Читать онлайн Ожидая тебя, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ожидая тебя - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ожидая тебя - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ожидая тебя - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Ожидая тебя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Джек увидел Мери, скачущую на коне через поле, с развевающимися на ветру волосами.
Он научил ее ездить верхом. Он вообще научил ее многому, Мери была способной ученицей. Тем не менее, сердце Джека сжалось, когда Мери, пригнувшись к шее лошади, направила ее на невысокие, из пяти бревен, ворота.
— Чертова соплячка, — процедил Джек сквозь стиснутые зубы и увидел, как лошадь вместе с всадницей взлетели в воздух, с легкостью преодолели препятствие и приземлились на противоположной стороне. Сердце Джека чуть было не остановилось.
Неужели у него в жизни не будет ни минуты покоя?
Он дома почти два дня. За это время на него наставили ружье, уверили, что в люстре большой гостиной живут привидения. На него накричали и осадили. Он сделал несколько неверных предположений, выставил себя ослом по крайней мере дважды, и его спихнули в воду. Да, его — правда, всего лишь на мгновение — перехитрил Генри Шерлок.
В общем, он провел два весьма насыщенных дня.
Настроение намного улучшилось, и он решил предпринять самую что ни на есть глупейшую попытку: попытаться поговорить с Мери спокойно и разумно.
Признаться, он страшно боялся этого разговора.
И боялся этой полуребенка-полуженщины. Сейчас он мог себе в этом признаться. Тогда он был слишком молод, чтобы понимать, что ему делать с Мери, как заставить ее перестать боготворить его, как самому уберечься от того, чтобы считать ее более чем сестрой… Как он ненавидел себя за то, что думал о ней не как о сестре…
Джек искал с Мери встречи — хотя отлично знал, где ее найти, — и боялся этой встречи. Они слишком хорошо знали друг друга. Так же как Мери знала, чем привести его в бешенство и как утихомирить, так и он знал, что она склонна думать и как может поступить. Когда не могла справиться со своим настроением, она убегала на конюшню, седлала лошадь и начинала носиться по полям. Вот и сейчас он был уверен, что знает, куда именно она мчится.
Он не ошибся. Она ехала на кладбище, где были похоронены Клуни и Клэнси, чтобы посидеть с ними и поговорить. Джек надеялся, что она не сможет заставить их отвечать ей.
— Я тоже по ним скучаю, дорогая, — сказал он вслух, глядя, как она поднимается на холм, на вершине которого было огорожено кладбище. Неожиданно в его голове возникли образы Клуни и Клэнси — такие, какими они были, когда он впервые их увидел. Два чудака в театральных костюмах. В тот вечер они вошли в детскую и в его сердце и жизнь.
Джек поехал медленнее, предаваясь воспоминаниям о том, как Клэнси любил цитировать строчки из Шекспира, когда они втроем сидели по-турецки на полу и уминали деликатесы, которые стащили на кухне.
Он вспомнил, как Клуни, по уши влюбившись в Мери, пел ей колыбельные песни, нянчил ее, чтобы Джек мог хотя бы немного поспать.
Актеры обогатили жизнь Джека. А может, и спасли. Клэнси отказался ради него от сцены, хотя от Шекспира отказываться не собирался. Он устраивал представления для Джека, принимая позу то короля, то хнычущей женщины, то еще кого. Маленький Джек считал его настоящим волшебником.
— «Песья мокрая ноздря с мордою нетопыря, лягушиное бедро и совиное перо», — вслух процитировал Джек. Строчка всплыла в памяти сама собой, и Джек улыбнулся. В первый раз после их смерти он смог подумать с улыбкой о своих друзьях. Это было так приятно.
Он подъехал к воротам, которые с легкостью перескочила на своей лошади Мери, и отпер их. Он тоже смог бы преодолеть этот барьер. Но войти в открытые ворота показалось ему более приличным.
