Читать онлайн Ожидая тебя, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ожидая тебя - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ожидая тебя - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ожидая тебя - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Ожидая тебя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

— «Быть или не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль души терпеть удары и щелчки обидчицы судьбы…»
— Да заткнись же ты наконец!
Клуни потер ушибленное место — у Клэнси была привычка давать ему подзатыльники — и опустился на подоконник на свое место за шторами.
— Я просто хотел задать вопрос, вот и все. Джек, должно быть, тоже над этим задумывается.
Поскольку Джек только что снова имел несчастье быть обстрелянным словесными стрелами Мери — до того как она выбежала из комнаты, — вопрос был, возможно, вопреки мнению Клэнси весьма уместен. Но Клэнси все эти недели был немного не в себе, наблюдая, как его любимый Джек терпит одно поражение за другим, одно разочарование за другим.
Сначала Джек был с Мери суров с тем же, однако, успехом — не очень элегантно намекнул Клуни, — как если бы он плевал против ветра.
Потом Джек стал добрым. И как на сей раз отметил Клуни, «Жену так убивают добротою».
К тому же Мери, судя по всему, доброта тоже не нравилась. Она просто не знала, что с ней делать. Привидениям пришлось признаться, что у нее была отвратительная привычка швырять эту доброту прямо Джеку в лицо.
— Он не сделал ни одного правильного шага с тех пор, как вернулся, — горестно вздохнул Клэнси. — Твоя Мери с ним в разладе. — Услышав какой-то посторонний шум, Клэнси просунул голову в щель между шторами. — О! Это пришел наш дикарь. Может, мы сейчас что-нибудь узнаем от него?
Джек, совершенно не подозревая о чьем-либо присутствии, только что налил себе бокал кларета. Потом обернулся и кивком приветствовал появление в большой гостиной Уолтера. Джек был рад, что его друг не видел, как он, в который раз, сделал глупость: привел Мери в состояние крайнего раздражения.
Все же Джек задался вопросом: а нужно ли ему вообще в данный момент присутствие Уолтера? Он и так — в этом с Джеком согласился и Алоизиус — за прошедшие две недели надавал столько советов, что и три человека не смогли бы выслушать.
— Я сейчас встретил в холле Мери, Джек. — Уолтер сел на диван, который стоял как раз под люстрой. В огромной комнате осталось мало мебели, а все диваны были сдвинуты поближе к громадному камину.
— Вот как? — Джек налил другу стакан воды из графина, который Максвелл всегда ставил для гостя. — Надеюсь, ты не попал ей под горячую руку? Она, наверное, так посмотрела, что нагнала на тебя страху?
Уолтер взял стакан и улыбнулся. Джек сел на диван напротив.
— Знаешь, мне трудно поверить в то, что ты с таким успехом справлялся с обязанностями моего агента в Америке. Ты всегда был предельно вежлив и обворожителен со всеми этими глупцами, у которых денег было больше, чем ума. Ты заводил знакомства, даже дружбу, и очень умело продвигал наши дела. Благодаря труду и некоторому везению нам удалось сколотить свою империю. Вместе с тем ты не можешь сказать трех слов с миссис Колтрейн без того, чтобы не упасть на четвереньки и не завыть на луну.
— Я сообщил ей, что приказал вышвырнуть одного арендатора из поместья, — сухо отозвался Джек. — Она помчалась к нему, чтобы он прекратил собираться, потому что только она имеет право решать, кто остается в Колтрейн-Хаусе, а кто должен его покинуть.
— Она права или нет?
Джек тряхнул головой, стараясь собраться с мыслями.
— И да и нет, Уолтер, а вот я был совершенно не прав. У меня стало очень хорошо получаться делать ошибки. Оказывается, жена этого арендатора умерла в родах три месяца назад, оставив мужа с шестью малыми детьми. А я ничем не поинтересовался. Просто решил не тратить на это время. Все, что я видел, так это то, что он был не в поле, не работал. А Мери, как обычно, увидела гораздо больше моего. — Он пожал плечами и вздохнул: — Так что я упал еще ниже в глазах своей жены, что низводит меня до уровня жалкого червя, который ползает по земле.
