Читать онлайн Благие намерения, автора - Макалистер Кейти, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Благие намерения - Макалистер Кейти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 103)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Благие намерения - Макалистер Кейти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Благие намерения - Макалистер Кейти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макалистер Кейти

Благие намерения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Черный Граф скрежетал зубами, не отрывая взгляда от последнего письма с угрозами, прибывшего с утренней почтой.
Ему не нужно было смотреть на жену. Он и без этого знал, что она очаровательна в зеленом с кремовым прогулочном костюме, с непослушными волосами, собранными в простой пучок, из которого, несомненно, сразу же начнут выбиваться завитки, смягчающие черты ее лица. Он помнил и о теплой выпуклости ее груди, переходящей вверху в нежные округлые плечи, которые, в свою очередь, переходили в изящные руки, оканчивающиеся… голубыми ладонями. И он знал, что она будет делать: она будет лакомиться клубникой с таким видом, что грехопадение ему обеспечено. Одна мысль об этом заставляла его тело напрягаться. Граф смотрел на письмо, но видел перед собой не отвратительные угрозы, а жену, такой, какой она была прошлой ночью, свернувшаяся калачиком в его постели. Он был очень удивлен, обнаружив ее там после сцены у графини Ливен и тем более после того, как всю дорогу домой читал ей нотации о том, какого поведения ожидает от своей супруги. Тогда в экипаже Джиллиан молчала и тихо сидела, слушая его выговор, пока он не почувствовал себя чудовищем, способным лишь на ругань и обвинения. И все же она предпочла его постель своей. Он думал над этим, пока стоял со свечой в руке и смотрел на Джиллиан мгновение, длившееся, казалось, в тысячу раз дольше. Она спала, и ее распущенные волосы, рассыпавшиеся по белой ночной сорочке, шевелились и мерцали вокруг ее головы, делая ее похожей на феникса, возрождающегося из пламени. Он оглядел ее всю от нежных, покрытых веснушками щек до голубых ладоней, и ее спокойствие, очарование и преданность сотворили что-то с его душой. Тонкий луч света прорезал ее мрак и становился все ярче. Ноубл понял, что обидел жену своей несправедливостью. Нет, она не Элизабет, которая использовала его влечение к ней в корыстных целях; это просто Джиллиан, его жена, женщина, которая неловко шла по жизни с лукавой улыбкой на губах и озорными искорками во взгляде. Вздохнув, он забрался в постель, устроился возле жены, наслаждаясь ее теплом, и неожиданно почувствовал, что его ноша, казалось, стала немного легче. «Почему она согласилась выйти за меня замуж?» – вдруг пришло ему в голову. Конечно, брак с ним давал Джиллиан богатство и титул, но он подсознательно чувствовал, что ни то, ни другое для нее ничего не значат. Он обнял Джиллиан за талию и вдохнул соблазнительный запах спящей женщины. «Так почему же она вышла за меня замуж?» Эта мысль почти всю ночь не давала ему покоя и продолжала мучить с наступлением чудесного летнего английского утра.
Голос Джиллиан ласкал его почти как ее прикосновение, однако его ощущения были гораздо сложнее, чем плотское влечение. Ноубл держал перед собой письмо, но не видел его: он думал о луче света в своем сердце, и этим светом была Джиллиан. Каким-то способом ей удалось найти дорогу к сокровенным тайнам его души, и теперь она светила там, как маяк. Ноубл со страхом ждал, что вот-вот мрак, который обычно обволакивал его душу, поглотит этот свет, но мрак непостижимым образом оказался загнанным в самый дальний угол. И Ноубл, блаженствуя в сиянии света, впервые почувствовал себя так, словно жизнь что-то обещает ему, как будто есть какой-то смысл в его существовании.
– Боже, как вкусно!
– Хочешь еще что-нибудь, дорогая? – Ноубл вздохнул, не в состоянии больше терпеть эту пытку.
– Нет, Ноубл, ничего. Спасибо.
Оторвавшись от книжки, которую она читала, Джиллиан взяла еще одну ягоду клубники, а затем, держа ее у губ, снова углубилась в чтение. Глядя на жену, Ноубл затаил дыхание и замер. Джиллиан медленно разжала губы, держа клубнику у самого своего восхитительного рта, и кончиком языка облизала круглый бочок спелой ягоды. От этого Ноубл напрягся, как стальная пружина; он с трудом перевел дыхание и постарался отвлечься от эротической картины того, как его жена поедает клубнику, сосредоточившись на более важном вопросе: кто угрожал ей физической расправой? Он взглянул на письмо, но слова плыли у него перед глазами. Он мог думать только о том, что сейчас делает Джиллиан: высасывает сок или вонзает свои белые зубки в сочную мякоть? Втягивает круглую, спелую ягоду в мелких семечках в соблазнительно сладкий и горячий рот или слизывает сок с мягких, теплых губ? Ноубл не вытерпел и взглянул на Джиллиан. Она ела клубнику и вертела зеленый хвостик в тонких длинных светло-голубых пальцах.
– Хочешь еще клубники, дорогая? – спросил он, неожиданно охрипнув.
– Нет, спасибо. – Она заглянула в вазу, которую он держал перед ней. – Но я ужасно люблю клубнику. Что ж, пожалуй, можно еще пару ягод.
Ноубл проворно повернул вазу так, что ей под руку попалась самая большая клубника, настоящий гигант, состоявший из двух сросшихся вместе ягод. Маленький розовый язычок Джиллиан выскользнул наружу и лизнул бок гигантской клубники, и в этот момент тело Ноубла напряглось до такой степени, что он испугался, как бы не окаменеть.
– М-м, – довольно ворковала Джиллиан, закрыв глаза в предвкушении блаженства, которое сулила ей громадная ягода.
Когда одна половинка ягоды исчезла в горячей влажной шелковистой пещере рта и Джиллиан стала высасывать сок, Ноубл подумал, что сейчас лишится чувств. Он беспокойно заерзал на стуле, осознавая только головокружительное, непреодолимое желание бросить Джиллиан на стол и, овладев ею, не отрываться от нее долгое время, скажем, неделю или две, а может, и еще дольше.
Ноубл не мог отвести глаз от тонкой струйки красного сока, стекавшей с пухлых, розовых губ Джиллиан по подбородку, и непроизвольно проглотил слюну.
– Что с тобой? – Она потянулась за льняной салфеткой.
– Позволь мне, – прохрипел он. Неуклюже поднявшись со стула, Ноубл бросил быстрый взгляд на собственную салфетку, прикидывая, сколько сил ему понадобится, чтобы разжать непослушные пальцы, и склонился к Джиллиан. – У тебя здесь сок. – Его голос скрипел, как ржавое железо. – Позволь, я вытру его.
Держа в губах аппетитную ягоду, Джиллиан слегка повернула голову, и Ноубл, вдохнув в себя запах жены, смешанный с ароматом клубники, коснулся языком ее кожи. Проследовав к началу дорожки, которую проложил сок, его язык замер, и Ноубл заглянул в бездонные глаза Джиллиан. Ее губы раскрылись, язык наполовину втянул клубнику в волшебную темноту рта, и Ноублу показалось, что он умрет, если не отведает этой ягоды. Он взялся за спинку стула обеими руками, так что Джиллиан пришлось откинуть голову назад, и завладел ее ртом и ягодой. Граф подался к Джиллиан, испытывая потребность впитать ее в себя, слиться с ней, с теплом, которое она излучала. Ему было необходимо это тепло, чтобы не погас свет, ярко горевший у него внутри, необходимо немедленно, сейчас же!
– Вот копченая селедка, милорд, которую вы хотели… Эй, ребята, унесите ее. Его милости больше не нужна селедка.
Резко отстранившись от жены, Ноубл успел заметить наглую ухмылку на лице Крауча, прежде чем тот закрыл дверь, и почувствовал себя так, словно его окатили ушатом ледяной воды. Взглянув вниз на Джиллиан и на свои побелевшие пальцы, сжимавшие спинку стула, он постарался проглотить слюну и не смог.
– Вкусно, правда? – хрипло спросила Джиллиан и забрала у него из зубов остаток клубники. Она тоже едва дышала, а ее глаза были затуманены страстью.
– Что ты так увлеченно читаешь? – поинтересовался Ноубл несколько минут спустя, когда ему удалось обуздать желания своего тела.
– Это совершенно захватывающая вещь, я купила ее сегодня, когда гуляла на площади с Пиддлом и Эрпом. Она называется «Божественное исцеление органов» и объясняет, как можно с помощью благовонных аравийских масел и ароматических эссенций восстановить бодрость и здоровье у того, кто страдает от дурного настроения.
Ноубл предусмотрительно отвел взгляд в сторону, когда она протянула руку еще за одной ягодой, и спросил, не заболела ли она.
– Не я, а ты. – Этот ответ заставил Ноубла посмотреть на жену. – Я же не слепая и заметила, что ночью ты почти не спал. И сегодня утром, когда я спросила, почему у тебя такой угрюмый и недовольный вид, ты ответил, что у тебя болит голова. Налицо все признаки того, что твой организм нуждается в лечении.
