Читать онлайн И никакая сила в мире..., автора - Макбейн Лори, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - И никакая сила в мире... - Макбейн Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

И никакая сила в мире... - Макбейн Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
И никакая сила в мире... - Макбейн Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макбейн Лори

И никакая сила в мире...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Как мудро говорили древние,
Старайся не упустить ни единого шанса.
Смотри под ноги, прежде чем сделать шаг,
Ибо что посеешь – то и пожнешь.
Сэмюэл Батлер
Бьюсь об заклад, тебе и в этот раз не удержаться, – с вызовом сказал Робин Доминик, обращаясь к юному Бреди. Конни как раз с кряхтеньем поднялся с земли. Вот уж второй раз он ухитрился свалиться, пытаясь вскарабкаться на спину смирного невысокого мерина.
– С вами все в порядке, мастер Бреди? – суетился вокруг него Баттерик – именно на нем лежала ответственность за то, чтобы с юнцами ничего не случилось. На него была также возложена обязанность обучить юного Конни верховой езде, и слуге меньше всего хотелось бы, чтобы с воспитанником маркиза Джейкоби стряслась беда. Но похоже, его тревогу разделяли отнюдь не все присутствующие, смекнул Баттерик, заметив презрительную гримасу на лице Робина Доминика. – Не отчаивайтесь, мастер Бреди, – добродушно проворчал старик, видя, как мальчик с потемневшим лицом отряхивает от пыли новенькие бриджи. – Уж и намучился я в свое время с молодым лордом Робином, – добавил он, с удовольствием отметив, что у того от изумления отвалилась челюсть, – думал, так и не смогу научить его ездить верхом!
– Значит, это правда, что Робин то и дело валился на землю, будто куль с мукой, и падал только па голову, так что все боялись, что она у него станет плоской как блин? – с невинным видом поинтересовался Стюарт Флетчер, но не удержался и злорадно ухмыльнулся. Однако усмешка сменилась болезненной гримасой, как только острый локоть Робина вонзился ему между ребер.
А Баттерик лишь одобрительно захохотал в ответ.
– Будьте спокойны, очень скоро и этот молодой джентльмен станет заправским наездником, – уверенно сказал слуга, помогая мальчику вновь взобраться в седло.
– А разве не ты говорил, Баттерик, что можешь распознать джентльмена по тому, как он держится в седле? – осведомился Робин. – Ведь это значит, что он не настоящий джентльмен, раз не умеет хорошо ездить верхом!
У Конни Бреди от обиды затряслись губы. Сдвинув брови, он изо всех сил старался держаться мужественно. В отчаянии он застыл как изваяние, пытаясь не соскользнуть вниз и не доставить удовольствия насмешнику. В гробовом молчании Конни трусил по кругу, не обращая внимания на ехидные замечания многочисленных кузенов и кузин, стоявших на каменных ступенях конюшни и наблюдавших за его мучениями.
– Отлично, уже лучше, парень, постарайся не дергать поводья. Расслабься, и все пойдет как надо, – успокаивал его Баттерик. – Вот так, молодец, все хорошо, у тебя получается, – произнес он, и убежденность, звучавшая в его голосе, совершила чудо. Конни вдруг почувствовал, что начинает даже получать удовольствие, чувствуя под собой мягкое покачивание лошади, когда она трусила по кругу. – А теперь слегка коснись его боков пятками, и посмотрим, как у тебя получится ехать рысью, – скомандовал Баттерик.
– Вот-вот, давай рысью, а то не попадешь в конюшню и до завтрашнего утра! – крикнул Робин, вызвав взрыв хохота у юных наблюдателей, которые старались не упустить ничего из этой сцены.
Баттерик метнул в его сторону неодобрительный взгляд. В последнее время с лордом Робином совсем не стало сладу.
Правда, он с детства рос озорником, только и думавшим, какую бы шутку выкинуть в следующую минуту, но до сих пор в нем не чувствовалось желания кому-то насолить. Однако с тех пор как в замке появился Конни Бреди, проделки мальчика стали намного грубее, а порой в них проскальзывала откровенная злость. Это тревожило Баттери-ка. Старик задумался: а заметила ли герцогиня, как разительно изменился за это время ее младший сын?
