Читать онлайн Когда сияние нисходит, автора - Макбейн Лори, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Когда сияние нисходит - Макбейн Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.56 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Когда сияние нисходит - Макбейн Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Когда сияние нисходит - Макбейн Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макбейн Лори

Когда сияние нисходит

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Грешники есть грешники, и в том сомненья нет. Они сбиваются с пути праведного, оступаются и получают то, что заслужили; но кто может сказать, на какое зло способны люди добродетельные?
Уильям Мейкпис Теккерей
Пятница. День бала в честь пятнадцатилетия Блайт Треверс.
Ли взглянула на дом. На веранду, битком набитую людьми. Некоторые джентльмены сидели на ступеньках, другим повезло устроиться на скамьях и стульях поближе к леди, а мажордом в зеленой ливрее во главе своего войска из лакеев разносил напитки. До Ли донеслись смех и голоса. В доме творилось нечто невообразимое. Мать и Джоли сбивались с ног, стараясь предусмотреть все детали. Гости начали съезжаться еще в среду, и каждую семью приходилось размещать в отдельной комнате. Холостых джентльменов устроили в хозяйственных постройках. Даже Гаю и Палмеру Уильяму пришлось уступить свои комнаты и поселиться вместе с остальными холостяками, где их ночные попойки, игра в карты и вульгарные шутки не могли потревожить покой респектабельных гостей.
Но сегодня Ли незаметно ускользнула и направилась в загон, где тишину нарушали только негромкое ржание да звонкий стук копыт резвящихся жеребят.
Ли в задумчивости прислонилась к забору.
Нейл Дарси Брейдон. Кузен Адама. И не чужак, не обычный ковбой. Такого нельзя не принимать всерьез. Но ведь и она не служанка Роуз. И если бы дело не обернулось таким образом, Ли позлорадствовала бы над смущением, мгновенно промелькнувшим на его суровом лице. Адам, однако, наслаждался своей проделкой. Чтобы ему подавиться его же смехом!
Это было четыре дня назад, но гнев снова вспыхнул в ней при воспоминании об ухмылявшейся физиономии Адама, когда он, Нейл и Натан с Алтеей прощались перед отъездом в Ройял-Бей. Нейл держал на руках Ноуэлл, смотревшую на него с обожанием, и великодушно подносил к каждому члену семьи, желавшему поцеловать и обнять девочку. Ли тоже получила свою порцию ласк, но при этом едва не потеряла сознания, когда лицо Нейла приблизилось к ее лицу, а их взгляды поверх головы Ноуэлл скрестились и застыли. Ли едва нашла в себе силы отступить. Больше она никого из них не видела, если не считать Алтеи, которая приехала навестить их вместе с Юфимией.
Ей все равно, захочет ли он снова приехать в Треверс-Хилл. Наверняка он нашел себе куда более интересное занятие! Так почему же она чувствует себя оскорбленной? Наверное, то же самое испытывала бы служанка, если богатый любовник, насладившись однажды ее прелестями, больше бы не вернулся. Он вел себя совсем по-другому, когда принимал ее за служанку: беспощадно преследовал и пытался соблазнить. Но, узнав, что она не из тех, кого можно завалить на сено, а потом бросить, мгновенно охладел. Очевидно, Нейл Брейдон не любитель срывать цветы удовольствия, ни за что не отвечая. Теперь она его не интересует. Так откуда же этот гнев, это чувство униженности? Нейл Брейдон ничто для нее, ничто! Ему хотелось позабавиться с ней на сене, вот и все! Он сам это сказал! Но ухаживать за ней, извиниться за свои поступки, попытаться больше узнать о Ли Треверс, подружиться с ней — это не для него! Нет, поняв, что она никому не скажет о той позорной встрече, он, должно быть, облегченно вздохнул. Уж таков этот человек.
Разумеется, она услышала историю кузена Брейдонов в тот первый день, когда он сидел в гостиной Треверс-Хилла. Манеры джентльмена явно противоречили красочным историям Адама. Против собственной воли она жадно слушала о похищении Нейла индейцами команчи и упорных поисках Натаниела Брейдона, пытавшегося спасти сына и дочь.
И хотя вопросы Гая граничили с грубостью, а его постоянное скептическое фырканье становилось просто неприличным, он сумел многое вытянуть из Адама. Но Блайт более чем возместила негостеприимное поведение брата своим энтузиазмом и желанием узнать каждую деталь жизни Нейла. И тот очень терпеливо отвечал ей, несмотря на то что она повела себя крайне бестактно, осведомившись, уж не команчи ли оставили его жену умирать в каньоне. Даже у Адама хватило совести немного покраснеть. Но Ли не забыла выражение, появившееся на лице Нейла при напоминании о жене. Должно быть, он горячо ее любил, все еще любит, и никто не сумеет заменить ее в его сердце.
