Читать онлайн Снова вместе, автора - Макалистер Энн, Раздел - ГЛАВА ДЕВЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Снова вместе - Макалистер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.18 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Снова вместе - Макалистер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Снова вместе - Макалистер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макалистер Энн

Снова вместе

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Никогда. Либби ждала. Очень ждала. Утром она проснулась, напевая про себя от предвкушения скорой встречи, с трудом сдерживаясь, чтобы не пропеть эту новость Сэму. Она приготовила ему завтрак, продолжая бормотать обрывки разных песен. Потом довела его до ворот школы – не столько ради прогулки, сколько в надежде встретить на улице Алека. Не увидев его, она пошла домой, но в груди нарастало смутное беспокойство.
Застелив кровати, Либби расшифровала запись беседы с Джибом Сойером, потом испекла кокосовый хлеб по рецепту Мэдди. Все это время она прислушивалась, не раздадутся ли шаги на крыльце или стук в дверь.
К полудню Либби перестала напевать. Странно. Куда же он подевался?
Стоп, хватит нервничать, одернула она себя. Подумаешь, опаздывает! Ну и что? Такая уж у него профессия. Надо научиться ждать.
Однако к трем часам дня у Либби разыгралось воображение. Она испугалась, что он вдруг заболел или что-то случилось с Джулиет, пока они сидели в баре. В воображении попеременно возникали жуткие картины катастроф, пожаров, разбойных нападений.
Когда Сэм пришел из школы, она сразу же спросила:
– Ты видел сегодня Джулиет?
Он покачал головой. Потом, бросив книжки на кушетку, уселся за стол со стаканом молока и куском кокосового хлеба.
– Совсем? – наседала Либби.
– Угу.
Может, девочка заболела, заволновалась Либби. Или упала и ушиблась. Должно быть, с ней действительно что-то произошло. Иначе Алек давным-давно был бы тут. В сотый раз Либби пожалела о том, что у нее нет телефона.
– А в эти выходные ты ее видел? Продолжая уплетать хлеб, Сэм сказал:
– В субботу. Мы с Артуром вышли с пристани и встретили ее с какой-то тетей. Они направлялись к Хил-Топу.
Либби нахмурилась.
– Что за тетя?
Сэм пожал плечами.
– Не знаю. Можно еще хлеба?
С отсутствующим видом Либби отрезала ему кусок, мысленно перебирая различные предположения.
– Собирайся, – сказала она. – Пойдем прогуляемся.
Сэм быстро запихнул хлеб в рот, осушил стакан молока и встал из-за стола. Куда они пойдут, не спросил: у Либби сложилось впечатление, что он догадывался.
– Беспокоишься?
– Немного, – призналась Либби. – Алек собирался прийти к нам сегодня утром, но так и не появился. Боюсь, не случилось ли что-нибудь с Джулиет.
– Тебе Алек очень нравится? – спросил Сэм, еле успевая за Либби.
– Я… привязалась к нему.
Ей захотелось немедленно признаться в том, что она его любит, – Алеку, Сэму, всему свету.
Но вчера в самолете, когда они летели домой, она пообещала Алеку, что они расскажут Сэму, кто его отец, только вместе. И Джулиет тоже. И с этого дня так будет всегда. Поэтому она только ободряюще улыбнулась сыну и ускорила шаг.
Едва они дошли до поворота дороги, Либби стала искать глазами Джулиет, прислушиваясь, не раздастся ли ее звонкий голосок.
Девочки нигде не было, только слышался приглушенный плеск волн, набегающих на песок. Она открыла калитку и, пока Сэм запирал ее, быстро подошла к двери и постучала.
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем раздались шаги. И когда дверь открылась, Либби было начала: «О, Алек…», но перед ней стоял улыбающийся Луис.
– Входите, входите!
Либби в нерешительности замялась, потом все-таки вошла, оглядываясь по сторонам.
– Я… знаете, я ждала Алека, но он не пришел…
Луис нахмурился.
– Мистера Алека сейчас нет.
Либби с облегчением перевела дыхание.
– Ну конечно, должно быть, я с ним разминулась. Наверное, он пошел к нам берегом, вот мы и не встретились.
– Я хотел сказать, его нет на острове, – покачал головой Луис. – Он уехал.
– Уехал? – Теперь ее охватила паника. – Куда? Зачем?
Луис пожал плечами.
– Извините, но я не знаю. Он мне ничего не сказал.
– Так что, он просто уехал? А как же Джулиет?
– Она тоже. Она и мисс Уэбстер. Они все уехали.
– Мисс Уэбстер? – Либби вцепилась пальцами в косяк двери.
– Вы ее не знаете? Мисс Уэбстер. Мисс Амалия Уэбстер. Актриса.
– Я не хочу говорить на эту тему.
Либби склонилась к тесту, которое месила. Конечно, мама права, ей надо было раньше прислушаться к ее советам.
– А по-моему, нам нужно объясниться, – сказала Кристина Портмэн, с любовью и тревогой глядя на Либби. – И не делай вид, что очень занята. Я же вижу, как ты мучаешься.
– Мне не о чем говорить.
Даже не подняв головы, Либби продолжала месить тесто. Да и что туг скажешь? Сама виновата – безрассудно доверилась мужчине, который однажды уже ее обманул. К чему втягивать во все это родителей? Они, бедные, и без того с ней достаточно нянчились.
И ведь не девчонка уже – двадцать шесть лет! И надо же быть такой дурой! Дважды влюбиться в одного и того же негодяя…
– Это снова был Алек Блэншард, не так ли?