– У тебя отлично получается, парень. Смелее, все идет как надо, – подбодрил он Конни, который, все более уверенно держась в седле, рысил кругами по двору.
– Готов поклясться, он окажется на земле еще прежде, чем сделает следующий круг, – прошептал Робин. Воровато оглядевшись вокруг, он вытянул ногу и украдкой толкнул ведро, забытое кем-то на ступенях крыльца, где сейчас толпились мальчишки.
Грохот ведра, скатившегося по каменным ступеням, произвел тот эффект, на который он и рассчитывал: испуганный мерин шарахнулся в сторону и в третий раз за день сбросил на землю ничего не подозревавшего Конни.
– С вами все в порядке, мастер Бреди? – испуганно воскликнул Баттерик и кинулся к мальчику, чтобы помочь ему подняться.
– Угу. И можете быть уверены, что этому сопляку с цыплячьим сердцем, который даже не способен отличить брам-салинг от морского узла, не взять надо мной верх! Он просто глуп как дубина, этот болтун, сухопутная крыса, если считает, что Константин Магнус Тайрон Бреди ему по зубам! – заявил парнишка, ожесточенно потирая ушибленный локоть. – Я бы мог его разделать под орех прямо сейчас, да руки марать неохота! Но будь он хоть трижды братом леди Реи, когда-нибудь я здорово проучу этого молокососа! – прошипел Конни сквозь стиснутые зубы.
– Думаю, на сегодня довольно, мастер Бреди, – заключил Баттерик, подумав, что не стоит испытывать терпение юнца, делая его мишенью для шуточек и насмешек лорда Робина. Он хотел добавить еще несколько слов и уже кинул грозный взгляд в сторону хихикающих мальчишек на крыльце, как вдруг во двор замка въехали несколько человек, одетых в незнакомые ливреи. За ними с грохотом появилась карета их господина. Этим вечером в замке устраивался грандиозный бал, и уже с прошлого вечера к замку то и дело подкатывали экипажи: все местные лорды, леди, родовитые дворяне и их спесивые жены спешили принять участие в празднике.
– Ну-ка все марш отсюда! – рявкнул Баттерик. Конюшни и так были переполнены, не хватало еще, чтобы несносные мальчишки путались у него под ногами.
– Черт побери, похоже, представление окончено! – прокомментировал Робин вне себя от радости, ведь бедолага Конни сегодня явно чаще валялся в пыли, чем красовался в седле.
Конни презрительно фыркнул, бессознательно копируя Хьюстона Кирби, когда тот готовился дать отпор грубияну, отпустив одно из тех оскорбительных замечаний, на которые был великий мастер. Проходя мимо своего обидчика и презрительно скосив на него глаза, он чуть слышно процедил:
– Эй ты, мастер-на-все-руки! Думаешь, кто-то примет тебя за взрослого, глядя, как ты трясешься на своем пони ростом с собаку?! А тебе приходилось в шторм взбираться на мачту? Прах меня побери, да что вы в жизни видели, желто-ротики?! Небось обделались бы со страху, прикажи вам вскарабкаться на мачту. – Всем своим видом Конни излучал нестерпимое презрение. Пренебрежительно сплюнув сквозь зубы, он с усмешкой взглянул в фиалковые глаза сына герцога. – А вот капитану нашему это раз плюнуть! И разрази меня гром, если и его светлость не сможет этого сделать. Он настоящий мужчина, твой отец! Да гром и молния, даже твой крошка брат способен на это! Лорду Энди и то такое нипочем! – в качестве последнего оскорбления добавил Конни. Затем вызывающе ухмыльнулся опешившим юнцам и неторопливо направился восвояси. – Лучше, парни, убирайтесь отсюда подобру-поздорову! – крикнул он через плечо. – Не то мистер Баттерик, пожалуй, заставит вас выносить навоз вместе с конюшатами!
– Что-то мне кажется, Робин, он не испытывает к тебе особой любви, – сказала Энн. Девочка проводила взглядом исполненную собственного достоинства фигуру Конни, неторопливой походкой удалявшегося в направлении замка. В ее огромных серых глазах сияло искреннее восхищение. —
Похоже, он немало успел повидать на своем веку. А из нас никто и носа из замка никогда не высовывал!
– Можно подумать, он совершил кругосветное путешествие! Подумаешь, сплавал в колонии и обратно! – процедил Робин, едва сдерживая душивший его гнев.
