Читать онлайн И никакая сила в мире..., автора - Макбейн Лори, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - И никакая сила в мире... - Макбейн Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

И никакая сила в мире... - Макбейн Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
И никакая сила в мире... - Макбейн Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макбейн Лори

И никакая сила в мире...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Князь Тьмы – истинный джентльмен.
Вильям Шекспир
Мириады свечей сияли в Большом зале замка, словно тысячи крохотных солнц. Высокий потолок, весь покрытый затейливой росписью на мифологические сюжеты, напоминал настоящее небо, а хрустальные подвески канделябров сияли на его фоне подобно звездам, посылая дрожащие лучи в самые дальние уголки зала. Волнующие звуки музыки лились с галереи менестрелей, сплетаясь с неясным рокотом голосов собравшихся гостей. Сам Бахус не смог бы сдержать зависти, попав на этот роскошный пир. У дальней стены зала чередой протянулись накрытые столы, которые ломились под тяжестью великолепных яств.
Блеск и пышность празднества ошеломили бедного Алистера, как, впрочем, и остальных гостей. Бывалому моряку и не снилось, чтобы такое несметное количество гостей встречала подобная роскошь. Приглашенные все прибывали, и сбитый с толку Алистер сейчас был бы счастлив, если бы смог удержать в памяти хотя бы собственное имя, не говоря уж обо всех тех пышных титулах и аристократических фамилиях, которые то и дело торжественно провозглашались величественным, словно лорд, мажордомом, застывшим возле громадных двойных дверей.
Взгляд Алистера остановился на маленькой группе неподалеку от входа, и в который раз он подивился, до чего же красивой парой были герцог и герцогиня Камейр. Она выглядела ослепительно в багрово-алом бархате, с ненапудренными вопреки моде волосами. Мягкие локоны сбегали на ослепительной белизны плечи, в темных кудрях нежно сияли многочисленные жемчужины. Вокруг шеи горделиво обвивалось бесценное жемчужное ожерелье, а с него на грудь спускались подвески, усеянные жемчугом и кроваво-красными рубинами. Драгоценные камни бросали теплый отсвет на лицо, которое то и дело освещалось приветливой улыбкой.
Бывший помощник невольно подавил улыбку, когда его взгляд упал на высокую элегантную фигуру бывшего капитана «Морского дракона». От Данте Лейтона веяло истинным благородством, которое передается только по рождению. Алистер даже позлорадствовал над теми из гостей, кто был до глубины души разочарован, ожидая встретить на пороге герцогского замка злобно ухмыляющегося, кровожадного пирата.
Алистер настолько увлекся, что почти не почувствовал, как бесшумно выросший за его спиной лакей осторожно вложил ему в руку полный до краев бокал. Горящий взор моряка был прикован к тоненькой фигурке в золотой парче, застывшей рядом с капитаном. Внезапно ему вспомнились слова Данте, и он со вздохом согласился, что тому действительно дьявольски повезло. Вне всякого сомнения, в зале не было женщины прелестнее леди Реи Клер.
В своем роскошном платье из золотистой парчи и воздушных кружев, со сверкающими бриллиантами в пышной короне волос цвета бледного золота, она казалась ему прекраснее любой земной женщины. И она принадлежала Данте Лейтону.
Алистер подавил тяжелый вздох. Повезет ли ему когда-нибудь, как повезло его другу? Наконец он собрался с силами и отвел глаза, посмотрев в конец зала, где, встречая гостей, стоял лорд Френсис Доминик, больше чем когда-либо похожий на отца. Этот молодой человек обладал присущим ему от природы чувством собственного достоинства и дьявольской надменностью, как и положено каждому истинному аристократу.
Рядом с лордом Френсисом стояли сэр Теренс Флетчер и леди Мэри, его супруга, в своем скромном туалете небесно-голубого шелка казавшаяся совсем незаметной. Но так было лишь до тех пор, пока не заглянешь в ее глаза, огромные, серые, как грозовое небо. Алистер невольно передернул плечами, подавив странное чувство, которое охватило его при взгляде на эту даму, которая, казалось, знала о нем абсолютно все. Бок о бок с генералом стояли трое его сыновей.