Ноубл мысленно вернулся к бессонной ночи, когда добровольно обрек себя на мучительную борьбу с желанием, чтобы доказать жене, что он не похотливое животное, стремящееся удовлетворить свои потребности, и способен понять ее желание отдохнуть.
– Уверяю вас, мадам, со мной все в порядке, – солгал он, признавшись себе, что на самом деле он и впрямь похотливое животное, что хочет ее, что не может без нее, что должен обладать ею, и немедленно. – Мой организм не нуждается в излечении ни в божественном, ни в каком-либо ином. Однако мне кажется, мы не закончили разговор о необходимости организации и упорядочения вашей жизни.
– Это опять будут нотации наподобие тех, что звучали прошлым вечером? – удивилась Джиллиан.
– Да. Вчера ты устала, и я решил отложить разговор на сегодня.
– Отлично, Ноубл, – вздохнув, Джиллиан откинулась на спинку стула и покорно положила руки на колени, – если это доставит мне удовольствие, можешь начинать.
– Итак…
– Разумеется, для меня новость, что моя жизнь неорганизованна и беспорядочна.
– Поверь, дорогая, это так. А что до событий вчерашнего вечера…
– Деятельная, возможно, или полная тех чудесных маленьких неожиданностей, которые жизнь всегда готова нам преподнести, – да, с этим я могу согласиться. Но – неорганизованная и беспорядочная?
Не обращая внимания на возражения, Ноубл почти четверть часа объяснял жене, насколько важен порядок в жизни человека. Широкими шагами он расхаживал взад-вперед по комнате, жестикулируя в особо красноречивых местах. Ноублу было приятно видеть, что он полностью завладел ее вниманием, – Джиллиан не спускала с него глаз.
– Вот так, дорогая, – закончил он и взглянул на карманные часы. – Сейчас у меня назначена встреча, но, прежде чем уйти, мне хотелось бы услышать о твоих планах на сегодня.
– Что? – отсутствующе переспросила она, продолжая пристально смотреть на мужа.
– Каковы ваши планы, мадам?
– Ноубл, ты никогда не думал о более ярких цветах в одежде? Например, о ярком жилете? Нет, ты изумительно элегантен в черном, но я подумала, что иногда ты мог бы надевать что-то цветное.
– Что общего между моей манерой одеваться и твоими планами на сегодня?
– Я спросила просто так. Не думай над этим, это не имеет значения. Мои планы на сегодня… должна прийти Шарлотта обсудить некоторые идеи относительно гостиной, которую ты разрешил мне заново отделать. И мы собираемся нанести визит… знакомым. А потом я хотела повести Ника в Риджентс-парк посмотреть на зверей. Не хочешь пойти с нами?
– Нет, спасибо, у меня свои планы. Очень хорошо, дорогая. Надеюсь, в течение дня ты будешь помнить о правилах, которые мы только что обсудили.
– О правилах? – Джиллиан с удивлением взглянула на мужа.
– Да, о том, что мы обсуждали все утро. Вечером я провожу тебя на прием к Гейфилдам, если смогу; а если нет, то пошлю с тобой Гарри или сэра Хью и встречусь с тобой дома.
– Ноубл, куда…
Но он был уже за дверью. Джиллиан так и не поняла, что же они сейчас обсуждали, и подумала, что ей, вероятно, следовало уделять больше внимания тому, что говорил муж, а не витать в облаках. Как только Ноубл начинал рассуждения на свою любимую тему, которые, как ей казалось, она выслушивает уже столько дней, сколько она замужем, мысли Джиллиан блуждали в другом направлении.
«Безусловно, нужно следить за этой привычкой, – сказала себе Джиллиан. – Нельзя поддаваться ей в присутствии графа. У него и без моей помощи довольно способов отвлечь меня от цели, так что нужно следить за тем, что он говорит».
– Доброе утро, Гарри. Вижу, ты доволен собой. – Усевшись в кресло, Ноубл жестом отпустил официанта. – Могу я предположить, что выражение твоего лица означает некую удачу?
– Увы, не ту, которой ты ожидаешь, дружище. – Лорд Росс протянул Черному Графу серебряный портсигар. – Но тем не менее кое-что интересное есть. Тебе известно, что Мария исчезла?
– У меня были подозрения на этот счет. – Ноубл на мгновение замолчал, зажигая сигару. – Уж слишком быстро она освободила дом в Кенсингтоне. А ее сестра не знает, где она скрывается?
– Нет. На самом деле она очень о ней беспокоится. А, Толли, я так и знал, что рано или поздно мы тебя увидим. Присоединяйся к нам.
– Росс, Уэссекс! – Сэр Хью поставил стул так, чтобы видеть всех проходящих, и сел, нарочито демонстрируя свой атласный персиковый жилет и шоколадного цвета сюртук. – Интересно, Уэссекс, воспользовался ли ты своей удачей?
– Что за удачу ты имеешь в виду? – спросил Ноубл, попыхивая сигарой и стараясь не проявлять раздражения.
– Ну конечно же, резкое изменение общественного мнения в твою пользу! Весь свет судачит о тебе и твоей амазонке! Даже до тебя, Ноубл, должны были дойти эти слухи. Все только и говорят о вашем поцелуе.
– Поцелуй? – Ноубл дугой выгнул черную бровь. – О чем ты?
– О поцелуе, которым жена одарила тебя на виду у всех вчера вечером у графини Ливен!
– Трудно поверить, что моя жена, проявив невоздержанность в чувствах, могла стать поводом для всеобщих пересудов, Толли. – Ноубл дал выход сдерживаемому раздражению.
– Тебе повезло, это именно так. – Гримаса отвращения пробежала по лицу баронета. – Ее поступок, возможно, непроизвольный, но нескромный, сделал ее… сделал вас обоих… гвоздем сезона. Ведь все любят позлословить о любовниках и тому подобном.
– Вот уж никогда не представлял тебя в этой роли, Ноубл! – расхохотался лорд Росс при виде огорченного лица графа. – Страстный любовник, который не может один вечер обойтись без объятий жены!
– Это ужасно! – Ноубл густо покраснел.
– Ужасно не то, что ты внезапно стал звездой общества, – с горячностью, удивившей собеседников, заговорил сэр Хью. – Но поведение твоей жены… Ты должен признать, Уэссекс, – он вдруг запнулся, – она ведет себя скорее как проститутка, нежели как графиня.
– Ты говоришь о моей жене, Толли! – Взгляд прищуренных серых глаз, вспыхнувших недобрым огнем, пригвоздил сэра Хью к стулу. – Я еще раз прошу тебя следить за своими выражениями, когда говоришь о моей жене.
– Уверяю тебя, Уэссекс, у меня не было намерения оскорбить твою леди. – Сэр Хью покорно развел руками. – На правах старого друга я просто хотел удостовериться, что она не сделала ничего – разумеется, неумышленно, – что могло бы еще более ухудшить твою репутацию. Бог свидетель, я из кожи вон лезу, стараясь сгладить острые углы, чтобы ты…
– Извинение принято, – прервал его Ноубл и взглянул на часы, стоявшие на столе. – У меня назначена встреча, Толли, а прежде, если не возражаешь, я хотел бы послушать, что мне расскажет Гарри.
Баронет вспыхнул и бросил на графа непроницаемый взгляд, а затем откинулся на стуле с выражением крайней обиды.
– Ты что-то рассказывал, Гарри?
– Да. Не сомневаюсь, на Толли можно положиться, так что все сказанное здесь останется между нами.
– Естественно, даю слово. – Обида мгновенно исчезла с круглого лица сэра Хью. – Что это за тайна?
– Гарри провел по моей просьбе небольшое расследование. Кажется, кто-то хочет со мной разделаться и на днях запер в пустом доме.
– Не может быть! – У сэра Хью отвисла челюсть. – Где? Когда? Что случилось? О Боже! Надеюсь, ты не пострадал? Если я могу чем-то быть полезен, я полностью в твоем распоряжении, Ноубл, – откашлявшись и взяв Ноубла за руку, сказал сэр Хью после того, как граф в нескольких словах описал ситуацию. – И в распоряжении твоей жены, разумеется, тоже.
Кивнув, граф Уэссекс снова обернулся к лорду Россу.
– Так вот, как я и говорил Ноублу, пока особенно сказать нечего. Его любовница, написавшая записку, из-за которой он оказался в ловушке, исчезла. Никто не знает, где она, но слуги сказали, что она уехала второпях.
– Ты говорил со слугами? – спросил сэр Хью.
– Да, мне повезло, я нашел там повара. Всем слугам было выплачено двухмесячное жалованье и велено немедленно покинуть дом.
– Это очень подозрительно! – воскликнул сэр Хью.
– Никто не заметил кого-либо неизвестного рядом с домом? – спросил Ноубл, не обращая внимания на баронета. – Или каких-либо посетителей, кроме обычных друзей Марии?
– Никого. Во всяком случае, никого, о ком я не слышал бы прежде. Я навестил кое-кого из тех, кто, как мне известно, занимается расследованиями. Так что, возможно, им удастся разузнать что-нибудь о ее гостях.
– Великолепно, Гарри. Уверен, ты добудешь нужные сведения. А теперь, джентльмены, мне пора. У меня назначена встреча с мистером Стаффордом.
– Со Стаффордом? – переспросил лорд Росс. – Это полицейский с Боу-стрит?
– Да. Мне нужна еще одна пара глаз.
– Следить за неким шотландцем?
– Да, среди прочих, – отозвался Ноубл, направляясь к двери.
– Уэссекс… задержись на минуту. – Сэр Хью поспешил вслед за Черным Графом. – Позволь, я тоже буду тебе помогать. Ноубл, я сделаю все возможное, чтобы быть тебе полезным.
– Нет, Толли, благодарю тебя.
– Да как же так, я хочу тебе помочь. – Сэр Хью остановил графа, взяв за рукав.
– Я признателен тебе за предложение, Толли, – лорд Уэссекс взял у слуги шляпу и трость, – и непременно дам тебе знать, когда мне что-то понадобится.
