Читать онлайн Ожидая тебя, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ожидая тебя - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ожидая тебя - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ожидая тебя - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Ожидая тебя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Джек не спеша ехал домой. В поместье Киппа он узнал, что господа, хозяин и его гости, уехали к кому-то с визитом. Кипп обожал светские развлечения, да и, по всей вероятности, он предпочел многолюдное общество уединению с леди Сьюзен.
Джек решил заглянуть к Мери, прежде чем закрыться в кабинете с Уолтером и его бухгалтерией. Он медленно поднимался по лестнице, размышляя о том, когда это он успел так состариться душой и устать.
Он надеялся, что Мери согласится с ним говорить. Надо было пригласить ее поехать вместе к Киппу. И он пригласил бы, если бы ему не показалось, что она рада остаться дома.
— Черт! — одернул он себя. О чем он только думает! — Что, если она опять уехала на охоту за разбойником… — Какой же он дурак! Она его снова перехитрила! Собравшись с духом, он постучал в дверь ее спальни.
Через несколько секунд дверь распахнулась. На пороге стояла испуганная Мери.
— Хани, я же сказала, чтобы меня не… Ах, это ты! — Мери попыталась захлопнуть дверь прямо перед его носом, но в ее глазах Джек прочел такой ужас, что, оттолкнув ее, вошел и захлопнул за собой эту самую дверь. По всей комнате была разбросана одежда: она вываливалась из ящиков, была разбросана по постели, торчала из небольших дорожных сумок — Ты куда-то собралась, Мери? — спросил он и, увидев в голубых глазах слезы, схватил ее за плечи.
Мери вырвалась и отскочила, как будто он причинил ей боль.
— Не прикасайся ко мне! Как тебе даже в голову может прийти прикасаться ко мне? Сколько еще раз ты заставишь меня играть роль дурочки, которой ничего не известно?
Джек почувствовал, как его вот-вот захлестнет волна ярости, но сумел совладать с собой.
— Мери, — тихо сказал он, а она отступала от него вес дальше. — Скажи, что случилось? Меня не было всего какой-нибудь час. Что произошло за это время? — Он обвел рукой разбросанные повсюду веши. — Только не говори, что ты решила сбежать, потому что я поехал к Киппу, а не стал беседовать с тобой об этом проклятом анонимном письме. Я этому никогда не поверю. Ты что-то натворила? — Он сорвал ленту, перевязывавшую его волосы, и бросил ее на пол. — Черт возьми, Мери, что ты сделала?
— Что я сделала? Что сделала я? Это ты сделал, Джек. Это ты знал, а не я, — обвинила она его, ткнув в его сторону указательным пальцем. — Вот почему ты уехал в ту же ночь, когда нас будто бы обвенчали, и не хотел возвращаться. И именно поэтому ты не хочешь прикасаться ко мне, даже близко боишься подойти. А я… я только что не бросалась тебе на шею, потому что ты когда-то любил меня… когда я была ребенком.
Она отвернулась и на мгновение спрятала лицо в ладонях, но тут же снова обернулась. Боже, сколько муки было в ее взгляде!
— Почему ты мне не рассказал? Почему позволил быть такой дурой? Я ни о чем не подозревала и преследовала тебя… верила… страстно желала быть с тобой… любить тебя. Я любила тебя, а ты, подлец…
Джек понял, что в эту минуту его жизнь кончилась. Ей стало известно — ему еще предстоит узнать от кого, — и она никогда его не простит. Ему казалось, что они достаточно любят друг друга, чтобы преодолеть то, что он должен был ей сказать. Теперь он понял, что ошибался.
— Мери! — Он пытался ее успокоить. — Мне очень жаль. Знаю, я был трусом. Но как я мог тебе сказать? Где мне было найти такие слова? Ты — вся моя жизнь, Мери. Все могло быть иначе. Но Август украл у тебя твою жизнь, твое наследство, право на счастливое детство, на место в обществе. И все из-за проклятой любви к деньгам, из-за жадности и эгоизма.
Она смотрела на него во все глаза, ловя каждое слово, упиваясь его видом, словно после сегодняшнего вечера она никогда больше его не увидит. Но потом сдвинула брови, как будто не понимала, о чем он говорит.
