Читать онлайн И никакая сила в мире..., автора - Макбейн Лори, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - И никакая сила в мире... - Макбейн Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

И никакая сила в мире... - Макбейн Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
И никакая сила в мире... - Макбейн Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макбейн Лори

И никакая сила в мире...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Ночь многое скрывает от нас.
Данте
Трактир «Могила епископа» получил свое название в память о злополучном служителе церкви, который когда-то много лет назад замерз, сбившись с пути в снежный буран. Его скрюченное тело обнаружили лишь три дня спустя как раз на тропинке, ведущей к конюшням небольшого постоялого двора. В те далекие времена он носил название «Отдых добрых рыцарей», но никто и не подумал возражать, когда хозяин решил переименовать его в память о трагическом происшествии.
К трактиру вели изрытые узкими колеями деревенские дороги, которые затем сходились возле Мервест-Кросс. Сам он представлял собой довольно непритязательное, скромное двухэтажное строение из серого камня. Ветер и дождь изрядно потрудились над ним в течение несколько столетий, оставив глубокие трещины, которые теперь бархатными пятнами покрывал зеленый мох. Трактир трудно было бы назвать привлекательным, но темной ночью, когда над головой бушует буря, его узкие окошки приветливо сияли из темноты, обещая покой и уют усталому путнику. И благодарный путешественник, спешивший к нему в поисках укромного убежища, с удивлением находил под скромным кровом огромный камин, наполнявший комнату теплом и светом. Обогревшись у огня, странник получал огромную кружку подогретого эля со сливками, которым на всю округу славилась Дора Лескомб.
А Сэм Лескомб, хозяин трактира, усаживал гостя за один из низких дубовых столов, придвинутых поближе к камину, и его приветливая физиономия сияла гостеприимством так же ярко, как начищенные его женой до зеркального блеска массивные подсвечники, а рот раздвигался до ушей, стоило ему только взглянуть на роскошную латунную люстру, выписанную из Бристоля в прошлом году. Это приводившее его в такое восхищение произведение искусства свисало с одной из массивных балок, горевшие в люстре свечи заливали ослепительным светом горшки и сковородки Доры, аккуратно развешенные в уголке, а оловянная посуда на каминной полке сверкала, как чистое серебро.
Что могло быть лучше для усталого путника, чем, обогревшись у камина, утолить свой голод стряпней Доры – горячим гороховым супом, от которого поднимался аппетитный пар, жирными жареными креветками, пирогом с только что выловленной кефалью, нежным тушеным кроликом, окруженным стебельками сельдерея, или рубленым ягненком в винном соусе с фасолью, а на десерт булочками со взбитыми сливками и клубничным вареньем…
Случилось так, что в эту темную апрельскую ночь разразилась ужасная буря. К тому времени как напольные часы в трактире со скрежетом прохрипели полночь, стены старенькой гостиницы сотрясались от ветра, который рвал покосившуюся крышу с ревом, какого не помнили даже старожилы. Но не только буря волновала их в этот час. Той ночью Данте Лейтон вернулся в родовой замок Мердрако.
Ночь была такой, что даже старики бледнели и осеняли себя крестом, вспоминая леденящие кровь предания, особенно те, в которых рассказывали об охоте дьявола. Крестьяне, у которых волосы от ужаса вставали дыбом при зловещих завываниях ветра и огненных сполохах, озарявших небо, готовы были поклясться, что слышали рев трубы самого Князя Тьмы и лай его призрачных псов, когда те во мгле ночи рыскали в дюнах в поисках заблудших душ грешников.
В такую ночь никто не рискнул бы носа высунуть за дверь, ведь предание гласило, что если увидишь призрачную фигуру безголовой собаки, рыщущей в поисках своей жертвы, то не пройдет и года, как смерть костлявой рукой постучится в дверь. Всем было хорошо известно, что это чистая правда: разве не утонули два рыбака всего лишь спустя месяц после того, как им встретился призрак Бледной Леди?! А какая страшная судьба настигла Теда Сэмплса, родного брата Доры Лескомб? Всем, кто отваживался слушать, он рассказывал, как видел на скалах возле Мердрако призрачную фигуру. Вскоре Тед бесследно исчез, и с тех пор о нем не было ни слуху ни духу.