— Ах, Джек. Несмотря на все мои усилия, несмотря на то что я, как из сырой глины, вылепил из тебя человека, ты умудряешься сначала что-то делать, а уж потом думать. Ты, конечно, извинился? Согласился пойти к несчастному бедняку и предложил помочь, если это возможно?
— Я бы пошел, если бы Мери не напала на меня, не тыкала бы мне в грудь пальцем, с жаром перечисляя все причины, по которым меня следовало бы вздернуть на виселице или четвертовать, а мои внутренности бросить на съедение овцам. Я навещу Дженкинса позже, чтобы посмотреть, чем можно ему помочь: может, нанять какую-нибудь женщину из деревни, чтобы она присмотрела за осиротевшими детьми, пока их отец не оправится.
Он встал, чтобы налить себе еще бокал вина.
— Выходит, — продолжал он, — я решил воспользоваться шансом и показать, кто хозяин Колтрейн-Хауса. Не понимаю, как я мог быть настолько слеп, почему действовал так поспешно и необдуманно. Мне здесь нечего делать, Уолтер. Такое впечатление, что я абсолютно не нужен, что я лишний. Мери прекрасно управляет поместьем. Урожаи высокие, все хозяйственные постройки в хорошем состоянии, арендаторы счастливы. Ты проверяешь бухгалтерские книги. А я бесполезен и нужен как собаке пятая лапа. Если я скажу Мери, чтобы она перестала управлять поместьем, она меня возненавидит еще больше, чем сейчас.
— Ты собираешься оплатить все долги Колтрейн-Хауса, Джек, — напомнил Уолтер. — Это что-то да значит.
Джек печально улыбнулся.
— Да, вроде должно. — Он снова рухнул на диван и запустил пальцы в волосы, так что одна прядь упала ему на щеку. Но он этого не заметил.
— Я надеялся, что поскольку у меня достаточно денег…
— Деньги — то же самое, что власть. Но это общая ошибка. У тебя не было здесь власти, до того как твой отец избил тебя и выкинул вон. У юности свои достоинства и сильные стороны, но со взрослыми проблемами ей справиться трудно. Поэтому ты уехал как побитая собака и поклялся вернуться на коне как герой. Ты спасешь Колтрейн-Хаус, восстановишь его былую славу, а Мери будет благодарна тебе за помощь и забудет, что ты ее оставил здесь одну на долгих пять лет. Она снова будет тебя боготворить, как раньше, и не вспомнит, как ты выглядел, когда она видела тебя в последний раз. Таков был твой план, и, чтобы осуществить его, ты работал в поте лица, Джек. — Уолтер красноречиво вздохнул. — К сожалению, твой план никуда не годился.
— Спасибо, великий мудрец, — криво усмехнулся Джек. — Хотя я считаю, что твоя проницательность слегка запоздала. Или ты все еще доволен, наблюдая, как я последовательно и упрямо делаю из себя осла?
— Да, кое-что меня забавляет, — признался Уолтер, нюхая бутон чайной розы у себя в петлице. — Кстати, и Алоизиуса тоже. Существует много способов возвыситься, Джек, но многие из них предполагают, что прежде надо несколько раз упасть на колени. Правда, только в том случае, если ты будешь учиться на своих ошибках. Скажи, ты не думал о том, чтобы вовлечь свою дорогую жену в работу по восстановлению этой груды развалин? Уверяю тебя, дом прекрасный, но мне больно смотреть на то, как он запущен, на пустые места там, где должна стоять мебель, на стенах висеть картины, а на окнах — занавески. Если бы ты предложил ей работать вместе, даже иногда советовался бы с ней, пока она не поймет, что ты не безнадежен и не бессердечен. Ты мог бы уговорить ее заняться обновлением внутреннего убранства дома, ведь твои деньги позволяют это сделать. Конечно, если ты ее попросишь об этом по-хорошему.
