Читать онлайн И никакая сила в мире..., автора - Макбейн Лори, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - И никакая сила в мире... - Макбейн Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

И никакая сила в мире... - Макбейн Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
И никакая сила в мире... - Макбейн Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макбейн Лори

И никакая сила в мире...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

О! Поистине, я лишь посмешище в руках Фортуны!
Вильям Шекспир
Рея Клер Лейтон, новая хозяйка Мердрако, бросила украдкой взгляд на угрюмые останки древних башен. От них не осталось почти ничего, кроме хрупких каменных оболочек, дырявой скорлупой окружавших витые лестницы, уходившие круто вверх, к сторожевым площадкам, которые темными силуэтами высились на фоне ослепительно синего неба. Суровые башни были напоминанием о величественном средневековом замке, построенном в одиннадцатом веке норманнским бароном.
Вначале замок представлял собой одинокую деревянную башню, обнесенную обычным частоколом. Но шли годы, и вскоре Мердрако превратился в мощную крепость с пушечными бойницами, надежно укрытую каменной стеной толщиной не менее пятнадцати футов, с тяжелыми воротами и сторожевыми башнями, которые закрывали единственный вход через окружавшие крепость крепостные валы и бастионы.
Шли столетия, уже давно исчезла угроза того, что кто-то нападет на замок, утихли бури гражданских войн, и постепенно отпала надобность в неприступной твердыне, которая, подобно хищной птице, по-прежнему гордо высилась на скале. Порывистые холодные ветры неумолимо делали свое дело, и то, что не удалось пушкам и катапультам врагов, некогда осаждавших Мердрако, совершила стихия. Скоро и хозяева замка пришли к мысли, что нет больше нужды оставаться в столь суровом и неуютном жилище. Впрочем, все оставалось по-прежнему до той поры, пока Гилберту Лейтону, шестому эрлу Сэндрейку, не был пожалован титул маркиза Джейкоби.
И вот некогда гордое орлиное гнездо было разрушено до основания – и не полчищами врагов, а всего лишь рабочими. Был приглашен известный архитектор, и под его руководством каменщики, штукатуры и стекольщики вместе с целой армией рабочих превратили останки крепости в великолепный дом эпохи Тюдоров, окруженный просторными службами, конюшнями и увенчанный огромными каминными трубами, с бесчисленными высокими окнами и прочными стенами, арками и внутренними двориками, украшенными мастерски выполненным каменным резным орнаментом.
Все, что осталось от некогда величественного средневекового замка гордого норманна, – две сторожевые башни, застывшие на пустынном берегу как безмолвный, памятник Раулю Сен-Дре, безжалостному барону, в незапамятные времена покорившему этот пустынный берег. Они по-прежнему служили всем местным жителям напоминанием об их первом владыке и предостережением всякому, кто посмел бы угрожать семейству Лейтон.
– Ну, что ты о нем думаешь? – спросил Данте жену, как только кавалькада взобралась по пологому склону холма, и он уже в который раз натянул поводья, чтобы бросить жадный взгляд на стены дома, где родился и вырос.
Конечно, это ничуть не похоже на Камейр, подумала Рея. Ничего общего с ее родным домом, его величественным парадным входом и портиком в классическом стиле, от которого отходили два крыла из старинного камня цвета спелого меда. Мердрако выглядел так, как и положено старому дому, который хозяева покинули на долгие полтора десятка лет. Но как ни странно, сохранилось в этом заброшенном месте неуловимое очарование жизни. Зеленые ветки плюща плотной завесой укрывали стены, потрескавшиеся стволы вековых деревьев были увиты вьющимися розами. Тут и там высились старые тисы, а заросли ежевики и сорная трава ковром покрывали неровную площадку, где некогда был сад.
Старый дом выглядел печальным. Настанет ли день, когда веселые детские голоса будут эхом разноситься под сводами залов и ароматный дымок будет подниматься из высоких каминных труб, медленно растворяясь в холодном воздухе? Рее внезапно показалось, что старый дом молит ее о чем-то. И ей нестерпимо захотелось как можно скорее впустить солнечный свет туда, где долгие годы царили лишь мрак и холод.