За последние несколько дней Гай, кажется, пересказал ей все легенды о Нейле Брейдоне. Сам он отправился поохотиться с гончими в Эвергринз и Ройял-Бей. Он считался одним из лучших охотников в округе и теперь, после дневных развлечений, остался в Ривер-Оукс-Фарм провести веселую ночь за картами и выпивкой с друзьями и их гостями, среди которых был Нейл Брейдон. К несчастью, Гай сильно проигрался и больше всех задолжал именно Нейлу, что отнюдь не улучшило их отношений, а Гай был так же вспыльчив, как отец. Ли подозревала, что, если бы не своевременное вмешательство Адама, ее брат наверняка обвинил бы Нейла в нечестной игре, поскольку он и без того успел объявить, что джентльмену просто не может везти так долго, если он играет по правилам.
— Здравствуй, сестричка. Сбежала из сумасшедшего дома?
Голос старшего брата мгновенно вернул Ли к действительности.
— Стюарт Джеймс! — улыбнулась Ли.
— Так и думал, что найду тебя либо в конюшне, либо в загоне. Ты хорошо спряталась, сразу и не заметишь. Впрочем думаю, таковы были твои намерения с самого начала.
— Признаюсь, это так и есть, — засмеялась Ли.
Похоже, не у нее одной не было желания возвращаться на веранду.
— Поверить не могу, что малышке Люси уже пятнадцать! Она выросла фута на два с тех пор, как я перебрался в Уиллоу-Крик. Сплошные ноги!
— По-моему, она боится, что перерастет даже меня, — смущенно заметила Ли, хотя Стюарт Джеймс был ненамного выше ее самой.
— Не волнуйся, каштановая макушка, — заверил он, называя сестру старым шутливым прозвищем, — зато ты стала самой красивой и очаровательной женщиной на свете и… к тому же оказалась чуточку ниже Мэтью Уиклиффа.
Ли растерянно встрепенулась.
— Такие новости долго в тайне не сохранишь. В Ричмонде только и говорят о твоей скорой свадьбе. Я ужасно обиделся, услышав об этом прямо на улице, когда мирно шел по своим делам. Какая-то незнакомая женщина в совершенно поразительной шляпке налетела на меня и принялась громко рассказывать о новом повороте в твоей судьбе. Я не стал ни подтверждать, ни отрицать, поскольку сам понятия ни о чем не имел. Она же во всеуслышание негодовала по поводу твоей помолвки. Я думал, что ее муж собирается вызвать меня на дуэль и потребовать удовлетворения.
— Ричмонд? Женщина на улице?
Стюарт Джеймс кивнул.
— Подозреваю, ко всему этому приложила свою изящную ручку Мэрибел Лу. Она способна вынюхать все, и ничто не собьет ее со следа. Кроме того, в Чарлстоне у нее полно приятельниц, и среди них несколько теток Мэтью Уиклиффа.
— Но пока еще никто ни о чем не объявлял.
— О, по общему мнению, дело за малым!
— А по-моему, нет! Это одно из наиболее важных решений в моей жизни, и все же мне начинает казаться, что я не более чем пешка в чужой игре! — размышляла вслух Ли, искренне не понимая, почему всем так хочется выдать ее за Мэтью. Неожиданно жизнь стала казаться куда более сложной, чем неделю назад. — До чего же будет неловко всем, особенно тем, кто уже собирался приехать на свадьбу и потратил слишком много на свои наряды, если Мэтью так и не попросит моей руки, — заявила она, выдавив смешок.
Стюарт Джеймс покачал головой.
— Попросит, — заверил он.
Ли задумчиво уставилась на него. Он похудел с тех пор, как они в последний раз виделись, а морщины вокруг рта стали глубже. Но Стюарт Джеймс всегда был серьезным и сдержанным, не то что беззаботный весельчак Гай.
— Ты, кажется, ничуть не сомневаешься.
