Читать онлайн В кольце твоих рук, автора - Макалистер Энн, Раздел - Одиннадцатая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В кольце твоих рук - Макалистер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.03 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В кольце твоих рук - Макалистер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В кольце твоих рук - Макалистер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макалистер Энн

В кольце твоих рук

Читать онлайн


Предыдущая страница

Одиннадцатая глава

Роза не ожидала, что Шейн займется с ней любовью прямо в гостиной на глазах у отца.
Но верила, что он даст о себе знать.
Дни тянулись один за другим. Прошла неделя. Он не позвонил.
Ее радость переросла в беспокойство. Надежда сменилась болью.
Он любит ее. Она была в этом уверена. Видела это в его глазах. Чувствовала в его объятиях. И этот поцелуй…! Она до сих пор ощущала страсть его последнего поцелуя.
Но Шейн как сквозь землю провалился.
Роза подумывала, уж не припугнул ли Шейна отец. Ведь у него другие планы насчет ее замужества. Но в действительности она так не считала. Судья, при всей своей манере лезть напролом, никогда не препятствовал дружбе дочери с людьми, которые ей нравились.
Допустим, это нечто большее, чем дружба. Но даже так – и даже если отец не одобряет Шейна, хотя и не говорил этого вслух – Роза не верила, что он способен на такое.
Если бы он это сделал, Шейн наверняка бы приехал назло ему.
Роза собралась было позвонить брату Шейна, но передумала. Она ему звонила в прошлый раз. Когда пригласила на ужин. Да, Шейн пришел. Но ей не хотелось все время делать первый шаг к сближению. Теперь его очередь.
Она не обсуждала это с отцом. Частично из-за Рэнса. Но в основном из-за скептического взгляда, которым окинул ее отец после ухода Шейна. И его слов:
– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
– Знаю, – ответила Роза.
Теперь она успела растерять свою уверенность.
Поделиться с Милли она тоже не могла. В последние дни Милли была не в себе. Она сходила с ума по Кэшу и в то же время не могла простить ему сорванной свадьбы.
– Неужели было бы лучше, если бы я позволил тебе выйти замуж за подонка? – крикнул ей Кэш однажды в магазине.
– Да, лучше! – заорала Милли в ответ. – Он ничем не хуже тебя! Нет хуже подонка, чем ты!
Что ж, наверное, один такой нашелся.
По крайней мере Роза начала склоняться к этой мысли. Неужели Шейн просто играл с ней? Обманул ее? Но с другой стороны, многие ли парни проехались бы от Аризоны до Монтаны ради того, чтобы обмануть девушку?
Чушь какая-то.
Все слегка прояснилось в один прекрасный понедельник, когда дверь магазина открылась, и внутрь вошел Рэнс Филлипс.
При виде Розы на его худом лице вспыхнула улыбка.
– Привет, я собирался тебе позвонить, но как раз проезжал мимо. Ты в прошлый раз замечательный ужин приготовила. Прекрасный был вечер.
В другое время Роза бы с ним согласилась. Но теперь она только выдавила блеклую улыбку.
– Я была рада познакомиться с тобой.
– А мне показалось, ты хотела послать меня к черту, – честно заявил Рэнс, облокотившись о витрину. – Кажется, ты и без меня не скучала.
Роза вспыхнула и взглянула на букет ирисов, который как раз составляла.
– Я ошибалась, – тихо сказала она.
Рэнс выпрямился.
– Что ты имеешь в виду? Что-то случилось? – В его взгляде светилось почти братское сочувствие. – Ведь Шейн не обидел тебя?
Она покачала головой.
– Нет, не обидел! Он вообще ничего не сделал! С того самого вечера он больше не появлялся. – Меньше всего ей хотелось откровенничать перед Рэнсом, но начав, она не могла остановиться.
Рэнс отошел от витрины и встал прямо перед Розой, положив ладони на прилавок.
– Выкладывай.
Роза видела, что он готов простоять так целую вечность. Наверное так он допрашивает свидетелей… с большей или меньшей мягкостью.
Очень впечатляюще. Она вздохнула.
– Нечего рассказывать. Я думала, мы… Шейн и я… – она пожала плечами, – ну, ты понимаешь. Но видимо… я ошибалась.
– Он так сказал?
– Нет. Я же говорю. Я с тех пор его не видела. Наверное, он уехал, – добавила Роза, сжимая в руках искалеченные ирисы.
Рэнс нахмурился.
– И не объяснился с тобой?
– Он ничего мне не обещал.
– Тот поцелуй казался очень обещающим.
– И я так думала, – печально сказала Роза, ссутулив плечи. – А потом я решила, что папа его припугнул.
– Нет. Ни коим образом, – уверенно заявил Рэнс.
– Он недолюбливает моего отца, – задумчиво продолжила Роза. – Кажется, это связано с какой-то его школьной выходкой. Он не говорил, какой именно.
– И не скажет, – улыбнулся Рэнс. – Это не самое приятное воспоминание.
– А ты знаешь?
Рэнс кивнул.
– Расскажи.
– Не могу.
– Но…
– Нет. Сама у него спроси, если хочешь.