Взгляд Алистера Марлоу пробежал по лицам собравшихся, с интересом задерживаясь то на одном, то на другом. Но стоило ему заметить направлявшуюся прямо к нему пышущую здоровьем молодую девушку, одетую в бледно-розовое платье, в напудренных, высоко взбитых волосах которой колыхалось огромное страусовое перо, как бравый моряк тут же юркнул в толпу, горячо надеясь, что его бегство осталось незамеченным.
С немалым облегчением он увидел, как Каролина Уин-терс проплыла мимо в толпе гостей, стремление достичь намеченной цели сверкало в ее прекрасных глазах. И Алистер Марлоу впервые порадовался, что природа не наделила его при рождении громким титулом, иначе этой целью вполне мог бы оказаться он. Он еще не забыл рассказ Данте Лейтона, который с содроганием вспомнил, как Каролина несколько дней подряд отравляла ему жизнь. Не имея возможности сбежать из-за сломанной лодыжки, он долго служил мишенью для насмешек этой безжалостной девицы с острым язычком.
Обнаружив, что сжимает в руке полный до краев бокал великолепного вина, Алистер снова начал наслаждаться жизнью. Радость охватила его. Он даже осмелился приветливо кивнуть незнакомой леди, с головы до ног осыпанной бриллиантами, которая разглядывала его исподтишка из-за роскошного веера. Юноша уже совсем было решился заговорить с дамой, как вдруг вздрогнул, словно у ног его ударила молния. Величественный мажордом провозгласил на весь зал:
– Сэр Майлз Сэндбурн!
Марлоу так резко обернулся, что не увидел предназначавшейся ему улыбки незнакомой молодой леди. Он не мог оторвать глаз от Данте Лейтона, который застыл, словно превратившись в каменную статую. Тот не сводил глаз с человека, которого смертельно ненавидел вот уже без малого пятнадцать лет и которого поклялся убить, лишь только вернется в Лондон.
– Прошу прощения, не тот ли это сэр Майлз Сэндбурн, у которого имение в Вулфингволд-Эбби, в Девоншире? – осторожно поинтересовался Алистер у стоявшего рядом высокого напыщенного джентльмена.
Тот недовольно покосился сверху вниз на невежу, который осмелился побеспокоить его во время беседы. Но, рассмотрев его получше и убедившись, что нахал одет в безукоризненно сидящий на нем камзол и элегантные бриджи, он снизошел до ответа.
– Совершенно верно. Тем не менее странно, что он здесь. Насколько мне известно, между лордом Джейкоби и сэром Майлзом давняя вражда. Впрочем, вполне возможно, они уже помирились, – безмятежно добавил он.
– Да уж, так я и поверил, – проворчал едва слышно Алистер и, круто повернувшись, исчез в толпе. Но краем глаза он успел заметить фигуру в розовом и услышал пронзительный оклик:
– Уэсли! Вот ты где!
Полный самых тревожных предчувствий, подобных которым он не испытывал со времен своих первых схваток в море, Алистер принялся торопливо пробираться сквозь толпу гостей поближе к своему капитану.
Рея Клер, похоже, ничего не знала. Для нее сэр Майлз Сэндбурн был всего-навсего одним из гостей. Но герцог, похоже, что-то заподозрил. Он бросил быстрый взгляд на помертвевшее лицо своего зятя, а потом пристально взглянул в улыбающееся лицо представшего перед ним джентльмена.
– Ваша светлость, – произнес сэр Майлз бархатным голосом. Тембр этого голоса покорял любого, кто слышал его. Но первое, что бросалось в глаза, – это на редкость привлекательная внешность его обладателя. Ему было далеко за пятьдесят, но сэру Майлзу никто бы не дал его лет – настолько было велико чувственное обаяние, исходящее от этого человека.