— Совершенно верно. Надеюсь, тебя не оскорбит то, что я сейчас скажу, и, пожалуйста, не сердись на Мэтью, но он не мог скрыть свои чувства к тебе, когда сопровождал нас из Ричмонда. Он просто не мог говорить ни о чем другом, и для всех было очевидно, что он безумно влюблен. Единственный раз он потерял терпение, когда мы не сразу смогли уехать из Ричмонда. Мне показалось, что он вот-вот повысит голос на тетю Мэрибел Лу, которая никак не могла погрузить все свои шляпные картонки в карету. Кроме того, он признался мне, как твоему старшему брату, что собирается поговорить с отцом в этот уик-энд. И хотя он надеялся, что ты примешь предложение… нет, пойми меня правильно, он ничуть не хвастался и был очень почтителен. Он сказал, что будет счастлив жениться на тебе, но только с твоего согласия.
Ли поцеловала его худую щеку.
— Мне Мэтью нравится, и, если сумел сдержаться и не накричать на тетку Мэрибел Лу, значит, он просто святой.
— Вот и хорошо, — почти с облегчением пробормотал Стюарт Джеймс. — Я рад, что ты сказала именно так, а не поклялась в вечной любви к нему.
— Но почему? — недоуменно спросила Ли, гадая, почему не сказала, будто любит Мэтью. — Разве не так должно быть?
И все же, вспоминая серо-зеленые глаза, она чувствовала, как бьется сердце. Совсем как когда, по словам сестры, приходит любовь. Но та же Алтея упомянула о разнице между увлечением и истинным чувством!
— Когда-нибудь ты внезапно поймешь, что равнодушна к человеку, без которого, как думала раньше, жить не можешь, и начнешь спрашивать себя, была ли в самом деле эта любовь? Потом, к собственному ужасу, ты обнаружишь, что эта особа ничуть тебе не нравится, вам не о чем говорить да и вообще разговаривать не хочется, и вот тогда твоя жизнь становится кошмаром, — объяснил он, нервно проводя рукой по волосам. — Поэтому я очень доволен, что вы с Мэтью такие хорошие друзья и у вас много общего: происхождение, любовь к лошадям, чувство юмора и сознание долга. Поверь, дорогая все это станет краеугольным камнем вашего брака. И даже если ты не любишь его сейчас, полюбишь потом, а если и этого не произойдет, вы все же останетесь друзьями. У вас будет такой же великолепный брак, как у Алтеи и Натана. Ей ужасно повезло. Она обрела в браке и любовь, и дружбу. Алтея всегда поступает правильно, а Натан — прекрасный человек. Но я полагал, что в семье Треверсов женщины умнее мужчин.
— У тебя все в порядке, Стюарт? — спросила Ли, поняв, что между ним и Фисбой не все ладно.
— Разумеется, что может случиться? — буркнул Стюарт Джеймс. Он был не из тех, кто жалуется родственникам, и хотя внешне не был похож на отца и вел себя не как истинный Треверс, все же унаследовал от него очень важную черту характера — гордость. — Моя жена — одна из самых красивых женщин в Тайдуотере. Нас постоянно и всюду приглашают. У меня двое очаровательных детишек. Нашим домом восхищаются все в округе, а также восхваляют его гостеприимную хозяйку, любящую жену и мать. После сбора урожая у меня появятся свободные деньги, и я смогу содержать жену в роскоши, к которой она слишком быстро привыкла, — добавил он, и Ли ужаснулась холодной безнадежности голоса брата.
— Хороший урожай в этом году? Какое чудесное известие!
— Да. Думаю, отец будет удивлен и доволен.
— Если и удивлен, то не слишком.
— Но ты же удивилась. Два года подряд неурожаи! После того как он потерял все деньги, вложенные в Уиллоу-Крик, я наконец смогу отдать ему все сторицей. И позабочусь о том, чтобы он получил небольшую прибыль за всю его заботу и веру в меня.
— Он будет так гордиться тобой, — поспешно заверила Ли, надеясь, что так оно и случится.
Стюарт Джеймс пожал плечами:
— Что же, для разнообразия и это приятно. Боюсь, я редко давал ему такую возможность. Это Гай умудрился стать адвокатом, а не я, хотя и учился куда усерднее. И в отличие от тебя и Гая меня никогда не интересовали лошади. А отец судит человека по тому, как он сидит в седле. Лошади — его жизнь. Для меня они — всего лишь средство передвижения. Разве я так уж не прав?
— Разумеется, прав.
— Ты никогда ни о ком не думаешь плохо, особенно о родных, а мы этим пользуемся. Знаешь, я часто думаю, что отец ставит Сладкого Джона выше меня и скорее продал бы сына, чем своего лучшего раба. Но это мой шанс доказать ему, что и я могу в чем-то преуспеть. Что я не полный идиот.
— Ты не должен ничего доказывать, — возразила Ли, впервые поняв, какая бездна отчаяния скрывалась за внешним спокойствием Стюарта Джеймса.