– Если бы я увиделась с ним еще раз. – Роза вздохнула и провела рукой по волосам. – Наверное, я слишком многого ждала. Мы ведь не были влюбленной парой. Вовсе нет.
– А по мне, так вы выглядели как влюбленные, – сухо заметил Рэнс.
– Да, просто мы слегка увлеклись. Мы познакомились совсем недавно, если честно, но время, которое мы провели вместе, было чем-то особенным. Наверное, я вообразила нечто большее, чем было на самом деле. Или просто понадеялась.
– Судя по тому, что я видел, надежда была вполне оправданной.
– Почему тогда он не позвонил? Почему не приехал?
– А он знал, что твой отец пригласил меня на ужин?
– То есть, знал ли он о папиных планах насчет нас с тобой?
До встречи с ним она даже не представляла, что сможет так назвать отцовские намерения. Слово вырвалось само.
– Ага, – мрачно сказал Рэнс, – о его планах.
Роза повесила голову.
– Поэтому… я попросила его прийти.
– Ты пригласила его не потому, что любишь?
Ее щеки вспыхнули.
– Нет.
– Ясно. – Рэнс задумался. Затем он кивнул, погладил ее по щеке, щелкнул по носу и вышел.
* * *
– Можно ли вам ездить верхом? – повторил врач вопрос Шейна и взглянул поверх очков на своего нетерпеливого пациента. – Да. Пойдет ли это на пользу? Вряд ли. Это вас остановит?
В один голос они оба ответили:
– Нет.
– Вы могли бы отдохнуть подольше, – посоветовал доктор. – Я бы на вашем месте не торопился.
Но Шейн сильнее нуждался в острых ощущениях, чем в отдыхе. Ему нужно было думать о будущем. И отвлечься от воспоминаний.
– Я должен, – сказал Шейн, подавшись вперед, как будто его решительный вид мог изменить мнение доктора Ривса.
– Деньги кончились? – с кривой улыбкой спросил врач. На своем веку он повидал множество безрассудных наездников.
– Что-то вроде. – Причина была не в его кошельке. А в его сердце.
Шейн не знал, как ему справиться с одиночеством. Никогда раньше он не чувствовал себя одиноким. Мир казался ему одной большой вечеринкой. Возможно, мир остался прежним. Просто Шейн потерял свое приглашение.
Я поступил правильно, – уверял себя Шейн. – Это единственный выход.
Во-первых, само знакомство с Розой было ошибкой. Она не из его лиги, слишком хороша для него. Он всегда это знал.
Проведенные вместе выходные были украдены у реальности. Они ничего не значат. Но все равно Шейн начал верить, что эти несколько дней перерастут в вечность… пока ее отец не привел Рэнса.
Шейн не мог тягаться с Рэнсом.
Он и не будет с ним тягаться.
Но остаться и смотреть на это он тоже не мог. Элмер слишком близко. Да и вообще, Монтана – слишком маленький штат. Шейн должен был уехать, сбежать, вернуться на родео.
Так он и поступил.
Дженни решила, что он сошел с ума. Мэйс спросил:
– Ты уверен?
Шейн знал, что здесь у него нет будущего. Этого было достаточно.
Он поблагодарил доктора, надел шляпу и отправился на родео.
* * *
Ему достался злобный маленький бык по кличке Фроггер.
Шейн однажды ездил на нем в Сан-Франциско. И один раз этот бык потоптал его где-то в Нью-Мексико.
Вот и славно, – сказал себе Шейн. Это настоящий риск. Именно то, что нужно. Его палец казался деревянным. Шейн разминал его на всем протяжении пути в маленький городишко на западе штата Вашингтон, где должно было состояться родео.
Он подъехал к арене незадолго до начала, поставил грузовик около билетных касс и закинул на настил сумку с принадлежностями. Секретарь дала ему номер участника и приколола его сзади к рубашке.
Она была рада его видеть.
– Шейн, как ты? Я слышала о несчастном случае. Ведь это твое первое выступление после происшествия?
Он кивнул.
– Так хотелось вернуться побыстрее. – Его голос звучал чуть глуховато. Но Шейн уже почувствовал прилив адреналина. Он глубоко вздохнул и осмотрелся по сторонам, впитывая запахи и звуки, по которым ужасно соскучился.
Девушка похлопала его по спине и чмокнула в щеку.
– Удачи.
Шейн подмигнул ей.
– Надеюсь, она не понадобится.
– Эй, Шейн! – Двое ковбоев ему помахали. Двое других парней, готовящиеся к соревнованиям, тоже его заметили.
– Как жизнь?
– Хорошо, – сказал Шейн. – Хорошо. – Он достал веревку и повесил ее на изгородь. Хорошо. А будет еще лучше, когда родео закончится, когда Шейн снова почувствует себя на своем месте, и когда его мысли перестанут вертеться вокруг Розы.
Шейн выступал четвертым. И когда он набросил веревку на шею быка, навыки и инстинкты возобладали в нем. Он крепко затянул петлю. Несколько раз согнул свой большой палец и помолился, чтобы он не подвел. Затем Шейн надел перчатку на правую руку и уселся на спину быка, взявшись за веревку, колени внутрь, носки наружу, плечи расправлены.