— В этом случае… — Джек встал и позвал за собой Уолтера в маленькую гостиную рядом с салоном. — Возможно, ты сегодня будешь лучше спать, мой друг, — сказал он с хитрецой в голосе, — если узнаешь, что твои усилия сделать из меня нечто большее, чем я был, когда мы с тобой познакомились, не пропали даром. — Он распахнул дверь и, отступив на шаг, дал возможность Уолтеру войти. — Входи, Уолтер, и смотри. Мне кажется, что это как раз тот случай.
Комната была завалена рулонами обоев и тканей и невероятным количеством журналов с образцами. Посередине этих гор сидел Алоизиус Бромли и рисовал углем что-то в ионическом стиле, объясняя каждый штрих сидевшему с ним рядом маленькому человечку, который энергично кивал. Оба изъяснялись по-гречески.
— Мистер Поппо — это имя на самом деле было гораздо длиннее, но Алоизиус настаивал именно на нем — прибыл из Лондона сегодня утром по просьбе наставника моего детства, — объяснил Джек, проходя в гостиную вслед за Уолтером. — Насколько мне известно, мистер Поппо работает с мрамором. Мистер Поппо — всего лишь один из многих людей, обладающих тем или иным талантом, которые или уже прибыли, или приедут в скором времени и поселятся в западном крыле. Алоизиус утверждает, что все они мастера своего дела.
— Вот как? — сказал Уолтер. Он поднял с пола журнал с образцами и начал его листать.
— Да, Уолтер, вот так. — Джек был явно горд собой, что всегда мешало, когда он имел дело либо с Уолтером, либо с Алоизиусом. Но у него уже была с утра стычка с Мери, и он чувствовал, что ему надо немного расслабиться. — Я нанял достаточно мастеров, чтобы Мери могла управлять ими целыми днями. У нее будет здесь достаточно работы и не останется времени, чтобы думать о том, где и чем занят я. Потому что моя главная цель — узнать, что происходит в поместье, а потом безболезненно брать управление им в свои руки. Хочешь — верь, хочешь — нет, но это была моя идея, а Алоизиус был настолько добр, что помог мне разобраться в деталях. Разве не так, Алоизиус?
Старик оторвался от своей зарисовки и, прищурившись, посмотрел на Джека:
— Уходи, мальчик. Не видишь, мы работаем. О, здравствуйте, Уолтер. Хотите к нам присоединиться? Я ценю ваше мнение и хотел бы попросить вас высказать его по поводу камина в этой комнате. Как видите, он весь растрескался. Мистер Поппо настаивает на том, что его надо заменить, а мне хотелось бы восстановить его в прежнем великолепии.
— А стоить это будет столько же? — спросил Уолтер, встав между Джеком и еще одной горой образцов. — Спросите его, мой друг, будет ли цена за восстановление камина такой же, как за его замену на новый, как будто вы готовы заплатить ту же сумму как за одно, так и за другое. Тогда вы лучше поймете друг друга, а заодно узнаете, возможно ли восстановление вообще.
Джек усмехнулся, глядя на своего старого наставника:
— Видишь, Алоизиус? Чтобы узнать, что возможно, всегда спрашивай цену, словно готов заплатить. Если твой мистер Поппо будет по-прежнему настаивать на замене, ссылаясь на то, что восстановить камин нельзя, ты поймешь, что он говорит правду. А если он скажет, что может привести камин в порядок за ту же цену, что и за новый, ты поймешь, что он может сделать это и за меньшие деньги. На этот раз заплати ему, сколько он скажет, а то, что переплатишь, вычти из своих следующих сделок. Теперь, как только этот человек раскроет рот, ты будешь знать, как вести с ним дела, чему верить и на чем сэкономить. Ты ведь этому научил меня, Уолтер?