— Мне нравится жить в Тайдуотере. Там так мирно. Я беру лодку и иногда дрейфую с отливом, особенно на закате, когда небо горит огнем. Даже установил на берегу мольберт и раз-другой попытался все это нарисовать. Кстати, Мэтью осмотрел поля и предложил мне очень неплохие деньги за табак. У него свои склады, и он импортирует табак в Англию на собственных судах. Послал мне лучшего управляющего, чтобы помочь со следующей посадкой. Естественно, если мы станем партнерами, нужно позаботиться о полях. Он блестящий бизнесмен, хотя мог бы жить на то, что оставили родители. Думаю, я очень выиграю от нашего соглашения. А что может быть лучше, чем вести дела со своим зятем?
Глаза брата на миг стали такими же теплыми и счастливыми, как в прежние годы.
— Да, что может быть лучше, — промямлила Ли.
— Вы с Мэтью сможете навещать нас в Уиллоу-Крик, и я даже покатаю тебя на лодке.
— Обещаешь?
— Честное слово. А теперь нам стоит поспешить в дом и подготовиться к большому балу, — предложил он, беря ее под руку. — Джоли, должно быть, вышла на тропу войны и подняла всех слуг в поисках тебя.
— Блайт в восторге от зеленого бархатного плаща, который подарила ей Фисба. Он в самом деле подбит горностаем?
— Да, наша Фисба всегда покупает товары только высшего качества, — заверил Стюарт Джеймс, слегка улыбаясь. Только он знал, что Фисба заказала плащ для себя, но потом решила, что темно-зеленый цвет ей не идет. Два года плащ провалялся в коробке, присланной из модной лавки, пока Фисба не объявила, что для Блайт это идеальный подарок.
— Но больше всего ей понравился твой подарок. С твоей стороны было очень благородно подарить ей гранатовое кольцо бабушки Палмер.
— Я хотел, чтобы она навсегда запомнила этот день. Унаследовав Уиллоу-Крик, я получил немало фамильных драгоценностей. И хотя у Фисбы есть куда более дорогие вещи, это кольцо было одним из самых любимых у бабушки Палмер. Кстати, прошлой ночью мы с Палмером Уильямом долго разговаривали.
— Он хорошо выглядит, верно?
— Да, и его очень удачно назвали, тем более что он унаследовал рост дедушки Палмера. В Уиллоу-Крик есть его портрет, и Палмер Уильям — просто копия старого джентльмена. Ты уже знаешь, что он собрался делать армейскую карьеру?
— Нет. О Господи, мама совсем не будет довольна!
Ли живо представила слезы матери, когда Палмер Уильям, высокий и широкоплечий в своем кадетском мундире, подхватил мать, оторвал ее от пола, и сжал в медвежьих объятиях. Остаток вечера она хлопотала над ним, жалуясь, что он плохо ест, проводит слишком много времени на солнце, и напоминала о том, какая нежная у него кожа. Но Палмер Уильям только смеялся, утверждая, что он так много ест, что пришлось выпустить в швах все мундиры, и что ежедневная муштра закалила его, а загар еще никому не вредил.
Они добрались до веранды, и, увидев головку Фисбы, увенчанную массой серебристых волос, услышав мелодичный смех, она вспомнила все оскорбительные слова, которые доносились прошлой ночью из расположенной рядом с их комнатой спальни Стюарта Джеймса и его жены.
Ли, не выдержав, даже сунула голову под подушку. Отец и мать часто спорили, но никогда так злобно и яростно, как брат и Фисба. Недаром Стюарт Джеймс говорил ей сегодня о преимуществах браков без любви!
Никого не стесняясь, Фисба подняла глаза и обменялась с одним из поклонников такими интимными взглядами, что Ли смущенно отвернулась, надеясь, что Стюарт Джеймс ничего не заметил.
Извинившись, она побежала наверх, но по пути пришлось то и дело останавливаться и обмениваться приветствиями и новостями с доброжелательными сплетницами, дальними родственниками и поклонниками, пришедшими в отчаяние по поводу ее предстоящей помолвки с Мэтью Уиклиффом. Наконец она добралась до спальни и плотно прикрыла дверь. Почти всю кровать занимало светло-зеленое шелковое бальное платье Блайт с рядами воланов, отделанных брюссельскими кружевами. Такие же кружева украшали рукава-буфы и декольте. На полу стояли туфельки из того же шелка с атласными розетками и лентами, готовые к вдохновенному полету в танце. Но говоря по правде, Блайт сегодня с утра летала, получив от Алтеи вожделенные духи. Ее сокровище стояло на туалетном столике, рядом с духами Ли и набором из серебряных щетки, расчески и зеркальца с ее инициалами, подарком от родителей. Подарок Ли, длинные жемчужные серьги, Блайт наденет сегодня вместе с подарком тети Мэрибел Лу, жемчужным ожерельем.