– Что ты думаешь, Ник? – Джиллиан приложила к стене гостиной кусок темно – красного шелка и представила себе позолоченный потолок с медальонами в форме ромбов и восьмигранников. – Темно – красный или зеленый с бронзой? Или вообще что-нибудь другое? – Джиллиан перебирала стопку образцов обоев и тканей. – Вот, взгляни на этот миленький синий. Он называется кобальтовым. Разве он не роскошен? Давай представим себе эту комнату в синих тонах с деревянными позолоченными украшениями.
Ник выбрал из стопки понравившуюся ему ткань.
– Цветущий персик. Да-а, это приятный цвет, но немного… слишком розовый. Тебе не кажется?
– Что розовое? О, у тебя образцы тканей. Значит, граф дал тебе разрешение сменить декор? – Шарлотта влетела в комнату, не дав Тремейну-второму объявить о ее прибытии. – Позволь взглянуть. Нет, только не пастельные тона, они уже не в моде. Тебе нужен яркий, насыщенный цвет. Мне нравится этот темно-красный.
– Тремейн, – обратилась Джиллиан к дворецкому, – распорядитесь, чтобы поскорее подали экипаж. Леди Шарлотта и я отправляемся с визитом.
– Светло-желтый теперь считается безобразным. Тебе известно, что у герцога Веллингтона желтая гостиная? Ты когда-нибудь слышала о таком?
– Как пожелаете, миледи.
– Цвет морской волны хорошо подойдет для столовой. Какого цвета сейчас твоя столовая?
Ник посмотрел на образец цвета морской волны и скривился.
– Она желтовато-коричневая. Что, Тремейн? Не попросите ли кого-либо из слуг привести Пиддла и Эрпа?
– Конечно, мадам. – Тремейн слабо улыбнулся. Хотя неприятности с пищеварением у собак прекратились, они все еще были склонны к сюрпризам, и слуги, обязанные присматривать за собаками, считали себя мучениками. – Э-э… Собаки поедут вместе с вами или заказать для них отдельный экипаж?
– Ореховый тоже неплох. С кремовыми или терракотовыми украшениями.
Ник кивнул.
– Знаете, Тремейн, они вряд ли защитят меня, если будут в другом экипаже.
– Защитят вас, мадам?
– Нет, этот шоколадный цвет мне совсем не нравится. Он более резкий, чем ореховый. А вот сиреневый номер два замечателен. Как, по-твоему, Ник?
Ник указал на сиреневую ткань.
– Да, Тремейн-второй, защитят. Его милость взял с меня обещание, что я не буду выходить из дома без надежной охраны, чтобы его враги не попытались похитить мастера Николаса или меня.
– Нет, Ник, я изменила свое мнение об этом сиреневом цвете, несмотря на то что тебе он понравился. Думаю, для картинной галереи подойдет красный номер три. Это очень модный цвет. Постарайся представить себе стены в картинной галерее красного цвета, как на этом образчике. Ник задумчиво посмотрел на стены и, надув губы, покачал головой.
– Простите, мадам, но, по-моему, собаки едва ли могут служить должной защитой.
– Нет? Понятно. Тогда, быть может, сделать в картинной галерее стены вот такого красного цвета?
– Не могу согласиться с вами, Тремейн. – У Джиллиан голова шла кругом от этих перекрестных разговоров. – Они надежные защитники. В их присутствии никто не осмелится подойти ни ко мне, ни к Нику.
Ник, коснувшись руки Шарлотты, обратил ее внимание на небесно-голубой образчик ткани.
– Да, да, пожалуй, в этом что-то есть – небесно-голубые стены с кремовым бордюром?
– Смею напомнить вашей милости об эпизоде, имевшем место сегодня утром в парке. Если вы помните, когда к вашей милости приблизился уличный торговец, собаки оттащили вас от него на приличное расстояние.
– И еще можно выбрать симпатичные обои в полоску.
– Как я сказала, они защищали меня, уводя от того, кто, по их соображению, представлял угрозу моей безопасности.
– Мне нравятся вот эти, с бордюром из жимолости. Это просто классика!
– Еще раз простите, миледи, но я уверен, что собаки старались уберечь не вас, а в первую очередь себя от опасного человека.
Ник указал на образец со сложным рисунком из листьев и цветов.
– Растительные мотивы. Чудесно, Ник, но я не думаю, что они годятся для большой гостиной. Возможно, для малой, а?
– Тремейн, вы называете моих собак трусливыми?
– Что ты думаешь об этих обоях с изображением морских обитателей? Мне нравится в них сочетание синего с красным.
Ник покачал головой.
– Возможно, «трусливые» слишком крепкое словечко. Скорее, осторожные? Или рассудительные? Осмотрительные в своем доверии к доброте незнакомца?
– Хотя эти мне совсем не нравятся. Слишком запутанный рисунок и к тому же фон желтый. Нет, они не годятся.
– Трусливыми, Тремейн?
– Лиственный орнамент весьма хорош, особенно зеленый тон.
– Трусливыми, мадам, – вздохнул Тремейн. – Наберись я дерзости, то напомнил бы вашей милости, что его милость поручил Краучу во всех поездках сопровождать вашу милость, и был бы счастлив сообщить Краучу, что вы желаете его видеть.
Джиллиан надеялась уехать без Крауча, который накануне весьма определенно высказался по поводу разумности ее визита к лорду Карлайлу. В конце концов ей удалось вытянуть из него обещание, что он не станет доносить на нее Ноублу в обмен на ее согласие не отправляться к Макгрегору без сопровождения. Именно для этого ей нужна была Шарлотта.
– Для чего я нужна? – вопросительно взглянула на нее кузина.
– Не важно. Чудесно, Тремейн. Скажите Краучу, что мы готовы.
– Что ж, это было интересно. – Шарлотта сбросила с колен образцы. – Ник хорошо чувствует цвет, и, думаю, тебе понравится то, что мы выбрали. Мы можем ехать, Джилли? У меня куча вопросов, которые ты должна выяснить у лорда Карлайла.
– Что за вопросы?
– Вот список. – Протянув кузине исписанный лист бумаги, Шарлотта смотрела в него из-за плеча Джиллиан. – Заметь, первым пунктом в списке значатся имена любовниц графа Уэссекса.
– Мушек, – поправила ее Джиллиан, выразительно взглянув на Ника.
– Пташек, Джиллиан! Честно говоря, твоя манера коверкать язык просто отвратительна! Так вот, я далеко не уверена, что ему известны все имена, но ты же знаешь, каковы мужчины – они большие сплетники, чем женщины.
– Совершенно верно. Следующим пунктом у тебя значится бывшая леди Уэссекс.
– Да. Ты сказала, что в его туманных угрозах мелькало имя Элизабет, следовательно, он был с ней знаком. Одним махом двух зайцев!
– Что ты сказала? – озадаченно переспросила Джиллиан.
– Ты убьешь двух зайцев одной пулей – есть такая присказка. Неужели ты никогда не слышала? Это означает, что ты за один раз сделаешь два дела. Я думала, что даже в заокеанских колониях это выражение в ходу.
Джиллиан открыла было рот, чтобы ответить, но передумала.
– Доход. Зачем мне его спрашивать о доходе Ноубла? – удивилась она.
– Не о доходе лорда Уэссекса, а о его собственном доходе.
– А зачем мне нужно знать о доходах лорда Карлайла?
– Затем, что он граф, дурочка, а поймать графа стоит… В общем, чего-то стоит. Дело в том, что мама никогда мне не простит, если я упущу такого блистательного жениха только потому, что ты из упрямства не захотела спросить, чего он стоит.
– Шарлотта, этот человек может быть одним из тех, кто стоит за нападением на Ноубла! Неужели ты хочешь выйти замуж за подобного испорченного типа с дурными наклонностями?
– Это меня нисколько не волнует.
Джиллиан вытаращила глаза, а потом снова занялась списком.
– А что это за слово? Рохля?
– Рохля! – Шарлотта снова заглянула через плечо кузины. – Да, ты не ошиблась! Ты же не хочешь, чтобы я вышла замуж за человека, который не мычит и не телится?
– Разумеется, нет, почему у меня должно быть такое желание?
– Эгоистка – вот кем ты стала с тех пор, как вышла замуж. Настоящая эгоистка, думающая только о себе! Итак, есть еще что-нибудь, о чем, по-твоему, нужно спросить этого лорда Карлайла?
– Мне хотелось бы разузнать о сути его претензий к Ноублу. – Джиллиан задумчиво покусывала нижнюю губу. – Но я не знаю, как он отнесется к такому вопросу.
Шарлотта ответила ей порочной улыбкой, которая быстро сменилась невинным выражением лица, таким искренним и чистым, что могло бы исторгнуть слезы даже у ангела.
– О, ты великолепна, – растерянно признала Джиллиан. – Тебе и вправду нужно играть на сцене, Шарл. Думаешь, это на него подействует?
– Опыт, дорогая, большой опыт. – Еще несколько секунд на лице Шарлотты сохранялось простодушное выражение, а глаза были затуманены. – По дороге к лорду Карлайлу я с удовольствием покажу тебе, как это делается, – улыбнулась она кузине, и у нее на щеках появились ямочки. – Нужно просто прикинуться скромницей, если хочешь…
– Пожалуй, как-нибудь в другой раз. – Джиллиан обернулась, чтобы поторопить Ника, и была очарована видом девятилетнего мальчика, застывшего в позе абсолютной покорности и кротости и смотревшего на нее с безыскусным, чистосердечным видом, не лишенным иронии. Он медленно опустил длинные темные ресницы и серебристо-серыми глазами наблюдал из-под них за ее реакцией. Рассмеявшись, Джиллиан поцеловала его в розовую ангельскую щечку. – Да, да, я понимаю, ты тоже годишься в артисты. Пойдемте, мистер Ник. Зрители с нетерпением ждут вашего следующего выхода.