— И у тебя все получалось, Джек, не так ли? Особенно с той покупкой у явного дурака Адама Фаулера. Помнится, ты тогда получил пять акров великолепной земли всего за четыреста долларов.
— Если вы двое кончили поздравлять друг друга с блестящими успехами, — заявил Алоизиус, обмахиваясь концом шарфа, — разрешите сказать вам, что мистер Поппо говорит по-английски.
Джек посмотрел на Уолтера, Уолтер посмотрел на Джека, а потом они оба посмотрели на мистера Поппо, лицо которого озаряла широчайшая улыбка.
— Чтобы восстановить камин, потребуется на пятьдесят гиней больше, достопочтенные господа, — сказал он, и Джек так расхохотался, что, наверное, упал бы, если бы не держался за плечо Уолтера. — В душе я художник, но мне будет труднее восстановить этот старый камин, — упрямо настаивал мистер Поппо. — Это поможет вам понять, как иметь со мной дело?
— Очень даже поможет, мистер Поппо, — ответил Джек, утирая выступившие от смеха слезы. Уолтер хранил гордое молчание: его репутации был брошен вызов. Ведь он гордился тем, что был если не самым умным переговорщиком на свете, то по крайней мере близок к тому, чтобы считаться одним из лучших. — Мы хотим, если не возражаете, увидеть камин в прежнем его виде за двадцать пять гиней сверх пятидесяти. Это предложение вам подходит?
— Ты мог бы заполучить его и за десять, — проворчал Уолтер, повернувшись спиной к сияющему мистеру Поппо с видом человека, оскорбленного в своих лучших чувствах. — Совершенно очевидно, что наши с тобой таланты не найдут себе применения в обновлении дома. Твое место в полях, ты должен управлять поместьем и выплачивать долги. Я, с моим умом, должен разобраться в вопросах финансов, работая с цифрами, а не с мастеровыми и шторами, а также сводящими с ума дискуссиями, какой оттенок голубого самый подходящий. Алоизиус хороший человек, но он превратит это место в еще один Парфенон, если разрешить ему воплощать свои идеи и втянуть в это тебя и всех остальных. Найди свою жену, и пусть эта разумная молодая женщина проследит за всем, иначе твои карманы быстро опустеют и мы все окажемся под забором.
Хани открыла дверь большой хозяйской спальни на чей-то громкий и властный стук. И отступила назад в изумлении: на пороге стоял Джек.
Мери, сидевшая у очага, расчесывала распущенные волосы, еще мокрые после ванны. Она обернулась и увидела, как в спальню своими обычными большими шагами входит Джек и усаживается в кожаное кресло по другую сторону камина.
Он был мрачнее тучи, пытаясь скрыть свое настроение за натянутой улыбкой. Но Мери с детства могла распознать любое настроение Джека. Когда он наконец поймет, что все его эмоции написаны у него на лице? В данный момент она бы сказала, что он выглядит скорее разочарованным, чем рассерженным. А разочарование никогда не было в чести в Колтрейне.
— Я сама закончу, Хани, — обратилась она к служанке, которая не знала, что ей делать. — Сходи вниз и посмотри, не надо ли помочь матери на кухне.
— Вы уверены, мисси? — Бедняжка Хани, казалось, разрывалась между чувством восторга оттого, что мистер и миссис Колтрейн наконец оказались в одной спальне — где, как всем известно, им и положено было быть, — и чувством страха оттого, что, впустив Джека Колтрейна в спальню, она совершила свою вторую самую большую ошибку с тех пор, как она поцеловала Джимми, помощника дворецкого, предварительно не посмотрев, нет ли поблизости отца.
— Сейчас же! — Приказание Джека и его жесткий взгляд были достаточны, чтобы Хани решила, что ей делать, и поспешно попятилась вон из комнаты.