Данте, который встревоженно следил за женой, почувствовал, как все его страхи растаяли – ее глаза сияли нежностью. Вне всякого сомнения, ей понравился его дом. Их дом.
– Знаешь, Данте, я и мечтать не могла, что у нас с тобой когда-нибудь будет такой замечательный дом! – мягко сказала Рея, мысленно представив себе, каким станет Мердрако, когда в нем воцарятся любовь и счастье.
Впрочем, в отличие от нее Робин Доминик и юный Конни отнюдь не испытывали ничего похожего на восхищение. По мнению юных джентльменов, дом выглядел так, словно знавал лучшие времена. Они удивленно переглядывались, недоумевая, неужели это и в самом деле Мердрако.
Хьюстон Кирби, который увидел старый дом впервые с тех самых пор, как последовал в море вслед за молодым хозяином, застыл на месте, оцепенев от нахлынувших воспоминаний. В его глазах Мердрако ничуть не изменился. Старый дворецкий не замечал ни сорняков, которыми сплошь зарос некогда прекрасный сад, ни поломанных ставень, ни разбитых непогодой окон, ни зиявшей в крыше огромной дыры. В глазах Кирби Мердрако был так же волшебно прекрасен, как и пятнадцать лет назад, – огромный величественный особняк.
Френсис Доминик с некоторым удивлением воззрился на место, где предстояло жить его сестре. Ведь он, как и Рея, привык к классической красоте Камейра, к прекрасно ухоженным лужайкам и великолепному саду поместья. Но поскольку он в отличие от сестры не собирался тут поселиться, то сдержать разочарование оказалось гораздо труднее. Юноша просто ужаснулся тому плачевному состоянию, в котором находился старый дом, и хотя ему в голову не пришло бы упрекнуть Рею в том, что она последовала за мужем, но в душе он горько посетовал, что старинный замок лежит в развалинах, а не высится гордо, как в прежние времена.
Хозяин Мердрако вонзил шпоры в лоснящиеся бока гнедого жеребца и погнал его галопом по узкой тропинке, петлявшей по заросшему лесом склону холма. Она, похоже, осталась единственной связующей нитью между развалинами замка, старым домом и всем остальным миром.
Вдруг словно по волшебству из-за сплошной зеленой завесы перед путешественниками поднялись внушительные двухэтажные сооружения с узкими бойницами окон и сторожевыми башенками. Они венчали окованные железом ворота, которые когда-то преграждали дорогу к дому, а сейчас, сорванные с петель, валялись на земле.
Неприятная дрожь пробежала по спине Данте. Сами по себе ворота явно не могли упасть, а когда, спешившись, он проверил петли, то оказалось, что они были сломаны.
– Похоже, здесь недавно побывали гости, – вполголоса с невозмутимым видом объявил Алистер.
– А эта дорога ведет куда-нибудь еще, кроме Мердрако? – коротко спросил Доминик, будто некая навязчивая мысль преследовала его с тех пор, как он увидел развалины.
Казалось, Данте удивил этот вопрос.
– Да, она ведет немного дальше, но там просто теряется в лесу. Это единственная дорога, по которой можно добраться до замка, если двигаться от Мервест-Кросс. А почему ты спрашиваешь?
Юноша пожал плечами. Ему явно не хотелось давать волю воображению.
– Ну, если честно, то, еще когда мы осматривали развалины замка, мне почему-то показалось, что здесь что-то происходит. Кстати, и та дорога, по которой мы добирались сюда от «Могилы епископа», выглядит так, словно по ней часто ездят. Разве вы не заметили, как плотно она утоптана, несмотря на то, что дождь изрядно размыл ее? – спросил Френсис, встретившись с настороженным взглядом зятя.
– Да нет, я ничего не заметил. Впрочем, я особенно и не смотрел под ноги, слишком уж хотелось побыстрее увидеть Мердрако, – признался Лейтон, невольно оглянувшись на мрачные, темные башни замка. – Но теперь, когда ты сказал, мне и впрямь странно, что дорога в таком хорошем состоянии, особенно если учесть, что в последние пятнадцать лет ею никто не пользовался.
