Читать онлайн И никакая сила в мире..., автора - Макбейн Лори, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - И никакая сила в мире... - Макбейн Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

И никакая сила в мире... - Макбейн Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
И никакая сила в мире... - Макбейн Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макбейн Лори

И никакая сила в мире...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 29

Вечно молод тот,
Кто уверен, что завтрашний день
будет похож на вчерашний.
Вильям Шекспир
…и когда палуба была уже залита кровью, он заставил португальца съесть свое собственное ухо, которое сам же и отрезал, – зловещим шепотом продолжал Конни Бреди, а затаивший дыхание Робин Доминик невольно поднял руку, чтобы проверить, на месте ли его уши, и облегченно вздохнул, когда обнаружил их там, где и положено.
– Это правда? – пискнул он, чувствуя, как по спине побежали мурашки.
– Угу, и поверь, это еще не самое страшное его преступление, – безжалостно добавил Конни. Приятели пробирались по узкой тропинке, которая вела в направлении дозорных башен замка. На фоне ослепительно синего неба они казались еще более величественными в своей суровой красоте.
– Презренный убийца, вот он кто, – со зловещим видом прошипел Конни. – У таких людей черное сердце. А знаешь, Робин, был однажды такой пират, которого разнесло в клочья прямо на квотердеке его собственного корабля!
– Да что ты?! А что с ним случилось? В него попало пушечное ядро? – Глаза Робина округлились от удивления.
– Да нет, просто насыпал чересчур много пороху в ром, – давясь хохотом, сообщил Конни.
– Будет врать, ничего такого не было, – фыркнул Робин.
– Чтоб я сдох! Ты, наверное, и не знал, что пираты страх как любят добавлять в ром черный порох, – говорят, это придает ему крепости. Возьми хотя бы Лонгэйкра, нашего боцмана с «Морского дракона», он же бывший пират. А плавать начал еще юнгой на «Королевском счастье» вместе с Бартоломью Робертсом. Говорят, он побывал даже в Африке, вот так-то! Впрочем, там бывал и я, только не на пиратском корабле – хотя, скажу тебе, те, кто плавает туда за рабами, будут еше похуже пиратов, – уверенно сказал Конни. – Лопни мои глаза, ты небось и не знал, что один из них, Генри Звери, родом из этих мест, из Девоншира? Я слышал, что когда пришла пора ему бросить свое ремесло, он приплыл с Багам и бросил якорь в Ирландии. Большинство из его команды арестовали, но сам капитан Эвери исчез, как сквозь землю провалился. Болтают, что видели его как-то в Бидфорде, шел, дескать, себе по улице и в ус не дул. Можешь себе представить, Робин, чтобы кто-то из его парней вот так, посвистывая, разгуливал по Мерлею? – спросил Конни. – А вдруг из тех, кто вчера швырял в нас всякой дрянью, один из внуков капитана Эвери?
– А что ты думаешь – вполне возможно, – совершенно серьезно отозвался Робин, вытаращив глаза. – У меня как раз в голове мелькнуло, что рожи у них самые что ни на есть пиратские! Повяжи на глаз черную повязку – вот тебе и пират. Я еще подумал об этом, как только этот негодяй в первый раз угодил в меня картофелиной!
– Да, Робин, тебя не проведешь! Здорово соображаешь! Даже не верится, что ты никогда в жизни не нюхал пороха! – с широкой ухмылкой отозвался Конни. Для него, который половину своей коротенькой жизни провел в море, это была наивысшая похвала.
– Да и ты малый сообразительный! – не остался в долгу Робин. – Ну по крайней мере уже не спутаешь конскую голову с задницей! – Он вовремя увернулся, и кулак Конни просвистел в воздухе над его головой.
Оба мальчика, одетые в просторные куртки и безукоризненно сидевшие панталоны, шелковые тонкие чулки и мягкие кожаные башмаки, на которых сверкали серебряные пряжки, неторопливо шагали по узкой тропинке, то и дело останавливаясь и принимаясь с интересом разглядывать какой-нибудь занимательный камушек. С каждым шагом башни на горизонте казались все выше.
