Читать онлайн И никакая сила в мире..., автора - Макбейн Лори, Раздел - Глава 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - И никакая сила в мире... - Макбейн Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

И никакая сила в мире... - Макбейн Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
И никакая сила в мире... - Макбейн Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макбейн Лори

И никакая сила в мире...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 33

Откуда ветер дует?
Вильям Шекспир
Эсма Сэмпле не была трусихой. Нет, она защищалась с яростью дикой кошки, но все же была убита. На следующий день ее тело обнаружили ремесленники из Мерлея, когда, как обычно, пробирались узкой тропинкой через вересковую пустошь, направляясь в Мердрако.
По иронии судьбы мужчина, который случайно натолкнулся на изуродованное тело несчастной жертвы, был тот самый человек, что пятнадцать лет назад, совсем мальчишкой, нашел труп Летти Шелби. И надо же было такому случиться, что обе женщины нашли свою смерть почти на одном и том же месте. Может быть, именно поэтому он и бросил туда взгляд – ведь потом он сам признался, что всегда с содроганием проходил мимо этого места, не в силах забыть свою страшную находку.
Летти Шелби он знал довольно хорошо, впрочем, как и вдову несчастного Теда Сэмплса, который однажды ушел вечером, чтобы никогда не вернуться.
Само собой, перепуганный насмерть крестьянин не мог не вспомнить, кого именно считали виновным в смерти Летти. Итак, маркиз Джейкоби вернулся в родные края после того, как отсутствовал пятнадцать лет. И за все эти годы в их краях не было ни одного убийства, так похожего на убийство Летти.
В роскошном платье из нежно-розовой парчи с белым шелковым корсажем, который красиво оттеняла гирлянда крохотных розовых бутонов с травянисто-зелеными листочками, том самом, что Данте купил ей еще в Лондоне, с приколотой к плечу маленькой копией «Морского дракона», Рея казалась восхитительным весенним цветком, еще более прекрасным, чем те, которые она в эту минуту ставила в высокую хрустальную вазу.
– Ах, как красиво, миледи! – воскликнула Бетси, любуясь золотистыми головками нарциссов. – Да, даже Сандерсу они бы понравились, – глубокомысленно заявила девушка, имея в виду старшего садовника в Камейре. В ее устах это было наивысшей похвалой. – А вы что думаете, лорд Кит? – лукаво спросила она, затормошив малыша. Его мать улыбнулась им обоим и продолжала любовно украшать охотничий домик.
– Ну вот, думаю, достаточно, – с удовлетворением сказала Рея. – А остальные цветы, Бетси, можешь забрать и поставить у себя в комнате. Давай я возьму Кита.
– Ох, миледи, вот спасибо! Теперь я буду засыпать словно в саду! – хихикнула Бетси, передавая матери улыбавшегося малыша. Девушка собрала в передник оставшиеся цветы и обернулась к Рее: – Миледи?
– Да? – Рея, улыбаясь, подняла на нее глаза. Крошечная ручка Кита обхватила ее за палец.
– Я только хотела сказать, что мы все, и я, и другие, кто приехал из Камейра, – в общем, мы очень счастливы! Здесь так хорошо, и море рядом! Конечно, охотничий домик совсем не то, что наш Камсйр, но тут славно. А в один прекрасный день вы переедете в тот прекрасный большой дом, и это будет настоящий дворец, я уверена! – заторопилась Бетси. – Я просто хотела поблагодарить, что вы привезли нас в Мердрако. Это такая честь для всех нас – служить вам и его милости! – добавила восторженно Бетси. – И это просто здорово, что вы вышли замуж за него, а не за надутого графа Рендейла.
– Ну что ж, весьма благодарен, Бетси, за лестное мнение обо мне, – вдруг раздался позади звучный голос. Обе испуганно оглянулись и увидели Данте Лейтона, который улыбался им, стоя на лестнице. Юное сердечко Бетси восторженно заколотилось. В эту минуту он был красив как дьявол со своими густыми каштановыми волосами, небрежно откинутыми назад с загорелого до черноты лица, на котором весело сверкали прозрачные серые глаза. Стройная фигура Данте была затянута в элегантные желтовато-коричневые бриджи и темно-синий камзол с жилетом цвета корицы, поверх которого свисали концы ослепительной белизны галстука. Он казался воплощением девичьих грез.
