Читать онлайн Даже вампиры хандрят, автора - Макалистер Кейти, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Даже вампиры хандрят - Макалистер Кейти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 67)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Даже вампиры хандрят - Макалистер Кейти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Даже вампиры хандрят - Макалистер Кейти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макалистер Кейти

Даже вампиры хандрят

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

От звука голоса я вскочила, прижав руку к груди, и обернулась. Из тени вышел мужчина с привычным мрачным выражением лица.
— Черт возьми, Пэйн, ты что, хочешь, чтобы у меня инфаркт был?
Он надменно шагнул из темноты, будто был львом, а я — особо сочным куском мяса.
— Даже если и так, все равно без толку. Тебя невозможно убить никаким другим способом, кроме как отсечь голову.
Это он так думает.
— Где ты… Что ты имеешь в виду, говоря, что я так думаю? — Пэйн встал передо мной, уперев руки в бедра. Его глаза блестели, как отполированное серебро.
Я попыталась собрать клочки своего достоинства и посмотрела на Пэйна бесстрастным взглядом профессионала. По крайней мере, мне хотелось в это верить.
— Я это тебе не говорила. Ты читаешь мои мысли. Поскольку ты столь жестоко и бессердечно меня бросил, мы больше не пара, и я буду тебе признательна, если ты перестанешь лезть ко мне в голову. Что касается того, где я была, это тоже не должно тебя волновать. Ограничимся тем, что моя поездка дала нам немного полезной информации о твоей статуе.
Он сощурил глаза. К моему удивлению, на статую ему, похоже, было плевать.
— Я не бросал тебя ни жестоко, ни бессердечно. Ты влюбилась в меня! Ты нарушила правила наших отношений!
Я шагнула вперед и встала перед ним, твердо настроенная не сдаваться. Конечно, из-за его близости мое тело было в экстазе, но я решила проигнорировать требования моей физической составляющей, чтобы кое-что прояснить.
— Ты ни разу не говорил, что я не могу в тебя влюбляться.
— Ага, — торжествующе воскликнул он. — Ты признаешь, что это правда!
— Вот дубина стоеросовая! Разумеется, признаю! Но как ты можешь говорить, что не бросал меня, если именно это ты и сделал?
Его глаза засветились серебристым блеском.
— Не было ничего подобного. Я был бы рад продолжать наши отношения до тех пор, пока мы оба этого хотим.
— Был бы рад, говоришь? Быть просто любовниками, которые время от времени сбегаются ради секса — это все, что ты хочешь? Мы опять вернулись к теме «трах против любовной близости»?
— Да, — зарычал он, схватив меня за руки. — Это все, что я хочу. Затрахать тебя до смерти.
Несмотря на грубость слов, мое сердце рвануло из груди и на время отключило мозг. Я прижалась к Пэйну, каждый изгиб, каждая мягкая линия моего тела таяла от соприкосновения с ним. Его запах и близость наполняли меня, пока я не поняла, не осознала, что до самого последнего удара сердца нам предназначено быть рядом. Вместе. Единым целым.
— Скажи мне, — прошептала я в его губы. — Скажи мне, что ты хочешь от меня только секса. Скажи мне, что больше ничего не имеет значения.
— Больше ничего не имеет значения, — сказал он и завладел моим ртом, его руки грубо обхватили мои бедра, и он еще крепче притянул меня к своему телу. Ничего не имеет значения, кроме тебя.
Его мысли открылись мне, и я слилась с ним, мое тело отчаянно вспыхнуло, моя душа запела радостную песню бытия, когда я почувствовала, что нужда внутри него ответила во мне.
Скажи мне, что я неправа, скажи мне, что ты не хочешь этого, потребовала я, его губы двигались, заставляя еще отчаянней нуждаться в нем. Я не просто хотела прикасаться к нему, не просто жаждала его тела, я хотела его всего, всего Пэйна.
Ты неправа. Я не хочу этого, сказал он, улыбаясь в моей голове. Я оторвалась от поцелуя, секунду пососав его нижнюю губу, прежде чем ее выпустить:
— Я настаиваю, чтобы ты делал это чаще, — сказала я ему, задыхаясь и теряя рассудок, мое тело мурлыкало песню страстного желания и любви.
— Дразнил тебя или целовал до беспамятства? — Спросил он, приподнимая уголки рта.