Как в старые добрые времена.
Он кивнул головой.
– Вперед.
Ворота раскрылись. Бык вылетел из загона, закрутился волчком, опустил голову, ударил задними ногами, закрутился снова.
Шейн цеплялся изо всех сил. Его бросало то вверх, то вниз. Арена кружилась вокруг него, словно он находился в центре урагана. Вопящая толпа слилась в одно размытое пятно – за исключением единственного лица.
При звуке сирены, когда сила и равновесие ему изменили, и он полетел на землю, единственной его мыслью была: «Какого черта здесь делает Рэнс?»
Потому что именно Рэнс стоял у комментаторской кабины, улыбаясь до ушей. Шейн поднялся на ноги и побежал к ограде.
Сейчас его вел не рассудок, а инстинкт самосохранения. Потому что думать он мог только о Рэнсе. Неужели ему мало любви и юридического диплома? И он все еще гоняется за золотой пряжкой?
Шейн не знал этого. И не хотел спрашивать. Может, Рэнс и был его приятелем, но ему что-то слишком везло в последнее время.
– Отличная работа, Шейн! – какой-то ковбой хлопнул его по спине.
– Семьдесят восемь! Нехилое возвращение, – воскликнул другой.
– Ага, – буркнул Шейн. Он запихнул веревку в сумку и направился к грузовику.
– Шейн! Эй! Шейн Николс!
Он знал, кто это кричит. И даже не стал оглядываться. Но затем услышал за спиной торопливые шаги, и понял, что увильнуть не удастся. Он все-таки обернулся.
Шейн не смог выдавить из себя улыбку. И что с того, если он не умеет проигрывать. В конечном счете это лишь еще одно очко, доставшееся противнику. Одним больше, одним меньше – в его растраченной впустую жизни это не играет никакой роли.
– Рэнс, – он не вложил в приветствие никаких теплых чувств.
– Шейн. – Рэнс замялся. Впервые на памяти Шейна он выглядел растерянным. Затем он сказал, – Успешное выступление. Как твоя рука?
Шейн и забыл о ней. Он шевельнул пальцем. Палец был на месте. Болел. И слегка дрожал.
– Все в порядке. А что ты тут делаешь?
Рэнс улыбнулся с задумчивым видом.
– Видишь ли, хотел бы я сказать, что собираюсь вернуться, но…
– Желаешь добавить пряжку ко всем прочим твоим достижениям? – вырвалось у Шейна. Ну почему он никак не научится держать рот на замке? Он не хотел показывать свою горечь. Не хотел выглядеть мелким завистником.
– Наверное, я бы вернулся, если б мог. – Рэнс воспринял его вопрос буквально. Он покачал головой. – Но этого не будет.
– Тогда зачем ты здесь?
– Ты хочешь спросить, почему я не дома с Розой?
Проклятье. Не в обычае Рэнса ходить вокруг да около. Шейн всегда уважал в нем эту черту – его умение высказываться начистоту.
Но черт бы его побрал за эти слова, за то, что он режет по живому.
В то же время Шейн понимал, что это к лучшему. Он бы не смог успокоиться, пока не признал бы правду.
– Да, – он хотел казаться равнодушным. Но это было слишком тяжело.
Рэнс кивнул, и с легкой улыбкой покачал головой.
– Я знаю, что ты имел в виду. Я боялся, что ты именно так и подумаешь. Черт возьми, парень, Розе я триста лет не нужен. Ей нужен ты!
– Это безумие.
Рэнс усмехнулся.
– Ага. Но о вкусах не спорят.
Шейн скрипнул зубами.
– Это не повод для шуток.
Наконец Рэнс принял серьезный вид.
– Нет, вовсе нет. Это чистейшая правда, приятель. Она в своем Ливингстоне все глаза выплакала из-за такого жалкого сопляка, как ты. – Он пристально взглянул на Шейна своими бледно-голубыми глазами. – А ты здесь на луну воешь от тоски по ней.
Шейн уставился на него.
– Чушь собачья. – Но он не мог погасить разгорающуюся в душе искорку надежды. Господи, лишь бы это было правдой!
Рэнс окинул его сочувственным взглядом.
– Верно, – сказал он. – Это чушь. – Он повернулся на каблуках и отправился прочь.
– Стой! Подожди одну долбаную минуточку! – Шейн нагнал его в три прыжка и схватил за руку.
Рэнс остановился. Подождал. Взглянул на Шейна. Но ничего не сказал.
Шейн раскрыл рот. Слов не было. Он покачал головой.
– Она ведь не плакала? – спросил он наконец. Боже, он ведь не хотел доводить ее до слез, но…
Рэнс поджал губы.
– Поэтическое преувеличение. Нет, она не плакала. По крайней мере, не ее глаза. Но ее душа, да, парень, ее душа обливалась слезами.
– Значит, что-то другое ее расстроило, – возразил Шейн. – Я тут не при чем.
– Когда это ты научился лгать самому себе? Это из-за тебя, Шейн. Она сама сказала.
Шейн выпучил глаза от удивления.