К тому времени как Джек обошел холм, стараясь как можно дольше не попадаться на глаза Мери, девушка спешилась и привязала лошадь к дереву. Она стояла на коленях на земле перед небольшими, все еще новыми могильными камнями, которые — Джек был в этом уверен — украшали последнее убежище актеров бродячей шекспировской труппы — Клуни и Клэнси.
У основания каждого камня лежал букетик полевых цветов. Мери прибирала могилы и при этом что-то говорила — Джек не расслышал, что именно. Наверное, молилась.
Лошадь Мери почуяла приближение жеребца и заржала. Мери вздрогнула и обернулась, чтобы посмотреть, кто вторгается в ее уединение.
— Ты? — воскликнула она в гневе. — Тебя не было пять лет, Джек, а теперь ты впился в меня, как колючка в одежду. Разве тебе не понятно, что ты здесь лишний?
— Понятно, Мери. — Джек подошел к ней. — Сначала мне на это намекнули, когда на пороге дома на меня наставили ружье, заряженное маленьким чудовищем, которое заявило, чтобы я убирался. Но когда до этого чудовища дошло, что я не собираюсь уходить и привез с собой кучу денег, чтобы решить все проблемы, мне было разрешено остаться. В моем собственном доме.
— Мы это уже обсуждали. Все кончено. — Мери встала, собираясь уйти. Но Джек ее опередил и, схватив за локоть, удержал возле себя. — Отпусти, Джек. Неужели ты не понимаешь, что в данный момент мне противно тебя видеть? Мне следовало бы оставить вас с Киппом, чтобы вы разодрались с ним в клочья, но Кипп не сделал ничего плохого. А ты сделал. Всегда только ты.
Но ее обличительная речь не произвела на него никакого впечатления. Это удивило даже его самого. Ему следовало бы рассердиться за то, что его встретили дома так, будто он зачумленный.
— Я знаю, что был не прав, Мери. Но то, что я уехал, было правильно. Мы оба знаем, что у отца не было другого выбора, как отправить нас всех на виселицу. — Это была неполная правда, но пока для их разговора этого было достаточно.
Он посмотрел на могильные камни, и печаль пронзила его сердце, его душу. Потом он опять взглянул на Мери и позволил ей увидеть эту печаль в своих глазах.
— Но я был не прав, уехав так надолго. Я не стану просить у тебя прощения. Ты вряд ли меня простишь. Но я прошу оставить все, что было, в прошлом, Мери, потому что это важно для Колтрейн-Хауса.
Она долго смотрела на него, потом опустила голову и прикрыла глаза длинными, густыми ресницами. Догадывается ли она о том, как она привлекательна? Наверное, догадывается. Определенно догадывается. Она не только выросла за эти пять лет, она сделала больше — стала такой, какой обещала стать еще тогда, когда он начал пугаться своих чувств. Она научилась быть женщиной, и никакие старые рубашки и бриджи не могли этого скрыть.
— Полагаю, ты прав, Джек. Спорами прошлого не изменить. Но ты, по крайней мере, мог бы привезти мне какой-нибудь подарок. — Он смотрел, как ее улыбка становится все шире и шире, превращая ее в ту Мери, которую он помнил, в ту самую Мери, которая всегда умела вить из него веревки, чарам которой он был бессилен противостоять.
— А я и привез, — признался он. Они оба сели в густую, нагретую солнцем траву. — Я привез тебе куклу. Самый подходящий подарок для жены, тебе не кажется? Просто удивительно, как человек может заблуждаться. Особенно если постарается.
— Куклу? Ах, Джек, как ты мог? — Она хихикнула — Я никогда не играла в куклы. Я была слишком занята, гоняясь за тобой и Киппом и делая вашу жизнь невыносимой.
— Это верно. — Он провел пальцем по ее щеке. — Ты помнишь, как мы однажды заперли тебя в твоей комнате, чтобы пойти на охоту без тебя?
— Это когда я неожиданно появилась в поле и начала орать и распугала оленей? Помню. Вы чуть было не застрелили меня по ошибке.