– Сэр Майлз, – чопорно отозвался герцог, пытаясь привести в порядок мысли, которые вихрем закружились в голове.
Затянутый в черный бархат, с ослепительной белизны кружевным воротником и манжетами, которые подчеркивали мрачную торжественность костюма, сэр Майлз в эту минуту мог служить образцом строгой элегантности и изящества. Привычным жестом он приложил к губам воздушный носовой платок. Но было бы глубочайшей ошибкой не заметить, что за этой изысканной внешностью скрывается по-мужски притягательная личность. В его глазах, устремленных на Саб-рину Доминик, горел чувственный огонек.
– Ваша светлость, – мягко повторил он, обращаясь к герцогине, в то время как глаза его скользнули за низко вырезанный корсаж ее платья. – Как всегда, ваша ослепительная красота заставляет меня терять дар речи от восхищения. – Он склонился перед ней, и жаркое дыхание обожгло ей руку.
– Но не совсем, сэр Майлз, – отозвалась герцогиня, чуть улыбнувшись в ответ. Она никогда особенно не любила сэра Майлза Сэндбурна. Почему-то ей всегда казалось, что за столь благородной внешностью кроется лживая и ничтожная личность. Но этот господин был обаятелен, что привлекало к нему людей, поэтому она оказалась в меньшинстве, среди тех, кто подсознательно относился к нему с недоверием.
Ходили слухи о том, что сэр Майлз нечист на руку, но точно никто ничего не знал. А если бы случилось так, что правда о его темных делишках выплыла бы наружу, многие из собравшихся здесь очень и очень подумали бы, прежде чем отказать от дома сэру Майлзу Сэндбурну. Он был весьма влиятелен, а ссориться с таким человеком едва ли разумно.
– Вы столь же остроумны, сколь прелестны, – пробормотал с похотливой усмешкой сэр Майлз. – Я до сих пор томлюсь жгучей завистью к герцогу, которому выпала немыслимая удача добиться вашего расположения и похитить вас из Лондона прежде, чем мне посчастливилось привлечь ваше внимание. Бьюсь об заклад, что, будь у меня шанс появиться раньше перед вашими глазами, победа не досталась бы ему столь легко! – самоуверенно промурлыкал гость.
– Вы меня недооцениваете, сэр Майлз, – процедил сквозь зубы герцог. После стольких лет в браке он все еще не мог видеть спокойно, как другой мужчина пытается завладеть вниманием его жены.
Люсьен Доминик успел перехватить неприязненный огонек, почти ненависть, смешанную с изумлением, в глазах сэра Майлза, когда его взгляд, с трудом оторвавшись от Сабрины, упал на лицо Данте Лейтона. Оно напоминало окаменевшую маску, на которой яростным огнем горели серые глаза.
Взгляды их скрестились, как острия шпаг. Собеседники могли только гадать, что за чувства скрывают непроницаемые лица обоих мужчин. Ни один из них не шелохнулся, не вздрогнул. Казалось, они даже перестали дышать.
Рея с волнением переводила взгляд с одного на другого. Что произошло? Ей уже доводилось пару раз видеть безжалостный мрачный огонь, загоравшийся в глазах Данте, но то было лишь когда он упоминал человека, предавшего его много лет назад. Глаза Реи испуганно расширились, и молодая дама невольно отшатнулась от застывшего перед ними сэра Майлза. Так, значит, это он!
– Ну-ка, ну-ка, кого я вижу! – пробормотал сэр Майлз, не скрывая ядовитой иронии. С оскорбительным высокомерием он смерил взглядом молодого человека. – Глазам своим не верю! Прав был Шекспир, когда сказал, что и ничтожный червяк вырастет, если его вовремя не растоптать! – Злобная ухмылка на лице гостя была явно адресована не только прежней жертве, но и всем, кто его слышал в эту минуту.
Данте Лейтон медленно растянул губы в знак приветствия. Это была страшная, полная ледяной ненависти улыбка.