– Она тебе сказала? Ты говорил с ней обо мне?
– Почему бы нет? Ты мой друг. А она – твоя девушка.
– Она не моя девушка!
Рэнс застонал.
– Хорошо, пусть так. – Он снова отвернулся, чтобы уйти.
Шейн рывком развернул его к себе.
– Что она сказала?
– Спроси у нее.
– Ее здесь нет. – Он нервно осмотрелся по сторонам. – Или она здесь?
– Нет, ее здесь нет. Она сидит дома и страдает от одиночества благодаря тебе. Это внезапный приступ благородства заставил тебя сбежать от нее?
Шейн не ответил.
– Скажешь, нет? – Рэнс уставился на него в упор. – Решил уступить дорогу лучшему претенденту? – с издевкой добавил он.
Шейн нахмурился.
– Вроде того. – Еще не хватало, чтобы Рэнс над ним насмехался.
Но Рэнс сказал спокойным тоном:
– Что ж, спасибо тебе. Вот только ты ошибся. Я для нее не лучший.
– Звезда футбола? Государственный стипендиат? Наследник ранчо Филлипсов? Парень с Гарвардским дипломом по юриспруденции?
– Все это хорошо. – Рэнс ковырнул землю носком ботинка. – Но не… – Он посмотрел Шейну в глаза. – Я хотел быть, как ты.
– Как я? Да, конечно. Может, ты мечтал, когда вырастешь, носить костюм цыпленка? – ехидно спросил Шейн. – Или угодить в тюрьму за злостное хулиганство? Или настолько съехать с катушек, чтобы похитить не ту женщину перед свадьбой!
– Что?
– Не важно. Быть как я? Да ты совсем рехнулся!
– Нет, – упрямо сказал Рэнс. – Я не рехнулся. Я же говорил тебе, что все это давалось мне легко. Спорт. Учеба. Все… кроме родео и способности настоять на своем в спорах с отцом. Я до этого никогда не рисковал. А ты рискуешь постоянно. Иногда это заводит тебя в беду, – Рэнс слегка улыбнулся, – как в случае с цыпленком. Но у тебя есть характер. И ты не бежишь от ответственности. Ты многому меня научил, Николс. – Его голос стал тише. – Ты был моим героем.
Шейн ошеломленно уставился на него.
– Ерунда. – Так и есть. Это полнейшая бессмыслица. Он? Герой? Для Рэнса? – Дай мне в себя прийти.
– Я и пытаюсь. Я пытаюсь тебя расшевелить. Ты нужен Розе. Она ждет тебя. Но вечно ждать не будет. Какого черта, по-твоему, я здесь делаю? Я позвонил твоему брату, успел надоесть твоей невестке, доктора и вовсе замучил, в общем, всех поднял на уши, чтобы только разыскать тебя. А когда ты в конце концов позвонил домой и сообщил, что выступаешь здесь, я подумал: «Что значит для меня девятьсот миль в пути, если это помешает моему другу испортить себе жизнь?». И вот, – он развел руками, – я здесь.
Шейн сглотнул.
– Ты… не шутишь? – Это был вопрос, но прежде чем Шейн успел задать его, он понял, что знает ответ.
– Сам посуди, – протянул Рэнс. – А остальное, дружище, зависит от тебя.
* * *
Это было легко.
Он сел в грузовик. Залил полный бак горючего. Свернул на северо-восток. И гнал, не останавливаясь.
На следующий день он был в Ливингстоне. И припарковался прямо напротив «Розового сада».
А потом он остался сидеть в грузовике. Не мог сдвинуться с места.
Потому что внезапно все перестало казаться таким уж легким.
Вдруг стало ясно, что он не нуждался в благословении Рэнса, чтобы вернуться. Просто в это легче было поверить. Легче, чем понять, что корень проблемы скрывается не во внешних обстоятельствах.
А в нем самом.
Шейн сидел в грузовике и размышлял о том, как свалится, словно снег на голову, и снова войдет в Розину жизнь, ожидая, что она будет рада ему. Надеясь, что она любит его так же сильно, как он ее.
И как нелепо это звучит.
Допустим, он ее любит. Допустим, она тоже считает, что влюблена. И что с того? Что он может предложить такой женщине, как она?
У Розы есть способности, хорошее образование, успешная работа.
У него – ничего из вышеперечисленного.
Единственная его способность – то, что его невестка называет «животным инстинктом». Его образование – суровая школа жизни, его работа скоро станет делом прошлого. И даже в ней он ничего особенного не достиг.
Он надеялся… и трудился ради того, чтобы выиграть золотую пряжку Национальной Федерации Родео. Он пахал до седьмого пота. И этого оказалось недостаточно.
На вчерашнем родео он выиграл двести семьдесят один доллар. И чуть не проломил себе голову. Мышцы, о существовании которых он почти забыл, теперь болели так, как никогда в жизни. Его палец уцелел, но на всем пути домой Шейн не мог держать руль этой рукой.
Теперь в его жизни будет не так уж много соревнований. А может, и вовсе ни одного. Какой смысл рисковать, если нет ни малейшего шанса стать чемпионом?
Шейн знал, что шансов у него не осталось.