– Неужели Энди действительно смог бы вскарабкаться на мачту? Это же страшно высоко! – жадно спросила Мэгги, наивно смерив кузена Робина испытующим взглядом с головы до ног, словно прикидывая, по силам ли ему самому этот подвиг.
Такого Робин Доминик выдержать не смог. Вскочив на ноги, он ринулся вслед за своим обидчиком. Тот еще не успел уйти далеко, и Робин нагнал его возле одного из громадных каштанов, посаженных по краям дороги.
– Значит, ты считаешь, что повидал все на свете, так, что ли?! – рявкнул Робин, подскочив к Конни и рванув его за плечо.
– Нет, так я не считаю, но то, что видел я побольше, чем ты, – это факт! – фыркнул Бреди.
– И что же, например?
– А вот например! – передразнил его Конни, убедившись, что жертва крепко сидит на крючке.
Окруженный подбежавшими кузенами, Робин Доминик в изумлении молча смотрел, как Конни Бреди, скинув сапоги, мигом вскарабкался по узловатым ветвям огромного дерева. Не прошло и минуты, как мальчик уже исчез в густой листве, потом его ухмыляющаяся физиономия вынырнула высоко над их головами, и он скорчил рожу, глядя на их ошарашенные лица.
– У-у-у! Как это тебе удалось? – восхищенно воскликнула Мэгги с круглыми от изумления глазами.
– Пара пустяков, надо просто уметь, и все! Да что там, это ерунда – вот если бы вы видели, как я карабкаюсь по мачте, когда палуба «Морского дракона» так и ходит ходуном! – похвастался Конни. Он снова исчез в листве, чтобы через мгновение вынырнуть еще выше. – Клянусь своими потрохами, отсюда и море видать, если чуть прищуришься! – прокричал бывший юнга, не отдавая себе отчета, какая тоска звучит в его голосе.
– Будь у тебя побольше ума, ты бы понял, что это невозможно, – презрительно отозвался Робин. – До моря слишком далеко.
– Думаешь, невозможно, да? Зато все, что там, за замком, мне очень даже хорошо видно! Сейчас взберусь повыше – оттуда небось даже видно, что за теми холмами! – ответил Конни и опять скрылся из глаз.
– А почему бы тебе не вскарабкаться аж до самого солнца, раз уж ты и так высоко? Слышишь, мастер Бреди? – с издевкой фыркнул Робин.
– А почему бы тебе самому не рискнуть, а, лорд Робин? Или высоты боишься? Может, ты и сидишь в седле как джентльмен, но моряка из тебя не получится, Богом клянусь! А уж попади ты на «Морского дракона», кэп живо послал бы тебя драить палубу, ведь ни на что другое ты не годишься!
Робин украдкой взглянул на двоюродных братьев и сестер. Ему не слишком нравилось служить объектом насмешек, особенно со стороны наглого выскочки, посмевшего втереться в доверие к Рее.
– Ну, так что? – спросил Стюарт. – Неужели ты допустишь, чтобы тебя называли трусом?
– Эй вы там, внизу! – раздался крик где-то высоко над их головами. – А знаете, вы отсюда кажетесь не больше букашки! – В голосе Конни слышалось нескрываемое торжество.
– Ну погоди у меня, наглец! Сейчас я тебя проучу, чего бы это мне ни стоило! – не выдержал Робин Доминик, карабкаясь по стволу огромного каштана.
Ветки под ним угрожающе закачались, кузены отскочили в стороны. Задрав вверх головы, они с замиранием сердца следили, как двое мальчишек, хватаясь за сучья, упрямо карабкались все выше и выше. Ни один из них и не подозревал, что одинокий всадник неподалеку, заметив группу ребят под деревом, свернул в их сторону, недоумевая, что все это могло бы означать.
Робин Доминик упрямо карабкался вверх. Нельзя сказать, чтобы ему это нравилось. Лицо мальчика побагровело, дыхание стало частым и хриплым от страха и обиды. Он поднял голову, недоумевая, куда подевался Конни Бреди. Мгновение назад тот был как раз над его головой. Подумав, что, может, его обидчик свалился на землю, и ощутив мимолетный укол совести при этой мысли, Робин бросил быстрый взгляд вниз. Лучше бы он этого не делал – от высоты голова мгновенно закружилась, а мигом вспотевшие руки чуть было не выпустили ветку, в которую парнишка судорожно вцепился.