– Время покажет, сэр Майлз. Теперь у меня его сколько угодно. А можете ли вы то же самое сказать о себе? – осведомился он с таким выражением в голосе, что свидетели этой беседы невольно содрогнулись, словно сэр Майлз уже стоял на краю могилы.
Тот с трудом заставил себя улыбнуться, но от взора Люсьена Доминика не ускользнуло, что сэр Майлз был неприятно поражен. Оказался ли он неподготовленным к тому, чтобы столкнуться с достойным противником? Ведь Данте Лейтон с его холодным, оценивающим взглядом давно уже не был тем робким молодым юношей, которого легко смутить.
– Похоже, время идет, но ничего не меняется, не так ли? – задумчиво произнес сэр Майлз. – Когда я приехал в Лондон, все только и говорили, что о Данте Лейтоне, маркизе Джейкоби или, вернее, о капитане «Морского дракона». Вам, похоже, всегда нравилось играть с огнем, где бы то ни было: за карточным столом или в дамской гостиной. Боюсь, ваша дурная слава вам до сих пор по душе, – с понимающим видом кивнул сэр Майлз. Он повернулся к герцогу и герцогине, всем своим видом выражая сочувствие по поводу столь незавидного зятя. – Насколько я понимаю, – доброжелательно поинтересовался сэр Майлз, – вы побеспокоились осведомить своих новых родственников о вашем темном прошлом?
– Если вы имеете в виду то бессмысленное обвинение в убийстве, которое имело место много лет назад, то Данте рассказал нам об этом, – спокойно ответила Рея. Голос ее дрожал от едва сдерживаемого бешенства, и она в очередной раз поразилась, как это Данте удается сохранять спокойствие.
– Ах, леди Рея Клер, вы по-прежнему прелестны! – с небрежной легкостью отозвался сэр Майлз. От взгляда его темных глаз ничто не могло ускользнуть. – Не могу передать, как я был огорчен, когда узнал о вашем похищении! И как странно, что судьба свела вас именно с Данте! – Он мягко рассмеялся, разглядывая их обоих. – Из огня да в полымя! Примите мои соболезнования, дорогая!
– Прошу вас, оставьте их при себе, сэр Майлз, – твердо сказала Рея. – Я очень счастлива с моим мужем.
– Как это благородно с вашей стороны! Ну конечно, конечно, я все понимаю… – с огорченным видом протянул сэр Майлз. – К слову сказать, уверен, у вас не было особого выбора, ведь я хорошо знаю Данте. Кстати, я слышал, или мне показалось, что вы не так давно стали матерью? Да, поистине, кое-кого изменить не в силах даже время, не правда ли?
Но похоже, непристойные намеки сэра Майлза оставили Данте совершенно равнодушным.
– Кое-что меняется, сэр Майлз, и было бы неплохо, если бы вы хорошенько это запомнили, – произнес он тихо, и что-то в его голосе заставило сэра Майлза поежиться.
– В самом деле?
– Да. Очень скоро вы сами убедитесь в этом, – загадочно добавил Данте, почти с жалостью глядя на пожилого мужчину.
– Похоже, вы очень уверены в себе, Данте. Я уже слышал об удаче, которая вам привалила. Но даже если вы вдруг разбогатели, помните, что некоторые вещи, как и раньше, остались вам неподвластны, – злобно напомнил сэр Майлз.
– Может быть, – равнодушно бросил Данте. – Впрочем, я и так получил все, о чем мечтал. Вспомните, я вынашивал свои планы пятнадцать долгих лет. Поэтому на вашем месте, сэр Майлз, я не был бы столь спокоен.
Гость окаменел, тщетно пытаясь разгадать смысл сказанного. Мускул в уголке рта сэра Майлза нервно задергался, но он по-прежнему не сводил с Данте прищуренных глаз.
– Похоже, вы намерены вернуться в Мердрако?
– Естественно. Ведь я по-прежнему хозяин своего замка, – сказал Данте, отлично понимая, что эти слова способны вывести из себя сэра Майлза, – как и все Лейтоны, которые веками владели им.