– О, милорд! – испуганно пискнула Бетси. Бедная девушка покраснела до ушей, кляня себя за то, что так забылась. Неловко присев, она опрометью бросилась бежать, спрятав смущенное лицо в охапку цветов.
– По-моему, это один из самых милых комплиментов, которые мне случалось слышать! Особенно если учесть, что меня предпочли лорду Рендейлу, – ухмыльнулся Данте. – Вы с Китом сегодня ранние пташки.
– Лето уже кончается, а еще столько всего надо сделать прежде, чем наступит зима, – сказала Рея. Ее страшили неизбежные здесь шторма, которые принесет с собой осень. Они надолго отрежут Мердрако от остального мира. Но сейчас, окинув взглядом теплый и уютный дом, она вдруг почувствовала, что ничуть не возражает против того, чтобы некоторое время побыть, в кругу семьи. Теперь это ее дом. А раз они будут все вместе, то, что им за дело до непогоды?!
С чуткостью любящего сердца Данте мгновенно угадал, о чем она думает.
– Так, значит, тебя совсем не пугает перспектива оставаться здесь со мной все эти долгие холодные месяцы?
– Ничуть, особенно если каждая наша ночь будет такой, как сегодня, – ответила Рея без малейшего смущения. – Ну скажем, почти такой, – добавила она, вспомнив о тех одиноких часах, что провела в кресле, свернувшись калачиком возле камина в ожидании мужа. Уже почти рассвело, когда она услышала на лестнице знакомые шаги.
Шагнув к ней, Данте тронул один из шелковистых локонов, золотым каскадом спадающих ей на плечи, и поднес к лицу.
– Это ненадолго, Рея. Скоро уже все будет готово, и мы сможем наконец жить в Мердрако, как я и мечтал когда-то. После завтрашней ночи никакие тени прошлого уже не нарушат наш покой, любимая. Мы сможем жить спокойно и счастливо в своем доме, и это счастье будет длиться всю нашу жизнь. Клянусь, что моим детям никогда не придется испытать то, что выпало на мою долю. И я ничего не прошу от судьбы, кроме того, чтобы они были так же счастливы, как мы с тобой в Камейре! – тихо сказал он, лаская кончиками пальцев ее затылок.
Малыш завозился, и они взглянули в глаза друг другу – они были счастливы, насколько могут быть счастливы лишь два любящих существа.
Впрочем, их уединение было очень скоро нарушено. Раздался топот бегущих ног, и Конни с Робином кубарем скатились по ступенькам. Глаза их сияли от возбуждения. Жизнь была прекрасна – ведь каждый день их ждали новые приключения.
– Умираю с голоду, – объявил Конни, плюхнувшись на нижнюю ступеньку. Съехавший по навощенным перилам Робин едва не сбил его с ног.
– И вам тоже доброе утро! – сказала Рея. Что подумала бы мать, увидев, как Робин поднялся чуть ли не с первыми лучами солнца?
– Всем доброе утро! – пропел Конни, подражая бывшему помощнику капитана с «Морского дракона». – Интересно, что поделывает мистер Фицсиммонс? – спросил он Данте.
– Скорее всего, ничего хорошего, – проворчал Кирби, который как раз в эту минуту вышел из кухни с серебряным чайником. Он торжественно водрузил его на стол, уставленный сверкающими чашками, и восхитительный аромат чая заставил мальчиков выразительно подмигнуть друг другу. Стол уже ломился под тяжестью блюд со свежеиспеченным хлебом, румяными булочками с тмином и пышками, которые только что вынули из печи, тарелками с оладьями и сдобными лепешками, вазочками с джемами, желе и вареньем. На видном месте красовался серебряный кувшинчик со сливками для кофе и горячего шоколада.