Он знал, что у него нет ничего.
Ни планов. Ни возможностей. Ни надежд.
Если не считать надежды на Розину любовь.
Он ее недостоин.
В его жизни было не так уж много успехов. Он даже не сумел украсть проклятого ястреба. Но будет еще хуже – а худшую вещь он и представить себе не может – если он не оправдает ее ожиданий.
* * *
– Шейн? – голос Дженни донесся через приоткрытую дверь спальни.
Шейн решил притвориться спящим. Он вернулся в дом Мэйса, пробормотал какую-то вежливую чушь, отказался от ужина и укрылся в комнате для гостей. Он сослался на усталость. Сказал, что ехал без остановок и должен выспаться.
Он не рассказал им о боли, так глубоко укоренившейся в его сердце, что он даже помыслить не мог о том, что она когда-нибудь пройдет.
Если его брат и заметил что-то неладное, у него хватило ума промолчать. Но Дженни – дело другое. Она станет сочувствовать. Сопереживать. Жалеть его. Только этого не хватало.
Поэтому Шейн остался лежать неподвижно и постарался дышать так медленно и глубоко, насколько позволяли его ноющие после родео ребра.
– К телефону. – Дженни открыла дверь чуть сильнее. – Тебя спрашивают. Вроде что-то важное.
Сейчас он ни с кем не хотел разговаривать. Кроме…
Он подскочил на кровати. Роза?
Дженни вошла, протянула ему телефон и вновь исчезла за дверью.
Шейн сглотнул, облизал губы и поднес трубку к уху.
– Алло?
– Николс?
Это была не Роза. Но Шейн всегда узнал бы этот резкий, скрипучий голос.
– Я видел, как ты днем сидел в машине напротив магазина моей дочери.
Шейн прикрыл глаза. Он не мог вынести этого. Это было выше его сил – выслушивать, как старик будет объяснять ему то, что он и сам прекрасно знает: что он неудачник, что он уже проиграл.
– Почему ты уехал?
Вопрос оказался настолько неожиданным, что, когда Шейн раскрыл рот, слов у него не нашлось.
Пару секунд от пытался найти ответ и в конце концов выдал то единственное, что пришло в голову.
– Сами знаете, почему, – сказал он со злостью, тяжело дыша. – Кому еще знать, как не вам.
– Нет, не знаю. – Голос судьи был твердым, неумолимым. – Я думал, ты ее любишь. – И снова Шейн разинул рот от удивления. – Разве нет?
Виновен? Или невиновен?
Виновен. Как всегда.
– Да, – хрипло сказал Шейн.
– Тогда почему ты уехал?
– Потому что я… Это бессмысленно. Я ничего не могу ей дать, и вы это знаете. Вы же знаете, какой я!
В тишине он услышал тяжелый вздох судьи.
– Я думал, что знаю, – тихо сказал судья Гамильтон. – Я думал, у тебя хватает храбрости признавать свои ошибки. Много лет назад я считал тебя грубияном и чертовски наглым типом. Но я был уверен, что у тебя хватит духу выдержать наказание, которому я никогда не подверг бы более слабого человека. Ты выдержал. И я уважаю тебя за это.
Он умолк на мгновение, словно давая Шейну время осмыслить это ошеломительное заявление.
– Я скажу одну вещь, о которой даже не задумывался до сегодняшнего дня, Шейн Николс, – продолжил судья. – Я никогда не считал тебя трусом.
* * *
Он оказался трусом.
Роза видела днем его машину напротив магазина. Она как раз помогала покупательнице выбирать букет к годовщине свадьбы, и краем глаза заметила в окне красный грузовик. В груди у нее заныло, голова закружилась, сердце начало отбивать безумный ритм, а сама она заулыбалась, как дурочка.
– Ага, прожить в браке пятьдесят три года в наше время, это что-то удивительное, правда ведь? – произнесла женщина, заказавшая букет, очевидно решив, что Роза вдруг разулыбалась в ответ на ее последнее замечание.
– Да, – согласилась Роза. Не менее удивительно, чем возвращение Шейна.
Она смотрела в окно. Ждала. Едва замечала болтовню покупательницы. Ее внимание было полностью поглощено грузовиком, стоящим через дорогу.
Сначала она не могла поверить. Подумала, что он просто проезжал мимо или… или еще что-нибудь. Что-то, чем в конце концов объяснится его появление.
Он уехал.
И уже не вернулся.
– Это был Шейн? Разве не Шейн? – накинулась она на вошедшего в магазин отца через несколько минут после ухода посетительницы.
После секундного колебания судья пожал плечами.
– Это был он, – сказала Роза, чувствуя одновременно и боль, и гнев. – Уверена, что он. Я думала, он вернулся ко мне. – У нее так сильно сдавило горло, что она не смогла договорить. Так плохо ей не было даже после маминой смерти.
Тогда она чувствовала себя ужасно, но боль прошла со временем. Она была опустошена утратой, но ждала, работала и молилась… и медленно, постепенно ее жизнь начала налаживаться. Она дошла до предела в своем отчаянии. И дальше можно было двигаться только назад к жизни.
По крайней мере Роза знала, что это предел.