– Нам действительно необходимо везти с собой собак? – спросила Шарлотта и, усаживаясь на сиденье, ткнула Джиллиан локтем в бок. – И твоего пирата? И еще трех слуг? Я чувствую себя как на параде в честь мэра Лондона.
Джиллиан попыталась поглубже вдохнуть, но была так зажата со всех сторон, что ей пришлось довольствоваться лишь коротким вдохом.
– Я говорила Краучу, что нет необходимости везти с собой трех слуг, но он пробурчал что-то по поводу того, что Ноубл приказал, чтобы Ник и я не покидали дом без надежной охраны, а Крауч именно так представляет себе надежную охрану. Карета выглядит не очень крепкой, но я горячо надеюсь, что она не развалится от такой непомерной нагрузки.
Ник, скорчившийся рядом с ней, задергался, а затем рванулся вперед, хватая ртом воздух.
– О, Ник, милый, прости. Я чуть было не задушила тебя? Это старый маленький экипаж – у ландо, которое должны были подать сегодня, сломалось колесо. Теперь все в порядке?
– Что? – переспросила Шарлотта, которая сидела, высунув голову из окна.
– Ничего. Я просто объяснила Нику, почему у нас столько сопровождающих. Хотя, честно говоря, я считаю, что Пиддла и Эрпа было бы вполне достаточно.
– Их было бы достаточно и снаружи, – отозвалась Шарлотта, глядя на противоположное сиденье, на которое втиснулись две собаки, и, потянув носом, еще шире распахнула окно. – Это нелепо. Знай я, что ты собираешься запихнуть меня в этот крохотный коробок вместе со своими зверюгами, я взяла бы папину коляску. Что подумает обо мне лорд Карлайл при виде моего измятого платья?
– Я думаю, Шарл, что более важные вещи привлекут его внимание.
– Более важные, чем мое платье? – Шарлотта в ужасе взглянула на кузину. – Этого не может быть!
– Не будь такой эгоцентричной. У джентльменов, подобных лорду Карлайлу, на уме совсем другое, и они вряд ли обращают внимание, в каком состоянии дамские платья.
– У твоих знакомых джентльменов, возможно, на уме и другое, но джентльмены, которых знаю я, уделяют особое внимание одежде леди.
– Джентльмены, которых ты знаешь, пижоны.
– Джиллиан!
Джиллиан не хватило ни сил, ни воздуха в легких, чтобы продолжить спор, поэтому она снова обратилась к списку вопросов, которые хотела бы обсудить с шотландским графом.
Когда они прибыли, граф как раз садился в свою карету. Он замер, держась одной рукой за дверцу, и с недоумением посмотрел на остановившийся перед ним экипаж. Он сосчитал ливрейных лакеев, словно прилипших к верхним сиденьям подъехавшего экипажа, и чуть было не пустился в бегство при виде страшилища, расположившегося на запятках.
– Пах, – прошипел он своему кучеру, отступив назад, и кучер проворно ощупал себя, чтобы убедиться, что ничего неприличного не выставлено напоказ. – Я не про тебя, дурак, а вон про того громилу на запятках этого чертова экипажа. Это головорез Крауч, дворецкий Уэссекса. Какого черта ему здесь нужно?
Вокруг остановившейся кареты поднялась легкая суматоха. Несколько слуг спрыгнули с сиденья и окружили экипаж, словно защищая его. Карета опасно закачалась из стороны в сторону, и из окошка высунулась знакомая рыжая голова.
– Какая удача, что мы застали вас, лорд Карлайл! Не могли бы вы уделить мне несколько минут?
Лорд Карлайл зажмурился при виде представшей перед ним картины. «Она ускользнула из лап Уэссекса?» – с приятным чувством удовлетворения подумал он, и любопытство, вызванное просьбой Джиллиан, заставило его изменить свои утренние планы.
– Я в вашем распоряжении, мадам, – ответил он с учтивым поклоном, который, к сожалению, пропал даром, так как голова Джиллиан снова скрылась внутри кареты.
Один из слуг, громко постучав в дверцу экипажа, попросил, чтобы пассажиры ее отперли. Экипаж неистово закачался взад-вперед, изнутри раздались периодически повторяющиеся мольбы и приглушенные крики. «Что за чертовщина происходит внутри этого экипажа?» – удивился лорд Карлайл. Слуга повторил просьбу, но она потонула в какофонии, доносившейся из кареты, и любопытство подтолкнуло лорда подойти ближе.
– Убери свою ногу, кузина…
– Я это и пытаюсь сделать, Шарл, но ты наступила на подол моего платья, и я не могу двинуться. А-ах!
– Извини, я попала локтем…
– Ник, милый, ты не мог бы перебраться через… О-ох! Шарлотта!.. Не мог бы ты перебраться через Эрпа и вылезти в окно? Не сомневаюсь, Шарлотта, если ты еще раз заедешь мне локтем, клянусь, я…
– Проклятие!
– Шарлотта!!!
– Ты тоже ругалась бы, если бы от твоего рукава оторвали красивые белые кружева.
– Ник, ты наступил мне на руку… Ах, спасибо. Если ты попробуешь через окно… О Боже! Дикон, перестаньте кричать на нас, мы же стараемся… Похоже, кто-то придерживает дверь снаружи! О, дьявол!
– Джиллиан!
– Нечего говорить мне «Джиллиан» таким тоном, ты же первая начала. Будь добра, убери свой локоть с моей поясницы, кузина!
– Послушай, Ник, давай я слегка протолкну тебя через окно, хорошо?
– Шарлотта, если ты покалечишь моего ребенка…
– Я не покалечу… Это же мои волосы!
– Прости, у меня соскользнула рука.
– Я его не покалечу, а просто немного подтолкну, потому что ты, видимо, не можешь этого сделать.
– А без этого нельзя обойтись?
– У меня соскользнула рука!
Внезапно из окна кареты показался до половины туловища маленький мальчик, и лорд Карлайл, с некоторой завистью относившийся к тем людям, которые спокойно относятся к повешению, несчастным случаям и другим страшным происшествиям, застыл как вкопанный. «Сколько же людей внутри? И кто такой Эрп? Ребенок жив или его выталкивают с какой-то целью?» – пытался он понять, но не мог разобраться в том, что происходит.
– Ник, милый, если бы ты смог наконец протиснуться весь, я была бы тебе очень благодарна. Не так легко уворачиваться от твоих ног.
– О-ой!
– Вот видишь, милый? Ты как раз попал кузине Шарлотте по подбородку.
– Маленький паршивец! Он нарочно это сделал! Ну-ка убирайся, я сейчас протолкну его через это проклятое окно.
– Шарлотта, если ты хоть пальцем дотронешься до него… О, Боже правый!
Внезапно экипаж перестал раскачиваться, и лорд Карлайл, подавшись вперед, почувствовал, как у него мороз побежал по спине, когда он услышал ужас в голосе леди Уэс-секс. «Что случилось? Кому-то вдруг стало плохо? – лихорадочно перебирал он в уме возможные причины. – Неужели мальчик, которого слуга безуспешно пытался протащить через окно, застрял, обессилел? Или что-то произошло с леди по имени Шарлотта, у которой оторвали белые кружева? Только большое, страшное несчастье могло вызвать ужас, прозвучавший в голосе леди Уэссекс».
– Дикон, Крауч, кто-нибудь, откройте же немедленно эту проклятую дверь! Кажется, Пиддла сейчас стошнит!
Волосы на голове лорда Карлайла стали дыбом, когда вслед за заявлением леди Уэссекс воздух разрезал леденящий кровь вопль, но благодаря издавшему его существу ситуация в конце концов разрешилась. После нескольких громких ударов о стенку кареты – лорд Карлайл был уверен, что леди Шарлотта пыталась выбить дверь, – дверь распахнулась, и только расторопность слуги по имени Дикон спасла малыша от удара о борт экипажа. Через несколько мгновений мальчика втащили обратно в карету, а две огромные собаки выскочили наружу. Вслед за ними немедленно появились леди Уэссекс и женщина в чрезвычайно измятом платье – это не осталось без внимания лорда Карлайла.
– Лорд Карлайл! – Джиллиан сделала реверанс, стараясь не обращать внимания на Пиддла, которого звучно тошнило на тротуар рядом с ней, – как приятно снова вас видеть. Разрешите познакомить вас с моей кузиной леди Шарлоттой Коллинз.
– Лорд Карлайл, – Шарлотта присела в реверансе, – вы должны простить мое появление. Я редко бываю в обществе, мама бережет мою впечатлительную и, естественно, робкую натуру, но моя любимая кузина так меня уговаривала, что я не могла отказать в ее просьбе.
– Заметьте, как она застенчива и сдержанна, – услужливо подсказала Джиллиан, едва сдерживаясь от смеха при виде выражения невинности и девичьей скромности на лице кузины. Шарлотта как-то ей сказала, что особая комбинация этих выражений обеспечила ей три брачных предложения.
– Э-э… Конечно. Самая скромная и застенчивая. Быть может, продолжим этот увлекательный разговор в доме? Ваша собака… гм… уже закончила? Да? Пожалуй, Пах отведет псов на конюшню.
– Простите? – Джиллиан не была уверена, что правильно поняла графа.
– Пах, – ответил он, отмахиваясь от собак, которые подбежали к нему, чтобы быстренько определить пол этой новой персоны.
Шарлотта смутилась, охнула и спряталась за веером, как и подобает скромной и робкой девушке.