Улыбаясь от удовольствия, Ли подошла к другому краю кровати, на котором лежал ее бальный наряд, и коснулась воланов из прозрачной накрахмаленной кисеи-тарлатана, украшавших платье из абрикосового шелка чуть потемнее оттенком. Края каждого волана были вышиты золотой ниткой и крошечными бусинками, переливавшимися при каждом движении. Рядом поблескивал веер, раскрашенный полосами разных оттенков абрикосового, переходящими от светлого до совсем темного, и усыпанный золотой пылью. Он будет свисать с ее запястья на бархатной ленте. Горы жестко накрахмаленных нижних юбок возвышались на подушках, рядом громоздились тонкие батистовые сорочки, панталоны, шелковые чулки, подвязки с лентами и перчатки до локтя.
Ли подняла зеркало Блайт, всмотрелась в свое отражение, гадая, почему Джоли пришло в голову уложить ее косы двойной короной и вплести в них душистые звездочки белого жасмина, бутоны чайных роз, и темно-синие незабудки. Она надеялась, что такая прическа не покажется слишком строгой, но Джоли была непреклонна. Джулия хвасталась, что сделает прическу по последней парижской моде, а Блайт собрала длинные пряди на макушке в элегантный узел, из которого на уши выбивались кокетливые локоны. И перехватила лоб светло-зеленой бархатной лентой, вышитой жемчугом.
Блайт сегодня будет выглядеть настоящей принцессой и сможет флиртовать с поклонниками, кокетливо обмахиваясь веером из слоновой кости, подарком Палмера Уильяма. Хоть бы надежды сестры сбылись и Джастин Брейдон пригласил ее на танец, и не один! А может, и попросит ее прогуляться с ним в саду, и накинет на изящные плечи шаль из кружев шантильи, которую преподнес Гай. Когда Джастин, приехавший с Палмером Уильямом, согласился пообедать в Треверс-Хилле, Блайт не сводила с него глаз и при всей своей болтливости почти все время застенчиво молчала, кивая в ответ на каждый вопрос. При виде Джастина, удивительно похожего на сводного брата, хотя темпераменты их были явно разными, у Ли перехватило дыхание. Сегодня она увидит Нейла Брейдона. Его тоже пригласили на бал в честь дня рождения Блайт, и он непременно прибудет вместе с остальными членами семьи.
Ли подошла к окну и невидящим взором уставилась в сад, нервно теребя тонкое золотое колечко в мочке уха. А что, если Нейл пригласит ее танцевать? Тогда она очень деликатно отклонит такую честь, показав ему и себе, как мало он для нее значит.
Ли, слегка вздрогнув, спрятала лицо в ладони, стыдясь горящих щек. Почему она думает о нем? Почему не в силах забыть его прикосновения? Зачем он ворвался в ее жизнь? Неделю назад она была бы счастлива принять предложение Мэтью, провести с ним жизнь. Потому что не сомневалась в своей любви к нему. Но теперь… теперь ни в чем не была больше уверена.
Что она испытывает к нему? Когда он появился в Треверс-Хилле, Ли обрадовалась, но от его близости сердце не забилось чаще. Он был самым красивым мужчиной из тех, кого она знала, а карие глаза светились незлобивым юмором и любовью к ней. Высокий и широкоплечий, он выделялся из толпы, и не только своей внешностью. Мэтью Уиклифф был яркой индивидуальностью, и никто не мог усомниться в благородстве и цельности его натуры. Он стал ее идеалом мужчины и хотел жениться именно на ней.
Ли глубоко вздохнула, перебирая в памяти слова Алтеи о любви, которую она питает к Натану. Потом подумала о Стюарте Джеймсе, о трагедии разбитых грез и о надеждах, которые теперь могут быть осуществлены благодаря Мэтью Уиклиффу.
Но что делать ей? И почему она усомнилась в своих чувствах? Ведь Нейл Брейдон — чужак и никогда не был своим в Треверс-Хилле да и не хотел этого. И судя по тому, что рассказал Гай, в последние несколько дней он прекрасно проводил время в Эвергринз в компании Саретт Кэнби.
Ли продолжала стоять у окна, пока на землю не спустились сумерки. Только тогда она тряхнула головой и засмеялась собственным глупым переживаниям. Никто не заставит ее делать что-то против воли.