Восхитительные ароматы наполнили дом, и через пару минут по лестнице торопливо спустился Френсис Доминик, изо всех сил стараясь подавить зевок. Судя по небрежности его туалета, было ясно, что юный лорд одевался второпях.
– Теперь я понимаю, почему все моряки такие здоровые. Держу пари, не помню, чтобы у меня был такой волчий аппетит с тех пор, как я был мальчишкой. Должно быть, это все морской воздух, – объяснил Френсис, входя в комнату. Весело кивнув всем сидевшим за столом, он подошел к маленькому племяннику и подергал того за крохотную розовую ножку. Кит радостно засмеялся.
– Доброе утро! – раздался с лестницы голос Алистера. Он торопился вниз с широкой улыбкой на свежем, почти мальчишеском лице. – Похоже, день сегодня что надо. Думаю после завтрака взять лошадь и немного поездить по окрестностям. Возможно, проведаю сэра Джейкоба. Думаю, он сможет подсказать, где бы купить поместье неподалеку отсюда. – Алистер решил, что нет смысла скрывать свои намерения.
Данте хмуро взглянул ему в лицо и встретил прямой, открытый взгляд. Нахмуренные брови маркиза Джейкоби разгладились.
– Рад слышать это, Алистер. Я уж и не надеялся, что ты решишь осесть в наших краях, – кивнул он. – Может быть, и я смогу помочь, ведь в последние годы именно я скупал земли здесь по соседству, – с извиняющейся улыбкой подмигнул он молодому человеку.
– Неужели ты и в самом деле решил похоронить себя в этой глуши? – Френсис сумрачно взглянул на бравого моряка. Рея слишком хорошо знала брата, чтобы не принимать его всерьез, но бедный Алистер то и дело попадался на крючок. – Ну и дела! А я уж совсем было решил рассказать тебе об одном именьице неподалеку от нас, в Бакингемшире. Может быть, съездим посмотреть, прежде чем ты окончательно решишь обосноваться в Девоне? Я с удовольствием составлю тебе компанию.
– Ну, это очень мило с твоей стороны, но мне не хотелось бы злоупотреблять твоей любезностью, Френсис, – начал Ашстер.
– Ничуть, я буду только рад. Кстати, сможем погостить пару дней в Уинтерхолле. Уверен, что сэр Джереми и Каролина будут рады нас видеть, – как бы между прочим добавил Френсис. Но на всякий случай, говоря это, он позаботился, чтобы их с Алистером разделял массивный стол.
На лице Алистера застыло ошеломленное выражение, потом черты его разгладились, и он оглушительно захохотал. К нему присоединился и Френсис. Но прежде чем они успели приступить к завтраку, раздался стук в дверь.
– Кто, дьявол его забери, может прийти в такую рань?! – возмутился Френсис. Мысль об остывшем кофе привела его в бешенство.
Но и он, и даже Конни с Робином напрочь забыли о завтраке, когда дворецкий впустил в дом трех джентльменов с угрюмыми лицами.
Один из вошедших был сэр Морган Ллойд. Он уже открыл было рот, как вдруг элегантный господин в шелковом камзоле цвета спелой сливы выступил вперед и заговорил дрожавшим от гнева голосом:
– Я требую, чтобы гнусный убийца был немедленно арестован. – Он указал на Данте.
Сказать, что слова сэра Майлза Сэндбурна произвели эффект разорвавшегося пушечного ядра, значило бы ничего не сказать. Все оцепенели, и в первую очередь тот, на кого он указывал и чьего ареста добивался, – Данте Лейтон.
– Вы слышите меня, капитан? – повторил сэр Майлз. От его пронзительного взгляда не ускользнула ни одна деталь изящной обстановки охотничьего домика. Заметил он и накрытый к завтраку стол, и царившую за этим столом дружескую атмосферу, которая была нарушена их внезапным появлением.