– Наверное, ты уже скоро вернешься домой, в Камейр? – грустно предположил Конни, не представляя себе, как будет обходиться без приятеля, с которым они так сдружились в последнее время.
– Понятия не имею. Френсис пока ничего не говорил об отъезде. Да и из дома мы еще не получили ни одного письма. Хотя, конечно, не можем же мы остаться здесь навсегда. Думаю, уедем через месяц, – нахмурился Робин.
– Хорошо бы ты как-нибудь собрался к нам погостить. А может быть, приедут и герцог с герцогиней, как ты думаешь?
– Ой, ну конечно же, они приедут, особенно теперь, когда мы с Френсисом уже побывали в Мердрако. А Рея с Данте и Кристофером обещали приехать на Майклмас и остаться аж до Рождества! Так что ты тоже приедешь, Конни, – уверенно сказал Робин, – и Кирби с Ямайкой, вот увидишь.
– Ты так думаешь?
– Уверен. Сам слышал, как мама сказала Рее, что если ты захочешь, то можешь приехать и брать уроки вместе со мной. Мистер Тисдейл считает, что тебе это было бы полезно, Конни, – сообщил Робин застывшему от удивления приятелю.
– Учиться?! – недоверчиво протянул тот. – Вот еще! Все, что мне нужно, я и без вашего Тисдейла знаю! – фыркнул Конни.
– А читать и писать ты умеешь?
– Ну, еще бы! Мистер Марлоу научил! Говорил, что без этого мне не обойтись, особенно если в один прекрасный день я рассчитываю сам стать капитаном!
– А с математикой у тебя как? Умеешь делить и умножать, знаешь, что такое дроби? – И Робин скорчил ужасающую гримасу, поскольку сей предмет доставлял и ему, и мистеру Тисдейлу немало хлопот.
– А как же? – гордо ответил Конни. – Я, бывало, иной раз даже помогал мистеру Марлоу, когда он проверял груз на борту, все ли на месте. А пользоваться компасом меня обучил сам капитан. Объяснил, как сверять его показания, а потом прокладывать курс. Ты что думаешь – я даже знаю, что такое румбы и галсы, то, что тебе и не снилось, Робин. Да что там, я знаю все, что положено моряку, – похвастался Конни.
– А латынь знаешь? – не сдавался Робин.
– Латынь?! Вот еще, больно надо, – фыркнул Конни. – Я знаю испанский и французский, немного, правда, и еще несколько фраз на немецком. Научился, когда был в Вест-Индии.
– Да, вот уж не ожидал! Да ты еще и старика Тисдейла можешь кое-чему научить. Ведь теперь, когда Френсис и Рея уже взрослые, он, бедняга, со скуки помирает. Знаешь, Конни, по-моему, он и в самом деле был бы счастлив, если бы ты поучил его уму-разуму, – ухмыльнулся Робин.
– Ты же знаешь, все зависит от капитана. А его не обманешь, он и так знает, что мне учиться – даром время тратить. Все, что надо, я и так знаю, – решительно повторил Конни, но Робин и не думал отступать. В голове у него родилась интересная мысль.
– Знаешь, Конни, – сказал он, словно читая мысли приятеля вслух, – если ты решишь задержаться в Камейре после Рождества, старина Баттерик смог бы подучить тебя ездить верхом. А я давно уже собирался показать, как лихо научился карабкаться по деревьям.
– Ну смотри, если обманешь, сухопутная крыса! – прищурившись, погрозил кулаком Конни. – Впрочем, куда тебе! Разрази меня гром, ты и до этих драконов на башне в жизни не вскарабкаешься! – вызывающе крикнул он и опрометью бросился к застывшим неподалеку каменным чудовищам. Но Робин Доминик, отличный бегун, успел догнать товарища, и мальчики вместе, пыхтя и задыхаясь, добежали до развалин замка.