— Какой же ты злой, Джек. Неужели обязательно надо было ее пугать? — осведомилась Мери, проводя щеткой по волосам. Она все еще была в сорочке и халате. Но так как халат некогда принадлежал Джеку и был таким же закрытым, как саван, она не видела причины, чтобы протестовать против его прихода и просить — раз он явился без приглашения — его уйти, пока она не приведет себя в порядок. Кроме того, ей было все равно, как она выглядит. Ему-то все равно.
— Я знаю Хани так же давно, как и ты, Мери, а она знает меня. Неужели ты думаешь, что она испугалась, что я откушу ей руку?
— Может, и нет, — пожала плечами Мери. — Ты слишком занят, выгоняя из поместья хороших людей. — Она тут же прикусила язык, пожалев о том, что сказала. Но сказанного не воротишь. Ей должно быть стыдно. Она знала, что Джек уже ездил к Робби Дженкинсу сегодня днем и даже извинился перед ним. Джек всегда признавал свою вину, и Мери любила его за это. Он даже признался, что был не прав, так надолго отложив свое возвращение в Колтрейн-Хаус. Так почему же она не может его простить, встретить приветливо в его же доме, передать ему бразды правления?
Ответ, к сожалению, был прост. Если Джек возьмет управление поместьем в свои руки, ей нечего будет делать, некуда идти. Даже если бы весь мир был у ее ног, но в нем не было бы Джека и Колтрейн-Хауса, она предпочла бы умереть.
Щетка для волос вдруг замерла на полпути: она неожиданно поняла, что не была абсолютно честна с самой собой. Если бы это было нужно, она прожила бы и без Колтрейн-Хауса. Она могла бы прожить вообще без всего. Но только не без Джека. Без него она не может быть счастливой. Она боготворила его, когда была ребенком. А как женщина — да поможет ей Господь — она его любит. Любит так, как предназначено женщине любить мужчину. А влюблена в него она была с четырнадцати лет, но он об этом и не подозревал.
— Извини, Джек, — наконец выдавила она, положив на колени щетку и стараясь не смотреть на него. — Я не должна была этого говорить. Поговорим о чем-нибудь другом, ладно? Хани сказала мне, что дом полон раздраженных джентльменов в башмаках на высоких каблуках и дюжих мастеровых, нанятых в ближайшей деревне. И я видела кого-то на крыше, когда шла из конюшни. Что ты собираешься делать, Джек?
Он поднялся с кресла и, взяв у нее с колен щетку, встал за ее спиной и начал водить щеткой по ее волосам, как он делал это тысячу раз, когда она была ребенком. Он работал медленно, осторожно, распутывая ее влажные волосы. Он всегда о ней заботился. Так хорошо о ней заботился.
Мери затаила дыхание и постаралась не отклоняться назад — туда, где были его руки. Она пыталась думать, слушать и ничем себя не выдавать, чтобы не спугнуть его. А то, чего доброго, выскочит с криками из спальни.
— Ты знаешь, что я собираюсь делать, Мери? — Она сидела с закрытыми глазами, обуреваемая незнакомыми ей ощущениями, которые так ее пугали, что она почти забывала дышать. — Я поклялся восстановить Колтрейн-Хаус, и я это сделаю. Но мне нужна твоя помощь, Мери, если ты, конечно, захочешь помочь.
— Моя… моя помощь? — В этот момент она себя ненавидела. И его ненавидела. Как же могло быть иначе, если она вдруг почувствовала, будто земля уходит у нее из-под ног и она проваливается в какое-то глубокое, темное, неизвестное и опасное место. — Разве я и так не делаю достаточно?
Наклонившись, он взял ее руку и провел большим пальцем по мозолям на ее ладони.