— Не по отдельности. И то, и другое. И улыбался тоже. — Я поцеловала каждый уголок и легонько их лизнула. — Пэйн, мне искренне жаль. Я не хотела портить этим твою жизнь. Я не хотела портить и свою тоже, но, черт возьми, каким-то образом за эти несколько дней ты заставил меня потерять голову и влюбиться. Физических отношений, которых хочешь ты, мне не достаточно. Я хочу тебя, всего тебя, а не только твое тело. Я хочу тебя утром, когда ты сердит, потому что не получил свою утреннюю чашечку кофе…
— Я не пью кофе.
— И я хочу тебя днем, когда ты упрямишься и злишься…
— Я никогда не упрямлюсь и не злюсь!
— И я хочу тебя вечером, когда ты требователен, угрюм и чертовски сексуален.
— Я уловил суть, — сказал он, потянувшись ко мне, чтобы еще раз поцеловать. — Само собой разумеется, что я не требователен, не угрюм, и не секс… эээ … ладно, я чертовски сексуален. Я признаю это, но в остальном ты неправа.
Я засмеялась, и на моих глазах выступили слезы радости. Глубоко в душе, вместо былого холодного отрицания, Пэйн неохотно соглашался со мной, но его жаба давила признаться, что я значу для него больше, чем ему бы того хотелось. Там даже ощущалось что-то теплое, мягкое и укутывающее, и от этих эмоций у меня запело сердце.
Я хочу тебя всего, Пэйн. Каждую твою частичку. Только так мы будем вместе. Если ты не можешь дать мне всего себя, мы расстанемся.
Я дам тебе все, что смогу, поклялся он, и я ему поверила. Я хотела бы услышать, что он любит меня, но знала, что для него это слишком стремительно. Я ощущала, что в нем присутствуют более глубокие эмоции, но не подталкивала его. Ему нужно было время, чтобы ужиться со своим новым взглядом на мир.
Его поцелуй был горячим и глубоким, он пробирал меня до кончиков ног, пока я не стала одним гигантским пламенем желания.
Ты самая невыносимая, убийственная… восхитительная женщина, которую я когда-либо встречал. Помоги мне боже, я тоже тебя хочу. Ты нужна мне.
Кажется, мы договорились… Пэйн!
Хм?
Он усадил меня на стол. Его рот все еще не отрывался от моего. Руки, бродившие по моему телу, погладили большими пальцами мои груди, прежде чем двинуться ниже, чтобы расстегнуть молнию на моих джинсах.
Мне кажется, это не занятия любовью.
Нет. Я же говорил тебе, что собираюсь затрахать тебя до смерти.
Здесь? Сейчас?
Здесь. Сейчас. Жалобы, возражения?
Нет. Но что, если кто-нибудь зайдет? Я могла бы повозмущаться, что он хочет сделать это в офисе, но я же не дура — я радостно стянула с ног штаны, пока он сдергивал через голову мой свитер. Это был не просто секс. Да, это был быстрый, потный секс, но быстрый, потный секс, пропитанный любовью.
Я скажу тебе прежде, что кто-то войдет, ответил он, усмехаясь.
Ах, все вы обещаете да обещаете, пробурчала я. Мои руки быстро расстегивали пуговицы его рубашки. Я замурлыкала, когда рубашка упала на пол. Перед неминуемым, мои широко разведенные пальцы охватили его грудную клетку, и одна рука соскользнула по тропинке из шелковистых волос вниз к его брюкам.
— Ооооо. Теперь я вся в предвкушении.
— Предвкушении чего? — У него перехватило дыхание, когда я погладила выпуклость в районе молнии, медленно потянула замок вниз, и мои руки заскользили по его бедрам, снимая штаны.
— Ты не возражаешь, если я удовлетворю одну свою маленькую фантазию?
Клянусь, блеск его глаз мог осветить, по крайней мере, половину Эдинбурга.
— Милая, ты можешь делать со мной все, что тебе вздумается, но я не хочу, чтобы ты чувствовала себя обязанной. У нас есть столько времени, сколько тебе… о, боже. — Пэйн замолчал, но внутри него, в его мыслях, бушевала тысяча ощущений. Волнение, возбуждение, страсть, теплота, похожая на зарождающуюся любовь и огромное сексуальное удовольствие окатили меня, будто волной, когда я взяла его в рот. Мое тело замурлыкало еще громче от нарастающих в нем эмоций, усиливающихся так быстро, что это почти ошеломило Пэйна.