Либби вздохнула, понимая, что действительно пришло время объясниться, что терпение родителей лопнуло. Когда две недели назад она вернулась, похожая, скорее, на привидение, они старались быть терпеливыми, потому что лучше, чем кто-либо другой, помнили, в каких расстроенных чувствах она пребывала восемь лет назад.
Вот уже две недели они ни о чем не спрашивали; ломали голову, не зная, чем помочь любимой дочке, но молчали. Теперь же Кристина ясно дала понять, что с нее довольно.
Мама, конечно, права, но Либби ужасно не хотелось выставлять себя такой беспробудной идиоткой. Вот если бы только каким-то волшебным образом удалось скрыть источник ее страданий…
Они ни о чем не догадывались, по крайней мере не связывали происходящее с дочерью с чьим-либо именем, пока Сэм не начал с увлечением рассказывать о своем новом друге.
И у отца, и у матери глаза полезли на лоб, челюсти отвисли, и они оба уставились на Либби, желая услышать подтверждение. Она не вымолвила ни слова.
Остановить болтовню Сэма она, конечно, была не в состоянии – еще никому и никогда не удавалось его остановить. Оставалось надеяться, что в конце концов он сам перейдет на другую тему.
Ожидания исполнились: так все и произошло. Чем дольше они находились в родной обстановке и чем больше времени мальчик проводил с друзьями, тем реже каждая его фраза начиналась с «Алек сказал…» или «Моя подруга Джулиет…».
Однако даже все более редкие упоминания Алека не давали Либби хотя бы временного облегчения от тяжелых дум, от которых она так стремилась избавиться. Все время она думала только об Алеке – и ничего не могла с собой поделать. Ничего. Забыть остров еще можно, но ведь Алека…
Услышав сообщение Луиса, Либби приложила максимум усилий, чтобы вести себя как зрелый, разумный человек. И не сбежала с Харбор-Айленда при первом же намеке, что Алек снова бросил ее ради еще одной сногсшибательной актрисы, хотя и желала этого всеми фибрами души.
Вместо этого она вежливо поблагодарила Луиса и медленно, с деланным спокойствием отправилась домой, осыпаемая градом вопросов путающегося у нее под ногами Сэма.
Ни на одни из них Либби не отвечала. В голове роилось слишком много своих.
Почему? – спрашивала она себя снова и снова. Почему он так поступил? Что это все значит? Что за нелепую игру он затеял? Думал ли он о ней вообще? И как на самом деле к ней относился? А к Сэму?
Но на каждый вопрос у нее находился только один однозначный ответ: не знаю.
Либби хотелось надеяться, что произошла какая-то чудовищная ошибка, что Луис что-то напутал, не так передал. Но дни шли за днями, а от Алека не было ни слуху ни духу.
Сэм так и сыпал вопросами, а терпению Либби пришел конец. Ни о какой ошибке не могло идти речи. И будет чрезвычайно глупо с ее стороны сидеть и ждать его до скончания века. Хоть еще на один день останется на острове – сделает из себя самую большую дуру на свете.
Работу она более или менее завершила, а без остального прекрасно можно обойтись.
Алек знал, где она живет. Если она ему понадобится, легко ее найдет. А она в нем не нуждалась – по крайней мере после того, как он с ней поступил.
– Что нам сказать мистеру Алеку? – ворчала под нос Мэдди, когда Либби прощалась с ней.
Скажи ему, чтобы он шел ко всем чертям, мысленно ответила Либби, но только покачала головой в ответ. Слов больше не осталось.
Вот и сейчас ей нечего было сказать. Если в глубине души и теплилась крохотная надежда на его возвращение, то вчера она лопнула как мыльный пузырь.
На первых полосах двух наиболее сенсационных журналов, которые попались ей на глаза в супермаркете, были помещены фотографии Алека и Амалии Уэбстер, выходящих из самолета в Лос-Анджелесе; позади виднелось худенькое личико Джулиет. Заголовок над одной гласил: «Алек и Мали возвращаются из своего любовного гнездышка на Багамах». Другой был более прямолинеен: «Займет ли эта женщина место Марго?»
Пораженная в самое сердце, Либби не отрываясь смотрела на фотографии. Почувствовав вдруг, как чья-то рука легла ей на плечо, она очнулась, повернула голову и встретилась глазами с сочувственным взглядом Майкла. После ее возвращения с острова они еще не виделись.
Мельком взглянув на заголовки, Майкл скорчил гримасу, потом снова перевел взгляд на нее и сказал:
– Право, я очень сожалею, Либ.
Либби прикрыла глаза.
– Спасибо. – Что еще, в конце концов, могла она сказать?
Майкл, благослови его Господь, ни о чем и не спрашивал. Только предложил ей выпить чашку кофе. Либби отказалась, и он понимающе кивнул.
– Тогда я провожу тебя домой.
Возражать не было сил.
Всю дорогу Майкл молчал, а когда они остановились перед ее воротами, с сочувствием посмотрел на нее.
– Уверена, что с тобой все будет в порядке?
– Конечно.
– Тогда как-нибудь встретимся. Поужинаем вместе.
В знак согласия Либби кивнула. Однако встречаться с ним вовсе не собиралась. Никогда больше она не вернется к Майклу, и оба они это понимали.
– Это был твой Алек, не так ли? – еще раз деликатно повторила вопрос ее мать. – Я не ошиблась?
– Никакой он не мой! – с яростью воскликнула Либби, смахнув навернувшиеся на глаза слезы. – В мире есть миллион всяких разных Алеков.
– Согласна, – рассудительно сказала Кристина, – только поступил с тобой так он один.