— Он сделал это нарочно, — продолжал Джек, завладев ледяной рукой Мери. Он подвел ее к кровати и сел рядом. — Он сделал так, что я должен был жениться на тебе, а потом сказал то, что удержало бы любого человека чести — даже такого дикаря, каким был я, — от брака.
Он сжал ей пальцы и посмотрел на нее. Перед его внутренним взором промелькнули образы прошлого, нахлынули воспоминания о минутах счастья, о надеждах на жизнь, в которой не было бы несчастий и одиночества.
— Если бы мы встретились с тобой впервые только сейчас, Мери! Один твой взгляд, и я бы стал твоим рабом. Ты бы вышла за меня замуж, и мне не пришлось бы ползать перед тобой на коленях, вымаливая твою любовь.
Она отшатнулась, и сердце Джека упало. Слишком поздно. Боже, ну почему он все время опаздывает? Он упустил столько лет! Неужели уроки жизни не пошли ему на пользу?
— Когда я увидел тебя в первый раз, тебе было неполных шесть месяцев. Я помню, как спрятался за дверью, когда кто-то принес тебя в детскую и оставил одну в колыбельке. Я еще долго прятался, а потом подошел, чтобы посмотреть на тебя. Ты меня не сразу увидела. Ты была слишком занята своими пальчиками, с которыми разговаривала на своем языке — гукала. — Джек невольно улыбнулся, не замечая, что его глаза наполнились слезами. — Я помню, как наклонился ближе к твоему маленькому личику. И ты меня увидела. Ты долго на меня смотрела, Мери, очень долго. Я боялся, что ты заплачешь, но ты не заплакала, просто смотрела, будто решая, друг я или враг. А потом улыбнулась. Ты улыбалась, а в это время в детскую заглянуло солнце. Я наклонился еще ближе, а ты хихикнула и схватила меня за нос. Как же крепко ты его держала! Джек машинально погладил нос.
— Мне следовало бы уже тогда догадаться, Мери, что ты всегда будешь крепко держать меня, что мне никогда не удастся от тебя освободиться, что я этого сам не захочу. — Он встал, отошел, а потом обернулся, чтобы взглянуть на то, что потерял. — Ты правильно делаешь, что уезжаешь, Мери. Ты не заслуживаешь того, чтобы похоронить себя в Колтрейн — Хаусе.
Мери посмотрела на Джека долгим взглядом. Но сейчас она не улыбалась. Слезы ручьем катились у нее по щекам.
— Как он мог сделать такое, Джек? — спросила она упавшим голосом. — Что он был за чудовище, что поженил нас? Своего сына на своей незаконнорожденной дочери? Своих собственных детей…
Джек сел, где стоял, — прямо на пол и в недоумении посмотрел на Мери:
— О чем ты, черт побери, говоришь?
— О том же… о том же, о чем и ты, — ответила она и тоже сползла на пол, опершись спиной о бок кровати. — О том, о Господи, Джек… Ты же знаешь. А теперь знаю и я. Мы с тобой сводные брат и сестра. Я была сегодня вечером у Генри, и он мне все рассказал. Он сказал, что поэтому…
Джек моментально вскочил на ноги.
— Я убью его! К черту все планы. Я задушу негодяя! Он подбежал к двери в коридор, но она была заперта.
Это дало ей возможность догнать его, схватить за руку и умолять не спешить.
Но Джек вырвал руку и попытался открыть дверь.
— Где ключ? — взревел он. — Где этот чертов ключ?
— Не знаю, — ответила Мери, пытаясь оттащить его от двери. — Наверное, нас заперли Клэнси и Клуни. Я знаю, что ты в это не веришь, Джек, но это они. Успокойся и сядь здесь, у камина. Ты не можешь убить Генри за то, что он, пытаясь защитить меня, сказал правду.
В то самое мгновение, как Мери выговорила, что они брат и сестра, Джека охватила холодная ненависть, не имевшая ничего общего с благоразумием или здравым смыслом. Это чувство наполнило его единственным желанием — помчаться в роскошный дом Генри Шерлока, выдернуть его из этого дома за седые волосы, четвертовать, а потом развесить по частям на деревьях на три мили вокруг.