— Прости, — сказала я, оторвавшись и посмотрев на него. — Было слишком сильно и слишком быстро? Прости, если сделала что-то не так. Я думала, чем больше, тем лучше? Да? Нет? Черт, ненавижу делать что-то подобное впервые.
Он дико уставился на меня, будто совсем не понимал, о чем я говорю.
— Ты раньше этого не делала?
— Ну… я пробовала однажды со своим последним парнем, Карлом, но почти сразу отключилась. Похоже, это испортило ему все впечатления, поэтому я никогда больше не пыталась.
— Сэм?
— Мм? — Спросила я, щелкая языком по кончику пениса. Я улыбнулась вспышке удовольствия, что замерцала внутри Пэйна от моего прикосновения.
— Давай сейчас не будем говорить о твоих парнях.
— Хорошо. Но один из них просил меня, сделать это…, - я схватила свою сумку со стола, достала мятные конфеты для освежения дыхания и засунула парочку в рот. — Не слишком много, как думаешь? Я всегда хотела это попробовать.
Глаза Пэйна расширились, когда я громко разгрызла конфеты и облизала губы — мята жгла холодом, и во рту стало покалывать.
— Ты же не собираешься… о, господи, собираешься. И это твой первый раз… боже мой, женщина!
— Меньше слов, — сказала я, ведя покрытым мятой языком вниз по пенису. — Больше стонов.
И, ах, как он застонал! Он глубоко втянул воздух, когда я снова взяла его в рот, столь сильно охваченный своими ощущениями, усиленными повышенной чувствительностью от мяты, что у меня было такое чувство, будто все это происходит со мной.
Я прошлась языком по всей длине его ствола. Тело Пэйна вздрогнуло, когда воздух коснулся его влажной плоти, а когда я охватила пальцами основание и сконцентрировалась на особенно чувствительном местечке снизу, его глаза закатились.
— Это восхитительно. Так вот что ты чувствовал, когда мы занимались сексом? Это очень отличается от того, что ощущала я, но, должна сказать, это невероятно возбуждает. Что будет, если я попробую это?
Он выдержал целую секунду, прежде чем рванул меня вверх, развернул так, что я оказалась лицом к столу, разодрал мои трусики и расстегнул лифчик так, что я и моргнуть не успела.
— Вот что будет, — прорычал он, наклонив меня к столу и раздвигая мне коленом ноги. Я задохнулась от двойственных ощущений: холодного деревянного стола, от которого сморщились мои чувствительные соски, и обжигающей штуки, что пронзила мою жаждущую плоть.
— Пэйн! — Закричала я, хватаясь за стол и роняя телефон, когда мое тело толчком отбросили вперед. — Презерватив?
— Ни одного, — рыкнул он, отпрянув. — Мне следует останови…
— Хрен с ним, рискнем на этот раааааааз…! — Моя фраза завершилась небольшим вскриком, когда он снова в меня вошел.
— Слишком жестко? — Спросил он, останавливаясь.
— Нет! Жестче!
Он что-то радостно прорычал в ответ и задвигал тазом, а его пальцы впились в мои бедра.
Когда он врывался в меня, моя плоть скрипела, как полируемая древесина. Симпатичный, плетеный из проволоки и украшенный тиснеными цветочками бокс, полный писем и квитанций, соскользнул со стола, внезапно создав бумажный ливень.
— О, боже мой, да! Еще! — Выдохнула я, пытаясь за что-нибудь ухватиться, пока Пэйн продолжал делать то, от чего мои глаза закатывались в экстазе. Проволочно-цветочный держатель для ручек в пару к боксу (оба — подарки Клэр) покинул стол, и ручки разлетелись во все стороны. — Еще!
— Будет тебе еще, — ухмыльнулся он, схватив мои бедра и приподняв их выше, чтобы изменить угол проникновения. Маленький блокнотик для записей балансировал на краю стола, а затем упал на пол, когда я запустила свой стональный нон-стоп. Он был глубоко во мне, твердый, горячий и агрессивный, но в то же время часть меня не была уверена, какие эмоции, какие чувства принадлежали мне, а какие ему.