– Ну, так что ты решил? – еле переводя дыхание, с вызовом спросил Конни.
– Ты о чем?
Конни бросил оценивающий взгляд на одну из башен, громада которой нависла над ними обоими.
– Бьюсь об заклад, оттуда вид что надо!
– Давай поспорим, кто раньше взберется, – принял вызов Робин. Спустя минуту торжественную тишину развалин нарушили топот ног и жизнерадостные детские голоса, эхом отдававшиеся в мрачных каменных закоулках.
Хей-хо, хей-хо!Англичанина кровь,Живого ли мертвого,Съем с потрохами!
– распевал Робин Доминик, прыгая со ступеньки на ступеньку. Позавидовав приятелю, Конни затянул старинную морскую песню, которую он слышал бесчисленное количество раз, пока команда «Морского дракона», ловко карабкаясь по реям, убирала паруса:
Златом наполни трюм,Кровью камзол залей,Попутный ветер несетКорабль мой в Сент-Мэри-Бей,Где выпивка горяча, а девушки горячей!
Хохоча во все горло и задыхаясь, мальчики вскарабкались на самый верх и замерли от восхищения перед открывшейся их взорам картиной тянувшегося до самого горизонта угрюмого скалистого берега и бескрайнего моря, почувствовав себя гордыми, как короли.
– Ух ты, ну и вид отсюда! – присвистнул Конни. Робин Доминик судорожно сглотнул – уж слишком это напомнило ему недавний случай, когда он, мертвой хваткой вцепившись в ветки дерева, остановившимся взглядом смотрел сверху на родной Камейр. Из чистого самолюбия юный лорд постарался выкинуть это из головы и взобрался вслед за Конни на самый край башни. Склонившись над парапетом, оба принялись увлеченно разглядывать набегавшие на берег валы, которые с грозным ревом бились о черные скалы, рассыпая в воздухе мириады сверкавших брызг.
– Ух, ну и высоко! – воскликнул Конни, изрядно напугав приятеля и не заметив этого. – Представляешь, если свалиться отсюда – что от тебя останется?!
Шваркнешься о те скалы, только брызги полетят! – добавил он.
Робин с трудом оторвал взгляд от кипевшего внизу прибоя. Проглотив горькую слюну, он вдруг почувствовал, что от вида этих волн, то набегавших на берег, то снова с шипением скатывавшихся назад, его начало понемногу мутить.
– Эй, да ты позеленел, парень! – Конни толкнул его локтем в бок. – Хочешь булочку? Я стянул их сегодня прямо с кухни, когда Хэлли на минутку отвернулась, – предложил он, протягивая Робину сдобную, золотистого цвета пышку, щедро политую сладким сиропом. – Совсем свеженькая, попробуй. Да, наша Хэлли в этих делах мастерица!
Робин осторожно взял булочку. На лице его появилось выражение испуга, когда он заметил, что Конни уже набил полный рот и, весело чавкая, уплетает за обе щеки. Чувствуя себя как человек, приговоренный к неминуемой смерти, он поднес булку ко рту и осторожно откусил маленький кусочек. Робин боялся, что желудок его окончательно взбунтуется и мигом извергнет злосчастную булку. Но как ни странно, все обошлось. Не прошло и нескольких минут, как страх куда-то исчез и он смог наслаждаться неизвестным ему ранее ощущением, чувствуя себя будто на вершине мира.
Всюду, куда ни бросишь взгляд, до самого горизонта простиралось безбрежное море. Синева его в ярком сиянии дня казалась еще ослепительнее, а вдали, на горизонте, словно легкие перья невиданной птицы, клубились кудрявые облачка.
– Ну, посмотрели, и довольно, пора спускаться, – со вздохом объявил Конни, которому эта картина слишком живо напомнила о том времени, когда он плавал на «Морском драконе». Мальчик с тоской почувствовал, как ему не хватает привычного хлопанья парусов над головой и криков неугомонных чаек.