Робин зажмурился, прижавшись щекой к шершавой коре старого дерева, пытаясь успокоиться и взять себя в руки. Судорожно вздохнув пару раз сквозь стиснутые зубы, он обнаружил, что небо и земля перестали наконец кружиться перед глазами и он уже не рискует кубарем скатиться вниз. Ему даже показалось, что можно взглянуть вниз еще раз, не боясь, что взбунтовавшийся желудок мигом избавится от остатков плотного обеда, но мальчик благоразумно решил, что с этим можно погодить.
– С тобой все в порядке, Робин? – далеко с земли донесся до него слабый голос, напомнив мальчику, как высоко он взобрался. Он поднял голову и взглянул на далекие холмы на горизонте, потом перевел взгляд на крышу замка. Ему никогда еще не приходилось видеть родной дом с такой высоты, и он был вынужден честно признать: пройдет немалый срок, прежде чем он решится повторить этот подвиг.
– Робин? Ты слышишь меня? – снова позвал Стюарт. Да уж, кузен оказался явно храбрее его самого, раз решился вскарабкаться на такую высоту!
– Что, язык проглотил?! – отозвался Конни Бреди, чуть не до смерти перепугав Стюарта, потому что откликнулся откуда-то из-за его плеча.
– Когда это ты умудрился спуститься вниз? А мне-то казалось, что ты где-то на самой вершине, – изумился тот.
Конни Бреди глянул на него свысока.
– Ты что, считаешь меня идиотом? Больно надо шею ломать! – фыркнул он, не удержавшись от издевательского хохота, когда заметил голову своего соперника на самом верху. Судя по страдальческому выражению лица, Робину явно приходилось туго. – Что-то сдается мне, кое-кто здесь совсем не так крут, как кажется с первого взгляда!
– А кое-кому давно следовало бы это понять, мастер Бреди, – раздался чей-то тихий голос.
Конни Бреди испуганно оглянулся и охнул от неожиданности.
– Мистер Марлоу, сэр!
Алистер Марлоу с интересом вгляделся в бывшего юнгу «Морского дракона».
– Ну а теперь, мастер Бреди, расскажи-ка, кто этот несчастный парнишка, над которым ты так жестоко подшутил! Я имею в виду того самого, – уточнил он, бросив вверх обеспокоенный взгляд, – чья голова торчит из ветвей.
– Это мой двоюродный брат, лорд Робин Доминик, – с дрожью в голосе объяснила маленькая Энн. Глаза девочки были полны слез. Перед ее мысленным взором встала картина пышных похорон, на которых они все будут иметь честь присутствовать, чтобы проводить в последний путь несчастного храброго Робина.
– Братишка леди Реи Клер? – Марлоу не поверил своим ушам. Должно быть, Копни Бреди совсем спятил! В конце концов он только гость в замке! Неужто парнишка затеял сыграть злую шутку с одним из членов этого семейства?!
Под его неодобрительным взглядом Конни Бреди передернул плечами и с независимым видом уставился в землю.
– Подумаешь, у него, чай, своя голова на плечах есть! Может, наперед не будет вредничать да цепляться к людям поумнее его! – не удержался он, и Алистер Марлоу, который успел к тому времени спешиться, услышал смешок, полный злорадства.
– Так что ты думаешь делать, мастер Бреди? – очень тихо поинтересовался он. – Оставишь его там, наверху?
Конни Бреди бросил испытующий взгляд на суровое лицо своего корабельного друга. Похоже, мистер Марлоу на самом деле волнуется из-за этого никчемного лорда Робина.
– А что такое? Туда-то он без меня влез.
– Допустим, но, похоже, в тот момент он не слишком задумывался. Скорее всего он вообще ни о чем не помнил, кроме своей обиды, разве не так? – догадался Марлоу.
Конни Бреди украдкой бросил на него быстрый взгляд и потупился. И как это он догадался?
– Чего там, бьюсь об заклад, он и назад так же спустится, как залез, – уверенно заявил Конни, но, искоса взглянув вверх, с ужасом убедился, что лорд Робин так и застрял на верхушке дерева. – Кабы забоялся наш лордик, мигом позвал бы на помощь.