И это правда, вынуждена была признать Либби.
– Я в полном порядке, – она упрямо вздернула подбородок. – Да, я на острове столкнулась с Алеком. Но это не имеет никакого отношения к делу. Я закончила ту работу, что планировала, и как раз в срок. Даже немного раньше. Сейчас я дома. Ну и что теперь? Что за событие тебя взволновало? Было бы о чем волноваться, ей-Богу!
Кристина взяла ее за плечо, повернула к себе лицом и посмотрела на нее внимательным, проницательным материнским взглядом.
– Причина волнения в тебе, Либби, – ласково сказала Кристина. – Мы с папой волнуемся о тебе.
Куда деться от материнской заботы, от материнской любви? Как можно ее отвергнуть, когда так в ней нуждаешься? Либби беспомощно покачала головой; боль, копившаяся в ней столько времени, переполняла ее. Слезы, которые она с таким трудом сдерживала, брызнули наконец из глаз.
– Я чувствую себя такой дурой, мама. Я влюбилась в него, – прошептала она, борясь с собой. – Я опять влюбилась в него.
Кристина обняла дочь.
– О моя дорогая!
Либби вздрогнула и глубоко вздохнула, стараясь держать себя в руках.
– Сама виновата, мне следовало лучше работать головой. Нельзя было ему доверять, он уверял, что любит меня. Сказал, что хочет на мне жениться. Он сказал…
Какой смысл повторять, что ей сказал Алек? Его поступки, как она сказала матери, снова оказались красноречивее всех его слов и обещаний.
– Мне просто нужно немного времени, вот и все, – уверяла ее Либби.
Она уже однажды переболела Алеком. И теперь собирается жить счастливой, полноценной жизнью, оставив его за бортом. У нее все-таки остался собственный дом, семья, любимый сын – все, что она имела, отправляясь в Харбор-Айленд в июле.
Если ей удалось когда-то справиться с огромной болью, она сможет это сделать и теперь.
– Пришел Сэм, – сообщила мать. – Должно быть, они с дедом закончили строить домик на дереве.
Сэм так грезил о таком же домике на дереве, как у Джулиет, что его дед и дяди решили соорудить ему такой же на дубе в заднем дворике. Строительство длилось с тех пор, как они вернулись. Либби подозревала, что столь горячее рвение отца было продиктовано исключительно его мудростью. Он думал, что, заняв Сэма каким-нибудь делом, сумеет отвлечь внимание мальчика и хоть немного освободит Либби, чтобы дочь могла справиться со всем, что случилось. Она была безмерно благодарна отцу.
Она тоже каждый день старалась выкроить время, чтобы сделать для Сэма что-то особенное, с тех самых пор, как они вернулись домой.
Конечно, Сэм будет скучать по общению с Артуром, по рыбалкам с Лайманом и веселым играм с Джулиет. Поэтому она решила заполнить его существование чем-то новым.
Один день они вместе пекли тертый пирог. На другой исследовали пещеры в одном из старых графских парков. Накануне, когда Либби вернулась из супермаркета с головой, забитой дурацкими заметками об Алеке, она улыбнулась сыну и спросила его, не хочет ли он пойти поплавать.
Сегодня же, когда Сэм вернулся, переполненный впечатлениями и рассказами о своем домике на дереве, Либби спросила, не хочет ли он покататься на велосипеде.
– Конечно. Но сначала взгляни на мой домик на дереве.
Либби и Кристина пошли за ним по аллее, параллельной Элм-стрит, посмотреть на домик на дереве. Он оказался таким же красивым, как и тот, что построил Алек.
Когда Либби и Сэм отправились кататься на велосипедах, Сэм признался:
– Он мне очень нравится. Только Алеков куда лучше.
Либби не ответила. Выдержав паузу, она произнесла:
– Поехали наперегонки до запрещающего знака.
И Сэм, приняв вызов, нажал на педали. По пути они встретили Майкла, выходящего из библиотеки.
– Куда собрались? – спросил он.
– Мы решили прокатиться до Эриксона, – сообщил Сэм, назвав ферму, практически примыкавшую к городу, где и был у них конечный пункт.
– Не слишком ли жарко для катания на велосипеде? – поинтересовался Майкл. Либби кивнула.
– Не возражаете, если я к вам присоединюсь? – (Либби приоткрыла рот.) – Просто за компанию. Никаких обязательств, – быстро сказал Майкл. – Вам, кажется, необходим друг.
– Не хочу брать на себя смелость… – начала Либби, – не могу…
– Я понимаю, черт побери! – вскричал Майкл. – Просто как друг, ладно?
Либби кивнула. Он оседлал велосипед, и с Сэмом во главе они выехали на дорогу.
День выдался жарким и влажным, как часто бывает в штате Айова, и Либби мечтала лишь об одном – об океанском бризе, от которого так спешно уехала. Катание на велосипеде в такую жару – не лучшая идея. Когда они повернули обратно, она вздохнула с большим облегчением.
Сэм за это лето заметно повзрослел. Он больше не отставал от нее, когда они катались на велосипедах. Влажность почти доконала ее, а сын даже не обращал внимания на маму.
– Мама, догоняй! – вопил Сэм, настигнув ее на повороте.
Либби помахала ему рукой, восхищаясь неутомимой готовностью сына продолжать гонку. Лично ей хотелось только одного – чтобы эта мука скорее кончилась.
– Поезжай вперед! – крикнула она Сэму, когда они доехали до их переулка. – Приготовь воду со льдом. Я умираю от жажды, – сказала она Майклу, слезая с велосипеда. – А ты?