Вместо этого он оказался запертым в собственном доме, и Мери уверяет его, что парочка привидений спрятала ключ.
— По-моему, я схожу с ума, — сказал Джек, отшатнувшись от двери. — Веду себя как идиот, как полный дурак и на самом деле верю, что двое умерших более полугода назад только что спасли мне жизнь. Поскольку за то, что я решил сделать с Генри Шерлоком, меня бы повесили. Вот так, Мери.
— Ах, Джек…
— И оставить тебя? — Он крепко прижал ее к себе. — Как я могу оставить тебя здесь одну после того, что услышал? О Боже! Боже!
— Все в порядке, Джек, — успокаивала его Мери, похлопывая по спине. Ей хотелось забрать у него часть его боли. Она всегда защищала его от него самого: его настроений, его импульсивности… от его упрямства, граничившего с глупостью. — Все хорошо. Все хорошо.
Он позволил ей несколько мгновений утешать себя, пока собирался с мыслями, пока понемногу стихало безумие, охватившее его.
— Мы не брат и сестра, Мери, — прошептал он ей на ухо и, слегка отодвинув буйные кудри, поцеловал нежную белую кожу. — Тебе придется поверить мне, дорогая. Ты урожденная Мередит Фэрфакс. Мы не брат и сестра.
Он неохотно отпустил ее, но только на минуту — чтобы сесть на ковер перед камином.
— Мой отец — Август. Я чувствую себя как-то чище, называя его Августом. Он мне кое-что рассказал в ту последнюю ночь, Мери, в ночь, когда я дал согласие жениться на тебе и тем самым спасти жизнь тебе, Киппу, Клуни и Клэнси. Ведь Август поклялся отправить нас всех на виселицу. Но то, что он мне рассказал — и не без пьяной ухмылки, — могло обернуться еще худшим, в десять раз худшим.
— Но он не сказал тебе, что мы брат и сестра?
— Нет, Мери, клянусь. И Шерлок — черт бы его побрал со всеми потрохами — знает, как все обстояло на самом деле, ведь он присутствовал при разговоре. У меня было время в последние годы провести расследование и по крайней мере узнать, что мы, слава тебе Господи, не брат и сестра.
То, что я собираюсь тебе рассказать, кажется не важным по сравнению с чудовищной ложью Шерлока. Но тогда этого было достаточно, чтобы я согласился покинуть Англию, возможно, насовсем. Это вынуждало меня сторониться тебя с тех пор, как я вернулся. Трусливо с моей стороны, да? Я решил, что, узнав правду, ты возненавидишь меня, хотя и знал, что, если не скажу тебе все, не имею права любить тебя. Неужели я всегда буду таким идиотом?
Мери вытерла слезы, провела тыльной стороной ладони у себя под носом, как делала в детстве, когда проливала слезы из-за какой-нибудь детской трагедии.
— Расскажи, что сказал тебе Август. Я слушаю, Джек.
Они сидели на ковре перед камином, соприкасаясь коленями. В камине, освещая их, ярко горел огонь. Остальная часть комнаты была погружена в темноту. Весь мир сузился до этого освещенного пятачка, где их было только двое и где Джеку предстояло поведать Мери старую историю.
— После того как я наконец согласился на женитьбу, — начал Джек, взяв руки Мери в свои, — Август рассказал о том, что случилось семнадцать лет назад, в тот год, когда ты появилась в нашем доме, Мери, и он стал твоим опекуном. Я не хотел, чтобы ты об этом узнала, но я не смогу быть с тобой, если не расскажу тебе, что меня останавливало.
Он сделал паузу. Как же ему не хотелось рассказывать! Но он знал, что между ними больше не может быть секретов. Иначе не останется ни малейшего шанса на то, что они могут стать счастливыми.
— Твой отец, Уильям Фэрфакс, потерял жену при родах. Точно так же как Август потерял свою, когда родился я, хотя моему отцу это было на руку в отличие от Фэрфакса, для которого смерть жены была большой утратой. Каким-то образом схожесть произошедшего сблизила наших отцов. Твой отец взял с Августа слово стать твоим опекуном, если с ним что-нибудь случится. Я думаю, что Август намеренно добивался его расположения — я даже в этом уверен. Потому что твой отец был очень богатым человеком.