Алистер Марлоу улыбнулся.
– Ты же сам знаешь, что это не так, Конни. На его месте ты бы ведь скорее умер, чем сделал это, или я ошибаюсь? Ты никогда не позвал бы на помощь соперника, – проницательно заметил он.
– Знаете, сэр, а Робин сам виноват, – признался Стюарт, подтвердив подозрения Алистера. – Он привык, что все делается как ему хочется. Не знаю, как это ему удается, но он вечно выходит сухим из воды. В сущности, он неплохой малый, правда, сэр! Если бы мне была нужна помощь, он был бы тут как тут, я уверен! – продолжал с жаром Стюарт, с благодарностью припомнив, как однажды сунул руку в чересчур узкое горлышко вазы, да так и застрял, а Робин не растерялся и ухитрился вызволить его из этого позорного положения. Хотя пряжку от его, Стюарта, туфли, за которой тот и полез, засунул в вазу тоже Робин. Впрочем, теперь это не важно. – Может быть, стоит позвать дядю Люсьена?
Алистер Марлоу вздрогнул, потом выразительно покачал головой:
– Думаю, нет причин беспокоить его светлость. Подождем пару минут, – предложил он, надеясь, что-либо герцогский сынок наберется храбрости, чтобы сползти вниз, либо…
Но ему не пришлось ждать, потому что в ту же минуту Конни Бреди ловко, как обезьяна, начал карабкаться по стволу, прыгая с ветки на ветку, чтобы помочь несчастному сопернику. Алистер Марлоу с трудом спрятал довольную улыбку. Похоже, он не ошибся в парнишке. А может, одна мысль о герцоге, который стал бы с суровым неодобрением взирать на собственного сына, заставила Конни броситься на выручку?
Не прошло и нескольких минут, как они заметили щупленькую фигурку Конни неподалеку от вершины, где по-прежнему жался к стволу Робин.
– А вы не боитесь, что Конни тоже там застрянет? – заволновался Стюарт.
Алистер с интересом взглянул на рыжеволосого мальчугана и заметил рядом еще пару таких же пламеневших шевелюр. На лицах их обладателей можно было легко прочесть тревогу за судьбу обоих мальчиков.
– Что ты, Конни не раз приходилось взбираться и повыше, с тех пор как он впервые вышел в море! Он ловок, как обезьяна! Разве ты не заметил, что он разулся, прежде чем лезть вверх? Так легче удержаться на дереве.
А кроме того, Конни совсем не боится высоты. Не волнуйся, он сможет помочь юному лорду Робину, – уверенно ответил Алистер. К счастью, дети не видели, как побелели от напряжения костяшки пальцев, которые он крепко стиснул за спиной.
– Лорд Робин, – тихо окликнул Конни, уцепившись за толстую ветку как раз под юным Домиником. Ответа не последовало. – Прости, я поступил скверно. Из тебя получился бы хороший моряк. Не многие из парней, кого я знаю, решились бы взобраться так высоко. Скорее всего они бы пошли на это, только если бы приказал кэп. Ну а теперь давай-ка двигать вниз, парень, а то, прах меня подери, остальные успеют подобрать все вкуснющие тартинки, которые испекла миссис Пичем, пока мы тут развлекались! – добавил Конни. – Если ты готов спуститься, я тебя подожду. Давай, цепляйся за эту ветку, а я дам тебе руку, чтобы ты мог перебраться ко мне. Ну же, не глупи, я бы не стал отказываться, если бы мне кто помог! – покривил душой великодушный Конни, решив, что Робин колеблется и готов отказаться. А уж тогда им обоим не миновать гнева его светлости.
Конни уже готов было сдаться, когда Робин шевельнулся. Через мгновение его ноги болтались в воздухе. Он отчаянно вцепился в протянутую Конни руку и вскоре примостился рядом с ним на той же ветке.
Робин Доминик опустил глаза и встретился с бесхитростным взглядом темно-синих глаз Конни. На минуту мальчик задержал дыхание. Не заметив ни тени насмешки или презрения в этих глазах, он с облегчением выдохнул:
– Спасибо тебе. Ты совсем не обязан был вернуться за мной, но ты это сделал. Считай, что выиграл, Конни.