– Пожалуй, ты прав, – кивнул Робин, в голосе его слышалось облегчение.
– Спустимся там же, где поднялись? – спросил Конни.
– А что, есть другой путь? – удивился Робин.
– Да нет. Я хотел спросить, не хочешь ли спуститься на берег, – с досадой сказал Конни. – Это не опасно, сейчас как раз начался отлив.
Робин облизал пересохшие губы. Легко ему говорить! Конни только и делает, что ищет приключений на свою голову. Но так как он смертельно боялся показаться трусом, Робин хрипло спросил:
– А как мы спустимся?
– Смотри, – толкнул его Конни, указывая на узкую лесенку, которая вела к самому берегу.
– Это и есть твой спуск?! – Робин глазам своим не поверил. Плевать ему на то, что подумает Конни!
– Ага, если, конечно, ты не умеешь летать, – ухмыльнулся тот. – Ну, давай за мной! – крикнул он насмешливо, в мгновение ока скрывшись из глаз за крутым поворотом лестницы, которая шла, казалось, отвесно вниз.
Набрав полную грудь воздуху, Робин осторожно последовал за Конни. Скоро уже оба мальчика карабкались вниз по узким грязным ступеням туда, к песчаному берегу у подножия острых скал. Лестница была довольно крутой, ступеньки местами осыпались, но, в конце концов, и Робин, и Конни оказались на берегу и побрели вдоль моря, утопая по щиколотки в песке, которым была покрыта узкая полоска берега. Через несколько часов прилив скроет ее от людских глаз.
С неиссякаемой энергией юности мальчики гонялись друг за другом, так что волны то и дело облизывали их ноги своими жадными языками, ветер разносил по берегу счастливый смех, а соленый ветер ласкал разгоряченные лица. Барахтаясь в песке, дети не сразу заметили, как сгустились и потемнели нависшие над горизонтом тучи, постепенно затянув голубизну неба.
Наконец, окончательно выбившись из сил, приятели растянулись на песке, глядя в небо, пытаясь угадать, какую причудливую форму примут в следующую минуту нависшие над ними тучки.
– Вылитый дракон, – заявил Конни, ткнув пальцем в облако, которое особенно быстро мчалось по небу, будто подгоняемое неведомой силой.
– А ты веришь в драконов? – лениво спросил Робин, не в силах отвести глаз от неба, которое менялось с каждой минутой.
– А ты как думаешь, не просто же так наш корабль получил это имя – «Морской дракон»? Неужели тебе никто не объяснил, что значит Мердрако? – удивленно спросил он, но Робин только покачал головой. – Кэп говорил, это значит «Дракон, который водится в море». Ну, Мег – по-французски море, Draco – по-латыни дракон, но это единственное слово, которое я знаю на латыни, – смущенно признался он. – Даже на небе ночью можно увидеть Дракона. Это созвездие лежит как раз между Большой и Малой Медведицами. А вообще драконами называют таких огромных свирепых чудовищ, ну, вроде нашего «Морского дракона», – с гордостью человека, которому выпало редкое счастье ступить на палубу корабля, названного в честь мифического зверя, добавил Конни.
Внезапно их беседа была прервана отдаленными раскатами грома. Замерев на полуслове, мальчики уставились на черную тучу, закрывшую полнеба.
– Господи Боже, шторм начинается! – испуганно выдохнул Конни. Он пронзительно свистнул, глядя, как ослепительная вспышка молнии на мгновение осветила синевато-серое небо.
– Давай-ка побыстрее сматываться, пока не промокли до нитки, – посоветовал Робин, вскакивая на ноги.
– Погоди минутку, Робин, давай посмотрим. Страсть как люблю шторм, – с видом заправского моряка заявил Конни. Да и разве не повидал он на своем веку немало таких бурь, чтобы теперь бежать домой со всех ног?!