Но к величайшему удивлению Данте, тот даже бровью не повел. Хитрый огонек сверкнул в темных глазах, а тонкие губы скривились в усмешке, и Данте внезапно почувствовал неясную тревогу.
– Сколько лет прошло с тех пор, как вы последний раз были в Мердрако? Я ведь предупреждал вас, Данте, очень многое переменилось за это время. Если бы вы в свое время остались, если бы вы не повели себя как последний трус, думаю, нам вместе удалось бы как-то поправить дела. Но теперь ничего не поделаешь, – и он бросил на Данте насмешливый взгляд, – ведь мне пришлось продать кое-какие земли, которые издавна входили в поместье Мердрако. Боюсь, вы уже не найдете тех великолепных владений, которыми ваши предки правили столетиями. Впрочем, Данте, вам некого винить, кроме себя, ведь вы сами спустили за карточным столом состояние Лейтонов. И уж теперь вам не удастся заполучить назад эти земли! Даже если бы я и сейчас действовал в ваших интересах, неужели вы так наивны, что рассчитывали, будто я откажусь от них в вашу пользу?! Мне вас искренне жаль, поверьте! Вы, вне всякого сомнения, лорд замка Мердрако, но земли ваших предков навсегда утрачены и вам не принадлежит ничего, кроме кучи старых камней на высоком холме, именуемых замком. А что, неплохое место для романтических мечтателей, так ведь, Данте? – ухмыльнулся сэр Майлз.
Но он недооценил своего соперника. Перед ним был вовсе не тот отчаявшийся безвольный юноша, который когда-то бежал из Англии, а бывший капитан легендарного «Морского дракона», человек, который повидал в своей жизни столько, сколько и не снилось сэру Майлзу.
Лейтон медленно улыбнулся, и если бы кто-то из его команды увидел эту улыбку, то не сомневался бы ни минуты, что она не предвещает ничего хорошего.
– Я не убью вас нынче же вечером, Майлз, – бросил Данте, оскорбительно назвав старика по имени. – Мне всегда хотелось доставить себе удовольствие – заставить вас пройти через те же мучения, которые выпали на мою долю. Мне хочется увидеть, как вы корчитесь в муках, глядя, как ваш мир разваливается на куски. А потом, когда вы будете валяться у меня в ногах, умоляя о прощении, может быть, я смилуюсь и прекращу ваши страдания.
Сказать, что сэр Майлз и Рея вместе с родителями были поражены, – значит, ничего не сказать. Но бывший опекун догадывался о глубине ненависти, которую питал к нему Данте, ведь никто не знал лучше, чем он сам, сколько горя он принес юноше. И сейчас сэр Майлз Сэндбурн почувствовал, как мурашки пробежали по спине, а несколько слов, произнесенных холодным уверенным тоном, прозвучали для него как набат.
Появление нового гостя прервало воцарившееся молчание. Отвесив легкий поклон герцогу и герцогине, сэр Майлз неторопливо направился к приехавшим раньше гостям, пока его мрачная фигура в темном бархате не затерялась в пестрой толпе.
– Что за страшный человек! – выдохнула Рея, улыбаясь приближавшейся к ним паре. Она с облегчением вздохнула, когда те ограничились только поклоном и улыбкой и сразу прошли дальше. – Ведь я угадала, именно он был твоим опекуном? – обратилась она к мужу.
– Да, – отозвался Данте, его глаза цвета светлого серебра остановились на фигуре в черном бархате.
– Но как случилось, что именно он распорядился фамильным состоянием? – настойчиво теребила Рея мужа.
– А почему должно было быть иначе? – горько усмехнулся Данте. – Ведь этот человек – мой отчим.
Близился рассвет. Легкие утренние облака на востоке вспыхнули, чуть позолоченные робкими лучами солнца, когда Данте Лейтон вошел в будуар герцогини. Быстрыми шагами он пересек маленькую комнату и остановился возле высокого окна. Рее, которая вместе с родителями уютно устроилась возле камина, где теплый воздух так нежил утомленное тело, совсем не обязательно было видеть лицо мужа, чтобы понять, что он задумал. Она и раньше догадывалась, что они слишком долго задержались в Камейре. Откладывать было нельзя.