Конни Бреди не поверил своим ушам. Такого благородства он не ожидал, особенно от мальчишки, которого считал избалованным барчуком.
Он довольно ухмыльнулся:
– Клянусь, ты и впрямь скоро сможешь бегать по такелажу не хуже меня, парень! Хотел бы я так же скакать на лошади, как ты!
Оба мальчика принялись перебираться с ветки на ветку, на этот раз медленно и осторожно. Постепенно встревоженные лица столпившихся внизу становились все ближе и ближе. И вот наконец оба спустились до нижних ветвей, и Робин смог перевести дух.
– Бьюсь об заклад, тартинки еще не остыли, – пропыхтел он.
– Готов поклясться, ты прав, малый, – отозвался Конни.
– Если честно, не так уж плохо ты держался в седле для первого раза.
– Ты действительно так считаешь, Робин? – спросил Конни, чувствуя смутное удовольствие от неожиданной похвалы.
– Провалиться мне на этом месте, – хмыкнул Робин, в первый раз без злобы взглянув на своего бывшего врага. – Вообще-то лучше Баттерика быть трудно. Не переживай, не пройдет и недели, как он сделает из тебя лихого наездника, так что ты сможешь запросто брать барьеры в нашем саду, – великодушно подтвердил Робин.
– Ты и вправду так считаешь? – с сомнением переспросил Конни, который был бы счастлив, если бы смог хотя бы удержаться в седле.
– Ну, я рад, ребята, что вам обоим удалось спуститься без особых приключений, – сказал Марлоу, когда оба мальчика благополучно спрыгнули на землю.
– Ну да, мистер Марлоу, это нам пара пустяков, правда же, лорд Робин? – с широкой улыбкой отозвался Конни.
– Конечно, было бы из-за чего волноваться! – подтвердил тот, к восторгу и изумлению младших кузенов.
– Неужели ты ни чуточки не испугался, Робин? А нам снизу показалось, что ты прямо-таки позеленел от страха, – вцепился в него Стюарт. – Я уж было подумал, вот-вот грохнешься в обморок!
– Я так боялась, что ты упадешь! – прошептала Энн, с восхищением подумав, до чего же храбрый у нее кузен.
– Ага, и свалишься нам прямо на голову, – хихикнула Мэгги.
У Робина хватило ума со скромной гордостью поведать затаившим дыхание малышам во всех подробностях о своем увлекательном приключении. Теперь, когда он был в полной безопасности на твердой земле, он смог в красках описать великолепное зрелище, которое открылось сверху его взору.
Ведя под уздцы коня, Алистер Марлоу направился во главе щебечущей стайки ребятишек к замку. Он был даже рад, что появится там в большой компании. Юноша немного робел, приближаясь к великолепному герцогскому дворцу, даже невзирая на то что в его кармане лежало письмо с официальным приглашением.
– Это мистер Марлоу, лорд Робин, – представил его Конни Бреди. – У нас на «Морском драконе» он был суперкарго, что значит второй помощник капитана. Он лучший друг нашего кэпа. И самый порядочный джентльмен на свете, сам мистер Кирби так говорит, – с гордостью добавил он, подумав, что мистер Марлоу и впрямь выглядит как заправский джентльмен в своем роскошном новом сюртуке из какой-то необыкновенной серой материи и бриджах.
Алистер невольно смущенно поежился, когда восемь пар любопытных детских глаз восхищенно уставились на него.
– Спасибо на добром слове, Конни, но я вовсе не претендую на то, чтобы считаться лучшим другом капитана. Просто я всегда старался выполнять свой долг, когда мы оба плавали на старом «Морском драконе», – скромно ответил он.
– Мистер Кирби говорит, что мистер Марлоу никогда не станет себя хвалить, да и вообще человек порядочный, – заявил Конни. Он шагал впереди, потчуя жадно внимающих юных Флетчеров наиболее волнующими описаниями героических подвигов своего бывшего начальника.
– А вы действительно отыскали затонувший испанский галион, мистер Марлоу?
– А морские чудовища вам попадались?
Пытаясь удовлетворить их любознательность, Алистер и не заметил, как они всей гурьбой вступили под своды величественного замка, пройдя под развешанной по стенам коллекцией старинного оружия, являвшейся гордостью герцогского семейства. На каждом щите красовался горделивый девиз: «Не поступлюсь ни истиной, ни доблестью, ни целью!»