– Мне тоже кажется, что тут что-то происходит, – добавил Алистер, вернувшись мыслями к той минуте, когда они осматривали руины замка. – Помнится, я подумал, что один из драконов, венчающих башню, слишком попорчен непогодой. Тогда я решил, что это неудивительно, если учесть, сколько ему лет. Но сейчас мне кажется, что он выглядит так, словно его использовали как мишень для стрельбы в цель, – заявил Алистер, смущенно оглядевшись. – Конечно, может быть, это просто воображение, но хотелось бы знать, что… – Запнувшись на полуслове, он покачал головой.
– Что?
– Да нет, чепуха, – окончательно смутился Алистер.
– Надеюсь, ты не думаешь, что здесь замешано привидение, мистер Марлоу? – выдохнул Конни Бреди, и его глаза округлились от страха. Мальчик даже не подозревал, как больно сжалось сердце капитана при его наивном предположении. – «Бледная Леди, Которая Обитает в Развалинах Замка» – ведь так говорила миссис Лескомб? А еще она сказала, что ни один из местных не решится прийти сюда, до того все боятся призрака!
– Горничные в нашем замке тоже уверяли, что в Камейре водится привидение. Оно появилось там после ужасного преступления, – добавил Робин, тщетно стараясь скрыт охватившую его дрожь.
– Робин! – рявкнул Френсис. – Это же смешно в конце концов! Чего ты добиваешься, повторяя глупые небылицы?! Хочешь, чтобы прислуга стала бояться темноты?
– Мне кажется, что Алистер думал о чем-то другом, – задумчиво протянул Данте, и его серые глаза угрожающе сузились. – Готов поклясться, что не ошибусь, если скажу, что ты подумал о проклятых контрабандистах, которые прячут свой товар в развалинах Мердрако. Что может лучше удержать на расстоянии любопытных крестьян, чем легенда о призраке, рыщущем по ночам среди дюн? Достаточно зажечь лампу, потом накинуть на нее что-нибудь зеленое, чтобы вокруг лился внушающий суеверный ужас свет, и все в порядке!
Рее внезапно вспомнилось кое-что из того, что муж ей рассказывал в Лондоне. Тогда он говорил о трагической смерти матери и мимоходом обмолвился, что кое-кто из местных жителей уверяет, будто ее призрачная фигура до сих пор бродит ночами по прибрежным скалам. Только вот как об этом узнал Данте, который только что вернулся в Мердрако? – впервые задумалась она, но тут же забыла об этом, услышав веселый смех мужа. К ее величайшему изумлению, к нему присоединился и Алистер, и Рея уставилась на обоих мужчин.
– Ну не забавно ли в самом деле, что какая-то банда контрабандистов использует руины моего собственного замка, пока я занимаюсь той же самой контрабандой, только между Индиями и Каролиной, и все лишь для того, чтобы вернуться в родной дом и вести самую добропорядочную жизнь?! – хохотал Данте. Похоже, нелепость этой ситуации приводила его в восторг. – Ведь еще когда мы были в Лондоне, сэр Морган Ллойд расспрашивал меня о здешних контрабандистах. Но ему-то было известно о них от брата, который командовал сторожевым кораблем где-то поблизости. Похоже, сэр Морган был уверен, что я не смогу так просто бросить свое прежнее занятие, – с коротким смешком добавил Данте, соскакивая с коня и помогая спешиться Рее.
– В самом деле! А я и понятия не имел, – удивился Алистер, снимая Конни с седла.
– Слава Богу, что он вернулся в колонии. Останься он в Лондоне, скорее всего заподозрил бы именно меня в том, что я возглавил здешнюю шайку. В конце концов я самая подходящая кандидатура.
– Не могу представить, с чего бы ему так думать, – заявил Алистер. – Тебя ведь не было здесь бог знает сколько лет. Думаю, одного этого достаточно, чтобы ты оказался вне подозрении.
– Да брось, Алистер, ты разве никогда не видел бродячего кукольника? – возразил Данте.
– Ну конечно, – откликнулся Алистер, сдвинув брови и подумав, что за нелепую игру они затеяли – ведь в ситуации не было ровно ничего смешного.