— Ты делаешь даже слишком много, Мери. Настало время — давно настало — рассуждать здраво. Пора поделить ответственность за Колтрейн-Хаус. Не потому, что ты не справляешься или поместье в плохом состоянии. Все наоборот. Но я вернулся домой и знаю, как им управлять. Мы с Уолтером оставили в Пенсильвании два огромных имения на управляющих, чтобы иметь возможность приехать в Англию.
Пытаясь вернуть себе душевное равновесие, Мери решила, что для этого лучше всего будет оскорбить Джека.
— Хвастаешься, Джек? Это на тебя не похоже. Но я не могу претендовать на то, чтобы понимать тебя теперь, или ты сам должен признать, что уже не тот Джек, которого мы оба помним.
— А ты не та Мери, — парировал Джек и, найдя в ее волосах узелок, стал осторожно его расчесывать.
Да, он всегда хорошо о ней заботился. Но это не было влюбленностью. Внезапная боль пронзила ее сердце. Хорошо, что она сидит, иначе наверняка упала бы.
— Та Мери, которую я помню, — услышала она откуда-то издалека голос Джека, — боготворила меня, плясала бы под мою дудку, только бы доставить мне удовольствие. Признаюсь, мне этого не хватает.
— Все мы взрослеем, — отрезала Мери, наклонив голову, так что волосы упали ей на лицо. Она уже пришла в себя и не хотела, чтобы он видел выражение ее лица. — Мы взрослеем, расстаемся с детством, с нашим прошлым.
Когда он закладывал ей за ухо прядь волос, его прикосновение было нежным. Потом его пальцы так же нежно пробежали по ее щеке.
— А как же наши мечты? С ними мы тоже должны расстаться, Мери?
«А если твои мечты никто не разделяет? — подумала она. — Значит, надо запрятать их как можно глубже».
Он убивает ее, убивает медленно, даже не подозревая об этом. Она повернула голову, чтобы взглянуть на него, хотя знала, что у нее в глазах стоят слезы. Но она вдруг перестала бояться, что он увидит, как ей больно. И она солгала. Постаралась, чтобы это была самая правдоподобная ложь в ее жизни.
— Нет, Джек. Мы прячем их подальше — те, что еще можем спасти. Мы прячем их рядом с неосторожными обещаниями, про которые кто-то либо решил забыть, либо просто растоптал. Я все еще мечтаю, Джек. Это правда. Но эти мечты отличаются от тех, что были в моем глупом, беззаботном детстве. — Она набрала побольше воздуха, потом выдохнула и намеренно солгала: — И тебя в этих мечтах уже нет.
— Я так и предполагал.
— Однако, — упрямо продолжала она, боясь потерять мужество. Она скажет ему то, что он от нее ждет. Она всегда так поступала и впредь будет то же самое. Но она не подозревала, что цена будет столь высока. — Однако, — повторила она, это не означает, что я не знаю, чего ты добиваешься, или не понимаю, что последние две недели — последние пять лет — веду безнадежную борьбу. Я отдам тебе управление поместьем, а себя похороню под грудой обоев, тканей и картин, как ты этого хочешь. Если мне нельзя быть хозяйкой поместья, я буду его любовницей — во всяком случае, до тех пор, пока ты не найдешь еще какой-нибудь способ посягнуть на мои права.
— Господи, Мери, о чем ты говоришь? Я вовсе не этого хочу от тебя. Я…
— Нет, конечно. Ты представлял себе все по-другому. Ты хотел, чтобы я согласилась аннулировать наш брак, а потом просто ушла.
Его глаза блеснули гневом.
— Брак не имеет к этому никакого отношения. И не имел. Во всяком случае, больше не имеет. Я беспокоюсь о тебе, Мери. Я действительно строил всякие планы, но мне и в голову не приходило, что ты захочешь остаться в Колтрейн-Хаусе, как только я вернусь.
Он рванул себя за воротник, потому что прядь волос зацепилась за галстук и мешала ему, и Мери неожиданно увидела прежнего Джека — более молодого, того, которого она помнила и боготворила. Ей бы надо его ненавидеть за то, что он такой болван и не видит того, что у него под носом. Но как же она может его ненавидеть? Ведь она его так любит, так желает ему счастья — больше даже, чем себе самой.