Доблестный Алистер, ни разу не дрогнувший даже в самых кровопролитных схватках, когда вместе со всей командой «Морского дракона» шел на абордаж, вдруг оробел, заметив, что его новые друзья мигом рассеялись по замку, оставив его одного. Со всех сторон к новому гостю слетелись роскошные ливрейные лакеи, которые засуетились вокруг под бдительным оком сурового на вид человека по имени Мейсон, который, как предположил Алистер, был дворецким в замке по меньшей мере на протяжении последнего столетия. Сопровождаемый по пятам Конни Бреди, Алистер робко позволил отвести себя в Китайскую гостиную, где и застыл в ожидании хозяев, пока Конни упорхнул в поисках капитана. Бедняга совсем растерялся, ведь ему в жизни не приходилось видеть ничего подобного той роскоши, которая окружала его со всех сторон. Господи, подумал он, никак в этом зале на балу в честь дочери и зятя герцога и герцогини сегодня соберется половина Лондона!
– Алистер! Вы все-таки приехали! – Резко повернувшись, Алистер увидел вновь эти незабываемые фиалковые глаза и расцвел улыбкой.
– Леди Рея Клер! – смущенно пробормотал он. Сейчас, одетая в роскошное платье из розовой парчи, богато отделанное кружевами, она показалась ему еще прекраснее, чем когда он видел ее в последний раз, и оробевший Алистер только краснел, не в силах оторвать от нее глаз.
– Как я рада вас видеть! – продолжала Рея, с сияющим лицом протянув ему руки. – Алистер? – тревожно спросила она, заглядывая ему в лицо. – Что-то не так? Вы не заболели?
– Прошу простить, леди Рея, – в смущении прошептал Алистер, осторожно пожимая ее ручки. – Но вот увидел вас, и сразу нахлынуло столько воспоминаний!
– Понимаю, – ответила Рея. – Я тоже часто вспоминаю те дни.
– Нашим парням будет приятно узнать, что вы не забыли о них и носите маленькую безделушку, которую они подарили вам на прощание, – смущенно пробормотал он, заметив брошь, которая украшала белый шелковый корсаж.
– Ну что вы, Алистер! – с жаром воскликнула она. – А вы видели кого-нибудь из них с тех пор, как я уехала из Лондона? – Но прежде чем Марлоу успел ответить, дверь отворилась и высокий мужчина крупными шагами пересек комнату, направляясь к ним.
– Алистер, дружище! А я уж было подумал, что ты нас совсем забыл! – воскликнул Данте Лейтон. Он пожал руку гостю, успев краем глаза подметить виноватое выражение, скользнувшее по лицу старого боевого товарища. Впрочем, Данте тут же вспомнил, что старина Алистер давно и безнадежно влюблен в Рею.
– Капитан! Как здорово снова увидеть вас…
– Не капитан. Разве ты забыл, дружище, что теперь я уважаемый человек? – весело отозвался Данте, обняв Рею за талию.
– В наших глазах, милорд, вы были им всегда, – совершенно серьезно ответил Алистер.
– Ну какой я «милорд» для старых друзей?! Забудь об этом! – произнес Данте, и властный голос его живо напомнил Алистеру дни, когда под ними качалась палуба «Морского дракона». – А я вот еще не забыл те времена, когда вы считали, что я недостоин даже смотреть на Рею! И уж если скоро вы находили себя более достойным, не намерены ли вы вновь бороться за любовь прекрасной дамы?
– Данте, что ты в самом деле?! – вспыхнула Рея, недоумевая, что за муха укусила ее супруга.
Алистер Марлоу с тревогой взглянул на своего бывшего командира. Слишком часто в прежние времена доводилось ему видеть опасный огонек в этих сурово прищуренных глазах, чтобы пренебречь угрозой.
– О Боже, кому под силу устоять против чар столь прелестной леди?! Ну а теперь на мою долю только и осталось, что слагать стихи в честь прекрасной дамы и оплакивать свою несчастную любовь! – вздохнул Алистер.
– Похоже, мне дьявольски повезло, ты не находишь? – спросил Данте и наконец улыбнулся.