— По ошибке? — поддразнил он ее. — Ну да, ты вспоминаешь об этом случае именно так.
— Кипп до сих пор пристает ко мне, чтобы я сказала, как мне удалось выбраться из комнаты. Но я ему не рассказала. Ему хочется думать, что я связала простыни и спустилась по ним из окна. Но это же смешно: от моего окна до каменных плит вокруг дома не менее тридцати футов. Я бы голову себе разбила, если бы решилась на такой глупый поступок.
— А как же тебе все-таки удалось? Я сам не раз об этом думал. Тебя Хани выпустила, так, что ли?
Мери провела пальцем по траве.
— Нет. Это был бедняжка Клуни. Я иногда пользовалась им без зазрения совести, хотя и любила очень. И сейчас люблю, — тихо добавила она, посмотрев на могильные камни.
— Клуни? А он клялся, что и близко не подходил к твоей комнате в тот вечер. Вот плут, — улыбнулся Джек. — Правда, я и сам не раз использовал Клэнси, чтобы он меня прикрыл, когда меня искал Алоизиус, а мне хотелось пойти порыбачить с Киппом, вместо того чтобы зубрить латинские глаголы.
— Стало быть, нам обоим незачем извиняться, да? Ты пойдешь первым или это сделать мне?
Джек посмотрел сначала на Мери, потом на камни.
— Ты хочешь сказать, что они здесь? Я думал, что они поселились на люстре в большой гостиной.
Мери наклонилась к нему, и озорной огонек блеснул в ее глазах.
— Они могут быть где угодно, Джек. В доме, в конюшне, у ручья. Здесь. В любой точке поместья. Они тебя слышат, видят и могут что-нибудь с тобой сделать. Если ты им нравишься, то это будет добро, а если нет… Джек, ты и вправду хочешь узнать?
— Я не чувствую запаха камфоры, Мери, — ответил он, желая сделать вид, что верит во всю эту чепуху, потому что она в нее верила и была счастлива. — Разве ты не говорила, что если слегка пахнет камфорой, значит они… рядом?
Мери была явно разочарована таким ответом и нахмурилась:
— Неужели ты не чувствуешь запаха, Джек? Как, должно быть, они огорчены. Не мог бы ты хотя бы попытаться в них поверить? Я думаю, им необходимо, чтобы ты в них поверил, тогда они дадут тебе знать, что они здесь. Может, ты поговоришь с ними?
Джек покачал головой:
— Нет, Мери, я не стану с ними говорить. Ты в это веришь, и этого достаточно. Просто… когда будешь опять с ними разговаривать — а я уверен, что будешь, — попроси их не появляться в моей комнате. Как-то не хочется, чтобы кто-то подсматривал, как я чищу зубы.
— Какой же ты упрямец, Джек. Но меня это не волнует. Когда-нибудь ты мне поверишь. А теперь давай на время прекратим дискуссию о привидениях. Ты ведь хотел о чем-то поговорить? О Киппе? О нашем дорогом друге Киппе?
— На самом деле, Мери, — честно признался Джек, — как раз о Киппе я меньше всего собирался с тобой говорить. Поскольку думаю, что он почти влюблен в тебя.
Мери молча встала, подошла к старому могучему дубу и, прислонившись к его стволу, стала смотреть на расстилавшиеся внизу поля.
Джек проводил взглядом ее стройную фигуру, подождал, пока она успокоится, и, встав рядом, тоже стал любоваться землей Колтрейна.
— Как ты к нему относишься, Мери? Что чувствуешь? — тихо спросил он в надежде, что она захочет поговорить, а не отделается либо шуткой, либо какой-нибудь тирадой. — Он хороший человек. Почему бы тебе не стать свободной, чтобы позволить себе думать о том, что ты хочешь быть с ним?