— А почему бы я захотела уехать, Джек? Это всегда был мой дом. — Она взяла его за руку.
— Знаю, знаю, — вздохнул он, стискивая ее пальцы. — Но после всего, что случилось и я позволил своему отцу завлечь нас в ловушку и женить, а потом сбежал, оставив тебя одну, я полагал, что ты захочешь уехать отсюда в ту же минуту, как это станет возможным. Сбежать от меня. Начать новую жизнь, забыть прошлое и все то уродливое, что было.
Он не понимает. Он действительно не понимает.
— Уродливое? Я не помню ничего уродливого, Джек, хотя ты, кажется, этого не понял до сих пор. Но все твои умозаключения относительно того, что для меня лучше, основывались на том, что ты верил, будто я навсегда останусь послушным ребенком, разве не так? Что я никогда не вырасту, что всегда буду той же уступчивой сестричкой, которая обожает своего старшего брата, смотрит ему в рот и ловит каждое его слово, будто оно золотое. Ты ведь именно так думал?
Он провел дрожащим пальцем по ее щеке.
— Моя сестричка? Думаешь, я и сейчас так считаю? Когда я на тебя смотрю, Мери, после всех этих лет, что я помнил тебя младенцем, а потом ребенком, ты думаешь, я и вправду вижу сестру?
Он смотрел на нее долгим взглядом, и она неожиданно почувствовала, что ей необходимо потуже запахнуть на груди не по размеру большой халат. Он побледнел, увидев этот жест, и, опустив руку, отвернулся.
Она взяла щетку, возобновив свое обыденное занятие. А Джек встал и молча вышел из комнаты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ожидая тебя - Майклз Кейси



мне понравилось)))
Ожидая тебя - Майклз Кейсиалина
24.07.2012, 0.52





ММммм аш мурашки по спине....прекрасный, очаровательный роман, читая его я отдыхала душой! Спасибо автору за шедевр который стоит того что бы его читать и им наслаждаться!Он приносит радость и счастья!
Ожидая тебя - Майклз КейсиНаталья Сергеевна
29.08.2012, 15.10





Kakaja prijatnaja skaska!!rn8/10
Ожидая тебя - Майклз КейсиZhenja
30.08.2012, 16.07





тягомотина.... Скучно... не советую!!!
Ожидая тебя - Майклз КейсиЮЮЮ
6.09.2012, 18.17





Согласна с первым отзывом. С трудом дочитала. История надумана. не логична.Не советую!!
Ожидая тебя - Майклз Кейсисветлана
9.02.2013, 17.32





Неплохой роман. Легкий, немножко забавно с этими привидениями.
Ожидая тебя - Майклз КейсиTasha
21.07.2013, 22.41





Сначала, живенько так читалось (глав 5-6), а потом... надоело. Из главы в главу, одно и тоже...растянуто неимоверно.с привидениями, на мой взгляд, перебор. главная героиня с каждой последующей главой бесила меня все больше.в итоге я поняла, что не хочу знать чем все это кончится. потому что кончится happy end-ом, а мне хотелось бы, чтоб г.г-й удавил г.г-ню!!!
Ожидая тебя - Майклз КейсиЛиля
20.12.2013, 19.10





Целиком согласна с Лилей. Видно у них там за бугром воровство управляющих такая редкость. Шерлок ворует примитивно как дилетант.Поучились бы у наших. Еще полководца М.И. Кутузова обобрал его управляющий и так сбежал, что его не нашли. А уж по сравнению с нашими олигархами этот Шерлок показался бы мышонком.
Ожидая тебя - Майклз КейсиВ.З.,66л.
28.02.2014, 10.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100