– Ну да, конечно, пах. – «Боже милостивый, – Джиллиан вспыхнула до корней волос, – неужели я никогда не смогу никуда пойти со своими собаками?» – Лорд Карлайл, мне так неудобно. Они всегда это делают. Пиддл! Эрп! Негодники! Надеюсь, они… э-э… не обидели вас своей любознательностью. Понимаете, им страшно нравится обнюхивать людей и определять их пол, как я ни старалась отучить их от этой привычки.
– Что вы имеете в виду? – Граф недоуменно взглянул на нее, а Шарлотта, стиснув кузине локоть, предостерегающе шикнула, чтобы Джиллиан замолчала.
– Ваш пах, естественно, – ответила Джиллиан, не обращая внимания на предостережение кузины.
– Мой – что? Сидеть, сэр! Сидеть! – прикрикнул граф, когда Эрп снова попытался с ним познакомиться поближе.
– Эрп! Скверная собака! Ник, милый, возьми Эрпа и не позволяй ему снова это делать. Еще раз прошу меня извинить, лорд Карлайл. – Джиллиан взяла за ошейник Пиддла. – Поскольку мы покончили с вопросом о вашем пахе, может быть, пройдем в дом?
Несколько мгновений граф молча смотрел на Джиллиан, а затем зажмурился и тряхнул головой. Но когда он снова открыл глаза, она все еще стояла перед ним, улыбаясь той очаровательной, лукавой улыбкой, которая сбивает людей с толку. В лорде Карлайле проснулось сочувствие к женоубийце Уэссексу, и у него мелькнула мысль, что на сей раз Черный Граф нашел себе достойную пару.
Сам Черный Граф тоже начинал в это верить. Во время консультации с Джоном Стаффордом, шефом полицейских, ему обещали помощь по сбору доказательств того, что подонок Макгрегор причастен к угрозам ему и Джиллиан и к нападению на него несколько дней назад.
– Вы уверены, что за этими письмами стоит лорд Карлайл? – спросил Стаффорд.
– Настолько, насколько могу быть уверен, не имея его признания, – ответил Ноубл. – Он бессердечный негодяй, охотник за женщинами. Этот человек отвечает за смерть моей первой жены и затаил на меня злобу.
– Я не сомневаюсь, что все так и есть, но должен тщательно разобраться в этом деле. Вы уверены, что нет никого другого, кто желал бы вам неприятностей?
– Не сомневаюсь, таких весьма много, – ответил граф, криво усмехаясь. – Одна половина великосветского общества верит, что я убил жену, а вторая считает меня отъявленным распутником. Однако никто из них не подозревает о письмах с угрозами в мой адрес.
– Вы, конечно же, не собираетесь платить выкуп, который требует шантажист? – Стаффорд взглянул на самое последнее полученное Ноублом письмо.
– Об этом не может быть и речи.
– Могу дать вам в помощь троих, милорд, – кивнул полицейский.
– Я рассчитывал на большее. – Протянув руку, Ноубл забрал письмо.
– К сожалению, это все, что я могу сейчас сделать для вас. Утром они будут у вашего дома.
– Пусть они предъявят это Краучу или Тремейну. – Ноубл написал несколько строк на обороте визитной карточки. – Любому из них. Это мои дворецкие.
– У вас два дворецких в доме, милорд? – спросил удивленный Стаффорд.
– Да, – ответил граф и, положив письмо в конверт, встал. – Это идея моей жены.
Через некоторое время экипаж лорда Уэссекса отправился по определенному адресу вблизи Рассел-сквер.
– Джиллиан, – тихо произнес Ноубл, глядя в окно. Но он не видел ничего. Перед его глазами стояла стройная рыжеволосая амазонка, которая поселилась в его сердце. Он не понимал, как ей удалось туда пробраться. Он никогда не ожидал, что женщина снова сможет завладеть всеми его мыслями.
Джиллиан. При одном звуке ее имени ласковые волны накатывали на Ноубла. Он ощущал нежное, успокаивающее тепло, излучаемое этой женщиной, которое согревало его и давало возможность вновь чувствовать себя человеком.
Джиллиан. Женщина, которая носит его имя и которая будет носить его ребенка. Он представил, какой пышной и круглой она станет, забеременев, и всплеск извечной мужской гордости добавился к теплу, уже согревавшему его душу.
Джиллиан. Его любовница, такая же страстная, как и он сам. Поэтому в минуты близости трудно сказать, где кончается его тело и начинается ее.
Джиллиан. Его друг, женщина, которая то и дело попадает в дурацкое положение, но еще и женщина с большим сердцем, чтобы вместить и его, и его сына.
Джиллиан. Женщина, которая сейчас спускается по парадной лестнице дома его самого заклятого врага под руку с хозяином и смотрит на этого подлого убийцу с улыбкой, которая должна принадлежать только ему, ее мужу. Джиллиан!
– Что, черт побери, это значит? – рявкнул лорд Уэссекс, выпрыгнув из экипажа еще до того, как кучер остановил лошадей. – Бог мой, что ты делаешь здесь с этим типом?
– Ноубл? – При виде мужа, бегущего к ней по тротуару, Джиллиан с неописуемым удивлением замерла на нижней ступеньке.
– Да, Ноубл! – огрызнулся он и ринулся к шотландцу.
– Ноубл! Чудесно, что ты смог подъехать! Ник, милый, твой папа решил быть вместе с нами. Разве это не замечательно?
– Ник? – рявкнул Ноубл, и его руки, похожие на клешни, замерли на волосок от горла лорда Карлайла. Он не мог поверить, что Джиллиан привезла с собой Ника, что она взяла с собой его сына, отправляясь на встречу с человеком, который в ответе за смерть Элизабет. Как она могла? Сердце Ноубла не выдержало, и последние крохи человечности, еще остававшиеся в нем, тут же исчезли.
– Добрый день, лорд Уэссекс!
Ноубл растерялся, увидев симпатичную знакомую блондинку. Если судить по девичьему румянцу и робкому взгляду этой женщины, можно было сказать, что она совсем недавно покинула монастырь.
– Ноубл, ты ведь помнишь мою кузину Шарлотту? – А-а…
– Так, значит, вы здесь, ваша милость. Я говорил хозяйке, что не стоит наносить визит без вас, но вы же знаете, каковы женщины. Чарлз, Дикон, помогите Тремейну с лошадьми графа, они не выносят Пиддла и Эрпа.
«Пиддл? Эрп? Интересно, здесь все обитатели моего дома или кого-то нет?» Ноубл перевел взгляд с жены на своего врага. Жар от подозрения, возникшего секундой раньше, остыл, но новый огонь вспыхнул в Ноубле, когда он заметил, что этот мерзавец Макгрегор жестом собственника держит Джиллиан под руку.
– Моя! – прорычал Ноубл и, схватив Джиллиан в охапку, поставил на тротуар позади себя.
– Прошу прощения. – Джиллиан ткнула его в спину. – Вы только что выкрикнули «моя» так громко, что вас, наверное, было слышно в Кентербери!
– Помолчите, мадам, пока я разделаюсь с этим негодяем! – проревел Ноубл.
– Ах, с негодяем? Говорил горшку котелок: уж больно ты черен, дружок.
– «Моя»? Как будто я принадлежу тебе, муженек?
– Какого черта тебе нужно от моей жены и моего сына? – снова взревел Ноубл.
– Я что, твоя вещь?
– Это не твое дело! – выкрикнул лорд Карлайл, напугав лошадей, стоявших у противоположного тротуара.
– Не могу поверить, Ноубл, что ты на самом деле стоишь здесь и орешь «моя», словно я твоя игрушка, а ты четырехлетний ребенок!
– Как бы не так! Я желаю знать, что они здесь делают! – прогремел Ноубл.
– Тогда почему тебе не спросить об этом леди? – огрызнулся Карлайл.
– Я не вещь! – Джиллиан повысила голос, чтобы не отстать от мужчин.
– Оставь, в покое мою жену! Ты ответишь на мой вопрос, или, клянусь, я вызову тебя на дуэль! – пригрозил Ноубл, его волосы вздыбились.
– Назови своих секундантов! – не остался в долгу Карлайл, и от удовольствия в его черных глазах заплясали огоньки.
– Они навестят тебя сегодня вечером, – бросил ему Ноубл. – Пойдем, жена!
Понимая, что Ноубл вне себя, Джиллиан проявила мудрость, которая до сей минуты ей была неведома, и, оставив при себе возмущенный протест против его высокомерной демонстрации прав собственника, оперлась на предложенную ей руку. Граф прошествовал к своему экипажу и величественно удалился бы, если бы не его остальные домочадцы.
– Чарлз, Дикон, погрузите собак в карету! – скомандовал Крауч.
Помогая Джиллиан сесть в экипаж, Ноубл оглянулся, и его взгляд упал на стоявшего рядом с Шарлоттой сына, который смотрел на него серыми, ярко сияющими на полуденном солнце глазами.
– Николас, ты едешь с нами.
– Лорд Уэссекс! – яростно обмахиваясь веером, Шарлотта, подавленная необходимостью разыгрывать из себя скромницу и изображать неподдельный ужас от мужской перебранки, вдруг осознала, что ей придется возвращаться домой в старой колымаге в обществе Пиддла и Эрпа. – Я… Собаки… Вы же не думаете, что я… милорд, я… – Взгляд Шарлотты метался между Ноублом и лордом Карлайлом.
– Уверена, что это впервые, милорд, – высунувшись из окна кареты, заметила Джиллиан. – Мне еще не приходилось видеть, чтобы моя кузина не могла подобрать слов.
Ноубл хмыкнул и оставил бы Шарлотту путешествовать в карете с собаками, если бы не Джиллиан, у которой были все основания сходить с ума. Ей совсем не улыбалось остаться наедине с Ноублом, которому ничто не помешало бы излить на нее весь гнев по поводу ее визита к лорду Карлайлу. Она скорее зашла бы в клетку со львом.
– Не сомневаюсь, дорогая жена, что вы предпочли бы ехать в клетке со львом, – процедил сквозь зубы Ноубл и, не обращая больше внимания на своих спутников, отвернулся и стал обозревать пейзаж за окном.