В ту безлунную ночь, когда над трактиром бушевала буря, рачительный хозяин не забыл накрепко запереть двери и ставни, по которым барабанили холодные струи дождя. Дороги размыло, и неразумный путник, решившийся выйти из дома в эту дьявольскую погоду, вряд ли смог бы пробраться дальше от перекрестья дорог у Мервест-Кросс.
В это самое время небольшой караван из повозок и экипажей замешкался было на перепутье, потом медленно двинулся вперед, и в ту минуту, когда небо, казалось, готово было расколоться от оглушительных громовых раскатов, повозки наконец подползли к будто вымершему трактиру. За экипажами во двор въехали несколько тяжело груженных повозок, огромные колеса были до самого верха покрыты грязью. Распахнув ворота перед первой каретой, Данте Лейтон поспешил приоткрыть дверцу. Фонари экипажей потухли давным-давно, и сейчас вокруг царила кромешная тьма.
– Рея, с тобой все в порядке? – встревоженно спросил Данте, вглядываясь в глубину кареты, и был немедленно вознагражден оглушительным воплем сына. Тот, похоже, пребывал не в самом лучшем расположении духа.
– По-моему, здесь довольно сыро, – отозвалась Рея, зубы которой от холода выбивали дробь.
– Угу, я тоже промерз до костей, – присоединился к ней Робин, клацая зубами, как пес.
– Да уж, здесь холоднее, чем той проклятой зимой в Атлантике, когда мы с парнями чуть не отдали Богу душу, кэп, – внес свою лепту и продрогший Конни.
– Где мы? – тревожно спросила Рея, вглядываясь в темноту. Ветер немного стих, но дождь все так же оглушительно барабанил по крыше кареты.
– Мы уже в Мердрако? – то и дело дергал ее Конни, который был немного разочарован. В темноте мальчик не мог толком ничего рассмотреть, а ему до смерти хотелось увидеть своими глазами сторожевые башни замка, о которых так часто рассказывал капитан.
– Нет, в такой кромешной мгле дальше ехать опасно, можно сбиться с дороги. Мы у трактира неподалеку от Мер-вест-Кросс. Здесь на много миль вокруг нет ни одной гостиницы, кроме как в Мерлее или Уэстли-Эббот, туда мы отправимся утром, как только рассветет.
– Вы, как обычно, успеваете подумать обо всем, капитан, – пробурчал незаметно подошедший к ним Алистер Марлоу, совсем позабыв, что они больше не на палубе «Морского дракона». – Все в порядке? – взволнованно спросил он. Последние несколько миль он места себе не находил от беспокойства. – Как леди Рея?
– С нами все хорошо, не беспокойтесь, Алистер. А вот вы, наверное, превратились в сосульки да и промокли до нитки, – озабоченно ответила Рея. В приоткрытую дверцу кареты потекли потоки ледяного дождя.
– Оставайтесь все на местах, я попытаюсь разбудить хозяина. Думаю, в такую Богом проклятую ночь он не ожидал гостей, – сказал Данте, протягивая руки, чтобы забрать у нее Кита. Подхватив ребенка одной рукой, он обвил другой талию жены и осторожно помог ей выйти из кареты. – Здесь, должно быть, достаточно конюхов, которые смогут позаботиться о наших лошадях. Их-то и надо отыскать, пока мы окончательно не промокли.
– Угу, капитан, – кивнул Алистер.
Данте укутал теплым плащом жену и сына и торопливо увлек их к двери, собираясь колотить в нее до тех пор, пока не поднимет на ноги хозяев. Но вдруг дверь гостеприимно распахнулась и на пороге мелькнул огонек свечи.