Но с Шейном она ни в чем не была уверена.
Он приехал к ужину. В ней проснулась надежда. Он поцеловал ее. И она начала мечтать. Он уехал. Но она все равно надеялась… некоторое время.
Потом Роза чувствовала только пустоту. Боль. И утрату. Она думала, что это уже предел. Она училась жить с этим, терпеть, надеяться на лучшее.
А затем, когда она снова увидела его грузовик… все ее мечты и надежды нахлынули снова.
Чтобы снова разбиться вдребезги.
– Он хороший человек, – тихо сказал отец.
Роза взглянула на него.
– Вот бы Шейн удивился, услышав от тебя такое.
– Ты так считаешь? – задумчиво спросил он.
– Я и то удивлена, – честно призналась Роза. Сейчас она вряд ли согласилась бы с отцом. – Он упрямый, тупой, импульсивный, никчемный придурок.
Отец улыбнулся и наклонился, чтобы поцеловать ее.
– Просто на всякий случай… имей это в виду.
Что бы это значило, – раздраженно думала Роза, глядя в потолок своей спальни и желая побыстрее уснуть. Насколько ей помнилось, после маминой смерти только сон мог ей помочь. Ей нужно выспаться. Она рассчитывала на восемь часов хорошего, крепкого сна.
И вот она лежит так целую вечность, а сна ни в одном глазу. Сколько времени прошло? Роза взглянула на часы, стоящие на столике у кровати.
Всего час?
А казалось, вечность. Такими темпами эта ночь будет тянуться лет пять.
– Черт бы его подрал, – пробормотала Роза. Она перевернулась на бок и стукнула кулаком подушку. Уолли, спящий у нее в ногах, шевельнулся, поднял голову и неодобрительно на нее взглянул.
– Он подонок, – объяснила ему Роза.
Уолли зевнул, опустил голову и задремал снова.
Внезапный стук во входную дверь заставил ее подскочить. Кого там несет?
Наверное, кого-то из завсегдатаев ближайшего бара потянуло на подвиги. Роза даже не шелохнулась.
Стук раздался снова. Теперь он был более настойчивым.
Роза встала, набросила халат, подкралась к окну гостиной, откуда было видно лестницу, ведущую на второй этаж, и осторожно выглянула наружу.
Он стоял к ней спиной, и его плечи были запорошены снегом, который не переставал идти весь вечер. Но она узнала его с первого взгляда.
Роза вздрогнула, выпустила из рук занавеску, вернулась в спальню и снова нырнула под одеяло. У нее не было ни малейшего желания беседовать с Шейном Николсом.
Если у него и есть, что сказать, надо было говорить днем. Если он явился сейчас, то только потому, что ее отец позвонил ему и заставил его прийти. И что он ей скажет?
Ей не хотелось знать.
Он постучал еще раз. Теперь еще громче.
Роза накрыла голову подушкой.
– Уходи.
Новая серия ударов.
– Роза! Открывай. Эй, Роза! Открой дверь! – Сейчас он производил больше шума, чем пьяницы, выходящие из бара через дорогу. Если он будет продолжать в том же духе, то разбудит старую миссис Паттерс, живущую в соседнем доме, и она вызовет полицию.
– Вот и хорошо, – буркнула Роза. – Надеюсь, она так и сделает. – Ее это вполне устраивает. Хотелось бы ей посмотреть, как его уведут отсюда в наручниках.
– Роза! – Уже не стук, а настоящий грохот. – Я хочу поговорить с тобой! Я должен поговорить с тобой!
– У тебя был шанс, – сказала Роза, уткнувшись лицом в подушку. Она натянула на голову одеяло.
– Роза!
Она не ответила.
Зато миссис Паттерс не оставила шум без внимания. В соседнем доме скрипнула рама.
– Вы пьяны, молодой человек? Идите домой! Уходите сейчас же или я вызову полицию! – Окно с шумом захлопнулось.
Наступила тишина.
Затем раздалось тихое постукивание.
– Роза? – сдавленным шепотом. – Роза. Открой. – Затем, – Ну, черт, если ты этого добиваешься…
Убрав с головы подушку, Роза услышала удаляющийся звук шагов по деревянной лестнице.
Она упала ничком на постель, ее била дрожь. Шейн ушел. Так и надо. Он ушел. Вот и хорошо. Он ушел. Это к лучшему. Но она чувствовала опустошение, отчаяние и боль.
Внезапно что-то заскреблось за окном спальни. Роза похолодела. Замерла.
Затем прозвучало невнятное, сердитое бормотание, снова поскребывание и звон металла. В окно постучали.
– Ты хочешь, чтобы я убился? Прекрасно, ты дождешься. Если ты через пять секунд не откроешь это чертово окно, мой палец отвалится, и я загремлю вниз!
Роза пулей слетела с кровати и раздвинула занавески. Шейн цеплялся за перекладину обледеневшей пожарной лестницы. Он усмехался.
Она распахнула окно.
– Ты придурок! Что тебе в голову стукнуло?
– Ты могла бы открыть дверь, – возразил он с несокрушимой логикой. – Но кажется, ты пыталась показать, как сильно злишься на меня.