Он покачала головой.
– У меня в три заседание кафедры. Надо успеть домой, чтобы принять душ.
Сняв ногу с педали, он сказал:
– Вот мы и приехали. Было совсем не плохо, не так ли?
Либби покачала головой.
– Я больше не хочу причинять тебе боль.
– Ну и ладно, – сказал Майкл. Он подмигнул ей, оттолкнулся от бордюра и исчез в переулке.
Либби слезла с велосипеда и прислонила его к ограде, а сама пошла открывать калитку.
– Позволь мне, – раздался за спиной низкий голос. С хрипотцой. Голос Алека.
Либби остановилась как вкопанная.
– Мама! Смотри, мама! Посмотри, кто к нам приехал! – Из-за его спины, улыбаясь во весь рот, выкатился Сэм.
Что ж, этого следовало ожидать. В конце концов, он ведь объяснил свое дезертирство в первый раз, почему же сейчас должно быть по-другому? Либби скрежетнула зубами.
Алек не говорил ни слова. Он тоже не выглядел счастливым. Справившись с собой, Либби сухо кивнула. Он открыл калитку и посторонился, уступая ей дорогу.
– Представляешь, он стоял на пороге, когда я подъехал, – выпалил Сэм, вставая между ними. – Почему ты исчез? Куда? Где Джулиет? Ты не привез с собой Джулиет? – засыпал он вопросами Алека.
– Сейчас нет, – ответил Алек на последний вопрос. – Я приехал один.
– Зачем? – Сэм пытливо вгляделся в его лицо.
– Мне надо поговорить с твоей мамой.
– О чем?
– Это наш с ней секрет.
Алек заискивающе посмотрел на Либби. Неужели ждет, что она его поддержит? Чего захотел, подумала она. Это его идея, вот пусть сам и выпутывается перед Сэмом.
Либби откинула волосы со своего потного лба. Нужно остыть и успокоиться, чтобы общаться с Алеком. Иначе как заставить его поверить, что ей все нипочем, если он поймет, что она совершенно раздавлена.
– Ты будешь с нами ужинать? – спросил Сэм. – У нас сегодня спагетти.
Алек усмехнулся кривой усмешкой.
– Звучит заманчиво.
Сэм тряхнул головой.
– Так ты остаешься?
– Посмотрим, – сказал Алек.
– Сынок, сбегай ненадолго к бабушке и дедушке, а мы пока поговорим, – обратилась Либби к Сэму.
Мальчик посмотрел на них долгим оценивающим взглядом, как бы размышляя, стоит ли оставлять их вдвоем. Затем, очевидно придя к выводу, что его присутствие не будет способствовать решению вопросов, пожал плечами и пошел было к калитке, но снова вернулся.
– Где Джулиет?
– Я оставил ее с другом. Ее зовут Амалия Уэбстер.
Ясное дело, подумала Либби. Слабая надежда, что Алек приехал лишь для того, чтобы задушить ее в своих объятиях, умерла раз и навсегда.
Следовательно, это будет просто еще одно объяснение – как тогда, в прошлый раз. Внезапно ее охватил неподдельный ужас: а вдруг он намерен добиться ее согласия увезти Сэма?
Эта мысль пригвоздила Либби к месту. Ее бросало то в жар, то в холод; мысли лихорадочно метались в голове, мешая сосредоточиться.
Она смотрела вслед неохотно удаляющейся фигурке Сэма, который все время оглядывался то на Алека, то на нее. Заставив себя улыбнуться, Либби поторопила его, мысленно дав слово никогда, ни за что на свете не отдавать его Алеку – только через ее труп.
Либби резко повернулась и прошла мимо Алека в дом.
– Не стоило беспокоиться, – бросила она через плечо.
Алек последовал за ней и, когда дверь за ними захлопнулась, сказал:
– Вот как ты поступила – не успел я отвернуться, как ты сбежала?
Либби так и подпрыгнула на месте, щеки ее вспыхнули от гнева.
– Что, черт возьми, ты хочешь этим сказать?
– Только то, что сказал. Я уехал на три дня, а ты исчезла без единого слова. Не оставив записки. «Она просто уехала, мистер Алек. Я не знаю почему». – Он изобразил мягкий багамский акцент Мэдди. – Дьявольщина! Я хочу знать почему!
Не веря своим ушам, Либби оглянулась и посмотрела на него в упор.
– Это ты исчез, Алек, – наконец сказала она горестно. – Не я. Сам подумай.
– Я все могу объяснить.
– Так же, как ты «объяснил» в прошлый раз? – Либби не могла скрыть обиды.
Алек погрузил пальцы в густую шевелюру.
– Нет, сейчас совсем другое дело. Черт возьми, Либби! Выслушай. Ты должна меня выслушать!
Либби развернулась к нему и вонзила яростный взор в его лицо.
– Я? Должна? Это еще почему, интересно знать? Восемь лет назад ты не стал слушать меня!
Лицо Алека исказилось от боли. Он тяжело сглотнул и тихо произнес:
– Я помню. – На мгновение он опустил голову, потом поднял ее и посмотрел ей прямо в глаза. – И буду сожалеть об этом всю оставшуюся жизнь.
И Либби вдруг поняла, что он сейчас говорит правду и что ему очень больно.
Тем лучше, пусть пострадает, решила она, стараясь не поддаваться сентиментальной жалости.
Алек потер рукой лицо, качнулся на пятках, затем сунул обе руки в карманы.
– Господи, как все запуталось, – сказал он, задыхаясь, будто ему не хватало воздуха.