Он жил в Сассексе, а твоя мать, между прочим, была дочерью барона и племянницей герцога. Семья твоей покойной матери какое-то время пыталась забрать тебя у отца, а позже — у Августа. Но в конце концов отцовское завещание оказалось сильнее по закону, и ты потеряла свою семью. Ты никогда никого из них не видела, Мери, сейчас они все умерли. — Он сочувствующе сжал ей пальцы. — Ты так много потеряла. Поместье, в котором ты родилась, отошло к дальнему родственнику твоего отца. За эти годы ты лишилась наследства, приданого, права войти в высшее общество и сделать великолепную партию.
У Мери задрожала нижняя губка, и сердце Джека ёкнуло: его история еще не окончена, ей предстоит услышать вещи и похуже.
— Через месяц после того, как твой отец сделал Августа опекуном, произошел несчастный случай на охоте. Один из егерей, несших ружья, споткнулся, и его ружье выстрелило. Пуля попала твоему отцу в спину, и он скончался.
— Это правда был несчастный случай, Джек? — спросила Мери. Сколько на нее обрушилось! Так постепенно раскрывалась ложь Генри Шерлока. Мери всегда отличалась здравомыслием и сейчас была готова выслушать все до конца, и немедленно.
— Нет, Мери, это не был несчастный случай. Все организовал Август. Он нанял человека, который застрелил твоего отца. — Джек закрыл глаза, и перед ним предстало злобное лицо Августа в момент признания. — Через несколько дней после похорон тебя привезли сюда и спрятали, а Август начал проматывать твои деньги. Теперь ты поняла, Мери? Вся твоя жизнь изменилась из-за моего отца. Ты стала сиротой, выросла в нищете. Рано или поздно тебя изнасиловал бы кто-нибудь из пьяных гостей Августа.
Если бы не Август Колтрейн, у тебя была бы совсем другая жизнь. Вот почему я сопротивлялся нашему браку. Вот почему я все пять лет старался забыть о тебе, хотя в глубине души всегда знал, что люблю тебя. За пределами Колтрейн-Хауса лежит целый мир, который тебе предстоит узнать. Ты этого заслуживаешь. Как бы я ни хотел, чтобы ты осталась, я не могу допустить, чтобы ты оказалась запертой здесь. Я хочу, Мери, чтобы у тебя было все. Все, что ты заслуживаешь, что мой отец у тебя отнял. И чего тебя лишил я, согласившись на наш фиктивный брак.
Мери покачала головой и вздохнула.
— Ах, Джек, ты прав. Ты — идиот. — Она подвинулась к нему поближе. — Ты когда-нибудь прислушиваешься к себе? Ты слушаешь по-настоящему, что тебе говорят другие? Всего несколько минут назад я сказала, что люблю тебя, хотя была в полной уверенности, что теряю тебя. Кажется, и ты сказал, что любишь меня. Не так, как раньше, а по-другому. Как любят друг друга мужчина и женщина.
Он сделал попытку оттолкнуть ее, хотя на самом деле ему хотелось прижать ее к себе. Он старался быть разумным.
— Мери, тебе нужно время, чтобы обдумать то, что я тебе рассказал. Иначе я не смогу с чистой совестью…
Она ладонью закрыла ему рот.
— Если не возражаешь, я предпочитаю, чтобы ты помолчал. Мне надо кое-что тебе сказать.
Джек неохотно кивнул. Она убрала руку и улыбнулась.