– Ты меня достал!
– Я тебя не виню, – произнес Шейн спокойно. – Не могли бы мы, гм… обсудить это? Внутри, – добавил он. – А то меня уже руки не держат.
Роза буркнула что-то неразборчивое и протянула руку, чтобы втащить его вовнутрь. Он подтянулся и влез в открытое окно, затем встал прямо посреди ее спальни и отряхнулся от снега, словно мокрый пес.
– Шейн!
Он усмехнулся.
– Роза! – И бросился к ней.
Она увернулась.
– Нет. Я тебя не поцелую. Нет!
Искорки в его глазах погасли. Улыбка растаяла. Он засунул руки в карманы джинсов.
– И за это я тоже тебя не виню. – Он опустил голову и облизнул губы.
Роза надела халат. Она зажгла лампу и обхватила себя за плечи, словно яркий свет и тонкие руки могли защитить ее.
Шейн поднял голову и посмотрел ей в глаза.
– Я люблю тебя, – сказал он.
Одним махом он разрушил всю ее защиту. Роза утратила дар речи. Но не страх. Она не проронила ни слова. Не смогла бы ничего сказать даже если бы от этого зависела ее жизнь. Она просто на него смотрела, и в ее глазах надежда смешивалась с сомнением.
Шейн слегка улыбнулся ей, словно понимая ее состояние.
– Люблю, – повторил он. – Хотя я тебя не заслуживаю. И ничего не могу тебе предложить. Но я должен был тебе это сказать. Твой папа прав. Я не могу, – он поморщился, – струсить сейчас, даже если бы захотел.
– Мой папа? – Так вот что его привело? Роза попятилась, словно расстояние между ними могло ей чем-то помочь.
Но ничто не поможет. Пора бы ей это понять.
– Он позвонил мне, – признался Шейн. – Сказал, что видел меня возле твоего магазина. Спросил, почему я не вошел. Но он знает, почему.
– Почему? – неожиданно для себя шепнула Роза.
– Из-за страха. И гордости. Эти два чувства не очень хорошо сочетаются. Я подумал о том, что есть у тебя, и о том, что я могу предложить, и разница оказалась слишком велика. Я не хотел идти к тебе с этим.
– Но…
– Он понял это. Он отлично знает мою гордость, – тихо сказал Шейн. – Когда-нибудь, если у нас будет такая возможность, я расскажу тебе об этом. О цыпленке.
– Цыпленке? – повторила Роза озадаченно.
Шейн был уверен, что ей понравится эта история.
– Он заставил меня задуматься, – с жаром продолжил он. – И вспомнить. Я вспомнил то, что ты говорила мне о смерти твоей мамы. Я представил себе мое будущее, и оно показалось мне чертовски пустым. Я не знаю, что мне делать. Придется что-то придумывать. А пока я должен сосредоточиться на тех вещах, которые дают мне волю к жизни. Так я и сделаю, – твердо сказал он. – Но я не хочу начинать с вещей, Роза. Я хочу начать с тебя.
Роза молча на него смотрела. И тут она почувствовала, что невидимая петля, стягивающая ее грудь, не позволяющая вздохнуть свободно, выдавливающая из нее жизнь, внезапно ослабла. Роза задрожала. И расплакалась.
– Ой, черт, – буркнул Шейн. – Не надо. Господи, пожалуйста, перестань! Я уже ухожу. Прости. – Говоря, он начал пятиться к окну.
– Нет! – Роза бросилась к нему. Он споткнулся, и она обхватила его руками, прижалась к нему, вцепилась в него из последних сил.
– Вот здорово, – пробормотал Шейн. – Здорово. Значит ли это… – Он отстранился от Розы и взглянул в ее лицо.
Она рассмеялась сквозь слезы, и он расплылся в улыбке.
– Думаю, да, – сказал Шейн. А затем обнял ее, и они вместе завалились на постель.
Уолли зашипел, фыркнул и соскочил с кровати.
– Прости, – сказал Шейн коту, который, помахивая хвостом, вышел из комнаты. А затем покачал головой. – Нет, я ни о чем не жалею, – снова улыбнулся он Розе. – Об этом я никогда не буду жалеть. Ни за что на свете.
* * *
А потом он любил ее.
Он любил ее со всей нежностью и теплом, на которое был способен. Он любил ее со всей страстью и желанием, которое разгорелось в нем за время разлуки.
И чудо заключалось в том, что она тоже его любила.
Это выражалось не в ее словах, хотя их тоже было достаточно, а между слов. Шейн видел это в ее глазах, когда она смотрела на него. Он слышал это в ее голосе. Чувствовал в ее прикосновениях.
Боже, как Роза его ласкала! За все удовольствие, которое пытался подарить ей Шейн, она отплатила сторицей.
– Когда ты этому научилась? – спросил он ее, лежа обессиленный после ночи любви.
Роза улыбнулась и провела пальцами по его груди и животу.
– У меня была куча времени, пока ты шатался по стране. Вот я и думала, что бы такое с тобой сделать.
Шейн вздрогнул. Он не мог поверить, что после всего, что они вытворяли этой ночью, она еще способна его возбудить. Как видно, способна.