Она коснулась пальцами шеи, словно разминая тугой ком, сжавший горло, и неожиданно вспомнила, что оставила в комнате матери камею. Мать обещала приколоть ее на новую бархатную ленточку, чтобы Ли могла надеть камею сегодня. Нужно немедленно идти за брошью, пока Беатрис Амелия не начала сложные приготовления к вечеру. Тогда никто не посмеет ее беспокоить.
Ли поспешила по коридору, остановившись на минуту, чтобы закрыть дверь спальни Гая, где временно поселились тетя Мэрибел Лу и дядя Джей. Правда, сначала заглянула внутрь и тихо ахнула при виде ужасающего беспорядка. Почти до потолка громоздились сундуки, на кровати лежала груда полосатых шляпных картонок, а пара модных шляпок даже висела на столбиках балдахина. Каждый столбик был обвязан чулками самых различных оттенков. У изножья цвели радужные зонтики с кружевами, бахромой и цветными бусами. Несколько безголовых манекенов, наряженных в лучшие платья тетки, стояли у окон, окруженные небольшой армией туфель, шлепанцев и ботинок.
Ли, покачав головой, отошла. Интересно, нашлось ли место хотя бы для одной смены одежды бедного дяди Джея?!
Неожиданно Ли остановилась и нахмурилась, вспомнив о пустых местах на стене в спальне Гая. В его драгоценной коллекции оружия недостает многих пистолетов. Странно, что он взял их с собой, когда перебирался жить к другим холостякам!
Она шагнула к двери материнской спальни, но, услышав доносившиеся оттуда голоса, снова остановилась. Кажется, родители опять спорят!
—…И ты вложил громадную сумму денег в Уиллоу-Крик, чтобы помочь Стюарту Джеймсу и сделать плантацию рентабельной. А результаты ничтожны, если не считать усилий Фисбы Энн! Уж она по крайней мере знает, как употребить наши деньги! Не знай я правды, потребовала бы отчета о потраченных средствах! Но я точно скажу тебе, на что пошли наши деньги! Фисба не щадила энергии, пытаясь превратить дом в некое подобие дворца! А знаешь, о чем она поговаривает сейчас? Собирается переименовать Уиллоу-Крик! Для нее это название недостаточно пышно, ей подавай что-нибудь французское! Я посещала пансион мадам Тальван, говорю по-французски не хуже своих предков, и все же мне ничего подобного в голову не приходило! Твоя бабушка, прекрасная, умная женщина, должно быть, в гробу переворачивается! Я так и сказала Стюарту Джеймсу, но он только плечами пожал! Никогда не узнаешь, что творится в голове у мальчика. Ну так вот, я дала Фисбе пищу для размышлений! Она, должно быть, воображала, что, выйдя замуж за Стюарта Джеймса, будет жить как королева и не знать забот. Если бы мы все с утра до вечера сидели в гостиных, во что превратился бы дом! Она не умеет сделать самой простой мази и заявляет, что ноги ее не будет в грязных негритянских хижинах. Позволь спросить, что будет, если все слуги заболеют и умрут? Кто станет шить, готовить, стирать белье и убирать, чтобы она могла валяться в постели до полудня? Именно до полудня. А потом едет с визитами к соседям. Нельзя оставлять дом без присмотра, это грозит верными неприятностями! А она обращается с ними как с животными и не стесняется дать пощечину служанке. Это что, я слышала, она даже бьет их кнутом! Скандальное поведение! Для таких вещей есть надсмотрщик. Можешь представить, она даже не умеет солить свинину! А белье! Порядочные люди на таких простынях спать не могут! Она совсем ничего не понимает в стирке. В Филадельфии ее родные всегда нанимали людей со стороны. Я не осуждаю за это Фисбу, потому что готовить ее к роли хозяйки дома было обязанностью матери. Но сама она пальцем о палец не ударит, чтобы что-то изменить! Конечно, я не думаю, что у Стюарта Джеймса не должно быть приличного дома, но к чему им портик с двенадцатью колоннами и восемь дымовых труб? А мебель по специальному заказу, слыханное ли дело! С полосатой атласной обивкой самых ярких тонов! Ездила за ней в Филадельфию! Ричмонд или Чарлстон для нее нехороши! Разве северяне разбираются в модах? Ах, я никогда не считала, что Фисба станет хорошей женой нашему Стюарту Джеймсу. Именно так и говорила шесть лет назад. Не то чтобы я была недовольна нашими внучками, Лесли и Синтией, ими стоит гордиться. Синтия Амелия уже расцветает и скоро станет настоящей красавицей, и как же она любит сахарное печенье бабушки Треверс!