— Боже, ты такая тесная, — простонал он, протискиваясь вперед.
— Кегель.
l:href="#n_41" type="note">[41]
Немного. О, да, сюда, о, мой бооооооо… — Мои внутренние мускулы, укрепленные годами выполнения упражнений Кегеля, сжались, пытаясь удержать его внутри. Обжигающий холод мяты перерос из приятных покалываний в дикие эротические искры, которые ярко пылали, так ярко, что я решила, что сейчас потеряю сознание. — Больше не надо! Я передумала! Я больше не могу!
Ты можешь, сказал он, и его голос переполняли эмоции. Ты можешь это и даже больше.
Я выгнула спину, когда он заполнил мою голову ощущениями, которые его переполняли, желая, нет, нуждаясь, чтобы я наполнила его своими. Наши души переплелись, и он откинул в сторону мои волосы, обнажая шею.
Пожалуйста, о, боже, сделай это, взмолилась я на грани отупляющего экстаза. Его клыки вонзились в мою кожу, внезапная острая боль слилась с удовольствием его застывшего тела, захватывая нас обоих, пока он пил меня. Свет, серебряный, чистый свет вспыхнул у меня в голове, когда наш обмен ощущениями скрутил нас обоих в оргазм ослепляющей силы.
— Хорошо … что у меня… крепкое сердце, — выдохнула я несколько долгих минут спустя, лежа сверху на Пэйне, который рухнул на стул. Его грудь, блестевшая от пота, поднималась и опадала в неровном ритме под моим все еще дрожащим телом. — Иначе я умерла бы через неделю.
— Ну, тогда уж хорошо, что ты бессмертна, — сказал он, не открывая глаз. Его голова устало откинулась на высокую спинку стула. Я слегка коснулась поцелуем пульса, который дико бился у него на шее, и застыла, когда его слова замкнули пару синапсов,
l:href="#n_42" type="note">[42]
и до меня дошло.
— Твою мать!
Он открыл глаза и с любопытством на меня уставился.
В этот момент я осознала всю чудовищность того, что я сделала.
— Я не… Я больше не бессмертна.
— Что? — Слово вырвались из его рта, так, будто он не сказал их, а выкрикнул. Я заслужила этот внезапный мрачный взгляд.
— Я больше не бессмертна. Я использовала бессмертие как плату провидице.
Он уставился на меня, не веря своим ушам.
— Ты виделась с провидицей после того, как я ясно тебе это запретил?
— Нет, я виделась с провидицей после того, как ты глупо запретил мне это. Разница должна быть очевидна даже тебе.
— Глупо? Разве глупо для мужчины ожидать, что его Возлюбленная будет его время от времени слушаться?
Я отодвинулась, чтобы впиться в него взглядом.
— Ты сделал меня НеВозлюбленной! Ты сказал мне, что больше меня не желаешь. О, не такими словами, но ты понимаешь, о чем я.
— Ты использовала свое бессмертие — единственное, что я мог тебе дать — в обмен на информацию? — спросил он, и в его глазах неверие боролось с болью.
Я провела большим пальцем по его челюсти, разделяя боль, которую он чувствовал.
— Ты сказал, что у нас нет совместного будущего. Я решила, что мне нет причин вечно жить, если человек, которого я люблю, не хочет разделить со мною вечность.
— О, Сэм… — Заполнившее его сожаление перетекло в меня. — Я никогда не хотел причинять тебе боль. Я просто… я не…
— Я знаю, — сказала я, целуя его в нос. — Ты просто был немного напуган обязательствами. Что изменилось? Это произошло так быстро: вот ты кричишь, затем — раз! — все летит к чертям собачим, и мои буфера полируют стол.
Он застонал.
— Ты что, собираешься заставить меня обсуждать мое эмоциональное состояние?
— Угу. Это право каждой женщины, как только она понимает, что зацепила мужчину. Чем скорее ты начнешь, тем быстрее закончишь. Теперь рассказывай.
— Я перестал притворяться, что ты мне не нужна, — сказал он, пытаясь выглядеть трогательно. Я поцеловала его просто потому, что он такой симпатичный. — Когда ты убегала, был момент, когда ты прошла сквозь меня. Я просто почувствовал, какую причинил тебе боль, и как ты меня любишь. Никто, кроме моей семьи, так меня не любил, Сэм. Я думал, что мне это не нужно. И тогда я понял, что был неправ.