— Кипп был здесь, Джек. Он всегда был здесь, никуда не уезжал. Если ты помнишь, его мать разрешала мне жить у них каждый раз, когда твой отец приезжал в Колтрейн пьянствовать со своими дружками. Кипп помогал мне научиться управлять поместьем, найти общий язык с арендаторами. Он заставлял меня смеяться, скрашивал мое одиночество. Он… он обнимал меня, когда я плакала.
— Понимаю. Значит, ты его любишь. Кто бы мог поверить — наш бесшабашный Кипп стал мужчиной, а я смалодушничал и сбежал?
— Я знаю, почему ты уехал, Джек. У тебя не было выбора. А у меня не было другого выбора, как остаться здесь. Я так долго тебя ждала, что начала ненавидеть тебя и желать, чтобы ты никогда не возвращался. — Ее голос упал почти до шепота. — Теперь ты приехал, и нам обоим надо как-то с этим справляться, ты не находишь? Но ты ошибаешься. Я люблю Киппа, и всегда буду любить. Но я в него не влюблена, и он не влюблен в меня.
Джек не знал, что ответить, и потому промолчал. Он просто стоял и смотрел, как Мери вскочила на лошадь и умчалась прочь.
Мери была права. И Кипп был прав. Сколько бы он ни убеждал себя, что так было нужно, он отсутствовал слишком долго. Он мог вернуться домой уже два года назад, когда до него дошел слух о смерти отца. У него уже в то время было достаточно денег — не то чтобы огромное состояние, но более чем достаточно. А ему хотелось иметь еще больше. Ему хотелось вернуться домой не просто богатым, а героем, который приехал, чтобы спасти поместье. И чтобы у него были ответы на все вопросы.
Вернувшись, он снова медлил, не зная, что сказать Мери, как с ней обращаться после стольких лет. Что говорят в таких случаях жене, которая вовсе не жена, сестре, которая не сестра… повзрослевшему ребенку? Как ему забыть, что она была свидетелем самого страшного в его жизни унижения?
Он подождал, пока Мери скрылась из виду, сел на своего жеребца и поехал в противоположную сторону… оставив привидениям самим разбираться в том, что они видели и слышали.
— Ты слышал, Клэнси? Тебе больше нельзя сидеть на спинке кровати и вздыхать, пока мальчик спит. — Клуни и Клэнси сидели каждый на своем могильном камне.
Клэнси был одет в траур — это, ему казалось, соответствовало ситуации. Огромный черный плащ свисал с его худых плеч. Однако Клуни был одет в костюм горничной. Эту горничную друзья часто использовали в своих представлениях.
type="note" l:href="#FbAutId_6">[6]
. В ярко-желтом парике и полосатом платье Клуни выходил на авансцену и объяснял деревенской публике, что означали те или иные гениальные строки Шекспира.
— На самом деле он не это имел в виду, — запротестовал Клэнси, забросив один конец плаща через плечо. — Он же в нас не верит, стало быть, его слова были лишь шуткой.
— Возможно. Нам повезло, что они не целовались, — сказал Клуни задумчиво — Помнишь день, когда Максвелл поцеловал миссис Максвелл на кухне? Блям! И мы оба приземлились мягким местом в кладовке. Эти поцелуи еще хуже, чем икота. От них нас начнет бросать из стороны в сторону. Даже и не знаю, где мы окажемся, если Мери и Джек вдруг решат поцеловаться.
— По-моему, не стоит беспокоиться о том, что они поцелуются, во всяком случае, еще какое-то время… к сожалению, — вздохнул Клэнси. — Полагаю, достаточно уже того, что в спорах они улыбаются, даже подшучивают друг над другом. А целоваться еще не настало время. И это вина Ужасного Августа, который силой заставил их сделать то, что случилось бы совершенно естественно и без него. Мой бедный, бедный, Джек. Я смотрю на своего мальчика, и у меня сердце разрывается от боли за него.
— Ты хороший человек, Клэнси. — Клуни похлопал друга по плечу. — Может, даже великий.
