Читать онлайн Ожидая тебя, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ожидая тебя - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ожидая тебя - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ожидая тебя - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Ожидая тебя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Джек ворвался в большую гостиную. Он был в ярости.
— Мери! Есть в этой проклятой развалине хотя бы одно место, где не стучали бы молотками и не пререкались бы громкими голосами о достоинствах полосатого шелка по сравнению с голубым дамастом? Мери, ты меня слышишь? Я с тобой говорю?
Над его головой среди изогнутых рожков люстры два сонных привидения протирали глаза.
Мери обернулась и, улыбаясь, вынула из ушей ватные тампоны.
— Я думала, мне послышалось. Ты кричал, Джек? В чем дело? Я занята, — сказала она и продолжила свое важное дело, состоявшее из перевертывания страниц книги с рисунками различных видов кирпичных труб.
Джек вырвал у нее книгу.
— Ты нарочно все это делаешь, да? Я попросил тебя взять в свои руки обновление дома, и ты решила меня этим наказать? Я захожу в свой кабинет и что же я вижу? Какой-то человек обмеряет стены и поет во весь голос. По-итальянски.
— Стены нуждаются в ремонте и покраске. Ты же знаешь, в них полно дыр от пуль и вмятин оттого, что в них швыряли всякие предметы. Мы думаем покрасить их в темно-зеленый цвет, а понизу обшить деревянными панелями… Тебе понравится, Джек.
Джек бросил на нее свирепый взгляд, стараясь не замечать, как прелестно она выглядит в белом, с желтыми цветочками, платье, с волосами, небрежно заколотыми на затылке. Он догадывался, что стычка спланирована заранее. Продумано и платье, и место, возможно, даже сам момент, когда он найдет ее, чтобы выплеснуть свой гнев. Точно он, конечно, не знал, но был намерен это выяснить. Впрочем, одному Богу известно, признается ли Мери. Он ей подыграет, хотя рассержен на самом деле.
— Пожалуйста, не прерывай меня, Мери. Миссис Максвелл жалуется, что у нее на кухне все перевернуто вверх дном, и сегодня вечером у нас будет холодный ужин. Максвелл проверяет, как рабочие долбят стены, чтобы провести в каждую комнату шнурки с колокольчиками. Идея сама по себе неплоха, учитывая размеры здания. Но сейчас они долбят стену в моей спальне, чтобы провести туда этот чертов шнур. По всему фасаду на стремянках стоят маляры, а, судя по треску, кто-то на крыше выдирает трубы. Мой камердинер в слезах — это, правда, с ним часто случается, во время завтрака мне в тарелку падали куски штукатурки.
Клэнси хихикнул.
— Он зол не на шутку. Но ты заметил, Клуни, какая плавная у него речь? А ритм? Благодаря нам, Клуни, в душе мальчика живет Шекспир. Именно так надо разговаривать с упрямыми женщинами. Напористо, но мягко. Сейчас она начнет хныкать, попросит у него прощения, и все дело кончится поцелуем.
— Ты так думаешь, Клэнси? — Клуни слегка передернуло. Он посмотрел вниз на Мери. Клуни никогда не видел, чтобы его голубка хныкала. — У Мери тоже есть чувство ритма, и она может быть такой же напористой, как Джек, когда что-нибудь не по ней.
Мери подождала, пока Джек уселся на диван напротив нее, а потом снисходительно улыбнулась:
— Ты же сам хотел, чтобы я этим занялась, Джек. Помнишь? Ты убрал меня с полей и поставил передо мной ведра с краской. Дюжина голосов одновременно спрашивают мое мнение о том, какой цвет лучше в той или иной комнате, какой материей обить какой гарнитур мебели. И так изо дня в день с утра до вечера. Ты думаешь легко, Джек, иметь дело со всеми этими людьми, которых ты нанял? Знаешь ли, сегодня утром не только твой камердинер проливал слезы.
Джек внимательно посмотрел на Мери, и ему показалось, что он наконец понял, чего она добивается. Она хочет свести его с ума, создать вокруг него хаос и заставить его назначить кого-нибудь другого наблюдать за ремонтом. Точнее, она хочет, чтобы вместо нее ремонтом занимался он сам, а она могла вернуться в поля.