– Да, – согласилась Либби. Вздохнув, он покачал головой.
– Даже сейчас я не понимаю, как мог так поступить. Ведь все было бы совсем иначе. Мы были бы с тобой так счастливы… – Он печально посмотрел на нее. – Ясно одно: мне никогда не надо было жениться на Марго.
– Ты любил Марго, – с горечью напомнила Либби.
– Ни черта я ее не любил!
Либби вытаращила глаза, потрясенная до глубины души.
– Что?! Что ты сказал?
– Я не любил Марго, – повторил Алек, четко выговаривая каждое слово.
– Но… но этого не может быть! Ты… ты ведь женился на ней… – Она замолчала, не находя слов.
– Люди не всегда женятся только по любви, – мрачно произнес Алек.
Так это был всего-навсего необдуманный поступок? Мысли Либби опять заметались. Что меняют его слова? Лучше это или хуже?
– Ты женился на ней, потому что она была беременна?
– Да.
– Тогда не вижу никакой разницы, – искренне сказала Либби. – Ты женился на ней, а мог бы и на мне. Мы обе были беременны. Просто она забеременела раньше.
– Я тебя любил, – сказал Алек спокойно. – А… – он помолчал, оглядывая комнату, чтобы собраться с духом, – сделал Марго беременной не я.
Глаза Либби медленно и с сомнением встретились с его глазами.
– Что ты такое говоришь?
– Именно то, что ты только что слышала. Джулиет не моя дочь.
Либби онемела.
Алек повторил. Он смотрел на нее не отрываясь, и в его помрачневшем взгляде мелькнуло нечто такое, что она не могла понять.
– Но ты же только что сказал, что именно поэтому женился на Марго!
– Верно. – Алек начал снова расхаживать по кухне. – Но у меня с ней ничего не было. Она меня даже не интересовала в этом смысле.
– А все эти истории в журналах…
– Враки, – кратко сказал Алек. – Отвлекающий маневр. Марго не хотела, чтобы кто-нибудь узнал, с кем у нее на самом деле роман. Папаша не одобрил бы.
Либби была так потрясена, что не знала, что сказать.
– А кто же?.. – наконец произнесла она и замолкла. Какое, в сущности, ей до всего этого дело?
– Клайв Джилберт.
Она не сразу отреагировала на это имя.
– Клайв? Каскадер? Тот самый, который?..
– Который погиб, – закончил вместо нее Алек. – Делая за меня работу, – добавил он. – Я говорил тебе, что все ужасно запуталось. В тот день, когда мы вернулись из Бэн-Бэя, Марго мне открылась – тогда только я узнал, что она беременна. Она была безумно расстроена, просто сама не своя. Она никогда не отличалась уравновешенностью, а смерть Клайва ее просто доконала. А тут еще выяснилось, что она беременна.
Пальцы Алека сжались. Невидящим взглядом он уставился в окно.
– Марго понимала, что ее отец взорвется, – продолжал он. – Он постоянно твердил, что Клайв ей не подходит, и вообще запретил Марго иметь с ним дело. Вот почему она распространяла слухи, что у нас с ней роман. Потом, когда Клайв погиб и она обнаружила, что ждет от него ребенка, она впала в отчаяние. И пришла ко мне.
Либби смотрела прямо перед собой, силясь понять смысл услышанного. На улице в кронах деревьев жужжали цикады. Мальчик, разносивший газеты, сунул одну ей под дверь.
Что же получается? Алек не любил Марго? Он женился на ней по доброте душевной? Значило ли это?..
– Я сделал то, что считал необходимым сделать, – с трудом выговорил Алек, – обещал на ней жениться. Она, естественно, согласилась. – Он скорчил гримасу. – Все это на самом деле было страшной ошибкой. Она не любила меня – она любила Клайва. Я не любил ее – я любил тебя.
– Ты… – начала Либби, но так и не смогла повторить слова, которые он только что произнес.
– Я любил тебя, – сказал Алек проникновенно. Потом пожал плечами. – Но в твоих чувствах я не был уверен. Ведь ты еще была совсем ребенком, и я соблазнил тебя. Впереди тебя ждала огромная жизнь. Ты делилась со мной своими планами: поступить в колледж, получить степень, стать такой, чтобы твоя семья могла гордиться тобою. Ты все заранее продумала. Вот я и решил, что самый лучший выход – жениться на Марго и дать тебе свободу.
Святый Боже! – подумала Либби.
– А та записка, которую ты написал… Она была такая… такая жестокая. «Забудь меня. Можешь быть уверена, что и я тебя забуду». – Даже сейчас цитирование причиняло ей боль.
Алек поморщился.
– Я не подумал! – воскликнул он, испытывая все муки ада. – Я не хотел тебя связывать по рукам и ногам, черт побери! Я все время помнил о тебе, но хотел, чтобы ты меня забыла. Я был женат – к лучшему это или к худшему. И поверь мне, все получилось «к худшему» с самого начала.
Все то время, что Марго была беременна, она носила траур по Клайву, но старалась держать себя в руках. Джулиет не исполнилось и недели, как Марго начала выпивать. Я думаю, реальность в конечном счете доконала ее. Она надеялась, что у нее родится мальчик, эдакий Клайв в миниатюре, ребенок, который был бы точь-в-точь на него похож и стал бы ему заменой. Вместо этого у нее родилась Джулиет, девочка, да еще такая, которая очень походила на нее саму.
Вдобавок Джулиет оказалась трудным ребенком. У нее постоянно болел животик, она нервничала, все время плакала. У Марго тоже случались истерики, и довольно часто. Словом, жизнь наша сложилась не очень счастливо.