– Да, я вас слышал. Позвольте мне, однако, самому решать, как следует поступать, – тихо сказал сэр Морган. Все с изумлением уставились на его бледное, осунувшееся лицо. Тяжелее всего было вынести взгляд фиалковых глаз, которые когда-то, очень давно, смотрели на него с такой теплотой и доверием.
– В чем дело, капитан? Я у себя дома, и я не намерен выслушивать оскорбления! Этот человек осмелился появиться во владениях Лейтонов, несмотря на то что ему это было запрещено! – холодно процедил Данте. Презрительный взгляд, которым он наградил сэра Майлза, подействовал на того словно оплеуха. – Прошу вас, объяснитесь.
– Дело в том, что произошло убийство, – начал сэр Морган, сделав знак третьему джентльмену. – Эсма Сэмпле, невестка мистера Лескомба, была обнаружена задушенной сегодня утром на вересковой пустоши. Последний раз женщину видели в Мерлее вчера вечером. Не исключено, что этой ночью у нее была назначена встреча, которая и закончилась смертью бедняжки.
Окаменевшее лицо Данте Лейтона, сузившиеся от гнева холодные серые глаза больше напоминали в этот миг капитана «Морского дракона», чем маркиза Джейкоби, хозяина Мердрако.
– А почему вы заподозрили именно меня? Нет, погодите! Я попробую догадаться, – остановил он их. – Думаю, тело несчастной было найдено в том же самом месте, что и тело Летти. Может, было и еще что-то схожее в этих двух убийствах. И поскольку когда-то меня обвиняли в смерти Летти, вы сочли это достаточным основанием, чтобы приписать мне и другое убийство! Я угадал?
– Вас только подозревают, милорд, – поправил его сэр Майлз.
– Но это просто чудовищно! Как вы посмели ворваться в мой дом и обвинить в убийстве моего мужа?! – воскликнула Рея. Глаза ее сверкали от ярости, она гневно обернулась к сэру Майлзу.
Сэр Морган отвернулся. Ни за что на свете он не решился бы встретиться с ней взглядом.
– Прошу прощения, леди Рея, но я должен исполнить свой долг, невзирая на нашу прежнюю дружбу.
– Даже если это смехотворное обвинение от начала и до конца построено на заведомой лжи?! – возмутилась она. – Сэр Морган, как же я ошибалась в вас! Вы больше нам не друг. Впрочем, вы никогда им и не были на самом деле, – отрезала она. Одна-единственная слеза скатилась по ее щеке.
– Рея, прошу тебя, не надо, – умоляюще сказал Данте. Связанный словом, он не имел права ничего сказать, чтобы не выдать тайну своего сотрудничества с сэром Морганом. И, вспомнив о той ночи, когда они были вместе, Данте внезапно понял, что сэр Морган сам загнал себя в ловушку. Он мог бы подтвердить непричастность Данте, но тем самым неминуемо разрушил бы собственные планы.
– Я понимаю, что привело вас сюда, сэр Морган, – произнес Данте, – и уважаю вас за то, что вы неукоснительно выполняете свой долг. Но боюсь, мне не ясно, чем вызвана необходимость присутствия здесь сэра Майлза. Или его просто снедало желание увидеть мой дом? – коварно осведомился он.
На лице сэра Моргана отразилось замешательство, но сэр Майлз с пафосом объявил:
– Я имею полное право находиться в этом доме. Может, даже большее, чем сэр Морган, несмотря на то что местные власти и наделили его некоторыми полномочиями, – добавил он. – Я здешний мировой судья. И в качестве такового имею право задержать любого, на кого пало подозрение.
– И у вас есть доказательства, что именно я убил эту женщину? – осведомился Данте.
– Может быть, на ваш взгляд, это и странно, но власти, вне всякого сомнения, заинтересует тот факт, что пятнадцать лет назад в этих местах была убита другая женщина. Тогда в ее смерти заподозрили именно вас. Вспомните, ведь это ваши часы были зажаты у бедняжки в руке! А теперь вы вернулись домой после того, как пропадали пятнадцать лет, и перед нами еще одно убийство, да еще совершенное точь-в-точь как первое! – Сэр Майлз говорил так, словно у него не оставалось ни малейших сомнений.