— Я действительно хотел, Мери, чтобы ремонтом занялась ты. И сейчас хочу. Ты когда-нибудь слышала слово «организация»?
Ее огромные ярко-голубые глаза вдруг превратились в щелочки.
— А ты никогда не слышал о сотрудничестве, Джек?
— Я же тебе говорил, Клэнси. Держись. Сейчас начнется.
— Что ты имеешь в виду? — строго спросил Джек.
— А то, Джек, что тебе все безразлично. Ты всегда был такой. Считал, что все должны делать так, как хочешь ты. Потому что ты всегда прав, не так ли, Джек? Ты всегда знаешь, что лучше для каждого. Дорогая малютка Мери, такой милый ребенок, но немного упрямая, и ее надо направлять. Что поделаешь — ведь я желаю ей только хорошего и знаю, что для нее будет лучше.
— Ты слышишь, Клэнси? Ты понял? Она ударила его прямо под дых. Глянь на своего Джека. Бедный мальчик. «Умирает, даже не вздохнув».
Клэнси потеребил нижнюю губу, а потом начал ободряюще жестикулировать руками, стараясь добиться, чтобы Джек заговорил. Такими движениями выталкивают обратно на ринг боксера, который от полученного удара упал на колени.
Джек посмотрел на раскрасневшуюся от гнева Мери, на ее глаза, полные еле сдерживаемых слез.
— Мы сейчас не играем в игрушки, не строим плот, чтобы поплыть вниз по реке, ведь так, Мери? Мы даже разговариваем не о том, что происходит сейчас. Мы снова и снова возвращаемся к тому, как я уехал из Колтрейн-Хауса и почему. Я прав?
— Возможно. Ты хочешь об этом поговорить? Про оба раза, что ты от меня сбежал? — Пожав плечами, она посмотрела на стеклянные двери, выходящие в сад, где снаружи стоял человек и счищал с рам облупившуюся краску. Он помахал ей, и Мери, вздохнув, улыбнулась и помахала ему в ответ. — Что до меня, Джек, мне бы хотелось поговорить не только о том, почему ты уезжал из Колтрейн-Хауса. Ты пытался изменить то, что происходило здесь при жизни твоего отца, и не смог. Я знаю, какие это тебе доставляло муки. Но теперь ты вернулся и наконец-то стал хозяином Колтрейна. Ради всего святого, неужели ты в этом сомневаешься? Ты отвечаешь за все, включая меня.
— Ну уж ты-то больше, чем кто-либо другой, должна была знать, почему я не мог остаться. Неужели ты не поняла, что так было лучше для тебя?
— Для меня? Вот как? — Мери сжала на коленях кулаки. Ее лицо окаменело. — А тебе никогда не приходило в голову спросить меня, что я считала лучшим для себя? Ты хотя бы раз спросил, чего хочу я? Что я чувствовала, когда ты меня бросил? В конце концов, я твоя жена. Я могла бы поехать вместе с тобой в Америку.
— Тебе было только семнадцать…
— Но я была человеком! Не твоей сестрой и не твоим другом. Я была человеком и твоей женой!
— И женщиной, — заметил Джек, вдруг почувствовав, что встал на очень тонкий лед и может провалиться.
— Да, женщиной, — машинально повторила Мери. — Значит, мне следовало остаться здесь, Джек? У меня не было выбора, ты мне его не оставил. Женщинам не разрешается вдруг сорваться с места и уехать куда глаза глядят. Например, в какие-нибудь экзотические страны…
— Филадельфию вряд ли можно назвать экзотическим местом, Мери, — прервал ее Джек, пытаясь улыбнуться. Но улыбки не получилось.
— Любое место — экзотика по сравнению с Колтрейн-Хаусом, особенно если предположить, что Август мог в любой момент нарушить данное им слово и вновь появиться со своей шайкой. Везде безопаснее, даже если там рыщут дикие индейцы… и не перебивай меня, чтобы уверить, будто Уолтер — не дикий индеец, ты прекрасно понимаешь, что я имела в виду.
Джек все же сделал попытку прервать Мери, но она не дала ему это сделать.