— Нужно мужество, чтобы признать, что ты неправ, — поддразнила я, поерзав у него в паху. Мой тон был легким, но я дала ему почувствовать, сколько радости доставили мне его слова.
Его руки сжали мои бедра.
— Прекрати отвлекать меня, или я не расскажу тебе последнее.
Я остановилась и виновато на него взглянула.
— В тот момент, когда ты ушла, я сказал себе, что просто дождусь тебя, уволю и вернусь к своей жизни. Но затем ты вернулась, выглядя такой теплой, красивой и сексапильной, и все, о чем я смог думать — как правильно, что ты здесь, со мной.
У меня на глазах выступили слезы.
— О, Пэйн, это самое лучшее, что мне когда-либо говорили. Это так мило, и я так рада, что ты наконец-то вытащил голову из задницы и понял, что я лучшее, что когда-либо с тобой случалось.
Он засмеялся и поцеловал меня.
— Я знал, что ты не дашь мне задрать нос до потолка.
— Конечно, это моя работа. Только… — я закусила нижнюю губу, пока он нежно не освободил ее легким прикосновением своего большого пальца. — Теперь я вернулась к смертной жизни. Раньше я не думала об этом, но если ты собираешься жить сотни лет, думаю, что я хотела бы прожить их с тобой. Можно ли как-нибудь вернуть мое бессмертие?
Его рука, обнимавшая меня за талию, притянула меня ближе. Сожаление, которое кипело в нем, опять поднялось, пока мне не захотелось плакать.
— Боюсь, что нет никакого разумного способа.
— Прекрати обвинять себя в этом, — сказала я, прижавшись к его руке, чтобы лучше его видеть. — Ты не отвечаешь за мои действия.
— Если бы я не сказал, что ты не нужна мне как Возлюбленная…
Я прижала палец к его губам.
— Пэйн, это было мое решение. У меня был выбор, и я его сделала. Ты не виноват.
— Я также виноват, как и ты, — сказал он, и его глаза излучали упрямство.
— Прекрасно, мы разделим вину, но от этого ни одному из нас не станет легче, — заметила я. Пока мы приходили в себя от любовных ласк, его грудь подо мной поднималась и опадала все медленней, и медленней. — Ты сказал, что нет никакого разумного способа вернуть мое бессмертие. А неразумный есть?
— Много. Начиная с того, чтобы стать повелителем демонов — что лично я не советую, до выкупа бессмертия у провидицы — а они никогда не расстаются с тем, что отбирают.
— О, — выдохнула я, и мои надежды рухнули. Мысль о том, что я буду стареть, когда Пэйн останется молодым и полным сил, причиняла мне сердечную боль. — И нет никакого другого способа?
Он колебался. Это было почти незаметное колебание, но на это мгновение его мысли специально опустели.
— Нет.
Я положила палец на его подбородок и повернула его голову так, чтобы он смотрел на меня. Его взгляд был мрачен и насторожен.
— Что?
— Что что?
— Пэйн. — Я хмуро на него посмотрела. — Я чувствую, что ты специально не думал о чем-то, касающемся меня.
Поднялась одна бровь.
— Это самое смешное, что я когда-либо слышал.
— Ты знаешь, что я имею в виду, поэтому прекрати уклоняться и выкладывай. Какой там еще способ, о котором ты не хочешь мне сказать?
Он вздохнул. Он вздохнул так глубоко, что вздох коснулся самых глубин его души.
— Любой, кто обратится в Темного, станет бессмертным.
— Обратится? — Я на минуту задумалась. — О, ты имеешь в виду, превратится в вампира? Ты можешь это сделать? Я думала, что это только миф или что-то вроде.
Он отвел взгляд.
— Темные могут обращать смертных. Это случается не очень часто, поскольку нет никаких причин так поступать, но такое входит в пределы неразумных возможностей.
— Но женщины — не Темные, в кого они превращаются?
— В Моравиек.
Я раздумывала об этом около минуты.
— Финн сказал, что Возлюбленная более или менее похожа на Моравиек. В таком случае, если превращение даст мне бессмертие, давай сделаем это.
— Нет. — Он мягко снял меня со своих колен и стал собирать одежду. Так как я не хотела быть пойманной, стоя тут голой и потной, я сделала то же самое.