– Мы как раз собирались в зверинец, – начала было Джиллиан, но один взгляд ледяных глаз Ноубла дал ей ясно понять, что прогулка отменяется.
Она виновато посмотрела на сына и была тронута, когда мальчик тепло ей улыбнулся и чуть заметно пожал плечами. Джиллиан беззвучно дала ему знать, что они пойдут в зверинец в другой раз, и отвернулась от Ноубла. Всю дорогу Шарлотта сочувственно смотрела на кузину и вздохнула с облегчением, когда экипаж остановился у ее дома. Джиллиан очень хотелось обменяться с кузиной парой слов, но Ноубл с мрачным видом помог Шарлотте выйти из кареты, а затем, снова заняв свое место, жестом приказал продолжать путь.
В карете царила напряженная тишина, а на улице ржали лошади, лаяли собаки, шумели люди, кучера и грумы обсуждали своих хозяев, торговцы расхваливали товары – эти звуки и еще тысячи других сплетались в сложный гобелен, который был жизнью Лондона. Пока Джиллиан придумывала оправдания и объяснения причин своего визита к лорду Карлайлу, карета катилась, подпрыгивая на ухабах, и под знакомый перестук копыт постепенно приходили в порядок мысли Джиллиан. Закрыв глаза, она прислонилась к Ноублу, и вдруг на нее снизошло спокойствие и умиротворение, несмотря на то что муж был готов задать ей словесную трепку, какой она еще никогда прежде не получала. Джиллиан погладила тыльную сторону его руки, потом ладонь и стала слегка массировать подушечки его пальцев, ощущая силу этих длинных изящных рук. Ноубл не отвечал на ее ласки, но и не убирал руку. Продолжая поглаживать и похлопывать его по руке, Джиллиан размышляла над результатами своего дерзкого визита к шотландскому графу. Теперь у нее был список из четырех имен женщин, которые были любовницами Ноубла на протяжении последних пятнадцати лет – именно столько лет лорд Карлайл был знаком с графом. Джиллиан надеялась, что бывшие наперсницы мужа помогут ей выяснить, каковы были отношения Ноубла с его любимой Элизабет – или вовсе нелюбимой, если то, что рассказал лорд Карлайл, было правдой. Но шотландец, должно быть, ошибался. Она знала Ноубла и была уверена, что, как бы ни был он взбешен, он не мог убить свою жену, даже застань он ее с другим. Именно на это намекал лорд Карлайл, а его слова о том, что Ноубл угрожал Элизабет, просто не могли быть правдой. Покусывая нижнюю губу, Джиллиан погладила запястье Ноубла, и ее нежные пальцы снова перебрались на тыльную сторону его руки. Нет, шотландец, несомненно, заблуждался; очевидно, он верил нелепым слухам, которые распространялись в великосветских салонах. Но Джиллиан непременно должна открыть правду и вернуть Ноублу его доброе имя. Тихий вздох слетел с ее губ, когда она представила себе все, что ей предстояло сделать, и этот вздох проник в самое сердце Ноубла. Он перестал сопротивляться желанию ответить на ласки Джиллиан и доверительно стиснул ей руку. Джиллиан не взглянула на него, а лишь еще раз вздохнула и крепче прильнула к нему, веря, что все будет хорошо – в конце концов, Ноубл на нее не сердится.
Ноубл был в ярости. В экипаже он держал себя в руках железной силой воли, удивившей его самого, но, прибыв домой, потребовал, чтобы Джиллиан явилась на ковер в библиотеку. Вскоре она с бледным и заплаканным лицом вышла из комнаты.
– Но, Ноубл, почему я не могла нанести ему визит, если у меня была надежная охрана? – воскликнула Джиллиан после того, как на нее выплеснулся поток неистовой ярости и на кончиках ее ресниц задрожали слезы.
– Потому что этот человек подлый убийца, мадам. – При виде ее слез у Ноубла сжалось сердце. – Именно поэтому вам нельзя его посещать! Отныне и впредь у вас с ним не будет ничего общего!
При слове «убийца» Джиллиан побледнела. Обвинение Ноубла, в точности повторявшее обвинение против него лорда Карлайла, привело ее в замешательство.
– Он убийца? Кого же он убил?
– Это тебя не касается. – Лицо Ноубла приняло столь знакомое Джиллиан каменное выражение, и он, опершись руками о подлокотники ее кресла, наклонился над ней так близко, что оказался у самого ее лица. – Выслушай меня внимательно, жена, и изволь подчиниться моему требованию: ты больше не будешь иметь никаких дел с Макгрегором. Если ты встретишься с ним в обществе, то сделаешь вид, что не замечаешь его. Если он подойдет и попытается с тобой заговорить, ты отойдешь в сторону. Если он пришлет тебе письмо, ты немедленно передашь его мне. Поняла?
Заглянув в глубину ледяных серых глаз, Джиллиан увидела, что злые духи стараются взять верх над Ноублом. В его глазах были гнев и мужская властность, но там была забота и что-то еще, чего она не могла распознать: что-то, что заставило ее почувствовать себя женщиной и пробудило в ней ощущение тепла и согласия с мужем, несмотря на то что в эту минуту его гнев был направлен на нее.
– Что я для тебя? – прошептала она, не в силах сдержаться.
– Ты моя жена.
– И это все, Ноубл? – Ощущение тепла и спокойствия исчезло, остались только непрошеные слезы. – Значит, это правда – я всего лишь вещь? Вещь, которую ты купил с какой-то особой целью? Я для тебя не больше, чем предмет, который должен находиться на своем месте, и ты будешь пользоваться им, когда захочешь?
Ноубл не знал, что ответить, не знал, как облегчить боль, которую он видел в ее волшебных зеленых глазах. Ответ был начертан в глубине его сердца, но его слова были для него внове, он не привык к таким словам и не мог их выговорить. Ноубл смотрел в глаза Джиллиан страдальческим взором и молчал, проклиная себя за неспособность говорить, за желание обрести то, что поклялся себе никогда больше не искать, и за то, что позволил этой женщине проникнуть в самые потаенные уголки своей души, в которые прежде не допускал никого. Джиллиан безуспешно старалась оттолкнуть его руки, а когда он убрал их, разрыдавшись, выбежала из комнаты.
«Боже, как же все запуталось! – Чувствуя, что ноги отказываются ему служить, Ноубл сел в кресло, где только что сидела Джиллиан, и спрятал лицо в ладонях. – Почему все так получилось? Когда жизнь вышла у меня из-под контроля и превратилась в бестолковый фарс? Разве можно ожидать нормальной жизни, если все, что человек намечает сделать, на что надеется, идет прахом? Какой смысл притворяться перед самим собой? Моя жизнь была размеренной и упорядоченной, пока в нее не вошла Джиллиан, это правда. Но это была бесцветная и пустая жизнь, жизнь без радости, без тепла… без любви. Джиллиан всюду вносит хаос, но это малая плата за ее любовь. И что я сделал с ее любовью? Я набросился на нее, кричал, пока она не разрыдалась от моей жестокости, и слезы не хлынули у нее из глаз, когда она поняла, что я не скажу – не могу сказать – тех слов, которые она надеялась услышать». Ему на память пришли слезы другой женщины, тоже вызванные его жестокостью. Ноубл сжимал подлокотники кресла, пока его ногти не впились в дерево, причинив ему боль. Но он не обращал внимания на эту боль. Он стремился победить мучения, терзавшие его душу. «Боже милостивый, не дай мне потерять ее, как я потерял Элизабет», – взмолился он, и в его мозг вторглись картины той жуткой ночи, когда умерла его жена, а он точно узнал, что ад существует, потому что сам оказался в аду. Тогда, чуть было не сойдя с ума от ужаса, он нашел сына, сжавшегося в крошечный комочек посреди лужи крови. То давнее чувство вины снова накатило на него и слилось с новым потоком вины за то, как он обошелся с Джиллиан.
Ноубл Бриттон, двенадцатый граф Уэссекс, сидел один в библиотеке и предавался чувствам, которых не позволял себе на протяжении пяти лет: угрызениям совести за ужас, который он заставил пережить собственного сына, печали из-за потери первой жены, жалости к себе за то, что так долго жил в аду, и, наконец, чувству стыда за то, что обижает человека, который значит для него больше, чем жизнь.
Не решаясь войти, Джиллиан остановилась на пороге библиотеки. Она постучала, но Ноубл не ответил, и она не понимала, то ли он еще сердится, то ли вообще не желает ее видеть. Она неуверенно шагнула вперед, боясь привлечь его внимание и в то же время не желая навлечь на себя его гнев, если он решит, что она утаивает только что полученное письмо.
– Ноубл! – Джиллиан окликнула его так тихо, что сама едва услышала свой голос.
Граф сидел, откинув голову на спинку кресла, и было непонятно, читает он или спит. Она тихо подошла сбоку и в удивлении замерла. Он спал, неловко закинув голову, его руки были сжаты в кулаки, но лицо выглядело совершенно безмятежным, незащищенным, молодым и спокойным, и на нем не было того сурового выражения, которое заставляло сердце Джиллиан сжиматься от боли. Наклонившись, она коснулась пальцем его щеки и заметила в складках бледные серебристые следы.
Оставшись в одиночестве, он плакал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Благие намерения - Макалистер Кейти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Эпилог