– Тогда ты помнишь, что кукольнику важно оставаться невидимым. Он дергает за веревочки, куклы танцуют, плачут, а о нем никто и не подозревает. Ведь если бы я действительно был главарем здешней шайки контрабандистов, что могло бы послужить мне лучшим прикрытием, как не то, что меня многие годы здесь не было? А теперь, когда я разбогател, кто посмеет заподозрить меня, кроме разве что излишне недоверчивого сэра Моргана? Ведь только он догадывается, что опасная игра сама по себе для меня гораздо привлекательнее, чем золото! – сказал Данте. Он произнес это так убедительно, что и Френсис с Робином, и даже Конни Бреди впрямь чуть было не решили, что он и есть главарь банды.
Даже верный Алистер на миг поверил в это, пока не заметил лукавую смешинку в глазах Данте. А потом, бросив взгляд на маленького дворецкого, увидел, как тот сокрушенно качает головой с таким видом, что у него не осталось ни малейших сомнений – капитан просто затеял розыгрыш и зашел слишком далеко.
– Что это значит, кэп? – настойчиво спросил Робин, который успел перенять у Конни его манеры.
Данте обернулся к мальчику и увидел, что тот показывает на семейный герб с изображением дракона, украшавший массивную плиту над изящно изогнутой аркой входа в Мердрако.
– Без риска нет победы, – тихо произнес он девиз, с которым столетиями жили и сражались его предки. – Если бы основатель нашего рода, барон Сен-Дре, не рискнул бы и не переправился бы через пролив вместе с Вильгельмом, не было бы и Мердрако. И если бы его слова не стали нашим семейным девизом, никогда на свет не появился бы «Морской дракон» и сокровища с испанского талиона не принесли бы всем нам богатство. И я бы не стоял сейчас здесь хозяином собственной судьбы и никогда бы не завоевал свою любимую, – закончил Данте тихо, так, что никто, кроме Реи, не расслышал его.
– Звучит так, словно вы бросили вызов им всем, кэп, и вышли победителем, – произнес Алистер Марлоу, с завистью подумав, что Данте Лейтону, капитану «Морского дракона», маркизу Джейкоби и властелину Мердрако, впрямь чертовски повезло в жизни.
Он перевел дыхание. Похоже, все сложится так, как мечтал капитан. И Алистер, все еще удивляясь необыкновенной удаче Данте, которая, впрочем, была на руку и ему самому, направился вслед за своим капитаном к сводчатой галерее, ведущей ко входу в Мердрако.
– Пойдем, я хочу показать тебе Мердрако, – сказал Данте, сжимая тонкие, обтянутые перчатками пальчики жены. Подхватив другой рукой поводья коня, он провел Рею под аркой, а каменные драконы проводили их обоих немигающим взглядом.
Через мгновение путешественники оказались в небольшом внутреннем дворике, где изящно изогнутая подъездная дорожка, окруженная с обеих сторон террасами некогда прекрасных садов, вела к просторному особняку, задняя часть которого опиралась на склон небольшого холма. Дворик сплошь зарос сорной травой, когда-то ровно подстриженные садовником изгороди из тиса и ароматного самшита теперь клонились над мощеными дорожками, а рододендроны и гортензии сверкали будто яркие мазки, тут и там разбросанные художником по сочной зелени лужаек. Старые деревья купали свои ветки в прохладной воде каменных фонтанов, украшенных прихотливой резьбой. Пройдя под сводами, путники вскоре оказались перед высокой каменной стеной, которая тянулась через весь двор, упираясь в здание, где некогда были конюшни. Они практически скрывали оставшуюся часть двора и другим концом примыкали к другой галерее, точной копии первой. Прямо напротив конюшен высилось крыло дома, соединяясь в этом месте со стеной, которая, таким образом, завершала каменное кольцо вокруг особняка.
Молчание овладело путниками, лишь только они ступили на прохладные плиты дорожки, ведущей к дому. Будто на кладбище, шаги гулко отдавались в тишине, эхом отражаясь от каменных стен. Длинные стебли сорной травы, пробившейся между каменными плитами, цеплялись за подол юбки Реи.
Если Данте и был разочарован тем неприглядным зрелищем, которое являл заброшенный Мердрако, то он был достаточно горд, чтобы промолчать. Оглядев пустые конюшни, он невозмутимо обронил:
– Благодаря заботе его светлости у нас вскоре будут отличные лошади. Хотелось бы только, чтобы парень, который присматривал всю дорогу за нашими лошадьми, остался здесь. Он неплохо знает свое дело.