— Почему? — Спросила я, подобрав свои разорванные трусики и задумавшись, смогу ли я их нацепить. — Это кажется идеальным решением. Я опять стану бессмертной, и ты говорил, что женщины не должны пить кровь.
— Ты не сделаешь этого, и разговор окончен, — Пэйн повернулся ко мне спиной, пока надевал рубашку.
Я сжала зубы и надела джинсы без трусиков (мне это не понравилось, но выбора все равно не было).
— Ты опять становишься деспотом. Ничего не понимаю.
— Что ты узнала о моей статуе?
— И теперь ты меняешь тему.
— Что ты узнала о моей статуе?
Я закончила одеваться, очень громко думая несколько мыслей, но он их все проигнорировал.
— Прекрасно, я расскажу о статуе, но не думай, что забуду об этом. Мне сейчас тридцать три года, я хочу стать бессмертной, пока еще хоть как-то прилично выгляжу. В последний раз статуя была у Пилара. Я уверена, что он спрятал ее где-то поблизости.
— У Пилара? — лоб Пейна прорезался мрачными морщинами. — Где он?
Я натянула свитер и потянулась к обуви.
— Где-то поблизости, если верить провидице Келси. Скорее всего, в Эдинбурге.
— Я думал, ты говорила, что у него твоя статуя. Выходит, у него обе?
Полностью одетый Пэйн обернулся и стал наблюдать, как я надеваю туфли. Я вкратце рассказала ему о своем разговоре с провидицей, закончив вопросом, зачем Пилару нужны обе статуи.
— Если только не… — сказала я, умолкнув и попытавшись совместить две части головоломки, которые никак не хотели совмещаться.
— Если только эти две статуи не одно и то же? — Спросил Пэйн, явно думая в том же направлении, что и я.
— Да, но как это может быть? Одна — статуя птицы. Все мы ее видели, она определенно напоминает кого-то, типа сокола. Твоя — статуя обезьяны. Они даже отдаленно не похожи.
— Ты видела статую погребенной, запертой в темном месте, — медленно проговорил он.
Я кивнула.
— И провидица сказала тебе, что статуя скрыта от взгляда, защищена, пока спит.
— Да. Но моя статуя не была скрыта от взгляда и не была защищена, если не считать защитой обувную коробку.
— Что, если Бог Цзилиня содержится внутри статуи сокола? — Спросил он, и его лоб все еще был в морщинах от замешательства.
— Конечно, — сказала я, наконец-то все поняв. — Он в птице! Поэтому я увидела статую сокола, когда пробовала смотреть в кристалл, чтобы узнать местонахождение Бога Цзилиня. Теперь ясно, зачем Пилар все это делал, чтобы заполучить ее. Он, наверное, знал, что статуя Цзилиня в птице, и хотел ее заполучить для своих целей.
Пэйн надел свое длинное черное пальто.
— Пошли, вернем ее.
— Что, прямо сейчас? — Я посмотрела на часы. Поездка от провидицы на автобусе заняла у меня в два раза больше времени, чем следовало. Теперь до глубокой ночи оставалось меньше часа. — Я не знаю точно, где он. Потребуется некоторое время, чтобы его разыскать.
— Чем скорее мы начнем, тем скорее вернем статую, — сказал Пэйн, держа дверь открытой. — Но ты не должна ехать, если устала.
— Нет, я в порядке, — сказала я, схватив свою куртку и сумку. — Ты прав. Чем скорее она у нас окажется, тем скорее будет оплачен долг твоего отца, и тогда я спокойно отдохну. Пошли-ка, тряхнем Пилара за задницу!
— Ты странная женщина, — сказал Пэйн, когда мы спускались вниз по лестнице.
— Потому что я активная и независимая? Потому что я горжусь своей деловой этикой? Потому что я обыщу рай и ад, чтобы сделать свою работу?
— Я имел в виду тот факт, что ты готова столкнуться с потенциально смертельным противником, вооруженная только сумочкой и КПК-шкой.
Я улыбнулась Пэйну, когда он открыл входную дверь, и провела пальцами по его челюсти, проходя мимо.
— У меня есть секретное оружие.
Его брови поднялись в немом вопросе.