Ваши комментарии
к роману Благие намерения - Макалистер Кейти



Весьма забавная книга. Затягивает. Как всегда, хороший конец!
Благие намерения - Макалистер КейтиКсюша
28.11.2010, 13.15





Книга просто наслаждение.
Благие намерения - Макалистер КейтиЕлена
11.04.2011, 19.38





Макалистер, как всегда, на высоте. И этот её роман легко читается и захватывает с первых строк. Он полон юмора, зажигательной страсти, всепоглощающей любви, неожиданных поворотов сюжета, интриг, тайн, расследований. Джиллиан просто потрясающая девушка, с ней не соскучишься. Читать - одно удовольствие! 10 из 10
Благие намерения - Макалистер КейтиНика
25.06.2011, 15.07





Роман супер))) поднял настроение)
Благие намерения - Макалистер КейтиNastalgy
16.02.2012, 22.40





Изумительный роман!!! Хохотала до слез! А моменты, когда ГГ с домочадцами, кузиной выбирались из кареты и встреча ГГ с подозреваемым просто ОТПАД!!Читайте!!!
Благие намерения - Макалистер КейтиНэт
27.02.2012, 22.27





Очень забавно.Мне понравилось также ,как и другие произведения этого автора.
Благие намерения - Макалистер КейтиПоли
10.03.2012, 18.24





Отличная книга!Очень интересно и захватывающе!Много комичных ситуаций,и нежных чувств!Юмор на высоте, смеялась до слез над "сломанным". Побольше бы таких книг:Легко читаемых,веселых с интересным сюжетом.Всем советую прочитать.
Благие намерения - Макалистер КейтиНаталия
29.05.2012, 13.00





смешной!
Благие намерения - Макалистер КейтиКира Корор
30.05.2012, 10.38





На любителя. Роман конечно смешной, и только. Даже незнаешь на что именно обратить внимание,потомучто весь роман - несерьёзный, говорят одно-делают другое. В общем, очень сильно обрадовалась, когда наконец-то дочитала его.
Благие намерения - Макалистер КейтиПсихолог
6.06.2012, 19.53