— Черт возьми, Джек, я осталась здесь из-за тебя. Кому-то надо было остаться. Я не слонялась, не искала приключений. А ты глубоко запрятал свою боль, Джек. Ты лелеял в душе свои прошлые страдания, и, возможно, они помогли тебе выжить и преуспеть. Но ты забыл о мечтах, об обещаниях. Ты ни разу не вспомнил обо мне, вот разве о том, что я видела тебя в минуту унижения, в момент твоего поражения. А такой, какая я сейчас, ты меня не воспринимаешь. Для тебя я все еще ребенок, обуза. Не знаю, смогу ли я тебя когда-нибудь простить за это.
— И это все, Мери? — Джек встал и, обогнув круглый стол, сел на диван рядом с ней. — Давай все расставим по местам и больше никогда к этому не будем возвращаться. Выскажись начистоту — все, что ты хотела мне сказать все эти пять лет, — накричи на меня, если хочешь. А хочешь — поговорим о том последнем дне, дне нашей так называемой свадьбы? — Мысленно он молился, чтобы она отказалась. Потому что не был готов рассказать ей все, сомневаясь, что вообще когда-нибудь будет готов.
— Не думаю. — Мери покачала головой. — И… и как я уже сказала, я понимаю, почему тебе пришлось уехать. Я могла бы тебя просто убить за то, что ты не возвращался так долго, но я понимаю, почему тебе надо было уехать. Правда. Только…
Джек вздохнул с облегчением: ему дарована отсрочка.
— Мне кажется, я начинаю понимать, Мери. Все дело в том, что я ждал, что здесь все останется прежним. Минус Август, конечно. — Джек попытался улыбнуться, чтобы рассеять гнетущую атмосферу. — Я доверял Генри Шерлоку, я доверял Киппу и его матери. Я доверял Клуни и Клэнси, Максвеллам, Алоизиусу. Я верил, что они позаботятся о тебе и не дадут тебя в обиду. И… ты заслуживаешь того, чтобы я сейчас признался — я всегда следил за делами Колтрейн-Хауса издалека. Хочешь — верь, хочешь — нет.
— Правда? — Мери нервно сжимала и разжимала на коленях кулаки. — И как же?
Джек взял ее руки в свои и сжал ей пальцы. Сейчас он скажет ей не всю, но хотя бы часть правды.
— Ладно. Я не собирался тебе этого говорить, но мне хочется, чтобы я тебе снова понравился, ну хотя бы чуть-чуть. Ты ведь читала бухгалтерские книги, Мери. Мне Шерлок сказал. Ты помнишь фамилии Ньюбери и Голд?
Она кивнула, неожиданно заинтересовавшись.
— У них наши закладные. Ньюбери — торговец углем, а мистер Голд — ростовщик из Лондона. А что?
— Потому что Ньюбери — это я, Мери, а Уолтер — Голд. Я говорил тебе, что мы с Уолтером деловые партнеры. На самом деле он владеет половиной городского дома в Лондоне и небольшой частью Колтрейн-Хауса. Это джентльменское соглашение, Мери. Уолтер получает проценты со всего, что принадлежит мне, а я — проценты с того, что принадлежит ему.
— Я не понимаю. То есть я понимаю, что вы деловые партнеры, а остальное — нет. Как вы можете быть Ньюбери и Голдом?
Джек, улыбнулся, начиная понемногу расслабляться.
— На самом деле не мы Ньюбери и Голд, а два джентльмена с этими именами, но деньги, которые они так быстро смогли одолжить моему нуждающемуся в средствах отцу, принадлежали мне и Уолтеру. Благодаря Уолтеру, который получал деньги через Ньюбери и Голда, а также благодаря себе я получил возможность следить за всеми финансовыми операциями Колтрейн-Хауса уже спустя три месяца после моего знакомства с Уолтером. Неужели ты думала, что я позволю увести Колтрейн-Хаус у нас из-под носа? Что я лишу тебя твоего единственного дома?
Над их головами вдруг зажглась люстра, вся до единой свечечки, но в дневном свете этого не было видно. Однако радость привидений была несколько преждевременной.
— Я этому не верю. — Мери побледнела и так крепко сжала пальцы Джека, что он даже поморщился. — Ты владелец закладных на свое собственное имущество? Я работала день и ночь без продыху с тех пор, как умер Август, чтобы расплатиться… с тобой?
Похоже, он поспешил с правдой, подумал Джек.
— Черт возьми, ты права, Мери. И что же дальше?