Мальчики замерли на месте, с восторгом и удивлением наблюдая, как яркие вспышки молний озаряли угрюмые, быстро сгущавшиеся над головой тучи. Начинался прилив, и волны с бешеным ревом вздымались все выше под яростными ударами ветра.
– Похоже, пора бежать, Робин, – наконец сказал Конни, подумав про себя, что гроза движется к ним быстрее, чем он рассчитывал. Раскаты грома слышались уже прямо над головой, сея в душе обоих друзей неясный страх перед разбушевавшейся стихией.
Еще спускаясь к берегу, они заметили, что дальний конец пляжа поднимается кверху, крутой дугой изгибаясь над уровнем моря. Но сейчас, бросив взгляд туда, где лежал путь к спасению, мальчики с ужасом обнаружили, что совсем забыли о приливе. Если бы не шторм, они вполне успели бы добежать до прибрежной полоски суши прежде, чем набегающие волны скроют ее под водой, лишь немного промочив ноги. Но теперь, когда разбушевавшееся море с ревом гнало на берег соленые валы, даже отдаленный конец берега почти скрылся под кипящей массой воды.
Робин содрогнулся от страха, видя, как волны с яростью разбиваются о черные зубы утесов.
– Давай, Конни. Мы еще успеем, – с беспокойством прокричал он, прислушиваясь к грохоту моря.
– Нет, Робин, похоже, мы опоздали, – уверенно заявил Конни. – Здесь слишком сильный откат
type="note" l:href="#FbAutId_12">[12]
. Не успеем мы сделать нескольких шагов, как нас попросту собьет с ног. Не знаю, как ты, парень, а я не умею плавать, – смущенно признался он.
– Ты не умеешь плавать?! – Робин не поверил своим ушам. – Так какой же ты моряк?! А я-то думал…
– Если капитан что надо, может, тебе в жизни плавать не придется, – огрызнулся тот. Глаза Конни перебегали с волн к крохотной кромке берега, которая еще не успела скрыться под водой. Он безнадежно покачал головой.
– Ну давай же, Конни! – взмолился Робин. От грохота и рева волн, от оглушительных раскатов грома над головой он почти оглох. – Давай взберемся выше! – крикнул он, заметив, что жадные языки уже почти дотянулись до их ног. Скоро вода поднимется, и тогда им конец.
Конни бросил короткий взгляд назад, туда, где отвесная скала вздымалась к самому небу. На мгновение спина его покрылась ледяными мурашками при мысли о том, что придется вскарабкаться по отвесной стене. Достаточно одного неверного шага – и этот пустынный берег станет их могилой.
Робин между тем отыскал в скале крохотную расщелину, куда можно было поставить ногу, и, бросив прощальный взгляд на разбушевавшееся море, Конни, не колеблясь ни секунды, последовал за приятелем. Он даже боялся спросить, что задумал Робин. Над их головами всего в нескольких футах от берега виднелся небольшой выступ, и Копни не хватило духу предупредить Робина, что волны смогут добраться сюда меньше чем за час.
Сам не зная как, Робин Доминик вскарабкался по камням достаточно высоко, так что кипевший внизу прилив уже не захлестывал ноги. Ухватившись за крохотный выступ в скале, он осторожно оглянулся. В этот миг огромная волна с головой накрыла Конни.
От страха у Робина подвернулась нога, и он чуть было не грохнулся вниз прямо на Конни, которому в конце концов удалось, фыркая и отплевываясь, вырваться из жадных объятий моря.
– С тобой все в порядке? – спросил Робин, уже готовый броситься ему на помощь, но Конни было не до него. Они карабкались вверх сколько было сил, и наконец с облегченным вздохом оба вытянулись вдоль узкой расщелины, которая как причудливая морщина надвое рассекала суровое лицо одинокого утеса.
Скользнув в нее вслед за Робином, Конни с трудом уселся, свесив вниз усталые и дрожавшие от напряжения ноги.