– Но это же смешно! – взорвался Алистер, но сэр Майлз и бровью не повел. – Вряд ли найдется судья, который поверит, что какой-то мифический убийца ждал целых пятнадцать лет, чтобы задушить бедняжку просто для того, чтобы подставить вас! – зловеще ухмыльнулся он. Да, в логике ему отказать было нельзя. Ни один суд не поверит в это, тем более что Данте Лейтон будет для них просто очередным подозреваемым.
Замерший в дверях Сэм Лескомб выступил вперед и неловко откашлялся.
– Не знаю, что и сказать, – заявил он, к досаде сэра Майлза. – Клянусь, выглядит это действительно не очень-то здорово, тем более что бедняжку Эсму задушили совсем как ту девушку, да и его милости не было дома все эти годы… Только вот сдается мне… – Он запнулся и замолчал.
– Ну? – рявкнул сэр Майлз, делая вид, что с трудом сохраняет самообладание. Вытащив из жилетного кармана часы, он досадливо поморщился.
– Да ведь она была моей невесткой как-никак. Вышла замуж за брата моей жены, упокой, Господи, его душу. И вот думается мне, что это проклятые контрабандисты прикончили их обоих – и Теда, и его вдову. И Дора так думает, вот так-то!
– Но это абсурд! – Сэр Майлз презрительно фыркнул. – Для чего контрабандистам убивать простую крестьянку? Сколько лорд Джейкоби заплатил вам за ваше молчание, милейший?! Клятвопреступление – это не шутка, друг мой! И будьте уверены, я позабочусь о том, чтобы вы предстали перед судом за эти слова, – с угрозой добавил он, и Сэм отшатнулся и закрыл рот, перепугавшись до глубины души.
– Прошу вас, дайте ему закончить, – нетерпеливо взмахнул рукой сэр Морган, и Сэм снова выступил вперед, хотя голос его звучал неуверенно. – Мы думаем, то есть Дора и я, что те же самые мерзавцы, что убили беднягу Теда, прикончили и Эсму. Она могла кое-что знать об этой шайке. Видите ли, Тед собирался порвать с ними и объявил об этом. После этого он и исчез. Ну, вот сдается мне, не иначе как они подумали, что бедняжка Эсма может причинить им много хлопот, если вздумает заговорить. Тед перед смертью мог рассказать жене кое-что об ихних делах. Она ведь немного тронулась умом после того, как его убили, а она осталась с ребятишками на руках. А детей мы с Дорой возьмем, в этом не сомневайтесь, – заверил Сэм Лескомб, комкая в руках шапку. – Вот уж ни за что бы не подумал, когда они вчера с парнишкой вышли из трактира и направились в Уэстли-Эббот, что вижу ее последний раз в жизни!
– По-вашему, Летти Шелби тоже было кое-что известно о контрабандистах?! – презрительно скривился сэр Майлз, как если бы сама мысль об этом показалась ему абсурдной. – Чушь! Нам прекрасно известно, кто разделался с Эсмой Сэмпле! Вот он, убийца, – Данте Лейтон! Он убил пятнадцать лет назад и теперь сделал это снова. Ну, уж в этот раз я позабочусь, чтобы он не избежал виселицы, – заявил сэр Майлз. В глазах его горел зловещий огонек.
– Ничего не выйдет, сэр Майлз. Вам известно не хуже меня, что он не убивал Летти Шелби, – раздался внезапно чей-то голос. – Да и как бы он мог это сделать, если ту ночь провел в моей постели? И я готова поклясться, что ушел он не раньше, чем встало солнце. Так что сами понимаете, Данте никак не мог быть убийцей, которого вы ищете! – Бесс Сикоум решилась-таки сделать свое признание.
Дура набитая! Сэр Майлз с удовольствием придушил бы ее собственными руками.