— У меня есть ты, — сказала я, самоуверенно улыбаясь. Все выглядело так радужно — мы преодолели разлад в отношениях, статуя Пэйна была в пределах нашей досягаемости, и я была уверена, что смогу уговорить его обратить меня в Моравийку, чтобы вернуть бессмертие. Моя жизнь по-прежнему была длиннее, чем у обычных людей, но это ничто, когда можно провести вечность с Пэйном. — В общем, все прекрасно складывается. Ничто не сможет остановить нас, если мы объединим усилия.
Как бы я хотела, чтобы кто-нибудь затыкал мне рот, когда я делаю подобные заключения. Они практически всегда неверны.
Мы нашли Пилара во втором часу глубокой ночи. Мы потратили два часа, блуждая по городу, следуя, в основном, моим инстинктам, направленным на поиск Пилара, но всякий раз, когда мы находили нужное место (ночной клуб, магазин, два кладбища, ночной McDonald's и Эдинбургский Замок), мы узнавали, что он был там, но уже ушел. Наконец нам повезло, и мы обнаружили Пилара в одном из самых диковинных мест Эдинбурга — в подворье Real Mary King's Close,
l:href="#n_43" type="note">[43]
подземном историческом памятнике, который некогда, в семнадцатом веке, был частью жилого района (узкие переулки использовались для того, чтобы «срезать» дорогу через окружающие многоэтажные дома). Как известно, подворье — одно из наиболее посещаемых эдинбургскими привидениями мест, поэтому некоторые приверженцы парапсихологии и группы «охотников за приведениями» бронируют тут время на ночь. Мы сели «на хвост» последней охотящейся на призраков группе и, не мудрствуя лукаво, прошли внутрь, а затем проследовали за группой вниз на несколько уровней, пока не забрались глубоко под современные улицы. Из-за узких белокаменные стен и неровных грязных полов эхо раздавалось даже от шепота, так что мы были осторожны и молчаливы, как могли.
— Ты уверена, что он здесь? — Спросил шепотом Пэйн, когда группа собралась вокруг своего возбужденного лидера перед развалинами лавочки.
Чтобы нас не заметили, мы держались в тени, отбрасываемой фонарями семнадцатого столетия. Я потерла руки, не понимая, почему люди думают, что тут часто бывают привидения. Здания были построены пару сотен лет назад, но эта часть была откопана и восстановлена в соответствии с историческими реалиями. Было темно, сыро, холодно и воняло.
Я задрожала, когда холодные пальцы воздуха коснулись моей шеи, затем закрыла глаза и на минуту сконцентрировалась.
— Думаю, да. Такое чувство, что он здесь. Я думаю, что он… — Я повернулась, не размыкая глаз, полностью доверяя своему эльфийскому чутью, — там.
Мы подождали, пока охотники за приведениями не поспешат в свои «призрачные» горячие точки прежде, чем повернуть в обратном направлении.
— Куда? — Спросил Пэйн, когда мы достигли узкого переулка с тремя дверьми. Я прошла мимо двери с надписью ДОМ МИСТЕРА ЧЕСНИ и вошла в соседнюю — Распилочную мастерскую. Комната была пуста, не считая нескольких полок и крючков на стене, но приоткрытая деревянная дверь вела в другую комнату. Я указала в ту сторону и направилась туда, но Пэйн потянул меня за спину, предупреждая меня взглядом не перечить ему.
Я показала язык его затылку и придвинулась к нему ближе.
— … забрал статую у нее, когда она попалась в сеть, и спрятал. Теперь мне нужен кто-нибудь, чтобы пойти и принести вещицу мне. Ты фей, ты сможешь ее вернуть.
Несколько тихих стуков ответили на голос человека, который раздавался из мастерской.
— Проклятие, в данном случае это ничего не значит: однажды фей — фей навсегда, даже если на самом деле Ориенс превратил тебя в полтергейста. Это довольно простая работа. Все, что ты должен сделать — найти статую, которую я оставил в потустороннем мире, и принести ее мне.
Последовало три резких стука. Пэйн подкрался к двери и заглянул в комнату. Я посмотрела из-за его плеча, снова задрожав, когда холод из комнаты просочился прямо в мои кости. Посреди комнаты стоял Пилар, уперев руки в бедра, и обращался к знакомому полтергейсту.