— Ты рассказал мне очень печальную историю, Джек. Ужасную историю о людях, которых я никогда не знала, о жизни, которую я даже представить себе не могу. Мой единственный дом — Колтрейн-Хаус. Другого у меня нет, как нет и другой семьи, кроме тебя. Но я всегда желала именно этого, ничего другого мне не было нужно. Не говори мне, какая бы у меня могла быть прекрасная жизнь в каком-нибудь другом месте. Да я не отдам ни одного дня, проведенного здесь, ни за какие блага на свете. Я сохранила Колтрейн-Хаус для тебя, Джек, и для себя. Колтрейн всегда был частью тебя, и даже когда я тебя ненавидела, я все равно тебя любила. Сначала детской любовью, потом любовью взрослой женщины. Когда Генри рассказал мне… — Мери на секунду запнулась от волнения, но потом взяла себя в руки. — Я хотела умереть, Джек. Пойти куда глаза глядят и умереть. Убежать куда-нибудь далеко, как когда-то это сделал ты. Я думала, что поняла тебя: тебя гнал стыд. Но я никогда не испытывала стыда за себя до сегодняшнего вечера. А после того, что я узнала от Генри, мне было стыдно смотреть тебе в глаза, даже просто увидеть тебя еще раз.
Джек погладил Мери по щеке.
— Если бы ты уехала… уехала, не сказав ни слова, без объяснения…
— Мы могли бы потерять еще пять лет.
— Никогда. — Он подвинулся ближе, чувствуя, что боль отпускает его сердце. — Я бы поехал за тобой на край света.
— Да, ты — мужчина и мог бы так поступить. А нам, бедным женщинам, не позволено просто так разъезжать по белу свету, посещая всякие экзотические места.
— Ладно, сдаюсь. Филадельфию все же можно назвать немного экзотической. — Джек придвигался все ближе и ближе, пока их губы почти соприкоснулись.
— Может, когда-нибудь мы поедем туда вместе, и я смогу сама в этом убедиться, — прошептала она и закрыла глаза.
— Хорошо, — согласился он, хотя и не был уверен, что это когда-либо произойдет. К тому же ему — чисто по-мужски — не понравилось, что эта идея пришла в голову не ему, а Мери. — Но только после того, как мы придушим Генри Шерлока. — Перестав бороться с самим собою, он приник к ее губам.
Его поцелуй был нежным: ведь это была его Мери, его сокровище, его любовь. Она всегда принадлежала только ему. Он будет защищать ее, заботиться о ней, никогда не причинит ей боли. Никогда.
Джек поднял ее на руки, отнес на кровать и положил среди наваленных там шелка и кружев. Потом лег рядом и начал целовать ее волосы, щеки, тело.
А потом губы.
Он мог бы целовать эти губы всю жизнь. Сначала он обвел кончиком языка ее верхнюю губу, потом взял в рот нижнюю и стал втягивать ее, пока не почувствовал, что она улыбается, не услышал ее тихий смех. Она обвила его руками за шею, и он опустился на нее, убедив раскрыть рот и впустить его язык. Вздохнув, она уступила.
Неловкими пальцами он стал расстегивать пуговицы на ее рубашке. Он еле себя сдерживал.
Она здесь. В его объятиях. Его лучший друг, его возлюбленная, его жена.
Чудодейственным образом их одежда куда-то исчезла, и Джек смог упиваться видом ее полной, высокой груди, трогать ее и благоговейно целовать. Она обвила его ногами, не испытывая ни страха, ни сомнения, и позволила ему направлять ее.
Когда-то он учил ее ползать, потом — ходить.
Теперь он научит ее летать.
— Я не хочу, чтобы тебе было больно, — прошептал он ей на ухо, в ответ она осыпала короткими поцелуями его шею. — Я хочу, чтобы ты больше никогда не плакала, Мери.
Она выгнулась ему навстречу, помогая осуществить то, что он откладывал, боялся и желал. Он почувствовал, как она сначала напряглась, потом по всему ее телу пробежала дрожь.
— Ну же, Джек, — прошептала она, упершись лбом в его грудь и прижимая его к себе все крепче. — Покажи мне. Научи меня. Дай мне поверить в то, что я стала женщиной.
— О Господи! — Джек пытался сглотнуть и не мог. Он сделал попытку двинуться, но тело его не слушалось. Он стал целовать ее, гладить ее бедра и постепенно начал приходить в себя. Ведь он держит в своих объятиях Мери. Свою Мери. Она его жизнь, его надежда, его любовь.
До того как она вошла в его жизнь, он был страшно одинок, а с тех пор как Мери минуло четырнадцать, он чувствовал себя потерянным, потому что боялся своего чувства к ней. Она была тогда ребенком, но в ней уже пробуждалась женщина. Он желал ее с тех самых пор, когда был неуклюжим юнцом, не знавшим, что ему делать с этим серьезным, открытым, любящим существом. Поэтому он отталкивал ее, а потом и вовсе сбежал.