– Вот уж не думал не гадал, что хоть одна живая душа выберется из дому в такую погоду, а тут слышу, как во дворе заскрипели колеса! Дора не поверила, сказала, мол, это у тебя в ушах шумит, но я-то не сомневался, что Бог послал нам гостей! – приветствовал их с порога скрипучий голос. Широко распахнув массивную дверь, Сэм Лескомб провел усталых путешественников в дом, подумав, что разразившаяся буря сослужила ему хорошую службу. Похоже, у его постояльцев водятся денежки, и немалые! Он глазам своим не поверил, увидев, что пустовавшие конюшни заполнены экипажами и тяжело груженными повозками. Лишь много позже он пожалел, что не послушался жену и не запер накрепко дверь перед нежданными гостями и всем, что повлек за собой их приезд и что, по его мнению, было не чем иным, как происками врага рода человеческого.
Но в эту минуту старый Сэм Лескомб был искренне рад возможности немного подзаработать и, сияя от привалившей удачи, ввел уставших путников в темную гостиную. Не тратя времени на разговоры, он живо развел огонь в камине и бросился наверх, чтобы разбудить жену. Должно быть, путешественники умирают с голоду, подумал он, да и о комнатах надо бы позаботиться. Вряд ли знатные гости тронутся в путь в такую ночь, решил трактирщик, и довольная ухмылка сморщила лицо старика, когда прогремел еще один оглушительный раскат грома.
– Прошу простить меня, я должен разбудить жену, а она уж позаботится, чтобы накормить вас досыта. А я мигом принесу эля или вина, а может, сидра – все, что прикажут достойные господа, – услужливо предложил Сэм Лескомб, заметив двух мокрых до нитки юных путешественников, которые в эту минуту ввалились в комнату, лязгая от холода зубами. Несмотря на то что их костюмы были сплошь забрызганы грязью, от внимательного взгляда трактирщика не ускользнула ни богатая ткань, ни изящный покрой.
Небольшая сгорбленная фигура проскользнула мимо Сэма. Бросив на нее беглый взгляд, тот продолжал суетиться возле прибывших. Вдруг какая-то мысль пришла ему в голову. Сэм оглянулся, пытаясь хорошенько разглядеть этого человека, но тот словно сквозь землю провалился. Что-то показалось хозяину гостиницы мучительно знакомым в приземистой фигурке, но, отчаявшись вспомнить, Сэм выкинул эти мысли из головы.
Вскоре и Дора Лескомб, протирая на ходу сонные глаза, спустилась вниз. Ее седые волосы выбивались прядями из-под наспех надетого чепца, а неловкие старческие пальцы торопливо стягивали завязки под подбородком. Кое-как надетые чулки готовы были в любую минуту сползти вниз.
Вскоре, однако, чашка обжигающе горячего кофе с бренди привела ее в чувство. Хозяйка велела двум заспанным служанкам развести огонь в комнатах, и скоро огромный котел висел над огнем, а от него клубами валил пар. Налив кипятку в чайник, куда она щедрой рукой насыпала пригоршню ароматного чая, Дора отставила его в сторонку и уставила поднос чашечками и молочниками из своего лучшего сервиза. Сэм уже успел шепнуть ей, что среди путешественников есть красивая и, похоже, знатная леди, и Дора решила не ударить лицом в грязь.
Подхватив поднос, Дора засеменила в гостиную. Ей показалось, что Сэм уже успел позаботиться о джентльменах, проводив их в комнаты.
– Добрый вечер, миледи, – приветливо улыбнулась Дора, войдя в гостиную. Сэм успел предупредить жену, что на дверцах экипажа имеется герб. – Я решила, что чашечка горячего чая вам не повредит, ведь в такую ужасную погоду вы, должно быть, промерзли до костей в своей нарядной карете.
Дора заботливо поставила поднос возле стола, где, свернувшись калачиком у камина, уютно устроилась приехавшая гостья.
– Ох какая же вы красавица! – невольно вырвалось у хозяйки, когда Рея устало откинула капюшон плаща. В ярком свете камина ее волосы засверкали, словно чистое золото, а тепло заставило слегка порозоветь нежные щеки. – О Господи, да я не видела таких роскошных волос ни у кого в наших краях с тех самых пор, как леди Элейп… Да, впрочем, вы ее не знали, и пусть ее несчастная душа в конце-то концов упокоится с миром, а как этому быть, пока люди то и дело видят на скалах призрак несчастной леди?! – протарахтела Дора. Заметив, что Рея уставилась на нее, широко раскрыв от удивления глаза, старушка постаралась поправиться: – Прошу простить, миледи, наверное, я все никак не проснусь. Стара стала.