— Не будь дураком, ты знаешь, что я рожден темными силами. Я могу входить и выходить из потустороннего мира, но не обладаю там никакой силой, поэтому ты должен попасть туда, чтобы принести статую. Только не напортачь! Я хочу, разнообразия ради, хоть раз сделать что-нибудь правильно.
Стоп. Кажется, статуя не у него. По крайней мере, я знаю, что не теряла ее. Он, должно быть, незаметно забрал ее, когда я была поймана между реальностями, затащил ее дальше в потусторонний мир и теперь не может ее оттуда вытащить.
Пэйн, мысленно пожал плечами. Однако, это играет в нашу пользу — ее будет нелегко достать.
Пилару ответило еще пара стуков.
— Не глупи, — зарычал он на полтергейста. — Пойми, это не так просто — снять проклятие. Предложение простое: ты приносишь мне статую, и я найду Мага, чтобы снять проклятие. Согласен или нет?
Кажется, ему трудно кого-то найти, чтобы тот принес вещь, сказал Пэйн.
Я удивлена, почему он думает, что это сможет полтергейст. Все знают, что существа, порожденные тьмой, не имеют силы в потустороннем мире.
Рубен отстучал ответ, от которого Пилар фыркнул:
— Нет, никто понятия не имеет, где эта эльфийская полукровка. Пока ты не вернешь статую, все вполне безопасно.
Если Рубен стал полтергейстом в результате проклятья, то, значит, что он таким не родился. Вполне вероятно, что у него есть силы в потустороннем мире.
Думаю, что хотя их не должно быть много, их может хватить. Я никогда не слышала о проклятых феях, но я вообще слабо разбираюсь в мире Фей. Итак, что мы теперь будем делать?
Узнаем, где статуя, а затем ты сама ее заберешь. Пэйн вошел в комнату, и его широкие плечи заполнили узкий дверной проем.
— Потерял статую, да? Как жаль. Сэм хотела бы ее вернуть.
Жизнь внезапно увиделась, словно со стороны. Через секунду после того, как были произнесены слова Пэйна, Пилар повернулся и оказался лицом к лицу с разгневанным вампиром. Но то, что он сделал потом, застало нас врасплох. Вместо того, чтобы напасть на Пэйна, бросить ему вызов, или даже посмеяться, поржать над бравадой Пэйна, он сделал нечто совершенно иное. Он убил меня.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Даже вампиры хандрят - Макалистер Кейти



Потрясающий роман.Побольше таких книг!!!
Даже вампиры хандрят - Макалистер КейтиЛюдмила
10.12.2010, 2.48





Очень понравился роман, прочитала на одном дыхании)))Супер!!!
Даже вампиры хандрят - Макалистер КейтиМария
13.07.2011, 13.15





Прочитала всюсерию этих книг, эта самая класная. мне очень пнравилась
Даже вампиры хандрят - Макалистер КейтиЕкатерина
19.01.2012, 17.50





Мне книга не понравилась.Похоже когда автор писал ее,у него был бред.Или высокая температура. Вообще-то книга-брд
Даже вампиры хандрят - Макалистер КейтиНаталия
29.05.2012, 12.39





vsem kto ljubit fairy - bespodobnyj chuvstvennyj i jumornoj roman. 100!!!
Даже вампиры хандрят - Макалистер Кейтиnemochka
10.07.2012, 21.23





Супер-супер!!!!прочитала не отрываясь, непредсказуемо, захватывающе и интересно!
Даже вампиры хандрят - Макалистер КейтиКатерина
25.09.2012, 5.55





10/10!!!!!Захватывающий роман!Да фантастика,но написано интересно,ГГ достойны друг друга,да и юмор незбитый!!!Вообщем,мне понравилось!
Даже вампиры хандрят - Макалистер КейтиЕлена
25.09.2012, 22.58





как и все о вампирах,это борьба. Но все равно интересно.
Даже вампиры хандрят - Макалистер КейтиТайна
20.03.2013, 12.43





Здорово, интересно, захватывающе. Советую, настоящий экшн, скучать не придется и еще смешно.
Даже вампиры хандрят - Макалистер КейтиК
28.04.2013, 23.17





действительно интересно...для разнообразия даже очень можно!!!
Даже вампиры хандрят - Макалистер КейтиЕва
16.11.2014, 18.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100