— Ты всегда была моей любовью, — шептал Джек, совершая старые как мир движения, которые сейчас казались новыми, полными напряжения, страстного желания и все же такими нежными. — Ты моя единственная любовь. Всегда была ею.
Время остановилось.
Любовь стала страстью, страсть — необходимостью, которая подпитывала любовь. Страсть пронзала Джека, направляла его, подводила к самому краю — и держала его там. Мери содрогалась в его объятиях, выкрикивая его имя.
Джек с силой вошел в нее, отдаваясь ей полностью. Когда он выгнулся над ней и его семя вошло внутрь ее, Мери снова вскрикнула и вцепилась ногтями ему в спину.
Джек упал на нее, стараясь выровнять дыхание, и почувствовал, как она гладит его по волосам, убирает влажные пряди со лба.
А потом она засмеялась.
— Что? — спросил Джек, приподнимаясь на локтях и глядя на нее сквозь густые ресницы. Она смотрела на него взглядом таким любящим, таким счастливым. — Почему ты смеешься, Мери?
Она провела пальцем по его лбу, потом — по носу.
— Так, ничего, — хихикнула она. — Просто я поняла, что существует гораздо более легкий способ улучшить твое настроение. Я хочу спросить, ты все еще горишь желанием придушить Генри Шерлока?
Джек почувствовал, что настроение катастрофически портится, но сейчас он себя полностью контролировал. Мери рядом, и сердце не болит. Раз Мери его любит, не может быть черных туч.
— Джек? Отвечай! Ты все еще хочешь поехать к Генри и задушить его?
Нет, желание не пропало, но у него есть другой способ прижать Шерлока. Если верить Уолтеру, этот способ намного лучше.
Джек наклонился и поцеловал ее.
— Может быть, завтра. — Его рука заскользила по ее груди. — Да. Определенно завтра. Я расправлюсь с Шерлоком после завтрака.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ожидая тебя - Майклз Кейси



мне понравилось)))
Ожидая тебя - Майклз Кейсиалина
24.07.2012, 0.52





ММммм аш мурашки по спине....прекрасный, очаровательный роман, читая его я отдыхала душой! Спасибо автору за шедевр который стоит того что бы его читать и им наслаждаться!Он приносит радость и счастья!
Ожидая тебя - Майклз КейсиНаталья Сергеевна
29.08.2012, 15.10





Kakaja prijatnaja skaska!!rn8/10
Ожидая тебя - Майклз КейсиZhenja
30.08.2012, 16.07





тягомотина.... Скучно... не советую!!!
Ожидая тебя - Майклз КейсиЮЮЮ
6.09.2012, 18.17





Согласна с первым отзывом. С трудом дочитала. История надумана. не логична.Не советую!!
Ожидая тебя - Майклз Кейсисветлана
9.02.2013, 17.32





Неплохой роман. Легкий, немножко забавно с этими привидениями.
Ожидая тебя - Майклз КейсиTasha
21.07.2013, 22.41





Сначала, живенько так читалось (глав 5-6), а потом... надоело. Из главы в главу, одно и тоже...растянуто неимоверно.с привидениями, на мой взгляд, перебор. главная героиня с каждой последующей главой бесила меня все больше.в итоге я поняла, что не хочу знать чем все это кончится. потому что кончится happy end-ом, а мне хотелось бы, чтоб г.г-й удавил г.г-ню!!!
Ожидая тебя - Майклз КейсиЛиля
20.12.2013, 19.10





Целиком согласна с Лилей. Видно у них там за бугром воровство управляющих такая редкость. Шерлок ворует примитивно как дилетант.Поучились бы у наших. Еще полководца М.И. Кутузова обобрал его управляющий и так сбежал, что его не нашли. А уж по сравнению с нашими олигархами этот Шерлок показался бы мышонком.
Ожидая тебя - Майклз КейсиВ.З.,66л.
28.02.2014, 10.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100