фу, глупость какая
Благие намерения - Макалистер Кейтикатя
21.06.2012, 13.57





Едва ли не самый забавный и интересный роман, который мне приходилось читать. Хорошо прописаны комичные сцены, над некоторыми действительно от души смеялась. Ну и сама по себе книга легкая, позитивная, читается на одном дыхании! В ней есть все: и любовь, та самая, ради которой и читается такая литература, и острые моменты между ГГероями, и приключения с захватывающей концовкой и мистика. Да что там, даже что-то поучительное можно выудить из этого сюжета, например отношение ГГероини к сыну ГГероя. В нашей жизни не часто встретишь такую чистую любовь к чужим детям. 10 из 10 заслуженно!!!
Благие намерения - Макалистер КейтиМупсик
1.11.2012, 16.45





Интересный роман. Понравились герои. Много смешных сцен.
Благие намерения - Макалистер КейтиКэт
18.01.2013, 21.45





Присоединяюсь к дифирамбам. Люблю ЛР с юмором, особенно с тонким. Но с гильдией проституток автор явно перегнула. Надо же придерживаться историии. В те времена не было никаких профсоюзов, тем более проститутных.Можно было бы придумать что-то другое. Например - приют для падших женщин....
Благие намерения - Макалистер КейтиВ.З.,65л.
28.02.2013, 12.13





роман просто класс.Все 10 баллов. Очень смешной и история любви захватывающая. Прочитала на одном дыхании,советую прочитать!
Благие намерения - Макалистер КейтиАлена
19.04.2013, 13.49





Дерьмо
Благие намерения - Макалистер КейтиИнна
19.04.2013, 14.58





Инна, просим вас выражаться подобным языком у себя дома, где, как мы можем догадаться, его хорошо знают и понимают, в отличие от данного сайта. У нас не все читательницы понимают ваши глубокомысленные изъяснения.
Благие намерения - Макалистер КейтиBanner
19.04.2013, 15.14





Дерьмо, точно
Благие намерения - Макалистер КейтиИнна
19.04.2013, 16.17





Роман смешной и сюжет интересный,но как то все затянуто. Моя оценка 9/10
Благие намерения - Макалистер Кейтитая
23.04.2013, 9.06





книга хорошая а инна смешная))))))))))))))
Благие намерения - Макалистер Кейтилюся
14.05.2013, 19.17





книга не просто смешная, она ржачная))) давненько я не читала подобных романов) да, местами бестолково, но почитать ее стоит для того, чтобы расслабиться
Благие намерения - Макалистер КейтиОльга
18.05.2013, 16.17





Невероятно смешной роман и такой захватывающий сюжет!!!!
Благие намерения - Макалистер КейтиСветлана
23.06.2013, 17.19





Неплохо , но много лишнего
Благие намерения - Макалистер КейтиВикушка
14.07.2013, 12.35





Прикольно, посмеялась от души.
Благие намерения - Макалистер КейтиТаня
8.02.2014, 1.19





прикольно
Благие намерения - Макалистер КейтиНатали
4.06.2014, 16.43





Не разделяю положительное мнение об этом романе. По мне так это полная ерунда. Ну есть моменты забавные, но сам то смысл романа ерундовый! Особенно меня напрягла сцена, в которой гл.героиня и её пасынок, вламываются в комнату, где гл.герой лежит прикованный цепями, абсолютно голый. И она, нет чтобы его прикрыть чем - нибудь, пока ищут ключи, гладит его по груди и говорит об его "инструменте". И в это же время у гл.героя начинает эрекция. И всё это на глазах маленького мальчика. Простите, но я такое читать не могу, мне противно.
Благие намерения - Макалистер КейтиКсения
3.07.2014, 15.11





роман с юмором! местами смеялась до слёз)))прикольно! почитать можно
Благие намерения - Макалистер КейтиСветлана
15.10.2014, 8.19





Мой самый любимый момент в романе, всегда перечитиваю его, когда хочеться поднять себе настроение=) rnrn«Что за чертовщина происходит внутри этого экипажа?» – удивился лорд Карлайл. Слуга повторил просьбу, но она потонула в какофонии, доносившейся из кареты, и любопытство подтолкнуло лорда подойти ближе.rnrn– Убери свою ногу, кузина…rnrn– Я это и пытаюсь сделать, Шарл, но ты наступила на подол моего платья, и я не могу двинуться. А-ах!rnrn– Извини, я попала локтем…rnrn– Ник, милый, ты не мог бы перебраться через… О-ох! Шарлотта!.. Не мог бы ты перебраться через Эрпа и вылезти в окно? Не сомневаюсь, Шарлотта, если ты еще раз заедешь мне локтем, клянусь, я…rnrn– Проклятие!rnrn– Шарлотта!!!rnrn– Ты тоже ругалась бы, если бы от твоего рукава оторвали красивые белые кружева.rnrn– Ник, ты наступил мне на руку… Ах, спасибо. Если ты попробуешь через окно… О Боже! Дикон, перестаньте кричать на нас, мы же стараемся… Похоже, кто-то придерживает дверь снаружи! О, дьявол!rnrn– Джиллиан!rnrn– Нечего говорить мне «Джиллиан» таким тоном, ты же первая начала. Будь добра, убери свой локоть с моей поясницы, кузина!rnrn– Послушай, Ник, давай я слегка протолкну тебя через окно, хорошо?rnrn– Шарлотта, если ты покалечишь моего ребенка…rnrn– Я не покалечу… Это же мои волосы!rnrn– Прости, у меня соскользнула рука.rnrn– Я его не покалечу, а просто немного подтолкну, потому что ты, видимо, не можешь этого сделать.rnrn– А без этого нельзя обойтись?rnrn– У меня соскользнула рука!rnrnВнезапно из окна кареты показался до половины туловища маленький мальчик, и лорд Карлайл, с некоторой завистью относившийся к тем людям, которые спокойно относятся к повешению, несчастным случаям и другим страшным происшествиям, застыл как вкопанный. «Сколько же людей внутри? И кто такой Эрп? Ребенок жив или его выталкивают с какой-то целью?» – пытался он понять, но не мог разобраться в том, что происходит.rnrn– Ник, милый, если бы ты смог наконец протиснуться весь, я была бы тебе очень благодарна. Не так легко уворачиваться от твоих ног.rnrn– О-ой!rnrn– Вот видишь, милый? Ты как раз попал кузине Шарлотте по подбородку.rnrn– Маленький паршивец! Он нарочно это сделал! Ну-ка убирайся, я сейчас протолкну его через это проклятое окно.rnrn– Шарлотта, если ты хоть пальцем дотронешься до него… О, Боже правый!rnrnВнезапно экипаж перестал раскачиваться, и лорд Карлайл, подавшись вперед, почувствовал, как у него мороз побежал по спине, когда он услышал ужас в голосе леди Уэс-секс. «Что случилось? Кому-то вдруг стало плохо? – лихорадочно перебирал он в уме возможные причины. – Неужели мальчик, которого слуга безуспешно пытался протащить через окно, застрял, обессилел? Или что-то произошло с леди по имени Шарлотта, у которой оторвали белые кружева? Только большое, страшное несчастье могло вызвать ужас, прозвучавший в голосе леди Уэссекс».rnrn– Дикон, Крауч, кто-нибудь, откройте же немедленно эту проклятую дверь! Кажется, Пиддла сейчас стошнит!rnrnВолосы на голове лорда Карлайла стали дыбом, когда вслед за заявлением леди Уэссекс воздух разрезал леденящий кровь вопль, но благодаря издавшему его существу ситуация в конце концов разрешилась. После нескольких громких ударов о стенку кареты – лорд Карлайл был уверен, что леди Шарлотта пыталась выбить дверь, – дверь распахнулась, и только расторопность слуги по имени Дикон спасла малыша от удара о борт экипажа. Через несколько мгновений мальчика втащили обратно в карету, а две огромные собаки выскочили наружу.
Благие намерения - Макалистер КейтиМарьяна
6.08.2015, 18.41





н..да ещё раз убеждаюсь в том,что сколько людей ,столько и мнений Роман скорее абсурдный, чем забавный. Героиня абсолютно нелепа и неадекватна. Герой вообще никакой. Их взаимоотношения - плоские и невыразительные. Создается ощущение полного отсутствия смысла. Честно старалась дочитать до конца, но не люблю над собой издеваться...
Благие намерения - Макалистер Кейтис
15.01.2016, 18.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100