– Спасибо за чай. Вы очень добры, и пахнет он замечательно, – ласково сказала Рея. – А из кухни доносятся такие ароматы, что у меня просто слюнки текут. Когда-то муж уверял меня, что нет ничего вкуснее булочек, которые пекут в его родном Девоншире.
– Уж это святая правда, миледи, – закивала польщенная Дора, подумав, до чего же славная эта леди. – Так, стало быть, муженек ваш родом из Девоншира? – спросила она, сгорая от любопытства при мысли, что знатный путешественник родом из этих мест.
– Да, он здесь родился, но не был в родном доме вот уж скоро пятнадцать лет, – спокойно ответила Рея, гадая про себя, удивится ли старая женщина, узнав, что за гость остановился этой ночью в ее доме.
– Да что вы?! Прошу прощения за любопытство, – поинтересовалась Дора как бы между прочим, – но как зовут вашего достойного супруга?
Рея заколебалась.
– Я не совсем уверена, что вам знакомо его имя.
– Да что вы, миледи?! Ведь я почитай уж пятьдесят лет живу в этих местах! Да и знаю здесь всех и каждого на сотню миль кругом, – уверила ее старуха.
– Его имя… – начала Рея, но пронзительный вопль, который издал в эту минуту пробудившийся Кит, прервал ее и отвлек внимание любопытной старушки. – Тихо, тихо, Кит. Мама здесь, – ласково проговорила Рея, качнув деревянную колыбельку, которую заботливый Данте уже успел извлечь из кареты.
– Ах, что за славный у вас малыш! – с широкой улыбкой воскликнула Дора. – Поди, ваш сынок, миледи?
– Да, – ответила Рея. Ее внимание было поглощено заворковавшим ребенком, слезы которого высохли как по волшебству, как только он увидел мать.
– Кто бы мог подумать, вы ведь еще такая молоденькая и невинная! – пробормотала Дора, которая опять замешкалась у дверей. – И какой здоровенький на вид! Наверное, весь в папашу. До чего прелестные кудряшки, и как вьются!
– Вы правы. Кит очень похож на отца, и Данте страшно горд этим, – чуть слышно отозвалась Рея, осыпая поцелуями крохотный носик сына.
Убедившись, что малыш уснул, она с усталым вздохом откинулась на спинку и благодарно приняла чашку горячего чая из рук словоохотливой хозяйки.
В эту минуту в комнату вбежали двое мальчиков, и Дора Лескомб с неодобрением воззрилась на их насквозь мокрые плащи. Сбросив верхнюю одежду, оба аккуратно развесили ее у дверей и ринулись к камину, на ходу потирая покрасневшие руки.
– Кэп велел передать это вам, сказал, что это для колыбельки лорда Кита, – буркнул Конни Бреди, бережно укутывая собольей накидкой мирно спящего малыша. Впрочем, склонившись над кроваткой, он с удивлением заметил, что ребенок не спит, а таращит на него широко раскрытые глазенки.
– Он придет? – с беспокойством спросила Рея, переводя взгляд с Конни на хозяйку, которая застряла в дверях, с жадным любопытством прислушиваясь к их разговору.
– И минуты не пройдет, миледи. Он сказал, что собирается только посмотреть, как там лошади, – сообщил Конни. Взгляд его с удовольствием остановился на подносе с чайником, над которым поднимался ароматный пар.
– Идите же к огню, Конни, Робин, – поторопила их Рея, протягивая каждому из мальчиков по чашке чаю, щедро добавив в него сахар и сливки.
– Спасибо, миледи, – пробормотал Конни. Он устроился возле камина, обхватив горячую чашку озябшими пальцами.
Робин с не меньшей благодарностью принял чай, но при этом не упустил возможности посетовать, что, кроме чая, на подносе ничего не было, а его желудок, сообщил он, пуст и то и дело напоминает о себе бурчанием.