– Можешь делать это, когда захочешь, – сказал он. – В любое время.
Уже светало, когда Роза наконец заснула в его объятиях.
Шейн тоже устал. Он не спал с позавчерашнего дня, но глаз сомкнуть не мог. Ему хотелось смотреть на нее, вновь и вновь убеждаясь, что она рядом.
Он повернул голову и поцеловал Розу в щеку. Она открыла глаза.
– Это не сон? – спросила Роза заспанным голосом.
Шейн покачал головой.
– Надеюсь, что нет. – Он улегся на бок, чтобы видеть ее лицо. – Я хочу, чтобы это длилось вечно. Ты выйдешь за меня замуж? Я знаю, что Рэнс был бы лучшей парой, – добавил он торопливо, не позволив ей и слова вставить.
– Да.
– Я знаю, что он больше может тебе дать. Эй! – воскликнул Шейн. – Тебе не обязательно было со мной соглашаться!
Роза рассмеялась.
– Я ответила «да» на твое предложение, любимый. – Она заставила его перевернуться на спину, и легла на него, вызвав в нем дрожь желания. – Конечно, продолжила она задумчиво, – Рэнс – замечательный человек. Красивый. Умный. Добрый.
– Хватит!
Роза прижалась к нему всем телом.
– Но он не подходящий мужчина для меня.
– Слава тебе, Господи, – буркнул Шейн.
* * *
Они поженились весной.
В той самой церкви, где Милли так и не вышла замуж за Майка, где Кэш получил пощечину, и откуда в один прекрасный вечер была похищена Роза.
Свадьба прошла как по маслу. Роза сама готовила букеты. Милли с Кэшем были в числе приглашенных, и хоть они не улыбались друг другу, зато сумели обойтись без скандала. Рэнс тоже появился с какой-то незнакомой девушкой, и даже если он забыл ее представить, Шейн с Розой на него не обиделись.
Розин папа подвел невесту к алтарю и, казалось, был очень рад передать ее вместе со своим благословением побледневшему жениху.
Затем была вечеринка в ресторане Хаггинса. Роза с Шейном обсудили между собой все детали праздничного обеда. Роза хотела быть более бережливой. Шейн, как всегда, готов был швыряться деньгами.
Роза ему уступила. В конце концов, свадьба ведь бывает один раз в жизни. Их гости – все двести пятьдесят человек – кушали вкуснейшие ребрышки и фирменную картошечку Хаггинса, салаты и самые разнообразные фрукты. А затем был подан восхитительный «трехэтажный» свадебный торт.
День прошел великолепно, и все это знали. Особенно жених с невестой.
– Я же тебе говорил, – шепнул Шейн Розе на ушко, после того, как дал ей откусить от своей доли торта и взамен слизнул кусочек у нее с ладони.
– Да. Все было чудесно, – согласилась Роза и поцеловала его в губы. А потом ехидно улыбнулась. – И ты был совершенно прав. Ребрышки просто объеденье. Намного лучше, чем цыплята.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - В кольце твоих рук - Макалистер Энн

Разделы:
1 глава2 глава3 глава4 глава5 глава6 глава7 глава8 глава9 глава10 глава11 глава

Ваши комментарии
к роману В кольце твоих рук - Макалистер Энн



Понравился. Маленький, легкий миленький!!!
В кольце твоих рук - Макалистер ЭннЯна
29.10.2011, 18.09





неплохо.
В кольце твоих рук - Макалистер Эннтайна
14.07.2013, 1.09





Мне очень понравился. Роман во всех традициях этого жанра!
В кольце твоих рук - Макалистер ЭннАнна
31.07.2013, 14.04





Не понимаю, что тут может понравиться?) и что ожидает героиню с таким мужем, ему 32 года и не профессии ничего! Хотела бы я прочитать продолжение.
В кольце твоих рук - Макалистер ЭннЕлена
20.08.2013, 0.11





Мне показалось, что сюжет высосан из пальца. Я прямо таки чувствовала, как автор сидела и думала, что написать, чтобы хоть как то заполнить страницы. И должна отметить, это плохо получилось. Меня до глубины душу возмутил диалог гл.героев в хижине. Он ей рассказывает, о своем опасном способе зарабатывать деньги, а она сидит и вся такая его понимает. Что за чушь? Он каждый раз выходя на родео рискует своей жизнью, и для чего? Для зрелища, из за того что ему в школе было лень учиться, из за быстрых денег. Глупости это, абсолютно не достойные ничьего понимания. Нужен адреналин, хочешь рисковать своей жизнью - нифиг заниматься ерундой, иди в спасатели, в пожарники. А эта дура, гл.героиня, его понимает. Ну, ну. А если бы это был её сын? Посмотрела бы я на неё, как бы она его не начала от этого отговаривать. Итог: для меня книга дрянь. 2 из 10.
В кольце твоих рук - Макалистер ЭннКсения
17.10.2014, 10.28





Мне книга понравилась незнаю как некоторым книга класс
В кольце твоих рук - Макалистер Энналла
16.04.2016, 16.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100