Алек расправил плечи и печально покачал головой.
– А дальше стало еще хуже, все покатилось под уклон. То она не желала видеть Джулиет, то вдруг начинала ее обожествлять. К примеру, волосы. Она ни за что не позволяла стричь их. Были и другие вещи. За Марго надо было присматривать, и эту нелегкую обязанность взяла на себя Мали. Ну, Амалия. Только тогда я смог вздохнуть с облегчением, ведь у меня было чертовски мало времени.
Мали. Он произнес имя как-то совсем обыденно, но Либби почему-то подумала, что она снова получила объяснение, а не признание в неумирающей любви. Покусывая губы, она ждала. Во всем сказанном имелся смысл. И что же, интересно, дальше?
– Я был занят, носился по белому свету, черт его подери, снимая фильмы, – продолжал Алек, – и в то же самое время старался сохранить семью или хотя бы сделать вид, что все идет хорошо.
Он вздохнул.
– Неверный шаг, как оказалось. Глупее не придумаешь. Я был не нужен Марго, а она была не нужна мне. Все очень просто. Прошло не так много времени, как она начала искать замену Клайву.
– Ты имеешь в виду… – срывающимся голосом начала Либби.
– Я имею в виду, что она начала заводить любовников, – обыденно сказал Алек. – Большинство из них были всего на одну ночь. Однако последний задержался намного дольше. Он был репортером.
Либби побледнела.
Алек горько улыбнулся.
– Ты начинаешь понимать. Его звали Джерри Корсон…
– Тот самый, что погиб вместе с ней в катастрофе?
– Тот самый, ради которого Марго хотела развестись со мной и выйти за него замуж. Она заявила мне, что он станет Джулиет отцом. Я наотрез отказался. – Алек вздохнул. – Ну, не знаю. Может быть, это было просто эгоистично с моей стороны, но, поверь, я действовал из лучших побуждений. Я просто не мог расстаться с Джулиет. Я, конечно, занят по-прежнему, но на меня по крайней мере можно положиться. И я очень любил девочку. По-настоящему любил. – Алек тяжело вздохнул и покачал головой. – Так или иначе, Марго все равно решила с ним сбежать. Именно тогда они и погибли.
– Но мне говорили, что она и репортер ехали, чтобы встретиться с тобой!
– Нечего ворошить весь этот навоз, раз они оба мертвы. Но это было не так, – твердо произнес Алек. – Я был в Мексике, снимался в фильме. Возвращался домой в Санта-Барбару через Лос-Анджелес. Так уж случайно получилось, что Марго и Джерри тоже ехали в направлении Лос-Анджелеса, когда Джерри вдруг потерял управление. – Алек закрыл глаза, его лицо посуровело. – Могу только поблагодарить небо, что Марго не забрала с собой девочку, в противном случае она бы тоже погибла.
– Господи, – прошептала Либби, чувствуя, что сейчас потеряет сознание от одной только мысли об этом.
– Именно, – сказал Алек. – Итак, ты посвящена теперь во всю эту омерзительную грязь. Единственное, что из нее вышло хорошего, – это Джулиет.
– Но ты ведь не жалеешь, что у тебя есть Джулиет?
– Конечно, нет. Я люблю ее. И только из-за нее не сожалею, что женился на Марго. Но я всегда буду сожалеть, что это разлучило нас с тобой, – продолжил Алек. – Я утешал себя мыслью, что по крайней мере оградил тебя и, если даже моя жизнь превратилась в сплошной кошмар, ты достигла того, чего так хотела. Каким же я был ублюдком! Благородным, конечно, но – ублюдком.
– Марго, наверное, нуждалась в тебе больше, чем я, – сделала вывод Либби.
– Не знаю, – сказал Алек бесцветным голосом, не глядя на Либби.
– И… и Джулиет, наверное, нуждается в тебе больше, чем Сэм. Она прелестная маленькая девочка, – откровенно призналась Либби.
Алек быстро кивнул.
– Я всегда думал, что она заняла в моей жизни такое место, какое мог занять только собственный ребенок. Но так было до того, как я узнал Сэма, – сказал он. Его губы задрожали от горечи. – Теперь я больше так не думаю.
– Т-ты можешь видеться с Сэмом, – после долгих раздумий пробормотала Либби. – Когда захочешь. – Она глядела в окно, чтобы не встречаться с ним глазами.
Алек молчал, но она слышала, как он тяжело вздохнул, слышала, как скрипнули половицы под тяжестью его тела.
– Я могу видеться с Сэмом? – наконец спросил Алек.
– Ты имеешь на это право, – сказала Либби, искоса взглянув на него.
Он облокотился о подоконник, лицо его побледнело.
– Так вот оно что? – Его голос звучал глухо, безжизненно.
– Ты о чем?
Алек потер ладонью лицо.
– Конечно, я понимаю. Просто… надеялся. Черт! – Он отвернулся и уставился в окно. – Это Майкл? Или Максвел?
Либби пристально посмотрела на него.
– Что Майкл? Какой Максвел?
– Уэйн Максвел. Твой репортер. – Алек не скрывал досады. – Который из них? За кого из них ты собираешься замуж?
Ошеломленная Либби посмотрела на него в упор.
– Я не понимаю, о чем ты говоришь.
– Только не надо, – огрызнулся Алек. – Все это я уже слышал раньше от Марго. Она тоже отрицала, что крутит с Корсоном. Но я видел ее с ним, так же как видел тебя с Максвелом. А Майкл только что ушел отсюда!