– Не волнуйтесь, молодой человек, я уже сунула в печь булочки. Вы и глазом моргнуть не успеете, а они уж будут готовы! – сказала Дора темноволосому пареньку. Слишком часто ей приходилось видеть это тоскливое выражение на лицах собственных внуков, чтобы сейчас она могла ошибиться: мальчишки просто умирали с голоду. – Ну, пойду-ка я лучше на кухню, а то как бы у моих дурех суп не выкипел, – проворчала она.
– Пожалуйста, проследите, чтобы моим горничным и Норе с Бетси непременно подали чай, – распорядилась Рея, заметив, что обе девушки вошли в комнату и неловко жмутся у дверей. – Ну, что же вы? Идите поближе к огню и согрейтесь как следует. Вы же обе дрожите, – заботливо настаивала Рея. Их старик дворецкий Мейсон никогда не простит, если она допустит, чтобы его внучка простудилась. И впервые Рея почувствовала, какая это ответственность – иметь собственную прислугу.
– Мы просто приглядывали, как разгружают повозки, смотрели, чтобы все сундуки внесли в дом и разместили по комнатам, – объяснила Нора, страстно мечтая в эту минуту оказаться в собственной узкой постели, в той самой, где она спала всю свою жизнь, свернувшись калачиком под теплым одеялом в замке Камейр. А этот суровый, неприветливый край совсем ей не нравился.
– Ну вот, миледи, я налила еще две чашки чаю, – проворчала Дора. Старушка уже было направилась к дверям, чтобы взглянуть, как идут дела на кухне, когда почти у входа столкнулась с высоким, закутанным в плащ мужчиной. Он скинул шляпу с обвисшими полями, опустил высокий воротник плаща, и в ту же минуту у женщины вырвался испуганный крик. Слишком хорошо помнила Дора Лескомб эти светлые, как расплавленное серебро, глаза. Страх ее ничуть не уменьшился, когда вслед за высоким мужчиной в комнату вошел крохотный кривоногий человечек, держа на руках кота – огромное животное, чьи прищуренные светло-зеленые глаза немедленно уставились на оробевшую хозяйку. Лицо высокого мужчины было также хорошо знакомо Доре Лескомб. Были времена, когда все ее девичьи мечты были связаны с этим человеком. О седине Дора тогда и не думала, ведь в те годы сама она была пухленькой девушкой с розовыми щечками.
– Миссис Лескомб, не так ли? – услышала она голос над своей головой. – Сколько лет прошло, мадам!
Но Дора оцепенела на месте, так что вполне могла сойти за того несчастного обледеневшего епископа, в память о котором был назван их трактир.
– Боже милостивый! – только и смогла пролепетать бедная женщина, а увидев, что губы Данте Лейтона скривила так хорошо знакомая ей улыбка, она почувствовала себя совсем неуютно. Этот дьявол стал еще красивее, чем в двадцать лет, если только такое возможно, с суеверным ужасом подумала она.
– Чего-то подобного я и ожидал, когда решил вернуться в Мердрако, – тихо промолвил он. – Глупец я был, если надеялся, что за столько лет что-то могло измениться!
Дора Лескомб только хлопала глазами, как испуганная сова, зато от Сэма Лескомба этого ожидать не приходилось. Снизу доносился его голос, старик оглушительно звал жену, чтобы поделиться новостью о своих постояльцах. Видно, кто-то из прислуги Лейтона упомянул имя своего хозяина.
– Дора! Дора! – завопил Сэм Лескомб, вихрем ворвавшись в гостиную и случайно задев локтем высокого мужчину, который, вздрогнув, повернулся к нему. Тут Сэм понял, что сбылись худшие из его страхов. Он боялся даже думать о том, в какую ярость придет Джек Шелби, когда узнает, что Данте Лейтон вернулся в родные места, а он, Сэм, предоставил ему кров и пищу. – Я хотел убедиться собственными глазами, – проворчал он, недоверчиво уставившись на высокого мужчину и пожирая глазами каждую черточку его сурового лица. – Лорд Джейкоби!
– Да, и поверь, мне очень приятно вновь увидеть тебя, Сэм Лескомб, – произнес Данте, припомнив, сколько раз в прежние времена он, промерзнув до костей на обратном пути из Уэстли-Эббот, заворачивал в трактир, чтобы пропустить стаканчик бренди.
