по ветру смешным флажком, из-под копыт во все стороны летела грязь. Прорвавшись сквозь кусты, он застал неизвестного врасплох, испугав почти так же, как свою хозяйку.
Ли не стала ждать, чем все это кончится, и, проползши под прикрытием кустов, вернулась к деревьям, пока Капитан отвлекал мужчину. Молясь, чтобы тот не пустился в погоню, она мчалась как ветер, безразличная к тому, что ветки и сучья цеплялись за юбки и царапали ноги. И совсем забыла, что по-прежнему держит в руках одежду неизвестного бедняги.
Добравшись до того места, где оставила Дамасену, она была вынуждена задержаться, чтобы высвободить подол платья из цепкого древесного плена. Потеряв несколько драгоценных секунд, она все же вскочила на кобылу и только тогда сообразила, что прижимает к груди похищенное добро. Но не может же она явиться к Блайт и Джулии с мужскими штанами в руках!
Поэтому она поспешно спрятала штаны и рубашку под юбки, чуть приподнялась и уселась на них. Ну вот, теперь не придется выкручиваться и лгать, отвечая на опасные вопросы девушек. Ничего, при первой же возможности она отнесет все это обратно к ручью. Она не воровка, что бы там ни думал о ней незнакомец. Правда, судя по состоянию штанов, он не богат. И что у него можно украсть, кроме одежды? Он, должно быть, в бешенстве, особенно если это весь его гардероб, а по вечерам становится холодно.
Ли, невольно улыбаясь, с лицемерной грустью думала о печальной участи несчастного.
В кустах снова раздался треск. Ли обернулась, опасаясь увидеть голого мужчину, но, к ее облегчению, это оказался всего лишь Капитан, уставший от игр и мирно рысивший по тропинке в поисках матери. Ли потрепала холку жеребенка.
— Спасибо, малыш, — тихо поблагодарила она, тронув пятками бока кобылы.
А Нейл Дарси Брейдон, стоя под деревом, проклинал собственную глупость. Ведь он знал, что кто-то следит за ним из чащи, но позволил себе поверить, что это всего лишь резвый жеребенок. А тот оказался таким же неуловимым, как его хозяйка. И что теперь? Обобран до нитки!
Нейл брезгливо поморщился. Черт побери, как бы он хотел добраться до вора и свернуть его проклятую шею! Одежда пропала. И это тоже. Мягкий кожаный кисет с тонким кожаным шнурком, который он носил на шее… его нет, а ведь внутри лежали самые дорогие ему вещи и среди них наиболее драгоценная: тонкий серебряный кинжал, его талисман.
Амулет, чтобы отпугивать злых духов. Может, он верил в их силы, а может, и нет. Но эта безделушка осталась с прежних времен, и он берег ее. Почти все остальные памятки семилетнего плена были уничтожены отцом.
Нейл Брейдон с отвращением оглядел долину. Только несколько минут назад она казалась зачарованной. Всего на мгновение он забыл об осторожности и позволил себе помечтать. И к чему это привело?!
Снова выругав себя, он вынул из сумки одежду, которую намеревался натянуть после купания. Он не хотел прибыть в Ройял-Бей растрепанным, потным и похожим на дикаря.
Но теперь… теперь он выждет и обыщет всю округу, прежде чем обнаружит вора и насладится задуманной местью. Но и мечтая о наказании дерзкому мошеннику, он не мог изгнать из памяти видение девушки с длинными каштановыми, блестящими на солнце волосами и все гадал, какого же цвета у нее глаза.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Когда сияние нисходит - Макбейн Лори



скучно. хотя и были некоторые моменты интересные, и даже смешные. но читать всю книгу скучно.
Когда сияние нисходит - Макбейн ЛориLili
9.09.2013, 12.21





Роман о судьбе большой южной семьи, попавшей в мясорубку войны Севера и Юга. Очень много действующих лиц, которых трудно запомнить моими старческими мозгами, но я справилась. Отмечу затянутость и нудность диалогов и монологов. Главным героям можно было бы говорить поменьше, а заниматься сексом побольше. А так очень милый роман, но не "Унесенные ветром".
Когда сияние нисходит - Макбейн ЛориВ.З.,67л.
16.10.2015, 12.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100