– Так и есть, – подтвердила Рея, – ведь ходить за лошадьми он начал под присмотром самого Баттерика. Старик всегда учит на совесть, именно поэтому мы в свое время потеряли нескольких отличных конюхов. Их попросту переманили к себе другие хозяева, наши же соседи. Впрочем, я нисколько не удивлюсь, если выяснится, что Баттерик именно для этого и приставил к нам юношу. Он прекрасно знал, что нам понадобится не просто кто-то присматривать за лошадьми. В конце концов он мог бы послать с нами кого угодно, даже обычного новичка. А может быть, ему просто захотелось, чтобы Клосон своими глазами увидел Мердрако и решил для себя, сможет ли в будущем поладить с тобой.
– Поладит ли он со мной? – не веря своим ушам, переспросил Данте.
– Конечно. И то, что Баттерик отправил с нами лучшего из своих людей, говорит о многом, – задумчиво произнесла Рея, не сводя внимательного взгляда с конюшен.
– Да что ты, вот никогда бы не подумал!
– Дело в том, что если бы Баттерику не понравилось, как ты держишься в седле или обращаешься со своим конем, он никогда бы не доверил тебе одного из своих людей. Да и моему отцу вряд ли пришло бы в голову подарить тебе своих лошадей, если бы этого не одобрил Баттерик, – терпеливо объяснила Рея пораженному Данте, который только в эту минуту осознал, в какой мере он зависел от мнения всемогущего старика.
– Ну, тогда я не уверен, стоит ли Клосону вообще заходить на конюшни. Как бы ваш Баттерик не пришел в ужас, узнав, в каком они состоянии! – с притворным ужасом произнес Данте. Но за его веселым тоном скрывалась откровенная горечь.
– Вот здорово! Клянусь, наш Сондерс упал бы в обморок, если бы увидел ваш сад! – безмятежно объявил юный Робин.
– А кто такой Сондерс? – поинтересовался Данте, не в силах оторвать глаз от особняка. От Реи не укрылось, как с каждой минутой росло его возбуждение.
– Главный садовник в Камейре, – ответил Робин. – Видели бы вы, как он ломает руки, если кому-то придет в голову перелезть через клумбу с цветами!
– Ты преувеличиваешь, Робин, и все это прекрасно знают, – одернула братишку Рея, – в конце концов он не разрешал этого только Шупити, и ты должен признать, что для этого у него были все основания.
– Что еще за Шупити? – заинтересовался Конни.
– Это пони, на котором тогда ездил Робин, и к тому же весьма неумело, – сообщила Рея.
– Точно! Помнишь, как Робин врезался в лорда Рендейла, как раз когда бедняга собрался сделать тебе предложение, и они оба свалились в пруд с лилиями? – расхохотался Френсис.
Данте Лейтон присоединился к ним, жалея только о том, что не был свидетелем столь замечательного зрелища. Он терпеть не мог этого надутого индюка и втайне надеялся, что Каролине Уинтерс повезет и она станет графиней Рендейл. Эти двое поистине стоили друг друга.
Поднявшись на несколько ступенек, которые вели ко входу в Мердрако, они оказались под низким каменным сводом, аркой обрамлявшим тяжелую дубовую дверь. Все вокруг выглядело так торжественно и мрачно, что Рея почувствовала невольную дрожь и ей почти что захотелось, чтобы массивная дверь не уступила, когда рука Данте потянула за старинное медное кольцо. Как ни странно, та легко отворилась, издав протестующий скрип, похожий на пронзительный, жалобный стон.
Стоило им переступить порог, как все почувствовали удушливый, спертый запах – такой воздух бывает в помещениях, где годами никто не живет. Единственный лучик света, кое-как освещавший комнату, пробивался сквозь затянутое паутиной стекло небольшого эркерного окошка над входом.
И в этом тусклом, призрачном свете взглядам путников предстала картина отвратительного осквернения, которую ни один из них не смог бы забыть до конца своих дней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману И никакая сила в мире... - Макбейн Лори



Наверное, во всем виноват перевод.... Так скучно, не смогла дочитать
И никакая сила в мире... - Макбейн ЛориМарго
20.08.2013, 9.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100