— Это вовсе не смешно, Джек. Полагаю, сейчас ты мне признаешься, что этот ужасный Макдугал тоже ты? — сказала она, пытаясь вырвать руки, но Джек был не настолько глуп, чтобы позволить ей это — наброситься с кулаками. Зная, что следующие его слова могут смягчить ее гнев, он быстро произнес:
— Нет, это не я, Мери. К сожалению.
Он видел, как ее гнев постепенно проходит.
— А Генри об этом знает? То есть что вы с Уолтером настоящие владельцы закладных? Он будет рад узнать: получается, долги не такие большие.
— Возможно, он и был бы рад, если бы я ему об этом сказал, — ответил Джек, тщательно подбирая слова. Это была еще одна причина, по которой он пока не хотел говорить Мери всей правды. Одно неверное слово, и она поймет, о чем он думает, а может, и что задумал. — Я взял у него папки со всеми финансовыми документами и отдал их Уолтеру, чтобы он в них разобрался. Но я не вижу причины беспокоить Шерлока нашими делами. Другими словами, мне бы не хотелось выдавать нашего секрета, раскрывать наш обман. Это не значит, что я не благодарен Шерлоку за его верную и добросовестную службу. Я даже намерен попросить его сделать кое-какие инвестиции от моего имени. Учитывая его собственные обстоятельства, голова у него работает неплохо. У него такой прекрасный дом.
— Лжет, — возмутился Клуни и с высоты погрозил Джеку пальцем. — Я тебя знаю, Джек Колтрейн. Ты пытаешься облапошить Мери. Зачем ты это делаешь?
Мери кивнула, но отвела взгляд, и это немного обеспокоило Джека.
— Генри это понравится, Джек. Он счастлив, что ты вернулся, и я верю, что он всем сердцем любит Колтрейн-Хаус и был бы очень огорчен, если почувствовал бы, что здесь ему больше не рады, что его услуги больше не нужны. — Потом она улыбнулась и посмотрела Джеку прямо в глаза. — Даже если он самый большой зануда на свете.
Откинув голову, Джек громко расхохотался и, притянув Мери к себе, обнял ее.
— Господи, Мери! С тобой не соскучишься! — сказал он, целуя ее в макушку. — Мне жаль, что я уехал, не попрощавшись. Прости, что я тебе не писал, что заставил тебя поверить, будто я навсегда вычеркнул тебя из своей памяти и из своей жизни. — Джек посмотрел на стоявший в углу стул, на котором лежала кукла в длинном кружевном платье и с глуповатой улыбкой на фарфоровом личике. — И я прошу прощения за эту куклу, хотя ты вряд ли меня когда-нибудь простишь.
— Никогда. — Она прижалась к нему и потерла пальцем его грудь так, как она делала в детстве, чтобы ощутить его тепло.
Ему показалось, что палец Мери прожег рубашку до самой кожи, оставив след. Он осторожно отодвинул Мери и заглянул ей в глаза. В те самые глаза, которые вытирал платком, когда она плакала, упав и содрав коленку. Ей тогда было шесть лет.
Но воспоминание не помогло. Он видел ту Мери, которая сидела рядом. Его жена, его мучение, его жизнь.
— Настоящим обещаю, — торжественно провозгласил он, — что с этого момента мы с тобой партнеры по Колтрейн-Хаусу. Мы будем вместе объезжать поля, вместе обсуждать, где проводить дренажи и ставить дорожные указатели. — Он запнулся, потому что ему показалось, будто с потолка до него донесся перезвон. — И дом будем ремонтировать вместе. Начнем с того, что составим план, чтобы мастера работали сначала только в западном крыле, а не во всем доме. Не то мы оба через неделю сойдем с ума от шума и беспорядка. Согласна?
— Согласна, — сказала Мери, потом вскрикнула и снова бросилась в объятия Джека. — Черт бы их побрал, — добавила она, когда Джек снял у нее с колен хрустальную подвеску и удивленно посмотрел сначала на нее, а потом — на люстру.
— О ком ты, Мери? — спросил Джек, решив, что рабочим, возможно, следует сначала заняться не западным крылом, а центральной частью дома, в первую очередь — люстрой.
— Клуни и Клэнси, разумеется. — Она погрозила люстре кулаком. — Я же сказала вам, что сама за себя отвечаю.