Отдышавшись, он встревоженным взглядом обвел их убежище, и сердце его тревожно заколотилось – наверх пути не было. Как бы все ни обернулось, им придется остаться здесь, пока не начнется отлив.
Робин испуганно всхлипнул, когда огромный соленый вал окатил его с головы до ног.
– Ух ты, ну и волна! – присвистнул он.
– Волны скоро поднимутся еще выше, Робин. Мы не сможем здесь оставаться, – набрался наконец мужества Конни. Хотя Робин не произнес ни слова упрека, угрызения совести не давали покоя юному моряку, ведь именно по его вине они так долго медлили на берегу.
– Выше? – усомнился тот. Неужели такое возможно? Робин взглянул на море, и сердце у него заныло – везде, куда ни кинешь взгляд, вздымались и яростно бились о скалы огромные волны.
– Намного, – вздохнул Конни и указал на странное нагромождение камней высоко над их головами. – Видишь? Вот точка, куда в шторм добирается море.
Темно-голубые глаза Робина от страха стали почти фиолетовыми, когда слова Конни дошли до его сознания. Он невольно опустил взгляд на узкую площадку, где они оба сжались в комочек.
– Вставай, надо попытаться найти, куда поставить ногу. Может, нам повезет, – затормошил его Конни, хотя сам почти потерял надежду выбраться. – Смотри, вон что-то похожее на выступ в скале. Возьми себя в руки, Робин, ведь другого выхода у нас нет, – твердо сказал он, стараясь не думать о том, что им предстоит. Вокруг, как он ни крутил головой, вставали лишь отвесные стены.
Медленно и осторожно, изо всех сил цепляясь руками, двое ребят карабкались вдоль узкого выступа. Порой, когда его захлестывало волной и камень становился скользким, Конни казалось, что с каждым шагом выбоина суживается на глазах.
– Тебе не кажется, что выступ стал уже? – Испуганный возглас Робина подтвердил его худшие опасения. А еще через мгновение они обнаружили, что выступ исчез в скале…
В глазах у них потемнело. И, лишь немного придя в себя, мальчики обнаружили, что он не исчез, а как бы уходит в глубь скалы. Перед ними зияла узкая черная дыра – почти незаметный со стороны вход в пещеру. С берега различить его было невозможно. Не колеблясь Конни шагнул в темноту и немедленно грохнулся на колени, поскользнувшись на покрывавшей пол липкой слизи.
Протянув руку вперед, Робин с содроганием коснулся холодной, влажной на ощупь стены и с мужеством отчаяния вцепился в шероховатую поверхность. Однако теперь, когда грохот волн за спиной стал тише, сердце его уже не так колотилось о ребра.
Конни Бреди, быстро вскочив на ноги, пристально вглядывался – пещеру наполнял странный свет, пробивавшийся откуда-то изнутри.
Повернувшись к приятелю, Робин всмотрелся в его измученное лицо.
– Только не говори, что и здесь нам грозит опасность. Конни криво улыбнулся:
– Боюсь, что так, парень. А как, по-твоему, вообще появилась эта пещера? – спросил он. Он еще не договорил, как, к ужасу Робина, огромная волна разбилась у самого входа в пещеру, наполовину заполнив ее шипящим потоком соленой воды. – Море веками точило скалу, пока не образовалась эта пещера. На островах Вест-Индии таких полным-полно. Если нам повезет, то из нее будет выход наверх. Иногда так бывает, а может, за ней будут и другие пещеры. Надо идти дальше, иначе спасения нет.
Робин медленно двинулся вперед, осторожно пробираясь вдоль скользких стен. С каждой секундой за спиной нарастал яростный рев моря. Сколько времени пройдет, с тоской и отчаянием думали мальчики, прежде чем волны ворвутся в пещеру и настигнут их?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману И никакая сила в мире... - Макбейн Лори



Наверное, во всем виноват перевод.... Так скучно, не смогла дочитать
И никакая сила в мире... - Макбейн ЛориМарго
20.08.2013, 9.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100