– Когда ты хочешь ехать в Мердрако? – спросила она тихо.
Пораженный ее словами, Данте резко обернулся: – Я…
– Не надо, Данте, я все понимаю, – сказала Рея, Она давно уже чувствовала, что любимый тоскует по родному дому, что вот уже много месяцев как он рвется туда, но остается здесь из уважения к ней и се семье. И вовсе не сломанная нога тому причиной, внезапно отчетливо поняла Рея. Данте все равно остался бы с ней до рождения сына, даже если бы ничего не случилось. Но теперь пришло время уезжать.
Она была совершенно уверена, что отец и мать все поймут.
– Он уже вернулся в Девоншир, – резко сказал Данте, и не было нужды объяснять, кого он имеет в виду.
– Мне очень жаль, что все так получилось, Данте, – сказала герцогиня. Она вдруг испугалась, что Данте решил, будто они с мужем намеренно подстроили эту встречу. – Я понятия не имела, что вы вообще знакомы с сэром Майлзом.
Герцог задумчиво коснулся холодными пальцами шрама, и все были немало поражены, когда он слово в слово повторил извинения вслед за женой.
– Я совсем позабыл о том, что вы в родстве. Д если бы и вспомнил, уже было поздно. Секретарь успел послать приглашения всем по списку. Да и кроме того, есть категория людей, которых приглашают всюду. Может быть, сэр Майлз приехал в наш дом просто с кем-то из друзей.
– Я этот список не видела бог знает как давно, только добавляла время от времени то того, то другого. Вы верите нам? – спросила герцогиня.
– Не волнуйтесь, я не виню вас. Кроме того, рано или поздно нам с Майлзом пришлось бы встретиться лицом к лицу. Подозреваю, что он даже предвкушал эту встречу! Он хотел уничтожить меня, хотел, чтобы я знал, с каким нетерпением он ждет моего возвращения в Мердрако!
– Почему-то мне представляется, что он немного иначе представлял вашу встречу, – лукаво обронила герцогиня. – Вы сильно изменились, милый Данте. Уверена, сэр Майлз этого не ожидал. С тех пор как он в последний раз посмеялся над вами, вы стали совсем другим.
– Да, и на сей раз ему не удастся выжить меня из Мердрако, – поклялся Данте, и глаза его сузились, как будто перед ним вновь встало лицо врага.
Леди Мэри Флетчер испуганно вскрикнула во сне. Она изо всех сил старалась отогнать от себя окружавшую ее тьму, чувствуя, как сердце глухо колотится в груди. Но, даже открыв полные ужаса глаза, она увидела вокруг один лишь непроглядный мрак, и ей снова показалось, что она где-то в мрачной пещере глубоко под землей. Холодная пустота давила на плечи. Откуда-то издалека доносился мерный рокот прибоя да слышалось зловещее завывание ветра.
Леди Мэри слабо всхлипнула. Дрожащими руками натянув на плечи сбившуюся ночную рубашку, она спрятала искаженное страхом лицо в пышную гриву волос, разметавшихся по смятой подушке.
– Боже милостивый! – взмолилась она. – Спаси и сохрани их! – Все случится именно так, как ей привиделось во сне, и ничто в целом мире не могло изменить предначертанного судьбой. И леди Мэри совсем не надо было присутствовать в будуаре герцогини, чтобы твердо знать – Данте Лейтон и Рея скоро покинут Камейр. И ей не нужно было приезжать в Мердрако, чтобы снова увидеть эти высокие одинокие башни – угрюмых стражей, устремленных в предрассветное серое небо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману И никакая сила в мире... - Макбейн Лори



Наверное, во всем виноват перевод.... Так скучно, не смогла дочитать
И никакая сила в мире... - Макбейн ЛориМарго
20.08.2013, 9.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100