– Как-то странно, миледи, что вы решились сообщить это только сейчас, когда прошло уже столько лет, – пробормотал он. – Даже если это и правда, в чем я сильно сомневаюсь, вряд ли это снимет с него подозрение в другом убийстве. Дело в том, что, прежде чем войти в дом, мы позаботились осмотреть конюшни. И как вы думаете, что мы там обнаружили? Лошадь с еще влажной от пота спиной! Похоже, кому-то этой ночью захотелось прокатиться верхом. И если предположить, что это Данте Лейтон, нам не придется долго ломать голову, где он был, – вкрадчиво произнес он. И в самом деле, усталая лошадь попалась им на глаза очень кстати!
– Вы правы, Данте действительно ездил верхом прошлой ночью, – усмехнулась Бесс. – Он приезжал ко мне, и я готова присягнуть, что он был со мной до рассвета. – Женщина бестрепетно встретила пораженный взгляд Реи и, чуть помедлив, повернулась к Данте.
В его глазах были и облегчение, и грусть. Да, Бесс сделала все, чтобы очистить его от подозрений в убийстве, но – проклятие! – что оправдает его в глазах собственной жены?!
Данте бросил на Рею виноватый взгляд. Она разглядывала его так, словно он был незнакомцем. Если бы они были одни, он смог бы подойти и попытаться объяснить ей все, а сейчас она просто отвернулась, словно один его вид был ей отвратителен.
– Думаю, этого достаточно, – со вздохом сказал сэр Морган. Что он мог сделать?! Приходилось лишь уповать на то, что, если все пойдет так, как они рассчитывали, еще к утру он сможет оправдать Данте в глазах Реи. – А сейчас нам пора.
– Что?! Неужели вы поверили словам этой женщины?! Да ведь она его любовница! Она готова подтвердить все, что угодно, лишь бы выгородить его. Разве можно принимать на веру то, что она сказала?! – Голос сэра Майлза дрожал от злобы. Он все еще не мог поверить, что обвинение против Лейтона рухнуло как карточный домик, и был в ярости оттого, что месть его не удалась.
Бешенство его сменилось удивлением, когда раздался голос Реи:
– Уж вам-то, сэр Майлз, лучше, чем кому бы то ни было, должно быть известно, что леди Бесс сказала правду. Ведь Данте и тогда, пятнадцать лет назад, признался вам по секрету, что провел с ней ту ночь, тем не менее вы предпочли умолчать об этом. Теперь благодаря свидетельству леди Бесс с имени моего мужа навсегда снято подозрение в убийстве. Лучше бы вам поискать убийцу в другом месте, а заодно и придумать более удачный способ отомстить Данте, – прибавила она ясным, звучным голосом.
Все, кто слышал ее, остолбенели от удивления. Ведь она только что узнала об измене мужа, и тем не менее маркиза вела себя так, будто ее это ничуть не взволновало.
– По-видимому, вы еще глупее, чем я думал, леди Рея, – фыркнул сэр Майлз. Данте быстро шагнул к нему, и негодяй испуганно отшатнулся. – Неужели вы не понимаете, что он заставил Бесс солгать ради него еще тогда, а теперь она по-прежнему готова на все, чтобы только выгородить его? Я не верю ни единому ее слову! Поэтому-то я и молчал столько лет. – Сэр Майлз делал героические усилия, чтобы объяснить свои поступки, но его жгучая ненависть к Данте, как и желание любой ценой очернить того, были слишком очевидны для всех. – Я настаиваю, чтобы все было тщательнейшим образом расследовано, сэр Морган. У меня в Лондоне немало влиятельных друзей, которые проследят, чтобы вы выполнили свой долг, – предупредил сэр Майлз.
– Я уже сказал, кажется, что сам разберусь во всем. – По тону сэра Моргана ясно чувствовалось, что он не допустит ничьего вмешательства. – А теперь я ухожу. И не намерен брать на себя ответственность за то, что произойдет с вами после моего ухода, сэр Майлз. – Сделав легкий поклон, он повернулся на каблуках и вышел. Сэм Лескомб заторопился вслед.