— Спасибо. Я рад, что провожу свою вечную жизнь с тобой, дорогой друг. У тебя доброе сердце. Но как же мне грустно, Клуни. Мы с тобой умерли и не можем помочь. Такое ощущение, будто мы умираем каждый день. Все, что нам остается, — это наблюдать, как мы гнием.
Клуни глянул на свой могильный камень, на котором сидел, потом на землю у его подножия.
— Нет, пока этого не случилось. Хочешь на это посмотреть, Клэнси? Глянуть одним глазком, как мы там поживаем? Нет, лучше не надо. — Он прижал руки к груди, как всегда делал перед тем, как произнести речь. — «До какого убожества можно опуститься, Горацио! Что мешает вообразить судьбу Александрова праха шаг за шагом, вплоть до последнего, когда он идет на затычку бочки?»
Клэнси счел предложение Клуни и цитату из «Гамлета» совершенно неуместными. Поэтому он дал приятелю хорошего тумака, так что пухлое привидение летело кувырком до тех пор, пока не очутилось в дупле дерева, да так, что виден был только его зад.
— Вылезай оттуда, бесформенный, слоноподобный олух. Нам пора возвращаться в дом, чтобы увидеть, не наделают ли Мери и Джек еще больших глупостей. С одной стороны, они пытаются быть честными, а с другой — не говорят о том, что их на самом деле мучает.
Клуни перевернулся в дупле и высунул голову.
— Вот этого они точно не сделают, Клэнси. Они только еле-еле начали, но в конце концов все кончится хорошо. Как у меня, — закончил он, выпутываясь из ветвей, отряхиваясь и поправляя парик. Он широко раскинул руки и улыбнулся. — Видишь?
Хорошо, что ни во что не верящий Джек и его горячий жеребец были далеко и ничего не слышали, потому что Клэнси, посмотрев на Клуни, издал громкий стон и закрыл лицо руками.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ожидая тебя - Майклз Кейси



мне понравилось)))
Ожидая тебя - Майклз Кейсиалина
24.07.2012, 0.52





ММммм аш мурашки по спине....прекрасный, очаровательный роман, читая его я отдыхала душой! Спасибо автору за шедевр который стоит того что бы его читать и им наслаждаться!Он приносит радость и счастья!
Ожидая тебя - Майклз КейсиНаталья Сергеевна
29.08.2012, 15.10





Kakaja prijatnaja skaska!!rn8/10
Ожидая тебя - Майклз КейсиZhenja
30.08.2012, 16.07





тягомотина.... Скучно... не советую!!!
Ожидая тебя - Майклз КейсиЮЮЮ
6.09.2012, 18.17





Согласна с первым отзывом. С трудом дочитала. История надумана. не логична.Не советую!!
Ожидая тебя - Майклз Кейсисветлана
9.02.2013, 17.32





Неплохой роман. Легкий, немножко забавно с этими привидениями.
Ожидая тебя - Майклз КейсиTasha
21.07.2013, 22.41





Сначала, живенько так читалось (глав 5-6), а потом... надоело. Из главы в главу, одно и тоже...растянуто неимоверно.с привидениями, на мой взгляд, перебор. главная героиня с каждой последующей главой бесила меня все больше.в итоге я поняла, что не хочу знать чем все это кончится. потому что кончится happy end-ом, а мне хотелось бы, чтоб г.г-й удавил г.г-ню!!!
Ожидая тебя - Майклз КейсиЛиля
20.12.2013, 19.10





Целиком согласна с Лилей. Видно у них там за бугром воровство управляющих такая редкость. Шерлок ворует примитивно как дилетант.Поучились бы у наших. Еще полководца М.И. Кутузова обобрал его управляющий и так сбежал, что его не нашли. А уж по сравнению с нашими олигархами этот Шерлок показался бы мышонком.
Ожидая тебя - Майклз КейсиВ.З.,66л.
28.02.2014, 10.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100