Он не знал, сердиться ему или смеяться, но гнев все же взял верх.
— Наверху стучат молотками, Мери, слышишь? Вот подвеска и отлетела. Нет никаких привидений, Мери. Ты требуешь, чтобы я не воспринимал тебя как маленькую девочку. А как прикажешь это делать, если ты настаиваешь на том, что в доме разгуливают привидения?
— Они не просто разгуливают, Джек. Они обо мне заботятся. Защищают меня.
Джек понимал, что ему надо отодвинуться от Мери, встать и выйти из комнаты. Но знал, что никуда не уйдет.
— Ты действительно во все это веришь?
— Да, Джек. Я действительно во все это верю. Клуни и Клэнси умерли, но они все еще здесь. Наблюдают за нами. Я раньше думала, что они не уйдут, пока ты не вернешься домой, а теперь верю, что они не исчезнут, пока все не уладится. Или до тех пор, пока ты не поверишь в них, и тогда они смогут с нами попрощаться. Разве тебе не хочется с ними попрощаться, Джек?
Джек не знал, что сказать — такое случалось с ним все чаще. Если он скажет Мери, что она все выдумывает, она возненавидит его. А если скажет, что верит в эти привидения, она сразу поймет, что он лжет.
— Мне очень жаль, что ты чувствовала себя такой одинокой, когда они умерли, — наконец сказал он и погладил ее по щеке тыльной стороной ладони. — Я прошу прощения за каждый день, что тебе пришлось бороться в одиночку, за все те дни, что ты считала себя забытой и брошенной.
Мери схватила руку, гладившую ее щеку, и посмотрела на Джека глазами, полными любви.
— Мери, не делай этого, — просипел Джек — отчего-то садился голос, — чувствуя, что погружается в эти огромные доверчивые голубые глаза. — Пожалуйста, дорогая, не делай этого. Нам обоим нужно время подумать, поговорить… вытащить на свет Божий все, что наболело, все те проблемы, которые повисли нерешенными.
Это же смешно. Ведь не она наклонилась к нему, а он — к ней. Не она держит его так, что он не может сдвинуться с места. Все, что ему надо сделать, — это встать и уйти.
— Ты помнишь, Джек, — спросила она, все еще глядя на него снизу вверх и удерживая его невидимыми нитями, прочными, как стальные канаты, — ты помнишь тот день у ручья, когда ты учил меня кидать камни так, чтобы они по нескольку раз подпрыгивали на воде?
Что это с ним? Его мозг отказывался слушаться, а памяти как будто и вовсе не существовало. Он не мог представить себе Мери ребенком. Во всяком случае, не сейчас, когда он смотрит на Мери — женщину. «Боже, — взмолился он, — помоги мне забыть, что я когда-то знал ее другой».
— Я назвала тебя ворчуном, и ты меня обрызгал, — тихо напомнила она, так как он молчал. Она его куда-то вела, но он не был уверен, что хочет идти за ней.
— Кажется, ты называла меня так не один раз, — почти машинально ответил он, понимая, что каким-то образом оказался совсем близко к Мери и обнимает ее за тонкую талию. — Мери…
— Я так тебя называла, потому что настроение у тебя часто бывало мрачным, и я старалась вывести тебя из него, пока ты не наделал глупостей. В общем, ты тогда меня обрызгал, а потом велел прикрыться. А после побежал домой и поколотил одного из гостей Августа. Да ты помнишь этот день: тогда ты в первый раз сбежал из Колтрейн-Хауса. После этого я тебя не видела целый год.
Джек почувствовал, как у него задергался угол рта. Она определенно его куда-то ведет. А он — тоже определенно — не желает туда идти.
— Я помню. Я думал, мы покончили с разговорами о том, почему я тогда сбежал из дома.
— Не совсем, Джек. Я должна тебе кое в чем сознаться. Я всегда была убеждена, что ты избил того человека, потому что не мог ударить меня. Я думаю, ты хотел тогда уехать на год, потому что тебе было невыносимо смотреть на меня.
— Неужели ты так думала? Господи, Мери, ты ведь говоришь неправду? Ты взрослела, Мери, а я не мог этого пережить, да и не хотел. Не знал, что с этим делать. Наверное, поэтому я избил того негодяя — он тоже видел, что ты повзрослела.