— Розог бы ей побольше, а не печенья! — проворчал Стюарт.
— Она немного вспыльчива, но и только! — защищала внучку Беатрис Амелия.
— Это Ноуэлл немного вспыльчива, а Синтия безобразно избалована, — раздраженно поправил Стюарт, игнорируя гневный взгляд синих глаз жены. — И если мужчина не имеет воли оставаться хозяином в собственном доме, его следует охолостить и выпустить на пастбище. Будь Стюарт Джеймс мужчиной, он втолковал бы Фисбе Энн, как следует себя вести. Виданное ли дело, чтобы женщина флиртовала с любым, кто носит штаны?!
— Мне кажется, что не только Стюарт Джеймс не в силах устоять перед хитростью и лестью Фисбы! Удивительно, как у тебя на штанах пуговица не отлетела, так ты пыжился перед ней, — съязвила Беатрис Амелия, не замечая растерянного выражения на лице мужа. — А теперь ты имеешь дерзость заявлять мне, что мы даже не можем покрасить наш дом, когда Фисба Энн сделала из своего мавзолея игрушку, притом на наши деньги. А потом отдыхала в Ньюпорте и Филадельфии, хотя мы в этом году даже ни разу не побывали в Шарлоттсвилле и не сумеем отправиться в Уорм-Спрингз! А ведь мне так полезны воды! Просто не знаю, что сказать! — всхлипнула Беатрис Амелия.
— Уверен, что ты обязательно найдешься, дорогая, — терпеливо ответил муж.
— Кажется, вы оскорбляете меня, мистер Треверс?
— Вовсе нет, миссис Треверс. Просто уверен в вашей способности выразить свои мысли.
— Что же, я всегда гордилась тем, что смело высказываю свое мнение, и, как вы знаете, не собираюсь страдать в молчании. Жаль, что Стюарт Джеймс не послушал моего совета и не женился на этой девочке Бартли! Единственная дочь и богатая наследница! Говорят, ей делали предложение английские аристократы. Господи, даже Саретт Кэнби и то была бы лучшей партией.
— Никто из моих детей не свяжет свою судьбу с Кэнби, и не мечтайте, миссис Треверс.
— Потому что ты уверен, будто никто из них не разбирается в лошадях? Какое счастье, что Алтея Луиза удачно вышла замуж, а Ли Александра вообще переплюнула Алтею. О, Стюарт, за последнее время лучших новостей мне не приходилось слышать! Чувствую, что наши несчастья позади, помяни мое слово!
— Я не беру в долг у своих детей или их супругов, миссис Треверс, — наставительно заявил отец.
— Но, мистер Треверс, дорогой, — успокаивающе заметила жена, — я вовсе не предлагала ничего в этом роде. Но все же очень неплохо иметь такого зятя, как Мэтью Уиклифф! Вряд ли он потребует выплаты по закладной и изгонит нас из собственного дома, если мы запоздаем с платежами! Какое счастье, что он влюбился в Ли Александру!
— Что бы вы ни думали обо мне, миссис Треверс, я не глупец и вел дела с Уиклиффом, поскольку он благородный джентльмен, и если я не внесу вовремя деньги, нет никаких оснований для тревоги. Он никогда бы не предъявил закладную, даже получив отказ от нашей дочери.
— Хм-м, да что вы понимаете в сердечных делах, мистер Треверс? — фыркнула Беатрис Амелия, подумав, что мужчины в самом деле иногда бывают совершенными дураками. — Нам никак невозможно рисковать или делать ошибки. Наши обстоятельства далеко не так безоблачны, как вы их представляете. Я знаю, что вы собираетесь продавать пойменные земли на южном берегу реки.
— Брейдоны хотели получить эту землю, еще когда приобрели Ривер-Оукс-Фарм. Тогда старик Мертон пытался купить ее у отца. Думаю, настала пора продать ее. Нам она все равно не нужна, — изобрел, на его взгляд, вполне правдоподобный предлог Стюарт, гадая, удалось ли ему обмануть Беатрис Амелию.
— Не более двух часов назад я слышала, как ты говорил с Джеем Киркфилдом Сэмюелсоном относительно банковского кредита. Похоже, он не слишком спешит согласиться. Никогда не видела, чтобы человек так юлил и изворачивался и при этом не поддавался ни на дюйм. Тогда ты заявил, что подумываешь избавиться от участков земли в Ричмонде. И он тут же встрепенулся. Пойми, Стюарт Треверс, он сначала банкир, а потом уже зять. И, насколько мне известно, относится таким же образом ко всем своим друзьям. Сколько раз он твердил, что ответствен перед вкладчиками и советом директоров за каждый потраченный цент! Зато обожает повторять, что, будь он один, открыл бы для тебя банковские сейфы. Лживый скупой человечишка!