Сэр Майлз еще постоял немного, пытаясь собраться с мыслями. Он был вне себя и, направившись к двери, не удержался, чтобы не бросить на прощание:
– Попомните мои слова, леди Рея, – Данте Лейтон недостоин вашего доверия. Он превратил Бесс в шлюху, вы из-за него лишились рассудка. Будьте вы прокляты, все трое!
Хлопнула дверь, и в комнате повисла гнетущая тишина, окутавшая все и вся удушливым облаком. Лица сидевших за столом были угрюмы. Наконец Рея не выдержала и, невнятно пробормотав какое-то извинение, выскочила из-за стола. Подхватив сына, она взбежала по лестнице со всей быстротой, на какую была способна.
Войдя в спальню, она закрыла за собой дверь и бессильно прислонилась к ней. Комната показалась ей неожиданно пустой. Опустив Кита в кроватку, она постояла над ней, глядя, как он весело гукает и размахивает пухлыми ручками. Эти привычные звуки немного успокоили ее израненную душу.
– Рея!
Первый раз в жизни она не обернулась.
– Рея! О Боже, ты не хочешь даже взглянуть на меня?! – воскликнул Данте, замерев на пороге. – Рея, умоляю, не отворачивайся! – горестно прошептал он, протягивая руки к жене, но она не сделала ни малейшего движения навстречу.
Опустив голову, Данте заметался из угла в угол, стараясь найти подходящие слова. Желание рассказать жене все как есть душило его. Но что, если нынешней ночью им не удастся схватить бандитов и Джек Шелби ускользнет от них? Ведь это значит подвергнуть угрозе план сэра Моргана, а может быть, и его жизнь! И вполне вероятно, что опасность тогда нависнет и над Реей!
Данте остановился и взглянул на жену. Как ни странно, на ее лице не было ничего, кроме удивления. Будь что будет, яростно подумал он.
– Рея, я уже просил тебя однажды, чтобы ты не сомневалась во мне. Помнишь, я предупреждал, что, может статься, случится так, что тебе придется поверить мне на слово вопреки тому, что станут обо мне говорить. Все не так, как тебе рассказали. Да, я действительно был с Бесс до самого утра, но это ничего не значит. Между нами ничего не было. Ничего, клянусь тебе! – тихо сказал Данте, глядя ей прямо в глаза.
– Данте… – неуверенно начала Рея, но он остановил ее.
– Поверь, я люблю тебя всем сердцем. Нет в мире ничего, чем бы я дорожил больше, чем твоей любовью, Рея. Ты – все для меня. Ты – моя любовь, моя жизнь, ты моя жена и мой самый близкий друг. Я верю тебе, как никому в целом мире, и ты тоже верила мне. Никогда я не сделал бы ничего такого, что могло бы разрушить твою веру в меня. Поверь мне и на этот раз, милая. Я знаю, что прошу о невозможном, но это все, что я могу сейчас. Не знаю, что станется со мной, если ты отвернешься, – прошептал Данте, низко склонив голову. Боль и стыд душили его.
– Моя любовь принадлежит одному тебе, и так будет всегда, – просто ответила Рея. – И раз уж ты говоришь, что между вами ничего не было, я тебе верю. Да и как я могу не верить тебе?! Потеряй я веру в тебя, и любовь моя умрет! Зачем мне тогда жить?!
Взяв в руки его лицо, она прижалась губами к его губам. Невыразимое блаженство охватило его, когда Рея добавила, все так же глядя ему в глаза:
– Что бы тебе ни пришлось сделать, знай – я всегда буду ждать тебя! – И нежный поцелуй скрепил эту клятву. Теперь, когда Данте не сомневался в ее любви, он был твердо уверен, что ничто не сможет остановить его.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману И никакая сила в мире... - Макбейн Лори



Наверное, во всем виноват перевод.... Так скучно, не смогла дочитать
И никакая сила в мире... - Макбейн ЛориМарго
20.08.2013, 9.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100