Похоже, Сэма поразила та же странная болезнь, что и его достопочтенную супругу. Он также принялся разевать рот, но не мог выдавить из себя ни звука, пока его взгляд не упал на коротенькую фигурку, показавшуюся из-за плеча Данте Лейтона. Голос немедленно вернулся к нему, и трактирщик схватился за голову.
– Так и знал! – оглушительно завопил он, насмерть перепугав старого Ямайку, безмятежно дремавшего на руках у Кирби. Как молния кот проскользнул между ног Лескомба и скрылся под стулом Реи. – Я знал, что видел где-то этого кривоногого коротышку! Ах, Кирби, старый прохвост, да ты ничуть не изменился за эти годы! – вскричал Сэм, и только они с Кирби знали, что значит этот крик – радость или негодование. – Да уж, я должен был догадаться, что вы повязаны одной веревочкой: где ты, там и твой хозяин!
– Кое-кому из нас хорошо известно, что такое истинная верность, – невозмутимо заявил Кирби, разглядывая взволнованного старика. Хоть они в молодости и были закадычными приятелями, но Сэм явно поторопился поверить всему, что злые языки болтали о его господине. – Выходит, не зря я сомневался, что этот трактир – приличное пристанище для нашего капитана и его леди, – продолжал он, бросив неодобрительный взгляд вокруг на чистенькую уютную комнату, будто не ожидая встретить здесь достойный прием.
– Довольно, Кирби. Мы решили остановиться на ночлег в «Могиле епископа», – оборвал его Данте. – Не так ли? – с нажимом спросил он, взглянув на хозяина и его супругу. – Или вы предпочтете, чтобы я забрал своих людей и немедленно уехал? – с таким достоинством спросил он, что Сэм невольно устыдился.
– Мне хочется, чтобы ты кое-что понял, Сэм Лескомб, прежде чем решишься сделать глупость, – как ни в чем не бывало продолжал Кирби. – Лорд Джейкоби – весьма богатый и уважаемый джентльмен. Думаю, его тестю не очень-то понравится, если его дочь и внука заставят уехать из дома в такую дьявольскую ночь. Разве я еще не сказал тебе, что леди Рея Клер Джейкоби – дочь герцога и герцогини Камейр? – невозмутимо объявил Кирби.
– Мы, разумеется, не останемся здесь, если хозяева что-то имеют против, – заявила Рея, тон ее был холоден и сух.
– Ну же, Сэм, очнись, – проворчала Дора, отнюдь не нежно тыча мужа локтем в бок, – ведь ты же не осмелишься указать им на дверь! Им надо где-то переночевать! Взгляни только на бедного крошку, который так сладко спит в своей колыбельке! Неужели у тебя хватит жестокости выгнать бедного малютку на улицу в дождь и холод?! А ее милость – да разве у кого поднимется рука отказать такой нежной и милой леди, и ведь подумай, Сэм, она, бедняжечка, только недавно стала матерью! А взгляни на этих ребятишек – они от холода посинели, точно сливы! – все решительнее продолжала Дора. Впрочем, ей было хорошо известно, что долго убеждать мужа не придется. Старик был далеко не глуп и, конечно, поймет, что вряд ли умно наживать врага в таком человеке, как маркиз Джейкоби, – тем более раз уж счастье вновь улыбнулось ему и он решил навсегда осесть в своем родовом замке Мердрако… Пусть этот Джек Шелби катится к дьяволу в преисподнюю, с неожиданной яростью подумала Дора.
– Никто никогда не сможет обвинить Сэма Лескомба в том, что он не решился дать приют усталым путникам, – решительно заявил трактирщик. Бросив еще один взгляд на маленького человечка, который, горделиво выпятив грудь, стоял возле Данте Лейтона, он невольно дернулся. Чего бы не дал достойный трактирщик, только бы поболтать с ним в сторонке и, если понадобится, воспользоваться старой дружбой и выудить из прежнего приятеля все новости о том, что случилось в последние годы с маркизом Джейкоби!