– Да уж, в везении вам не откажешь, кэп, – отозвался Алистер, с трудом переводя дыхание. – Могу ли я теперь принести вам обоим мои самые искренние и горячие поздравления в связи с рождением сына? Я услышал эту новость еще в Лондоне. Знаете, капитан «Морского дракона», как и прежде, возбуждает всеобщее любопытство, – добавил Алистер. Вдруг лицо гостя побагровело – он вспомнил кое-какие долетевшие до него возмутительные сплетни.
– Спасибо, – мягко ответил Данте. Он перевел взгляд на Рею и вновь почувствовал, как горячей волной нахлынула гордость.
– Честно говоря, я был немало удивлен, узнав об этом, – сказал Алистер, переводя взгляд с Данте на зардевшуюся Рею.
– Ничуть не сомневаюсь. Я и сам узнал о том, что Рея ожидает ребенка, лишь в тот день, когда провожал ее из Лондона.
– Представляешь, если бы об этом пронюхали ребята! Вот было бы тостов! – весело расхохотался Алистер.
– Стало быть, ты недавно из Лондона? – Алистер кивнул, и Данте, который все еще тосковал по своей команде, жадно спросил: – Они уже все разъехались кто куда?
– Да уж, конечно, хотя я успел еще повидать Коббса. Он только что вернулся из Норфолка, где все-таки прикупил приглянувшееся ему поместье. Когда я видел его в последний раз, он, по-моему, собирался скупить еще пол-Лондона. Как он сказал, для сквайра Набоба нет преград, и при мне заказал выпивку на всех, кто был в трактире.
– Господи, мы тут болтаем, а вы, должно быть, умираете от голода! – спохватилась Рея. От нее не ускользнуло тоскливое выражение в глазах Данте, когда тот расспрашивал о команде. Впервые она подумала, а не жалеет ли муж в глубине души, что под ногами у него роскошный ковер, а не доски палубы.
– Да уж, по правде говоря, устал я изрядно! И мне совсем не хочется появиться перед вашими гостями грязным с головы до ног, – кивнул Марлоу, снова смутившись при виде засохшей тины, густым слоем покрывавшей его сапоги. – Надеюсь, что экипаж, который я нанял в Лондоне, не слишком отстал. Дело в том, что я предпочел ехать верхом. В карете я чувствовал себя как-то неуютно, словно в мышеловке. Наверное, потому, что плавал столько лет. Да и болтовня лакея изрядно мне прискучила. Я нанял этого парня в Лондоне, точнее, Бартон снизошел до того, чтобы предложить мне свои услуги. В жизни не видел более нудного и напыщенного парня! Его бы хватил удар, если бы он увидел мои сапоги! – горестно вздохнул Алистер.
– Вы приехали прямо из Лондона? – спросила Рея. – А мне казалось, что вы собирались на юг навестить семью.
Алистср Марлоу смущенно пожал плечами:
– Я уехал из Лондона вскоре после вас, капитан. Решил побывать дома, повидать своих стариков. Да только дома-то у меня больше нет, вот оно как. Там теперь хозяйничает брат, а у него жена и дети. Я там чужой. Да и потом, похоже, за все эти годы мнение моего братца обо мне ничуть не переменилось. А старики мои давно умерли, еще когда я в первый раз вышел вместе с вами в море. Так что, кроме воспоминаний, ничего у меня не осталось, – тихо добавил Алистер.
Сердце Реи тоскливо сжалось, она вспомнила, как сильно этот парень мечтал когда-то вернуться домой. Но время было безжалостно к тем, кого он оставил на берегу.
– Мне очень жаль, Алистер, – сказала Рея, сочувственно тронув его за руку.
– Глупо, конечно, но мне всегда казалось, что стоит вернуться богатым – и меня примут с распростертыми объятиями. Но у них теперь своя жизнь, а мне в ней не нашлось места.
Рея взглянула на Данте. Он стоял рядом с ней, высокий, сильный, исполненный чувства собственного достоинства. Но она украдкой подумала: а не ждет ли его подобный прием, если он через столько лет решится вернуться к себе в Мердрако?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману И никакая сила в мире... - Макбейн Лори



Наверное, во всем виноват перевод.... Так скучно, не смогла дочитать
И никакая сила в мире... - Макбейн ЛориМарго
20.08.2013, 9.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100