— А теперь мы подошли к самой сути. Я больше не ребенок, Джек. Я теперь твоя жена. Ты вчера чуть было не поцеловал меня. Нам помешал Кипп, но с тех пор ты меня избегаешь: то объезжаешь поля, то сидишь с Уолтером и копаешься в бухгалтерских книгах. Сколько еще времени ты будешь убегать от меня, Джек? И от самого себя?
— Вокруг слишком много народу, Мери, — отрезал Джек, глядя на человека, маячившего за стеклянными дверями комнаты и время от времени бросающего на них любопытные взгляды. — Мы поговорим потом, — добавил он и закрыл глаза, чтобы не видеть, как в глазах Мери мелькнула боль.
— Конечно, Джек. Мы поговорим позже.
— Ты поедешь со мной в поле сегодня?
— Если ты этого хочешь, — без всякого выражения ответила она. — А вечером, после обеда, наметим план ремонта, хорошо?
Джек молча кивнул, понимая, что получил отсрочку для своей трусости.
— Мы все будем делать вместе, Мери. Так, как хочешь ты, как давно должно было быть. Я больше не стану убегать, обещаю. — Он встал и направился к двери, но перед тем, как выйти, он обернулся и сказал: — Я люблю тебя, Мери.
Мери сидела, время от времени вздыхая, и никак не могла взяться за лежавшую у нее на коленях книгу. Клуни тоже вздыхал, глядя вниз на печальную Мери. Все же вид у него был довольный.
— Если посмотреть на вещи трезво, — сказал он, усаживаясь рядом с Клэнси, — все прошло не так уж плохо. Они решили пару проблем, и она заставила его пообещать держаться с ней рядом. Так она узнает, не он ли новый Рыцарь Ночи. Еще она взяла с него обещание не мешать ей делать то, что она любит больше всего, — объезжать поля. Позже поговорят еще.
— И ты называешь это победой? — проворчал Клэнси. — Тупоголовый, пузатый мамонт! Ты разве не понял? Он ее любит, но все еще борется с дьяволом, которого мы не знаем. Я в этом уверен. Здесь что-то не так, Клуни, поверь моему слову.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ожидая тебя - Майклз Кейси



мне понравилось)))
Ожидая тебя - Майклз Кейсиалина
24.07.2012, 0.52





ММммм аш мурашки по спине....прекрасный, очаровательный роман, читая его я отдыхала душой! Спасибо автору за шедевр который стоит того что бы его читать и им наслаждаться!Он приносит радость и счастья!
Ожидая тебя - Майклз КейсиНаталья Сергеевна
29.08.2012, 15.10





Kakaja prijatnaja skaska!!rn8/10
Ожидая тебя - Майклз КейсиZhenja
30.08.2012, 16.07





тягомотина.... Скучно... не советую!!!
Ожидая тебя - Майклз КейсиЮЮЮ
6.09.2012, 18.17





Согласна с первым отзывом. С трудом дочитала. История надумана. не логична.Не советую!!
Ожидая тебя - Майклз Кейсисветлана
9.02.2013, 17.32





Неплохой роман. Легкий, немножко забавно с этими привидениями.
Ожидая тебя - Майклз КейсиTasha
21.07.2013, 22.41





Сначала, живенько так читалось (глав 5-6), а потом... надоело. Из главы в главу, одно и тоже...растянуто неимоверно.с привидениями, на мой взгляд, перебор. главная героиня с каждой последующей главой бесила меня все больше.в итоге я поняла, что не хочу знать чем все это кончится. потому что кончится happy end-ом, а мне хотелось бы, чтоб г.г-й удавил г.г-ню!!!
Ожидая тебя - Майклз КейсиЛиля
20.12.2013, 19.10





Целиком согласна с Лилей. Видно у них там за бугром воровство управляющих такая редкость. Шерлок ворует примитивно как дилетант.Поучились бы у наших. Еще полководца М.И. Кутузова обобрал его управляющий и так сбежал, что его не нашли. А уж по сравнению с нашими олигархами этот Шерлок показался бы мышонком.
Ожидая тебя - Майклз КейсиВ.З.,66л.
28.02.2014, 10.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100