– Ты видел Максвела? Когда?
– В Нассау, – сказал Алек. – В сувенирном киоске. Я выходил из отеля с Каррасом и Маккинли и видел вас через окно. Он целовал тебя.
Поцелуй напрочь выпал из памяти Либби. Она нахмурилась.
– Я с ним просто обедала.
– Но мне об этом ничего не сказала!
– Конечно. Я же знала, как ты относишься к репортерам!
Алек стиснул зубы и упрямо помотал головой.
– Хорошо, пусть не Максвел. Значит, Майкл. Ты ведь была помолвлена с ним.
– Да, была, – напряженно сказала Либби. – И нашу помолвку, между прочим, расторгнул именно ты.
– И ничего этим не добился. – Он вздохнул. – Каким я был дураком! Я ведь хотел тебя вернуть.
Он хотел ее вернуть? А как же Амалия?
– В конце концов он победил, не так ли? – спросил Алек.
Замечательный повод. У Либби даже мелькнула мысль согласиться и найти убежище во лжи. Для ее самолюбия было легче позволить ему так думать, дать ему уйти, и не просто уйти, а навсегда исчезнуть из своей жизни.
Но она не смогла. Она всегда была честна с Алеком, какую бы боль он ей ни причинял. И на этот раз она тоже будет с ним честной.
– Я не выхожу замуж за Майкла. Я вообще ни за кого не выхожу замуж.
– Почему? – спросил Алек и грозно нахмурился. Какое ему дело?
– Потому что я не люблю его, – вспылила Либби, возмущенная неожиданным допросом. – Я не выйду замуж за человека, которого не люблю!
– А за меня ты бы вышла замуж?
Либби отвернулась и опустила голову. Вопрос повис в воздухе.
Она слышала, как Алек двигается по кухне, ощущала тепло его тела позади себя, потом почувствовала, как его пальцы слегка коснулись ее плеча. Либби отступила назад.
– Не обращай внимания, Либ. Ты все сказала достаточно ясно. Тебе не следует больше ничего объяснять. – Он наклонил голову, потом дотронулся губами до ее затылка. Либби оставалась неподвижной, испытывая муку от его прикосновения.
Наконец Алек оторвался от нее. Либби повернула голову и пристально посмотрела на него.
Алек отступил назад.
– Заслуженная кара, Либ. Я ушел от тебя. Теперь ты уходишь от меня. Но по крайней мере знай, что я люблю тебя, Либ. И всегда буду любить. Но я все понимаю. Честно. – Его голос дрогнул, и он на секунду замолчал. – Я бы хотел иногда видеться с Сэмом… если… если тебе это не будет трудно. Я… О, черт, Либ. – Он повернулся и быстро зашагал к двери.
Либби видела его слезы, слышала слова, но никак не могла поверить.
Он любит ее? А как же Амалия Уэбстер? И почему он снова бросил ее? Что он только что сказал? Нельзя позволить ему уйти, по крайней мере до тех пор, пока она не поймет все до конца, пока не признается ему в своей любви.
– Алек!
Он задержался в дверях, но не обернулся.
Либби медленно прошла по комнате. Остановилась всего в нескольких сантиметрах от него и увидела, как напряжена его спина. Либби слегка дотронулась до него и провела пальцами по плечу.
Алек вздрогнул.
– Я тоже люблю тебя, Алек, – прошептала она. Долгое время он не шевелился, не дышал, не произносил ни слова. Потом медленно повернулся с выражением невероятного изумления на лице.
– Либ?
Она судорожно кивнула.
– Тогда… – его голос выдавал душевные страдания, – тогда почему ты уехала? Я вернулся, а тебя нет. Даже записки не оставила.
– Амалия Уэбстер, – сказала Либби. – Это было точно так же, как раньше. Приехала актриса, обрушилась как снег на голову – и все изменилось.
Алек простонал.
– Нет!
Либби тряхнула головой.
– Да. О вас обоих появилась информация в журналах, которые я увидела на следующий день. Ты и Мали…
Он выругался.
– Нет. Боже, нет. Прежде всего, в журналах не было ничего, кроме вранья. Все ложь. Пожалуйста, выслушай меня. Мали просто сестра Клайва!
Либби часто заморгала.
– Сестра Клайва?
Алек кивнул.
– Да. Она была единственной, кроме меня, кто знал о Марго и Клайве. Она также была единственной, кто знал, что Джулиет не мой ребенок. Она всегда убеждала нас с Марго, что мы должны все рассказать ребенку. Говорила, что Джулиет имеет право знать, кто был ее настоящим отцом, да и ее семья, семья Клайва, имеет прав знать о Джулиет. Тебе это знакомо?
Либби кивнула.
– Как Сэм.
Алек мрачно продолжил:
– Точно. Мы тоже ничего не хотели слышать. Марго была слишком неуравновешенной, а я… я думал, это нанесет Джулиет удар. У нее и так была нелегкая жизнь. – Он вздохнул. – Я никогда не думал о семье Клайва. До этого лета.
Он сделал паузу, барабаня пальцами по подоконнику.
– Потом я на своей шкуре почувствовал, как много бы потерял, если бы так и не узнал о Сэме. Эта мысль была невыносима, но она заставила меня задуматься. Я хотел, чтобы ты ему сказала, кто я, но ты отказалась. Что я мог поделать? То же самое происходило между мной и Мали в течение многих лет.
– Она тебе звонила, – напомнила Либби.