Алистер Марлоу и Френсис Доминик облегченно вздохнули и переглянулись. Ни одному из них не хотелось доставать шпагу из ножен или вновь карабкаться на усталого коня, чтобы ехать дальше. Оба устали и только и мечтали о том, чтобы поесть и согреться в теплой постели.
Конни Бреди и юный Робин обменялись кривыми усмешками, надеясь, что капитан знает, что делает. Именно об этом без устали твердил молодому лорду бывший юнга. Может, теперь он поверит в это, подумал Конни, выкинув из головы все тревоги и снова поворачиваясь к жарко пылавшему огню в камине.
– Ну, как себя чувствует мой юный родственник? – спросил Френсис, подсаживаясь к сестре.
– Уснул наконец. Думаю, он не успел замерзнуть. Как только похолодало, я закутала его как можно теплее, – успокоила брата Рея, бросив украдкой взгляд на мирно спящего малыша.
Френсис покачал головой. Ему до сих пор не очень верилось, что его младшая сестренка стала матерью. Он отлично помнил, как всего год назад она требовала, чтобы он вытащил из придорожной канавы двух чуть не захлебнувшихся щенков. Да, из нее получится хорошая мать, решил он. Такого доброго сердца, как у его Реи, нет ни у кого в целом свете. Бросив исподлобья встревоженный взгляд на хмурое, озабоченное лицо своего зятя, юноша поклялся в душе, что Лейтону придется иметь дело с ним, если только тому придет в голову чем-то обидеть Рею. Теперь он был рад, что решил сопровождать сестру, – ведь при одном имени Данте Лейтона с местных жителей мигом слетело все гостеприимство.
– Устраивайтесь поудобнее, господа. Сейчас Дора принесет горячий ужин, – произнес Сэм. Не обратив ни малейшего внимания на раздосадованное лицо жены, он схватил ее за руку и выдворил из комнаты. «Слава тебе, Господи, что на дворе буря!» – подумал он. Может быть, пронесет и в такую ночь никому больше не придет в голову явиться в трактир. Лескомб вспомнил, чем рискует, если в трактире появится человек, которого он боялся больше всего на свете, и похолодел от ужаса.
Прошло не больше двух часов. Данте Лейтон стоял возле узкого окошка в отведенной ему комнате, вглядываясь в кромешную тьму за окном. Ветер выл по-прежнему, сотрясая стены трактира.
Уютно свернувшись на широкой мягкой постели, Рея неторопливо расчесывала спутавшиеся за дорогу волосы. Отбросив за плечи тяжелые сверкающие пряди, она взглянула на мужа.
– Куда ты смотришь? – спросила она.
– На Мердрако.
– Он там, за окном?
– Да. Даже сейчас, когда я не вижу его, я чувствую, что он там. Ночь может скрыть его от моих глаз, но я чувствую – он там, ждет моего возвращения!
Данте еще долго стоял у окна, и Рея встрсвоженно вглядывалась в темную фигуру, безмолвной тенью застывшую в ожидании рассвета. Наконец он резким движением задернул шторы, отгородившись от бури и ветра. В слабом свете мерцавшей у постели свечи и почти погасшего огня в камине выражение его лица казалось непроницаемым.
Усевшись на край постели, Данте осторожно забрал щетку из рук жены и принялся медленными, ласкающими движениями расчесывать шелковистые волосы. Вскоре его рука обвилась вокруг хрупкой талии Реи, и он привлек жену к груди. Голова ее легла ему на плечо, и Рея блаженно вздохнула, почувствовав, как горячие губы мужа скользнули по ее щеке.
– Завтра, Рея. Уже завтра я привезу тебя и нашего сына в Мердрако. После стольких лет изгнания я наконец вернусь в свое родовое гнездо, – прошептал он. Чуть погодя его рот отыскал ее губы, и они до рассвета забыли о кромешной мгле и непогоде.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману И никакая сила в мире... - Макбейн Лори



Наверное, во всем виноват перевод.... Так скучно, не смогла дочитать
И никакая сила в мире... - Макбейн ЛориМарго
20.08.2013, 9.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100