— Ну что ты, Беа! У нас все в порядке. Я не хочу, чтобы ты волновалась.
Перед глазами Стюарта в эту минуту стоял старый полковник Ли, которому он поклялся, что Беатрис Амелия никогда и ни в чем не будет нуждаться.
— Боже мой, женщина, никто не отберет у нас Треверс-Хилл! Мне всегда удавалось при необходимости найти деньги, разве не так? Персиана ходит жеребая, а ведь именно она дала нам Тосканца, не забывай этого. Когда он выиграет воскресные скачки, мы снова разбогатеем, и я отвезу тебя в Чарлстон за новыми нарядами и безделушками. А потом отправимся в Ньюпорт и будем гулять по променаду. Да, и еще одно: никому не говори, но Мэтью Уиклифф намекнул, что оставит у нас Морского Скакуна. Спарим его с Белой Лилией или даже с Дамасеной. И Уиклифф дорого заплатит за эту честь. Конечно, пусть Ли решает сама, а если они с Уиклиффом договорятся, мы можем оставить себе одного из жеребят.
— Я уверена, что она согласится. Почему бы нет! Ведь она станет миссис Мэтью Уиклифф! Конечно, насчет жеребенка нужно договориться заранее и попросить Гая составить необходимые бумаги. А когда Ли выйдет за Мэтью, мы сумеем отправить в Чарлстон и Блайт! Успех сестры поможет ей найти достойного мужа. Она милое дитя, но пока еще неуклюжа и застенчива. Невозможно смотреть, как она ведет себя с молодым Джастином Брейдоном. Он приятный молодой человек, но совершенно нам не подходит! Я вся изнервничалась, боясь, что она что-нибудь ляпнет. Боже, да выйди она за него, он, возможно, потребовал бы возвращения на территории. А это совершенно немыслимо. Что будет делать моя дочь в этой дикой земле? Я никогда бы не оправилась от потрясения, мистер Треверс, никогда!
— Ты слишком много волнуешься дорогая. Никто из наших дочерей, кроме Ли, которая, к моему сожалению, переедет в Чарлстон, не покинет Виргинию, а Ли станет часто навещать нас. И жизнь будет продолжаться как всегда. Зачем ты мучишь себя? Посмотри, какой прекрасный летний вечер! Не прогуляться ли нам по саду до начала праздника? Было время, миссис Треверс, когда…
— Прекрасная мысль. Я хочу посмотреть на китайские фонарики и убедиться, что все они горят. И проверить, правду ли говорит Стивен насчет того, что около крюшонницы лежит достаточно салфеток. В последний раз в пунше для джентльменов было слишком много виски, отчего он приобрел грязно-коричневый цвет. Я чуть в обморок не упала, вообразив, что какой-то…
— Йеху
type="note" l:href="#FbAutId_11">[11]
? — подсказал мистер Треверс.
— Совершенно верно, что какой-то йеху выплюнул туда табачную жвачку. Я так и сказала Стивену и велела следить хорошенько… как в тот раз, когда какие-то буйные грубые приграничные жители, приехавшие из Теннесси, поселились у нас, и ты всю ночь пил с ними! Никогда не видела столько переполненных плевательниц, как наутро!
— Эти парни из Теннесси — меткий народ, и вы должны признать, миссис Треверс, что плюются они без промаха! На вашем навощенном полу не было ни пятнышка!
— Хотела бы я сказать то же самое о ночных горшках… — начала она, не замечая трясущихся плеч мужа, галантно провожавшего ее к двери.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Когда сияние нисходит - Макбейн Лори



скучно. хотя и были некоторые моменты интересные, и даже смешные. но читать всю книгу скучно.
Когда сияние нисходит - Макбейн ЛориLili
9.09.2013, 12.21





Роман о судьбе большой южной семьи, попавшей в мясорубку войны Севера и Юга. Очень много действующих лиц, которых трудно запомнить моими старческими мозгами, но я справилась. Отмечу затянутость и нудность диалогов и монологов. Главным героям можно было бы говорить поменьше, а заниматься сексом побольше. А так очень милый роман, но не "Унесенные ветром".
Когда сияние нисходит - Макбейн ЛориВ.З.,67л.
16.10.2015, 12.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100