– Да. Ее матери предстоит операция на сердце. Мали хотела рассказать ей про Джулиет, дать ей надежду, ради чего жить. Я продолжал сомневаться. Я подчеркивал, какие могут возникнуть проблемы, ловушки, говорил ей, что у ее матери есть и другие внуки. Но она возразила: «Разве может один ребенок когда-нибудь заменить другого?» – Глаза Алека встретились с глазами Либби; в них было страдание. – Ты знаешь, что можно на это ответить.
Конечно, Либби знала. Она взяла Алека за руку.
Большим пальцем он потер ее запястье.
– Я пообещал Мали, что поговорю с Джулиет, скажу правду. Я старался обсудить это с тобой в Нассау, но сначала был слишком занят любовью с тобой, а потом… – он стиснул зубы, – появился этот Максвел.
Либби застонала.
– Я не знал, что и думать. Я не понимал, какие у вас отношения и можешь ли ты ему рассказать…
– Я бы никогда…
– Но я не знал! Мне казалось, у нас с тобой все пошло на лад, что ты снова любишь меня, но я не знал наверняка. Ты иногда бывала так холодна со мной…
– Я боялась.
– Я тоже.
Алек боялся? Немыслимо. Но, глядя на него сейчас, можно было поверить, что это правда. Либби крепко сплела их пальцы.
– Мали уже ждала, когда мы вернулись на Харбор-Айленд. Ее матери не терпелось поскорее увидеть Джулиет, прежде чем лечь на операцию. Это должно было занять два дня, самое большее три. Что я мог поделать?
Делать и впрямь было нечего, подумала Либби.
– Я просто не посмел отправить ее в Калифорнию с одной только Мали. Для девочки это было бы потрясением, она бы испугалась. Понимаешь, я не хотел, чтобы она подумала, что у нее не только другой отец, но и что я отказываюсь от нее. Я собирался все тебе рассказать. Встал пораньше, чтобы пойти к тебе, но вдруг понял, что нельзя взваливать все это на тебя. Это моя проблема. Я сам попался на эту удочку, женившись на Марго. А раз я собирался начать с тобой сначала, добиться твоей любви, мне надо было все уладить самому. Вернулся я через три дня, но тебя уже не застал.
– О, Алек. – Глаза Либби горели, ком стоял в горле. – Тогда я решил, что моя догадка верна, что ты не покончила с Майклом. Я выгнал его с острова, но не из твоего сердца.
– Что тебя заставило так думать? – спросила Либби.
Он не сразу ответил. Потом, покраснев, пробормотал:
– Когда мы занимались любовью…
– О чем это ты?
– После. Ты не была в полном восторге.
Да, он прав. Либби тревожило, что она по-прежнему безумно его любила, но в чувствах Алека уверена не была.
– Я не знала, почему ты это делаешь, – сказала она просто.
Алек пристально посмотрел на нее.
– Потому что я любил тебя! Почему же еще?
– Нет, ты хотел заполучить Сэма и думал, что немножко секса не помешает.
Алек выругался и запечатлел на губах Либби страстный поцелуй.
– Я люблю тебя, – сказал он твердо. – Любил тогда, люблю теперь. И буду любить всегда.
– И я тебя люблю.
– Слава Богу!
Поцелуй Алека был долгим и крепким, властным и жадным. Он прижался к ней, как потерпевший когда-то кораблекрушение и теперь вновь спасенный.
– А мне казалось, ты меня ненавидишь, – прошептал он. – Когда я открывал тебе сегодня калитку, то думал: какой же я дурак, что приехал. Ты смотрела на меня так, словно жалела, что я не умер.
– Я решила, что ты приехал за Сэмом, чтобы забрать его у меня.
– Никогда. Я очень люблю Сэма, но приехал я за тобой. – Алек бережно убрал с ее лба волосы. – И никогда больше не хочу с тобой расставаться.
– И я тоже. – Либби подняла к нему лицо и снова поцеловала. Какое счастье, что они опять обрели друг друга! – Ты вторая половинка моей души, Алек, мы единое целое.
Оба замолчали, не разжимая объятий, наслаждаясь этим восхитительным моментом, думая о будущем. Прошлое, каким бы безнадежным оно ни было, больше не имело значения.
– Знаешь, – наконец сказала Либби, заглядывая в его сияющие глаза, – мне ужасно хочется вернуть назад все эти восемь лет, чтобы провести их с тобой. Но я люблю Джулиет. И не смею ни о чем сожалеть.
Алек кивнул.
– Знаю. Я чувствую то же самое.
Он приник к ней губами, нежно, долго. Это был поцелуй, полный любви и обещаний, и Либби отвечала ему тем же.
За входной дверью послышался легкий шум. Алек и Либби отпрянули друг от друга и оглянулись.
На пороге стоял Сэм. По его лицу разлилась такая широкая улыбка, что оба заулыбались в ответ.
– Значит, – спросил он счастливым голосом, – мы в конце концов выходим замуж за Алека?




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Снова вместе - Макалистер Энн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Снова вместе - Макалистер Энн



прекрасный роман.
Снова вместе - Макалистер Эннтатьяна
23.08.2011, 19.57





Ничего прекрасного я не увидела.Просто жуть!Поверхностный роман.Глупые герои и глупые поступки.Читала потому, что 6 человек поставили 10.Не понимаю, за что?Моя оценка 1 из 10.
Снова вместе - Макалистер ЭннЛю-ла
10.03.2012, 12.06





один балл -это конечно мало, но...скучновато и глуповато...впрочем как кто-то сказал:"Я правду порасскажу такую, что хуже всякой лжи"
Снова вместе - Макалистер Эннфлора
16.08.2013, 21.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100